Болевые точки современной Молдовы

Бывает так, что человек долгое время чувствует себя нездоровым, испытывает большой дискомфорт от своего болезненного состояния, но всё не решается пойти, наконец, к врачу, чтобы выяснить, чем именно он хворает, что не так с его организмом, и начать правильное лечение.

Глотает какие-то таблетки, делает припарки, мучается и надеется, что ничего серьёзного у него всё же нет, что всё само собой обойдётся, всё и так, дескать, без врачебного вмешательства, переболит и пройдет. А между тем, такое «самолечение» крайне опасно, так как нередко приводит к тому, что болезнь обостряется, разрушает организм и всё кончается для больного очень плохо.

Вот именно на такого - больного, но упорно не желающего эффективно лечиться, - человека похожа сегодня Республика Молдова. В стране есть несколько застарелых, крайне болезненных и опасных проблем, которые никогда не решатся сами по себе, так как решить их можно только сообща, только совместно, с обязательным участием действующей власти, оппозиции и гражданского общества.

Однако и партии власти, и партии оппозиции, прекрасно зная об этих проблемах, всё время ходят вокруг да около, обходят их стороной, не предлагают механизмы их решения. Впрочем, не проявляет в этом деле должной активности и гражданское общество. Поэтому эти проблемы продолжают существовать и обостряться, постоянно тормозя и всё более замедляя поступательное развитие Молдовы.

Во-первых, это проблема несовершенства существующего порядка избрания Президента Республики Молдова. Уже почти 5 лет эта проблема генерирует политический кризис в стране. Лишь весной 2012 года, после нескольких отчаянных попыток, с большим трудом, Парламенту удалось собрать нужное для избрания Президента РМ количество голосов депутатов.

Тем не менее, нет никаких гарантий того, что после завершения мандата нынешнего Президента эта проблема не возникнет снова, так как найти голоса 61 депутата, чтобы избрать нового главу Молдавского государства, в расколотом все последние 10 лет практически пополам Парламенте Республики Молдова очень трудно.

Есть ли какой-то рациональный выход из этой крайне нездоровой ситуации? Несомненно, он есть. Для этого следует внести соответствующие изменения в Конституцию РМ, позволяющие впредь избирать Президента простым арифметическим большинством голосов депутатов Парламента. Учитывая тот факт, что Молдова сегодня практически является парламентско-президентской республикой, именно этот способ избрания Президента представляется наиболее оптимальным вариантом.

Есть, конечно, и другой вариант - всенародное избрание Президента. Сам по себе он очень неплох и вполне демократичен. Однако, если согласиться с этим вариантом, то надо будет весьма существенно расширить полномочия Президента, а с этим в Молдове согласны далеко не все.

Чисто гипотетически, есть и третий вариант - вообще отказаться от должности Президента, конституционно переформатировав Молдову в чисто парламентскую республику. У этого варианта есть свои сторонники, но противников пока всё же заметно больше.

Таким образом, у этой проблемы есть решение, причём не одно. Но вся беда в том, что ни у власти, ни у оппозиции, ни у гражданского общества Республики Молдова нет желания заняться её решением. Такое впечатление, что это никому не нужно, а потому в стране в любое время может снова разразиться острый политический кризис.

Во-вторых, это проблема названия государственного языка Республики Молдова, когда одна часть молдавского общества называет его «молдавским», как это записано в Конституции РМ, другая часть – «румынским», поскольку так решил Конституционный суд РМ, поставивший Декларацию о независимости 1991 года выше Основного закона страны, причём споры по этому вопросу становятся всё жарче, грозя перерасти в опасные конфликты.

Есть ли выход из этой ситуации, всё глубже раскалывающей молдавское общество? Думается, что есть. Учитывая столь значительную разность подходов к этой проблеме, необходимо искать разумный компромисс. Во время подготовки нынешней редакции Конституции РМ его уже предлагали - записать в ней два названия государственного языка - «молдавский - румынский», чтобы каждый мог называть язык своей страны так, как ему больше подходит.

Если этот вариант по каким-либо причинам не принимается, остается только один выход – провести Республиканский референдум, чтобы на нём сам народ смог определить название государственного языка своей страны.

Именно этим путём можно снять нынешнюю остроту данной проблемы и предотвратить опасность возникновения гражданского конфликта. Все остальные пути и способы неизбежно будут провоцировать нарастание противостояния в обществе.

В-третьих, это тянущаяся с лета 1992 года проблема «замороженного» конфликта в Приднестровье, о которую за истекшее время «сломали зубы», так и не добившись сколько-нибудь заметного успеха, не только молдавские политики, но и помогающие им в урегулировании представители России, Украины, ОБСЕ, США.

Решаема ли эта проблема вообще? После всех надежд и разочарований, всех взлётов и падений на пути её решения сказать что-то однозначно по этому поводу очень сложно. Пока ясно лишь одно - ни Кишинев, ни Тирасполь не предлагают конкретные пути её решения. Если, конечно, не учитывать идею «цивилизованного развода», выдвинутую нынешним главой Приднестровья.

Если Кишинев действительно хочет решить эту проблему, он должен быть более инициативным. Например, он может предложить со своей стороны что-то типа нового «Меморандума Козака», а также дорожную карту решения вопроса.

Но, увы, пока со стороны Кишинева нет никаких конкретных предложений. Вице-премьер Евгений Карпов, конечно, хороший дипломат, но для решения этой проблемы нужен не столько дипломат, сколько политик, чтобы найти к ней эффективные подходы.

Почему именно политик? Потому, что надо больше работать с людьми, чем с документами. Именно политик мог бы создать общую команду с представителями власти и оппозиции в Кишиневе, с участием гражданского общества, чтобы начать активно работать с бизнесом, с интеллектуальной элитой Левобережья, с приднестровскими политическими деятелями, общими усилиями искать варианты, приемлемые и для Кишинева, и для Тирасполя. Лишь в этом случае могут появиться шансы выхода на такую программу реинтеграции, которая всех удовлетворит.

Кстати, как известно, сегодня некоторыми политическими кругами выдвинута идея федерализации Молдовы (что-то вроде модернизированного «Меморандума Козака», также предполагавшего, фактически, создание федерации), но в ответ - опять лишь глухое молчание тех, кто должен решать. Может быть, у них есть другие варианты? Очень хотелось бы, в таком случае, чтобы они стали, наконец, достоянием общественности.

В-четвертых, это проблема внешнеполитической и экономической интеграции Республики Молдова. Куда ей идти – на Запад или на Восток, в ЕС или ТС?

Эта тема также стала сегодня предметом горячих споров между непримиримыми оппонентами, которые раскалывают молдавское общество. Безусловно, это очень важная проблема, так как она определяет исторический выбор страны.

Решать её надо, в этом все едины, но вот как? Ответ на этот вопрос, однако, весьма прост. Своеобразным референдумом по вопросу о выборе интеграционного пути Молдовы станут очередные парламентские выборы 30 ноября 2014 года. Победят на них сторонники евроинтеграции – значит, молдавский народ дал им мандат на продолжение сближения с ЕС. Выиграют эти выборы сторонники евразийского вектора - значит, народ дал право определить путь развития страны им.

Очень важно при этом, чтобы каждый гражданин Молдовы осознавал, что ему предстоит не только избрать новую власть, но и сделать выбор внешнеполитического и экономического интеграционного вектора страны.

В-пятых, это взаимоотношения власти и оппозиции. Более-менее нормальными отношения между властью и оппозицией в Республике Молдова были в конце 90-х годов, когда оппозиционная Партия коммунистов чувствовала себя довольно комфортно и играла значительную роль в политической жизни страны. Более того, левая ПКРМ довольно успешно выступала тогда вместе с некоторыми правыми правящими партиями против действующего Президента Петра Лучинского.

После прихода в феврале 2001 года к власти в Республике Молдова Партии коммунистов, местная оппозиция была разделена ею на «плохую» и «хорошую». С «хорошей» оппозицией правящая ПКРМ поддерживала более-менее нормальные отношения, держа её под контролем. С «плохой» же постоянно воевала.

После поражения на июльских парламентских выборах в 2009 году коммунисты оказались вне власти и им самим выпала незавидная роль «плохой» оппозиции. Сегодня между партиями власти и оппозицией идет бескомпромиссная война. Власть не хочет понимать проблемы оппозиции и сотрудничать с ней. Оппозиция не готова к компромиссам с властью.

Маловероятно, что можно решить эту проблему, призвав и власть, и оппозицию к дружбе и сотрудничеству. Лозунг «Ребята, давайте жить дружно!» явно не для них. Особенно накануне новых выборов. Но вот наладить более-менее цивилизованные отношения между властью и оппозицией всё же вполне возможно.

Для этого нужен «Закон об оппозиции», в котором должны быть чётко прописаны права оппозиционных партий. В первую очередь, это право на обязательное заслушивание на парламенте законопроектов оппозиции. Затем - право контроля. Контрольными функциями может быть председательство в парламентской Комиссии по бюджету и руководство Счетной палатой РМ. Оппозиция должна также руководить ЦИК РМ.

Так что, как лично мне представляется, названые выше «болевые точки» современной Молдовы вполне можно (и нужно!) излечить. Для этого необходимы желание и воля власти, оппозиции и гражданского общества. Необходимо понимание с их стороны, что эти проблемы постоянно отвлекают нас от решения таких важнейших вопросов, как борьба с коррупцией, экономическая и социальная модернизация, борьба с бедностью и т.д.

Если этого не сделать, наша страна, несмотря ни на какие мифические «истории успеха», ещё долго будет оставаться «больным государством» Восточной Европы, совершенно неспособным динамично развиваться и самостоятельно реформироваться.

Виталий Андриевский, политический аналитик

Обсудить

Другие материалы рубрики