У коммунистов есть только один способ посрамить скептиков и критиков...

Их позвали на революцию, а революция — это радикальные преобразования. И что им в итоге сказали? Идите домой, мы позовем вас еще раз. Но так не делается. Если вы зовете людей, то позовите их один раз, и доведите дело до конца.

С промежутком в три недели в Кишиневе прошло два митинга, за действующую власть и за парафирование на саммите в Вильнюсе Соглашения об ассоциации с Европейским союзом, и против этой власти и против подписания в литовской столице каких-либо соглашений.

Первый митинг организовали партии, входящие в правящую Коалицию проевропейского правления, второй — оппозиционная Партия коммунистов. Цифры количества участников, которые приводят как организаторы, так и полиция, сильно разнятся, и доверять этим цифрам нельзя. Но чисто визуально, во втором митинге приняло участие не менее половины людей в сравнении с первым. Если на митинге КПП было 100 тысяч человек, то на митинге ПКРМ — 50 тысяч, если 80 тысяч — то 40 тысяч, и так далее.

В любом случае, ПКРМ собрала на свой митинг очень много сторонников, и это были другие люди по сравнению с теми, что пришли на митинг КПП.

Участников провластной акции можно условно разделить на три категории. Первая — это сами лидеры правящих партий и их ближайшее окружение. Про таких говорят - «в шоколаде при любом раскладе». Вторая — это активисты правящих партий. Они, если и не в шоколаде, как шефы, но тоже катаются, как сыр в масле. Третья — подневольное чиновничество, согнанное на митинг с помощью административного ресурса. Всех этих людей объединяет то, что они, в общем-то, довольны состоянием дел и не желают его менять. Им есть что терять, и они этого не хотят. Пусть все остается так, как есть — вот их кредо.

На митинге ПКРМ был совсем противоположный контингент. С лидеров партии, которые уже четыре года как не у власти, спесь посходила, и про них не скажешь, что они «в шоколаде». Остальные участники митинга точно не катаются, как сыр в масле.

На акцию 23 ноября вышли люди недовольные, по преимуществу, советского типа, желающие все поменять. Митинг 3 ноября был акцией довольных антисоветчиков, стремящихся удержать все так, как есть.

На митинге КПП все говорили по-румынски, было только одно выступление на русском языке. На митинге ПКРМ все говорили по-русски, было только одно выступление на молдавском языке.

На первом митинге звучали «Лимба ноастрэ», «Ода к радости» и саундтрек из «Титаника», на втором - «Вставай, страна огромная» и «День Победы».

Эти два митинга еще раз показали, насколько глубоко расколото молдавское общество даже без учета Принестровья.

Каждый участник митинга ПКРМ выглядел весомее каждого участника митинга КПП. За одного недовольного можно было дать трех, а то и пятерых довольных.

ПКРМ доказала этим событием, что она в состоянии абсорбировать практически весь протестный потенциал, существующий в Молдове. Вопрос в том, что с этим делать.

Требования ПКРМ известны: отставка КПП, досрочные выборы, отказ от подписания каких-либо документов в Вильнюсе, референдум о вступлении в Таможенный союз.

Власть легко и просто игнорирует все эти протесты и требования. КПП намеревается спокойно доработать до очередных парламентских выборов, которые должны пройти ровно через год — 30 ноября 2014 года. ПКРМ обещает продолжить то, что она называет революцией, дожать эту власть, добиться выборов уже в начале 2014 года и вернуться к власти. Почему у коммунистов должно все получиться, пока не понятно.

Пока все выглядит так, что ПКРМ будет и дальше оставаться в роли оппозиционной парламентской партии, которой придется ждать очередных выборов. Даже если коммунисты эти выборы выиграют, не ясно, что они собираются делать со своей победой.

Лозунг «Даешь Таможенный союз!» - это чистая геополитика, к тому же идущая вразрез с уставом партии, в котором говорится, что «ПКРМ выступает за европейскую интеграцию». На митинге коммунистов, наряду с призывами вступить в ТС, можно было услашать, что "власть скомпрометировала евроинтеграцию". Попытка ПКРМ как-то объяснить это раздвоение, заявляя, что «мы пойдем в Европу через ТС», выглядит весьма неуклюже. Получается, что коммунисты оболванивают народ точно так же, как либерал-демократы, которые пытаются выдать за интеграцию в ЕС партнерство, соседство и ассоциацию.

Если вы в «Восточном партнерстве», то вы не в ЕС. Вам нужно выйти из «Восточного партнерства» и добиваться статуса кандидата в члены ЕС, и только если вы получите такой статус, вы можете употреблять термин «евроинтеграция».

После того, как Украина сорвала стоп-кран на пути к Вильнюсу, все ждут, а поедет ли вообще президент Виктор Янукович на этот саммит. Если он не собирается ничего подписывать, то зачем ему ехать на саммит? Чтобы выслушивать попреки европейцев? Оно ему надо? Но если в Вильнюс не поедет Янукович, то весь саммит, если его вообще не отменят, превращается в ничтожное, бессмысленное мероприятие.

Две страны, Молдова и Грузия, которые могут парафировать соглашения с ЕС, сами по себе ничего не решают. Они решали бы что-то, если бы шли в пакете с Украиной, которая такое соглашение подписала бы. А без Украины кому они интересны?

Молдова могла бы быть интересной, если бы ей дали статус кандидата в члены ЕС, или хотя бы пообещали дать такой статус. Тогда молдаване бы знали: через 20 или 50 лет, может быть, и их примут в ЕС. Но ведь даже этого нет. Европа вообще ничего не дает. Она сформулировала свой посыл: вы — соседи, партнеры, не более того. А эти из КПП все долдонят и долдонят про евроинтеграцию. Но нельзя же держать весь народ за идиотов.

Главная причина, почему все так получается, состоит в том, что США не заинтересованы в «Восточном партнерстве». Даже к ГУАМу они проявляли больший интерес, но несмотря на это, ГУАМ умер. К «Восточному партнерству» США вообще ничего не имеют, а это значит что оно уж точно прикажет долго жить вслед за ГУАМом.

Европейский союз всегда рассматривал себя, как организацию, которая, в отличие от США, не хочет играть в геополитические игры. Германия отдала Украину и Молдову на аутсорсинг шведами, полякам и чехам, но те завалили все это «Восточное партнерство». Теперь канцлер Ангела Меркель вынуждена сама заниматься этой темой. Она заявляет, что хотела бы обсудить ее с президентом России Владимиром Путиным. Видно, до Меркель дошло, что авторы «Восточного партнерства» ее подставили. Она хочет понять, как вообще дальше выстраивать свою линию. Она подозревает, что у Путина есть какой-то план, и ей хотелось бы узнать от него самого, что это за план.

Внутри европейской бюрократии еще предстоит разбор полетов по поводу провалившегося «Восточного партнерства». Скорее всего, после выборов в Европейский парламент, выборов в парламент Молдовы и президентских в Украине этот проект просто закроют. Что будет дальше, никто не знает.

Если саммит в Вильнюсе обернется пшиком, то пропадает сам смысл существования КПП. Весной, после истории с «Пэдуре домняскэ» и череды скандалов в парламенте еврокомиссар Штефан Фюле сделал все, чтобы реинкарнировать этот альянс. Все это делалось «ради Вильнюса». Если в Вильнюсе вообще ничего не произойдет, то зачем нужна эта власть?

Но с другой стороны, на сегодня Таможенного союза для Молдовы не существует точно так же, как и Европейского союза. Даже если ПКРМ вернется к власти и скажет, что она хочет привести Молдову в ТС, это не значит, что ее туда возьмут. Могут не взять точно так же, как не берут и в ЕС.

Как говорят российские эксперты, президенты Белоруссии и Казахстана не горят желанием расширять ТС. Они не хотят брать туда даже Киргизию с Арменией, а к Украине относятся с недоверием, опасаясь, что она может развалить и эту организацию.

Молдове никто не поднесет членство в ТС на блюдечке с голубой каемочкой. Для начала ей зададут один простой вопрос: а какую добавленную стоимость вы можете привнести в нашу организацию? Зачем нам нужна самая бедная страна Европы, которая находится в состоянии перманентного бардака? И что ответят на это кишиневские власти? Помогите нам навести порядок? А зачем ТС эта головная боль? Ведь это же не Советский Союз, который заботился обо всех республиках, какими бы они ни были.

И в случае с ТС Молдова могла бы быть интересной в пакете с Украиной, но Украина ведь не собирается вступать в ТС. Украина органически не способна сделать какой-то однозначный геополитический выбор, потому что это грозит ей развалом. Молдова раскололась 20 с лишним лет назад, но даже в таком, «очищенном» от Приднестровья состоянии, она тоже не может сделать какой-либо выбор.

Когда говорят, что политики раскалывают общество, то переворачивают все с ног на голову. Политики, проповедующие взаимоисключающие идеи и программы, просто отражают реально существующий общественный раскол, который является первичным по отношению к политическим программам и действиям. Митинги КПП и ПКРМ тоже стали проекцией этого раскола.

Опросы общественного мнения показывают, что ПКРМ могла бы сегодня получить большинство в парламенте. И как она намерена реализовать эту власть? Помимо баталий вокруг геополитических галлюцинаций в виде несуществующих в природе европейской или евразийской интеграции, что намерена делать ПКРМ внутри Молдовы? Как она собирается наводить порядок во всем?

Люди устали от бардака. Они хотят работать и жить в условиях порядка, понимая, что будет через год, пять или десять лет. Как коммунисты будут обеспечивать работу, порядок и перспективу? Это совершенно непонятно. Они не могут внятно объяснить, чего они хотят, и как они собираются этого добиваться.

Участники митинга ПКРМ приехали в Кишинев с идеей перемен. Им четыре месяца рассказывали про грандиозный марш на Кишинев, похожий на марш Бенито Муссолини на Рим или марш Мартина Лютера Кинга на Вашингтон. Их позвали на революцию, а революция — это радикальные преобразования. И что им в итоге сказали? Идите домой, мы позовем вас еще раз. Но так не делается. Если вы зовете людей, то позовите их один раз, и доведите дело до конца. Или не зовите вообще, просто ждите уже очередных выборов, что вы, в сущности, и делаете.

Постоянно звать людей на митинги, которые почему-то называют революцией — это плохая тактика. Значит, Владимир Воронин сам не готов к радикальным переменам. Трудно от человека в его возрасте ожидать, что он бросится грудью на амбразуру. Но зачем тогда и другим морочить голову?

У коммунистов есть только один способ посрамить скептиков и критиков — таки сделать реальную революцию. Ждем-с.
pan.md

Обсудить