Респект коммунисту Воронину от фронтиста Нантоя

Если бы Воронин тогда, в 2003 году, не отказался бы подписывать «Меморандум Козака», то и парафирование Соглашения об Ассоциации с ЕС в Вильнюсе, через десять лет, не состоялось бы.

Почитавши “комменты» к своей писанине Оппозиция - да, но не альтернатива, я возбудился еще раз, творчески. Без «Каберне». Тем более что и повод надвигается – 10-я годовщина героического неподписания Владимиром Ворониным документа, именуемого в политическом обиходе «Меморандумом Козака». Когда я пишу – «героического», то я вовсе не ёрничаю. Ибо, политический «замес» вокруг проблемы Приднестровья на тот момент был предельно «крутой».

Напомню, по памяти, некоторые детали. Во-первых, по итогам выборов от 25 февраля 2001 года, Владимир Воронин получил неограниченную власть – в Парламенте была послушная фракция ПКРМ, обладающая конституционным большинством (71 из 101 мест). Во-вторых, он сам стал Президентом, и все было «подмято» под ним.

В то же время, придя во власть, Владимир Воронин оказался типичным молдавским политиком – абсолютно неподготовленным решать какие-либо реальные проблемы своей страны и ее граждан. В проблеме Приднестровья, за каких-то полтора года Владимир Воронин использовал, казалось бы все – от тотального «слива» всего и вся, и до суетливых попыток «закрыть кислород» режиму, понадеявшись на словесные обещания Леонида Кучмы открыть совместные, молдо-украинские таможенные посты, вдоль границы с неподконтрольным Приднестровьем. Не получилось ничего.

Хочу быть честным перед самим собой – Воронин действительно пытался, в меру своего разумения, найти решение для проблемы объединения страны. Кто, к примеру, сейчас помнит его Указы от 10-го и 13-го февраля 2003 года, об «ассиметричной федерации»? Даже какую-то Конституционную Комиссию создали, с участием представителей обеих берегов. Однако, как и следовало ожидать, - все закончилось очередным «пшиком». По той простой причине, что Владимир Воронин оказался неспособным, как и все остальные молдавские политики, подняться до уровня, необходимого для решения этой проблемы.

И тут, возможно, во Владимире Воронине сработала генетически-номенклатурная память о тех временах, когда хитрые молдаване, привозя в Госплан СССР очередной ящик коньяка, решали проблемы целой МССР. Во время какого-то там Саммита СНГ, в Петербурге, в августе 2003 года по-моему, он заломал шапку перед Путиным, попросивши того помочь решить «проблему Приднестровья». На лавры баснописца Крылова я не претендую, но этот сюжет, по-моему, пока что остается неоцененным. Что ж, Путин в долгу не остался и, по итогам «челночной дипломатии» его доверенного лица, Дмитрия Козака, уже в ноябре месяце появился некогда знаменитый Меморандум.

Излишне теперь вспоминать, что и Парламент, и граждане Молдовы, и участники переговорного процесса в формате «5+2» (за исключением, естественно, России) были в абсолютном неведении того, что им было уготовлено.

«Меморандум Козака» сам по себе, даже оставшись неподписанным, достаточно интересен. Ибо, он отражает позицию России на предмет того, как она желает видеть «решение Приднестровского конфликта» - Республика Молдова, под предлогом решения этого самого «Приднестровского конфликта», должна была превратиться в какой-то федеративный «трехчлен», парализованный изнутри и с гарантированным российским военным присутствием.

В Кремле ставки были сделаны, поэтому, по-быстрому и по-свойски «нагнули» Игоря Смирнова. Который, обратясь к покорному «приднестровскому народу», заявил: «Осознавая ответственность за благополучие людей на обоих берегах Днестра, за скорейшее достижение взаимопонимания и согласия по всему комплексу вопросов, я обращаюсь к Президенту Республики Молдова В.Н. Воронину с предложением совместно подтвердить необходимость выполнения ранее подписанных в ходе переговорного процесса документов, способствующих выполнению Меморандума «Об основных принципах государственного устройства объединенного государства»».

Нельзя, конечно, утверждать, что в Кишиневе был такой же полный «одобрямс». Я сам, помнится, начал было суетиться. Совместно с Юрием Рошкой и другими оппозиционерами создали какой-то Комитет по спасению Конституции и территориальной целостности Молдовы. Однако, если быть честными, мы были на обочине политического процесса и ничто не мешало Воронину довести процедуру подписания Меморандума до конца.

Уже прилетел в Кишинев самолет с технической командой ВВП. Уже молдавский караульный взвод, в своих нелепых белых кальсонах, отрабатывал воинские почести для Русского Царя, в присутствие которого два его вассала – международно-признанный – Владимир Воронин, и «карманный» - Игорь Смирнов, должны были подписать этот клятый Меморандум. После чего, на проект молдавской государственности можно было положить то ли крест, то ли что-то другое (на три буквы).

Конечно, мы знаем, что в ночь на 25-е ноября, Владимира Воронина в его резиденции посетила дама – Хэзер Ходжес, Посол США в Республике Молдова, которая продемонстрировала ему какие-то полутораметровые факсы. Однако, как бы то ни было, последнее слово оставалось за Ворониным.

Утром 25-го ноября, наш пестрый Комитет вломился в Президентуру, требуя встречи с Ворониным. Самые отъявленные патриоты (без кавычек) уже готовы были ехать в аэропорт и ложиться на полосу, дабы не допустить приземления самолета с ВВП. Воронин согласился встретиться не со всем Комитетом (десятка три человек), а только с депутатами – Дмитрием Брагишем, Владом Кубряковым и Михаем Петраке. Через полчаса депутаты вернулись и огласили вердикт – Путин не прилетает, и Меморандум никто не будет подписывать.

30-го ноября нам было «Высочайше» позволено организовать на Площади Великого Национального Собрания митинг, в знак протеста против подписания Меморандума. Моросил противный осенний дождь, к микрофону один за другим выходили ораторы и клеймили оставшийся неподписанным Меморандум. Я от выступления отказался. И не только потому, что для этого нужно было заплатить какие-то деньги (1 600 лей, кажется). Просто, мне не захотелось изображать Анну Каренину, бросающуюся на рельсы после уже ушедшего поезда. Да и сами некоторые новоявленные «борцы», толпящиеся у микрофона, уж как то очень фальшиво клеймили Меморандум. Поэтому, пообтиравшись у трибуны, с чувством исполненного долга, я пошел домой, купивши по дороге бутылку того же «Каберне».

На Саммите ЕС в Вильнюсе, Наталья Герман, Министр Иностранных Дел и Европейской Интеграции будет ставить свою подпись (парафировать) на каждой странице Соглашения об Ассоциации Молдовы с ЕС. В 2003 году, десять лет назад, Владимир Воронин, заодно с государственным преступником Игорем Смирновым также парафировали каждую страницу «Меморандума Козака». Однако, благодаря Воронину, тот Меморандум остался неподписанным. Могу взять на себя смелость и предположить, что, если бы Воронин тогда, в 2003 году, не отказался бы подписывать «Меморандум Козака», то и парафирование Соглашения об Ассоциации с ЕС в Вильнюсе, через десять лет, не состоялось бы.

Так что, снимем шляпу перед мужеством Воронина, образца 2003 года – остановившегося у края пропасти, пусть даже и ценой вдребезги испорченных отношений с «самим» ВВП. И будем отслеживать поведение наших евро-интеграторов, образца 2013 года. Дабы увидеть не только парафирование Соглашения, но и его подписание, ратификацию и, главное – внедрение. Для общего блага граждан Республики Молдова. В том числе и тех, которые по призыву ПКРМ пришли 23-го ноября на Площадь Великого Национального Собрания. Мы же все в одной лодке – надо грести, а не раскачивать ее.

Обсудить