Диалог российского политика Николая Старикова с молдавской общественностью

В связи с тем, что после выступления 10 декабря 2013 года в Кишинёве на встрече с молдавской общественностью российского политика, писателя и публициста, соучредителя Партии «Великое Отечество» Николая Викторовича Старикова у него завязалась с её участниками оживлённая, порой достаточно острая, но в основном доброжелательная, весьма длительная по времени дискуссия по многим актуальным проблемам политического, экономического и гуманитарного характера, представляющим значительный интерес практически для всех граждан Республики Молдова, независимо от их политических пристрастий и социального статуса, Редакция Информационно-аналитического портала AVA.MD посчитала целесообразным привести здесь некоторые из наиболее важных вопросов, заданных российскому гостю в ходе этой дискуссии, и его ответы на них.

Наталья Узун (журналист):

У меня к Вам вопрос, связанный с амбициозным названием Вашей партии – «Великое Отечество».

Это надо понимать как отражение большой мечты, живущей в душах людей, жалеющих о распаде СССР, оставшихся на территориях постсоветских государств, попавших сегодня в глубочайший кризис? Как отражение их мечты о том, чтобы снова создать утраченное Великое Отечество, способное успешно сопротивляться тому курсу, который навязывает нам сегодня ЕС?

Но что, скажите, может сегодня предложить всем этим людям Россия, которая сама переживает труднейший процесс адаптации к новым политическим и экономическим условиям?

Есть ли у вашей Партии «Великое Отечество» союзники, то есть идеологические партнеры, другие политические и общественные группы, готовые вместе с ней поддержать и обеспечить устойчивость России в её нынешней борьбе со всеми теми, кто ополчился против неё?

Николай Стариков:

Вопрос, конечно, очень серьёзный. Что Россия может сегодня предложить миру, какова национальная идея России? Сегодня это вообще одна из главных проблем российского общества - отсутствие формулировки национальной идеи. Причин этого несколько, но главная состоит в том, что Конституция Российской Федерации прямо запрещает государственную идеологию. А ведь государственная идеология во многом и есть национальная идея.

Поэтому сегодня, на фоне 20-летнего юбилея этой Конституции РФ, в российском обществе идут по этому поводу острые дискуссии. Есть мнение о необходимости модернизации действующей Конституции, так как в рамках её нынешнего действия невозможно добиться устойчивого развития страны.

Слишком много в неё напихали всякого и разного наши либеральные американские партнеры, которые помогали Борису Ельцину писать эту Конституцию. Кстати, писалась она под звуки выстрелов танковых пушек по Российскому Парламенту. Для строительства подлинной демократии это, конечно, не самый лучший аккомпанемент. Странно, однако, что наши американские и европейские партнеры «не услышали» эту канонаду.

Представьте себе, что в каком-то государстве на Западе, которое считает себя демократическим, решились бы вдруг пострелять из пушек по Парламенту. Ну, и какова будет реакция на это международного сообщества? Думаю, что введение «бесполетной зоны» над таким государством - это как минимум. А вот тут, в России, когда такое случилось, то демократический Запад сказал, что всё это хорошо, всё это совершенно правильно, а президент Борис Ельцин – вообще «великий демократ». Почему так? Да потому, что все преобразования, которые делал в России Борис Ельцин, полностью совпадали с теми желаниями, которые в отношении России имели западные государства.

Сегодня ситуация в России меняется, но она меняется, к сожалению, пока достаточно медленно, она не изменилась ещё до конца. Россия ещё не очищена полностью от либеральной идеологии, которая – по факту – является сегодня её государственной идеологией.

Большинство российских СМИ принадлежат либералам и ведут оголтелую антироссийскую пропаганду. Зачастую на государственные деньги. Сегодня можно найти в российских газетах, в российских информационных агентствах, на наиболее популярных сайтах в России неприкрытые информационные симпатии к тем, кто на Украине старается растащить как можно дальше друг от друга две части одного народа.

Парадокс? Нет. Просто российские либералы ничуть не лучше украинских либералов. Хозяева у них одни и те же, идеалы тоже. Это деньги. Украл деньги – уехал в Лондон. Не знаю, правда, куда бегут такие личности из Молдавии. Наверное, в Бухарест? В Лондоне им жить слишком дорого? В любом случае, миграция у всех либералов всегда в одну сторону. На Запад. Симпатии, соответственно, тоже. В России это уже многие понимают, это осознают.

Поэтому российские патриоты и государственники, в том числе и Партия «Великое Отечество», инициировали важный законопроект о запрете государственным чиновникам иметь счета за рубежом. Этот Закон уже принят Госдумой России, правда, в несколько иной редакции, но, тем не менее, сегодня многие чиновники, имевшие счета за рубежом, ушли из власти. Они выбрали виллу во Франции вместо служения Российскому государству. Это и хорошо. Кто не хочет служить своему государству, тот и не должен ему служить.

Процесс очищения России начинается. Но он идёт пока, действительно, медленно. Государственная идеология и национальная идея до сих пор не сформулированы. Партия «Великое Отечество» старается внести свой вклад в этот важнейший процесс. Есть прекрасная идея о народосбережении в России. Вся политика государства должна рассматриваться через одну призму: это способствует увеличению количества людей в Русской цивилизации, или же нет? Если да – это хорошо, если нет – это очень плохо.

Но, например, эксперты – либералы из Высшей Школы Экономики, которых в народе называют просто – «вши», предложили ликвидировать «материнский капитал». Это сумма где-то в размере 9-10 тысяч евро. И вот уже и Минфин РФ заявляет, что у него нет денег на эту программу, значит, с 2016 года надо эту программу свернуть. Но разве можно оценивать развитие страны деньгами?

А что они предлагают делать с этими деньгами? Они предлагают продолжать закупать на них американские долговые обязательства. С точки зрения либералов, это вполне разумно. От детей, дескать, только одни расходы, а по облигациям можно получать доходы. Поэтому либералы выбирают не детей, а облигации. Вот так и начинается вымирание нации. Есть такие вещи, которые нельзя мерить деньгами.

Процесс формирования национальной идеи в России идёт. Активизации этого процесса способствует тот факт, что сам Запад, отбросив прежние лицемерные маски, открыто стремится сегодня разрушить Россию, видя в ней оплот традиционных человеческих ценностей.

К России уже потянулись люди со всего мира по этой причине. Скоро из Франции люди будут ехать в Россию, чтобы не видеть всех тех сомнительных «европейских ценностей», которые у них вызывают отвращение. Этих мерзких гей-парадов, этого разврата и морального разложения, этого разрушения культуры. Нормальные люди будут переезжать в Россию. Она большая, в ней есть место для всех, кто хочет продолжать жить так, как жили их отцы и деды. Они хотят жить в стране, где никто не будет заставлять их делать то, что противоречит их традиционной морали и нравственности, их представлениям о добре и зле.

Вот это очень важно. Но к этому предстоит ещё придти. К консервативным ценностям надо добавить и геополитическую идею. Это происходит уже в процессе формирования Таможенного союза и Евразийского союза.

Желание ускорить процесс очищения России от либеральной мерзости во многом предопределило формирование Партии «Великое Отечество», которая намерена принять участие в следующих парламентских выборах в России. Надеемся за это время расширить своё влияние, завоевать политический авторитет, чтобы получить возможность изменить нынешнюю ситуацию в Россию, если сегодняшние политические силы не могут или не хотят менять её в нужном направлении

Юрий Рошка (политик, публицист):

Спасибо Вам за то, что Вы сегодня здесь, с нами. Я очень внимательно слушал всё то, что Вы говорили. Просто восхищен Вашей великолепной находкой – аббревиатурой «ПВО».

Наше молдавское общество длительное время находилось в ситуации духовного и интеллектуального поражения. Нам не хватало опыта, знаний, чтобы заменить эту пагубную либеральную идеологию чем-то другим.

Запад сам, своими действиями, встречающими непонимание и отторжение в нашем обществе, помогает нам сейчас возвращаться к консервативным ценностям. Это очень здорово. То отрицание либерализма, которое Вы перечислили, должно стать началом возрождения нашей страны.

Но тут есть маленькая заминка. Никого из нас не надо убеждать в том, что Вы правы в своей характеристике сути западного мира и европейской интеграции. Есть вопрос несколько иного характера. Наше общество делится сегодня на две примерно одинаковые группы. Это те, кто испытывает энтузиазм по поводу ЕС, и те, кто является сторонниками ТС.

Но вот недавно, в Минске, на встрече трёх президентов – России, Белоруссии и Казахстана, Назарбаев вдруг заявил, что его страна от членства в ТС уже потеряла 7 миллиардов. Так что, надо и нам здесь в Молдове над этим очень крепко подумать.

Хорошо, конечно, что и ТС, и Евразийский союз ещё только формируются, есть ещё время, есть возможность всё отшлифовать. Ведь молдавская экономика не может существовать без взаимодействия с российской и украинской экономиками, устоять самостоятельно перед натиском белорусской экономики. Мы – капля в море перед этим огромным экономическим пространством на Востоке. Поэтому я думаю, что упрошенные взгляды на будущее РМ, как потенциального члена ЕС, не годятся. Надо более настороженно к этому относиться. Здесь нужен серьёзный и объективный анализ.

Что касается западных ценностей, то там, на Западе, никаких ценностей нет. Запад сам находится сегодня в состоянии духовной оккупации, колонизации.

Я попытался кое-что написать о том, что для РМ может быть хорошо. Ассиметричные отношения с Россией для РМ очень важны. Меняем политику на экономику. На экономические преференции. Это очень важно. Я говорил об этом с рядом крупных экономистов.

Что Республика Молдова может предложить России? Очень просто - военное и политическое партнерство взамен экономических преференций. Это, конечно, не просто удешевление газа. Это и широкий допуск наших товаров на рынки стран ТС, прежде всего, России. Иначе мы станем колонией. Нужен очень серьёзный разговор о том, как надо Республике Молдова выстраивать экономические отношения с партнерами и на Востоке, и на Западе.

Согласен с Вами в том, что наши Конституции, и в России, и в Молдове, были просо переписаны с западных образцов. В 1994 году, когда в Молдове голосовали за Конституцию, я убедил лидера правящей партии, шуткой, вписать к неё, что браки в РМ заключаются между мужчиной и женщиной, а не между супругами. А из Европы пришло – между супругами. В Молдове сегодня либеральная Конституция, либеральные институции, либеральное законодательство. Но пришло время это менять, чтобы не повторить те же ошибки.

Николай Стариков:

Спасибо за столь обширный комментарий. Это даже не вопрос, а выражение мнения. Со многим нельзя не согласиться из того, что Вы сейчас сказали. Безусловно, прежде, чем принимать ответственные экономические решения, надо всё просчитать, понять, какие будут выгоды, и будут ли они вообще.

Об отсутствии такой выгодности я и говорю, когда критикую решения Молдовы или Украины об ассоциации с ЕС. Выгоды там для них нет никакой. А вот для ЕС – да, выгода есть.

Что же касается слов Президента Казахстана Назарбаева о якобы больших потерях для Казахстана от членства в ТС, то мне ничего об этом неизвестно. Может быть, это просто преднамеренно вырвано из контекста всего того, что он говорил, так как сегодня полным ходом и по одному и тому ж сценарию развертывается тотальная либеральная пропаганда, доказывающая, что ТС якобы и ненужен, и невыгоден.

Пытаются доказать, что «деньги там исчезают». Факты же говорят совсем о другом. Оперируют, например, такими смешными ссылками: до вступления Казахстана в ТС каждый его гражданин мог провезти беспошлинно из Китая до 2-ух тонн личного груза, а вот в России – только 20 килограмм. Сейчас Казахстан тоже перешел на российскую норму.

Ну и что же из этого следует? Какие потери? У кого? Разве все казахстанцы тащили на себе из Китая по 2 тонны груза? Или это делало только какое-то количество торговцев – челноков? А это, как говорится, две очень большие разницы. Для кого-то, конечно, это потеря. Но здравый смысл восторжествовал. Ведь челноки для экономики Казахстана никакой пользы не приносили.

В России либералы тоже кричат, что ТС якобы невыгоден для самой России. Да, Россия дотирует и Белоруссию, и Казахстан, снижая цены на свои природные ресурсы. Но на российском рынке уже полно товаров из Белоруссии. Будут, конечно, со временем и из Казахстана, когда они у него появятся. А вот из Украины товаров сегодня на российском рынке нет вообще.

Идёт нормальная экономическая жизнь, происходит восстановление единого экономического пространства. На Украине есть производство самолетов. Оно сегодня, будучи оторвано от смежников в России и других странах СНГ, умирает. Кто захочет сегодня купить украинские самолёты? Европа? Нет, конечно.

А вот Россия их купит. Она уже готова была их закупить. И для своей армии тоже. Но сейчас эти контракты не подписываются. Понятно, почему. Если Украина ассоциируется с ЕС, на украинском авиапроме можно будет поставить крест. Не будет контрактов с Россией - не будет и украинских самолетов.

Если Украина вступит в ТС, будет интегрироваться с Россией, то её авиационное производство не только восстановится, но и значительно расширится. Возвращения в единое экономическое пространство с Россией – это спасение для экономик Украины и Молдовы. На территории Украины после распада СССР осталось свыше крупных 700 предприятий ВПК. Но за все годы её «незалежности» они дали Украине лишь пару десятков танков для армии. И это всё. Они не могут дать сегодня современных вооружений, так как их бывшие смежники оказались за пределами Украины.

Сейчас популярен новый вариант известной шутки британского политика Уинстона Черчилля: «Украинское руководство приняло страну с атомной бомбой, а довело её сегодня до сохи». Ситуация именно такая, к сожалению. Есть, однако, здравый смысл, который заключается в восстановлении ЕЭП - единого экономического пространства. Россия приглашает всех к участию в ТС на равных условиях.

А вот ЕС нужны не равноправные партнеры, а только слуги. Поэтому и соглашения об ассоциации с ЕС для Украины и Молдовы – это неравноправные договоры. Да и вообще, надо понимать, что никто не собирается принимать их в ЕС.

Не примут, так как никто там не хочет нести за них ответственность после приема. И нести связанные с этим расходы. Ведь нужно будет вкладывать в эти страны большие деньги, давать им гарантии. Этого они там, в ЕС, совершенно не хотят.

Вот и машут морковкой у них перед носом. Никаких гарантий, никаких обязательств, но сами они, эти страны, что-то должны постоянно ЕС. Отдайте ЕС свои ресурсы сегодня, а завтра, может быть, и мы что-то для вас сделаем.

В ЕС нет сегодня денег даже на самих себя. Вот, например, Грецию финансируют из последних сил, и не знают, что с ней вообще дальше делать. Перестать финансировать нельзя – иначе рухнет евро. Продолжать финансировать – тоже когда-нибудь евро рухнет, когда они окончательно выдохнутся. Греки сами тоже не знают, что им дальше делать. Полный тупик.

В Европе выросло целое поколение людей, которые не могут и не хотят работать. Живут на социальные пособия. Это балласт. Испания, например, где безработица среди молодежи 25 процентов. Никогда не работали, в большинстве своём. Пьют пиво, смотрят футбол или корриду. Всё, тупик, и нормального выхода из него нет.

В качестве единственного выхода видится захват всё новых ресурсов и выкачивание их в пользу Запада. Примерно так, как это было в Древнем Риме. Хлеба и зрелищ для толпы. Нет хлеба – толпа устраивает беспорядки и смену власти.

Сегодня ЕС – это тот же самый Древний Рим. Аналогии тут уместны. Зрелищ много, но хлеб - прежде всего. Без хлеба никакими зрелищами власть от народа не откупится. Чтобы накормить народ – надо дать ему работу, надо найти ресурсы. Вот для этого Западу нужны объекты грабежа. Ассоциируют Украину и Молдову – значит, уничтожат здесь промышленность и сельское хозяйство, наполнят их рынки своими товарами.

Сегодня, например, Украина поставляет в Европу 3 миллиона тонн зерна. А после ассоциации с ЕС ей разрешат поставить (так записано в соглашении) только 1 миллион тонн. И так во всём. Квоты, ограничения. Это курс на убой национальной экономики.

Так что же, выходит, что люди, ратующие за ассоциацию Украины или Молдовы с ЕС, сами требуют уничтожения своей национальной экономики, своих рабочих мест?

Западные области Украины – преимущественно сельскохозяйственные, но они выступают за ассоциацию с ЕС. Совершенно не хотят понять, что это уничтожит их экономический потенциал, что это, фактически, самоубийство. Вот так. Думаю, что я ответил на ваш вопрос.

И, самое главное, что я хотел сказать – прошу называть меня товарищем.

Михаил Пойсик, экономический эксперт:

Передал в паузе Николаю Старикову в подарок свою книгу аналитических очерков «Молдова 2009-2012. Испытание реформами».

Подарок был Николаем Стариковым с благодарностью принят. По его словам, он с большим интересом ознакомится с этой работой, чтобы лучше понять происходящие сегодня в Республике Молдова политические и экономические процессы.

Александр Саинсус (НПО «LuRenOm»):

Готова ли Россия к переговорам с такими маленькими государствами, как Республика Молдова, о переходе к ассиметричному подходу в экономических отношениях?

ЕС при переговорах с национальными элитами стран, приглашаемых к ассоциации, предлагает им всегда что-то конкретное. А что предлагает им Россия?

Николай Стариков:

Мне лично непонятно, что такое «ассиметричное партнерство»!? Должно быть всегда что-то конкретное и равноправное, если это, конечно, именно партнерство, а не что-то совсем другое.

У России нет таких своих национальных товаров, которые боялись бы вытеснения с рынка товарами из Молдовы. Напротив, она может поглотить любое количество молдавских товаров. У Молдовы основной товар – сельскохозяйственная продукция. Поэтому молдавские товары всегда найдут сбыт на российском рынке. Там сегодня уже присутствует множество таких товаров - из Польши, Болгарии, даже из Африки, из Чили и Аргентины и других стран.

Преференции для молдавских товаров? Да, Молдова их получит в ТС, если в него вступит. Это не только цена на газ. Это и способ передвижения молдавских товаров.

Вот в Белоруссии - совсем другое дело. Там есть все свои товары, там сохранили национальное производство, в отличие от той же Молдовы. Всё красиво, вкусно, и всё своё. А вот в Молдове почти не осталось национального производства. Так чего же ей-то бояться? Вступит в ТС - хотя бы то, что у неё ещё есть, сможет продать.

В чём могут быть опасения Молдовы от вступления в ТС? Я их лично совершено не вижу. А вот вступление Молдовы в ЕС убьёт её сельское хозяйство и перерабатывающую промышленность очень скоро. На её рынок тут же мощным потоком хлынут товары из ЕС. Она не сможет выдержать конкуренции с западными производителями.

Ведь все они имеют дотации и субсидии причём достаточно большие. А молдавские производители – нет, не имеют их. Хотя качество молдавских товаров и лучше, но этим всё и определяется. В ЕС жёсткая, просто свирепая, конкуренция, там нет никакого равноправия, честной конкуренции там нет. Плюс процентная ставка кредита для производителей.

В текстах соглашений Молдовы и Украины с ЕС нет ни слова о том, что их производители получат какие-то преференции на западных рынках, о том, что им дадут кредиты на таких же условиях, как своим. Этого ничего там нет.

Поэтому вся эта ассоциация – это чистой воды лукавство. Это слегка замаскированный обман. Вот и скажите, надо ли при всём этом интегрироваться Молдове и Украине туда, где их товарам не будет сбыта на рынке!?

Михаил Формузал (башкан Гагаузии, лидер ПРРМ):

У каждого государства есть свои собственные интересы. Есть свои интересы и у Брюсселя, который продвигает интеграцию с ЕС. Должны быть собственные интересы и у Молдовы.

Меня не надо убеждать в том, что Молдове необходимо вступать в ТС. Это наша твёрдая позиция. Я открытым текстом о ней говорю. Это позиция народа Гагаузии. Но нам надо не менее 10 лет для того, чтобы мы модернизировали свою экономику, были конкурентоспособны.

Юрий Рошка сказал здесь, что молдавское общество разделено на две части – на тех, кто за евроинтеграцию, и тех, кто за евразийскую интеграцию. Это не совсем так. В Молдове есть много подлинных государственников, которые на первое место ставят интересы своего государства – Республики Молдова. Но вопрос заключается вот в чём.

Сегодня я вижу, что часть молдавской национальной элиты унионитски настроена. Эти цветочки унионизма в Молдове «поливают» из Бухареста весьма обильно денежными потоками. Уже и название государственного языка в Молдове посредством решения КС меняют.

Я вижу реальные результаты этой работы Бухареста. Я вижу ту часть молдавской политической элиты, которая чётко говорит, что мы идём в ЕС, нам нужны «европейские ценности». Я вижу, как эту часть элиты с Запада активно подкармливают и поддерживают.

Но я совершенно не вижу того же со стороны Российской Федерации, у которой нет ясной и чёткой позиции за все последние 20 лет, чтобы формировалась поддержка её в Молдове. Причём тут не надо даже финансовой поддержки особой. Надо просто, чтобы чётко было сказано о том, в чём конкретно преимущества, в чём суть всех её инициатив для Молдовы. Никому ведь не надо доказывать, что лучше получать газ по цене 180 долларов, чем свыше 500.

Надо просто убедительно показывать, что уже только одно это спасет сотни тысяч молдавских стариков от холода зимой. То же и с молдавским вином. Но почему в России нет четкой государственной линии поведения по отношению к некогда бывшим своим родным и близким государствам, с которыми она была в Советском Союзе? Почему мы видим с её стороны только дубинку, которой она бьёт то в одно, то в другое место, в зависимости от ситуации? Где мудрая государственная политика России?

Я понимаю, что Москву раздражают выходки молдавских либералов и многое другое. Но всё-таки уже давно пора Москве сформировать чёткую позицию и неуклонно проводить конкретную государственную линию. Говорят, что в Кремле, дескать, много башен, а в Москве много ветров. Пусть так, но все эти ветры должны дуть в один парус – в парус государственности. И в Молдове, и в Российской Федерации. Самая правильная политика России по отношению к своим соседям – это не шараханья, не запреты и дубинки, а мудрая государственная стратегия.

Когда она у неё будет? Когда Россия начнет работать с национальными элитами в этих странах? На Украине и в Молдове, в других странах бывшего Советского Союза?

Николай Стариков:

Спасибо Вам за такой интересный вопрос, насыщенный. Это продолжение того, о чём говорили Ваши коллеги.

Россия только сейчас отошла от тяжёлого либерального сна. Её новая государственная политика только начинает выстраиваться. Это только кажется, что с 2000 года президент Владимир Путин мог свободно проводить все реформы и делать всё, что было нужно, чтобы избавить Россию от либерального сна. Это, увы, не так. Он не мог свободно направлять движение страны в нужную ей сторону. Процесс идёт, но крайне медленно.

Большое количество ресурсов было потрачено на то, чтобы не допустить крушения Российской государственности. Были большие сложности в период окончания президентства Дмитрия Медведева и начала второго президентства Владимира Путина. Запад старался в какой-то момент сделать с Россией ещё раз всё то, что он ранее сделал с Советским Союзом. Выкачать российские ресурсы.

Поэтому мы все видим, что ещё не конца так, как надо, работает государственный аппарат России. Не так, как надо, работает российский МИД. Хотя министр Сергей Лавров очень старается. Он прекрасный министр. Но то ли времени у него на всё не хватает, то ли машина слишком уж большая, но не все и не всегда проворачивается так, как надо.

Вот для этого мы и зарегистрировали свою партию. Хотим попасть во власть, чтобы установить там нужный порядок, придать новое ускорение государственной машине. У каждого государства есть свои интересы. Это верно. Но когда мы видим, что делает власть в Молдове, как она наносит вред своему государству, возникает вопрос, в чьих интересах эта власть действует?

Есть чёткое ощущение того, что за красивыми словами о европейской интеграции нынешняя молдавская власть пытается совершить государственное самоубийство, двигая независимое государство Молдову к поглощению его Румынией. Не учитывая при этом, что это неизбежно вызовет большие внутренние сложности вплоть до гражданской войны, так как многие части Республики Молдова не хотят никакой «унире» и тянутся к России.

Никакая здравомыслящая государственная власть не будет вести такую самоубийственную политику, итогом которой может стать раскол, развал и гибель страны.

Бухарест – это всего лишь игрушка, кукла-марионетка в руках Вашингтона и Брюсселя. Он не ведёт самостоятельную политику. Значит, всё это делается в интересах Вашингтона и Брюсселя.

Посмотрим правде в глаза. Румыния не независимое государство, способное вести независимую государственную политику. Надо понимать, что бросающая вызов России политика Румынии санкционирована США и ЕС, то есть сильными мира сего.

Понятно, кто финансирует всю эту «унире» в Молдове и для чего. Эта политика, конечно, грубо противоречит официально декларируемым «европейским ценностям», но Вашингтон и Брюссель закрывают на это глаза, так как это для них сегодня выгодно.

Румынский Президент Траян Бэсеску заявляет: Получу, мол, молдавское гражданство, приеду в Молдову и буду заниматься «унирей». Но Вашингтон и Брюссель никак на это не реагируют.

А вот если представить себе, что что-то в этом же роде скажет, например российский Президент Владимир Путин? Приеду, мол, на Украину, получу украинское гражданство и буду работать на объединение Украины с Россией?

Какой вой поднимут Вашингтон и Брюссель! Покушение на независимость! Тоталитарный режим! Кровавые диктаторы! И прочее в таком же духе. А в отношении Румынии – ничего, дескать, страшного, это просто некие странности данного политика, и не более того.

Так что, надо всегда смотреть в корень, надо видеть, кто за всем этим стоит. А стоят за этим наши либеральные «друзья» англосаксонские из Лондона и Вашингтона, ну и Брюссель – их партнер. Без их согласия Румыния сама ничего не делает. У неё нет для этого собственной силы, в том числе вооруженной.

А вот что касается работы с национальной элитой, то это, безусловно, важнейший вопрос. Но проблема заключается в том, что сама российская элита сегодня во многом состоит из либералов.

Проблема России сегодня не в том, что она не хочет наладить работу с Молдовой, Украиной, Грузией и другими бывшими советскими республиками. Проблема в том, что российская власть ещё не наладила работу со своей собственной элитой внутри самой России. При нерешенном этом вопросе выходить с внешней повесткой дня по данной проблеме просто ещё рановато.

Поэтому я и говорю, что мы должны вначале разобраться внутри самой России, с нашей российской элитой. Процесс этот идёт, но идёт он, к сожалению, пока ещё медленно. Надо, чтобы этот процесс шёл быстрее, чтобы цели и задачи ставились четче и яснее. И только после этого или, по крайней мере, параллельно с этим, мы сможем что-то предложить соседним государствам.

Артур Ефремов (модератор встречи):

В мемуарах «железного канцлера» Германии Отто фон Бисмарка сказано, что «Румыния – это политическая проститутка». Вы с этим согласны?

Николай Стариков:

Раз уж мы с вами стали тут мемуары вспоминать, я тоже могу вспомнить мемуары другого известного человека. Выдающегося военного деятеля. Германского генерал-фельдмаршала Хельмута Карла (Старшего) Мольтке.

Когда кайзер Вильгельм Второй как-то спросил у него, на чьей стороне выступит Румыния в случае войны в Европе, он ему сказал: «Вы знаете, Ваше Величество, если Румыния выступит на нашей стороне, то нам нужно будет 10 дивизий, чтобы спасти её от разгрома. Если она выступит против нас, нам тоже нужно будет 10 дивизий, но для того, чтобы её разгромить. Так что, нам совершенно всё равно, на чьей стороне выступит Румыния».

Михаил Формузал (в качестве реплики):

Самая сильная армия в мире, чтобы вы знали, это армия румынская. Она ведь, как шутят, с немцами дошла до Москвы и Сталинграда, а с русскими - до самого Берлина…

Ирина Астахова (журналист):

У молдавской элиты просто нет другого выбора, так как на территории Молдовы ведется Западом активная работа. Она ведётся им с местной национальной элитой, с молодым поколением. Вкладываются огромные средства для формирования определенного мировоззрения. Так что, у молдавских властей просто не остается права выбора.

Россия ведёт себя в этой ситуации достаточно странно. Конечно, многие молдавские граждане голосуют сегодня за Восточный внешнеполитический вектор движения страны, но вовсе не вследствие соответствующей политики России в Молдове, а по собственному убеждению. Это, согласитесь, весьма странная ситуация.

Мы видим, что Россия говорит нам: «…Мы работаем только с национальными меньшинствами. Привозим вам учебники в школы. Финансируем общины, которые будут печь блины во время праздников и петь народные песни. Но мы не будем работать с элитами, потому что не хотим вмешиваться во внутренние дела».

Сравните, какую политику проводит Посольство России в Молдове, и какую – Посольство США. Американский Посол чувствует себя здесь, в Молдове очень уверенно. Очень хорошо он себя здесь чувствует. Он неизменно жизнерадостен, мил и общителен, просто душка. Он участвует в разных мероприятиях. Он практически «на своей земле». А какую политику проводит Российское Посольство в Молдове?

Участвует только в национальных праздниках. Боится что-то сказать тогда, когда от него ждут слово России: «… Мы ни в коем случае ничего не говорим, чтобы нас не обвинили во вмешательстве во внутренние дела страны». Вспоминаются в этой связи слова из романа Достоевского – «твари дрожащие»… Не знаю, насколько это уместно, но уж очень похоже.

Получается, что румынский Президент Траян Бэсеску в Молдове право имеет, американский Президент тоже право имеет, и даже какой-то мелкий американский клерк из Госдепа США тоже право имеет, а российский официальный представитель в Молдове ни на что никакого права не имеет!? Так как он, дескать, исключительно строго соблюдает установленные правила!?

С одной стороны, Россия говорит, что Молдова свободна в своём выборе, что молдавские власти свободны делать именно то, что они сами считают нужным. Это, говорит она, ваш собственный выбор, вы можете свободно идти в Европу. Это ваше полное право.

Но за этими всеми декларациями о праве Молдовы на самостоятельный выбор вдруг следуют жесткие и неожиданные действия со стороны Москвы, которые вызывают недоумение у той части нашего населения, которое поддерживает Россию.

Это ситуация очень неоднозначная, но её не хотят понимать и принимать к рассмотрению в России. Потому, якобы, что это для неё слишком мелко.

Я соглашусь с господином Михаилом Формузалом в том, что России нужно изменить тональность своей политики, да и саму свою политику, потому что здесь, в Молдове, её сегодня практически нет.

Николай Стариков:

Собственно говоря, я абсолютно с Вами согласен. Да, американские послы, они всегда именно такие, жизнерадостные, чувствуют себя везде хорошо, как у себя дома, или даже ещё лучше.

Американский Посол в Москве, например, тоже чувствует себя, как дома. Спокойно встречается с политическими оппонентами российской власти. Почти сам готовил «оранжевую революцию». Ну, не совсем сам, там ведь большой штат, такое огромное Посольство. Зачем, спрашивается?

В Киеве вот тоже результаты их трудов видим. Майдан, погромы, дестабилизация… А что же, спрашиваете Вы, Россия? Помните, как говорил канцлер Горчаков? Россия сосредотачивается.

Анатолий Прохницкий (Экологическая партия):

«Господин-товарищ» Николай… Я так скажу, так как у нас тут, в Молдове, вообще-то принято говорить при обращении к кому-либо – «господин»…

В своё время Россия уже предложила миру две модели развития. Первая – это Советский Союз. Вы все знаете, через что прошли участники СССР и чем это всё закончилось, кто поставил всему этому крышку.

Второй проект – это СНГ. Мы тоже все свидетели того, что с этим проектом стало. Так есть ли уверенность после этого в том, что и новый – третий по счёту - проект России - Евразийский союз – ТС - постигнет другая судьба, чем два прежние, что он будет более успешен, а не таким же, как и предыдущие проекты?

Второй мой вопрос. В отношении добычи сланцевого газа. На самом деле, это большая проблема и угроза для окружающей среды. Но вы, как представитель своей партии, скажите, готовы ли вы и ваши однопартийцы предложить руководству России, чтобы тем государствам, которые откажутся добывать на своей территории сланцевый газ, российский газ отпускался по более низким ценам?

Николай Стариков:

Вы совершенно справедливо сказали, что проект под названием Советский Союз закончился весьма печально. Но давайте не забывать, что этот проект был закончен так печально только потому, что его предали и уничтожили сами же руководители СССР – предатель Михаил Горбачев и его либеральная команда.

Распад СССР не был обусловлен никакими экономическими или политическими обстоятельствами или факторами. Это совершенно очевидная и общепризнанная вещь. Если кто-то говорит, что Советский Союз, дескать, был обречен по таким-то и таким—то причинам, тот также должен признать, что, в таком случае, и Китая также просто не должно было сегодня быть, как государства. Иначе он будет отрицать реальность.

Китай тоже оказался в то время в кризисе, причём его ситуация была куда более печальная, чем в СССР, но там власти провели необходимые изменения, причём очень аккуратно, чтобы развивать, а не уничтожать.

И вот результат - Китай динамично развивается. Причем демократии в западном понимании в Китае нет. Так что, выходит, она вовсе не обязательна для того, чтобы государство успешно развивалось!? Зато в Китае есть экономический рост.

Вопрос: Есть ли связь между экономическим ростом и западной демократией? Ответ: Нет, никакой связи здесь нет, весь вопрос в ресурсах, в мудрости и воле государственного руководства, вот и всё.

Теперь об СНГ. Это никогда не было настоящим, перспективным проектом, который всерьёз собирались развивать. Это была только красивая афиша, вывеска, которая должна была смягчить процесс распада СССР и последующего перехода постсоветского пространства под влияние Запада.

Ну, сами подумайте, как было тогда сказать людям, что жили они вместе 70 лет, а теперь вдруг почему-то стали чужими друг другу?

Вот и говорили, что хотя мы теперь живем и в разных самостоятельных государствах, но всё равно будем вместе. Соберем СНГ, будем жить вместе, но каждый в своём доме. С уважением друг к другу.

Всё это было ложью. Заведомой ложью. СНГ никогда не работал. СНГ вообще был неработоспособен.

Уже тогда, когда создавался СНГ, Назарбаев по этой причине предлагал создать ТС, чтобы всё было серьёзно, чтобы это работало. Но Ельцину и Березовскому это не надо было. Они его не слушали и не слышали.

Естественно, что ничего из этого не было и процессы реальной интеграции на постсоветском пространстве начались только с приходом в Кремль Президента Владимира Путина.

До него, правда, уже было создано Союзное государство России и Белоруссии, но оно активно не работало. Вроде оно и есть, а вроде бы и нет его. Оно было видно только при пересечении без паспортов границы России и Белоруссии.

Уже потом, при Владимире Путине к этому проекту добавился проект ТС. Так что, настоящие интеграционные процессы на постсоветском пространстве начались всего каких-то полтора года тому назад, а до этого никто и не собирался заниматься какой-то интеграцией.

Другой Ваш вопрос тоже справедливый, почему мы уверены в том, что всё получится с ТС? Где гарантии?

Ну, во-первых, полную гарантию может дать только Госстрах. Во-вторых, разве Вы сами можете гарантировать, что проект ЕС закончится успехом?

Есть в этом зале человек, который может встать и сказать: Да, я съем свою шляпу, если ЕС через десять лет не будет существовать!? Никто не рискнет это утверждать.

Анатолий Прохницкий:

Неважно, как называть проект – ТС или ЕС. Важное другое. Проект ЕС есть, он успешно работает… А вот проект ТС под вопросом…

Николай Стариков:

Да, проект ЕС есть. Это факт. Но через некоторое время его может и не быть. Вполне может и не быть.

Поэтому мы с вами и должны учитывать, что ТС – это не какой-то мифический проект. Он основан на конкретных экономических расчетах и выкладках, базируется на столетиях совместной истории и культуры, политики, экономики, которые были на этом пространстве. Вот о чём идёт речь.

Успех проекта ТС зависит от многих факторов, в том числе и от того, удастся ли Западу начать новую большую войну, которую он сейчас готовит. Если у них ничего не получится с «Восточным партнерством», с получением ресурсов стран СНГ иным способом, они обязательно должны будут начать войну. Они просто не могут без войны. Их традиционный метод – покорять, захватывать, стравливать, грабить.

Можно ли было прогнозировать успех или неуспех СССР ещё при его создании? Знал ли, например, Петр Первый, как будет развиваться Российская империя? Нет, конечно. Но это вовсе не значит, что не надо было ему строить Санкт-Петербург, закладывать флот, создавать регулярную армию и бить шведов под Полтавой. Кто же знал тогда, что может появиться такой предатель – Михаил Горбачёв, который отдаст всё, что за многие столетия приобрела Россия.

Ведь он сдал не только то, что прирастил товарищ Сталин. Он сдал и Прибалтийские государства, которые приобрел Петр Великий. Эти государства вошли в состав Российской империи при Петре.

Потом другие российские цари ещё докупали по частям Прибалтийские государства. Но никто ведь не вернул России деньги, которые она за них заплатила.

Любимый Западом «мистер Горби» сдал всё то, что столетиями приобретала Россия. Он обесценил кровь не только советских солдат, сражавшихся в годы Великой Отечественной войны, но и кровь вообще всех солдат, павших в битвах за Россию.

Кто, скажите, мог всё это предательство себе представить тогда, когда Россия мужала, росла и крепла?

Лично я думаю, что у ТС очень хорошие перспективы. И у Евразийского союза тоже. Потому что одно есть составная часть другого.

Но сейчас пока нет никакой речи о том, чтобы в ТС ввести какую-то общую денежную единицу. У каждого члена ТС остается своя национальная валюта. Что будет в перспективе – покажет время. Если будет выгодно и удобно иметь единый общий эмиссионный центр – значит, этот вопрос будут обсуждать. Если не будет выгодно – значит, страны ТС останутся при своих национальных валютах.

Ничего странного тут нет. В ЕС тоже ведь есть и «зона евро», и страны со своими валютами, которые не хотят туда. А вот Эстония с Латвией решили войти в «зону евро», причём именно тогда, когда сам евро начал шататься.

Похоже это на ситуацию с автобусом с проколотыми шинами. Пассажиры покидают его через переднюю дверь, а Эстония и Латвия туда, напротив, через задние двери ломятся. Надеются, что автобус поедет. Не знают, что он уже не может никуда ехать.

Что касается стоимости газа, то я не взял бы на себя сейчас обсуждение этого вопроса. Могу лишь сказать, что Россия не обеспокоена добычей сланцевого газа в других государствах. Должно быть обеспокоено этим население самих этих государств – Молдовы, Украины и других, где на небольших и густонаселенных территориях с прекрасной плодородной землей технически грязными методами пытаются добывать сланцевый газ.

Это беспокойство не России, а граждан самих государств, где это происходит, и поэтому из этого вытекает очень простая истина: вступление в ТС, при котором снижаются цены на газ, является еще и экологическим решением проблемы. Автоматически. Эти вышки просто уйдут, так как на рынок придёт дешевый российский газ.

Что сланцевый газ добывают в США – так это их дело, пусть добывают, что им угодно. Они сейчас пытаются отделиться от мирового рынка газа и нефти потому, что готовятся к очередной войне. Они не хотят зависеть от маршрутов поставок.

Раньше они покупали газ и нефть, а теперь решили добывать сами. В чем смысл этого? Уже начинают готовиться к очередному военному конфликту, который сами же провоцируют в мире. Вот о чём идёт речь.

Так что, вступайте в ТС, и эти вышки исчезнут сами собой за ненадобностью. Они станут экономически невыгодными.

Конечно, руководство государства не должно разрешать применять такие технологии. Во Франции, например, уже запретили добывать сланцевый газ.

А почему в Украине разрешают? Что, неужели Украина хуже Франции? Украинцы могут пить отравленную воду, а французы – нет?

Как-то всё выборочно это берётся. Берут по приказу Вашингтона и Брюсселя всё, что им прикажут, в том числе и плохое. У себя дома западники всё это запрещают, а вот Молдова или Украина должны это у себя делать.

Надеюсь, что в Молдове не нашли залежей сланцевого газа, а потому её минует чаша сия. Не будет молдавская экология от этого страдать.

Артур Ефремов:

Вы, как я понял, особенно «любите» Михаила Горбачёва. Скажите, если бы в августе 1991 годы Вы были во главе ГКЧП, а не Геннадий Янаев, Вы расстреляли бы Горбачёва?

Николай Стариков:

Хороший вопрос. Я думаю, что приговор в отношении Михаила Горбачёва должен вынести только суд. Поэтому я бы постарался, чтобы Михаил Горбачёв дожил до суда.

А там уже, в полном соответствии с УК СССР, президент, который совершил целый ряд тяжелейших преступлений в отношении своей страны, своего народа… Ну, и так далее...

Анна Харламенко (Радио-ТВ-Гагаузии):

Я знаю, что завтра Вы будете в Гагаузии, но всё-таки приятно послушать Вас сегодня и здесь. Это важно и полезно.

У меня к Вам такой вопрос. Сближение с ЕС, как отмечают СМИ, приведёт к тому, что Россия признает Приднестровье. Знает ли об этом сама Россия?

Николай Стариков:

Россия всё знает, безусловно. Нужно понимать, что политика России - я выскажу здесь свою личную точку зрения - заключается в том, чтобы не допускать военных конфликтов по периметру своих границ. Потому что, вольно или невольно, Россия может оказаться втянутой в боевые действия. Это России совершенно ненужно.

Поэтому политика России состоит в том, чтобы не допускать военных конфликтов. Россия не заинтересована в силовых вариантах распада государств, с которыми она соседствует. Россия заинтересована в мирном вхождении в единое экономическое пространство государств, с которыми она граничит.

Но если руководство Молдовы будет продолжать идти по пути государственного суицида, то, может быть, и в политике России могут произойти какие-то изменения. Нет ничего, что не было бы подвержено изменению, особенно в политике.

Если меняется внешняя ситуации, возможны и ответные шаги во внешней политике России. Но Россия этого очень не хотела бы. По Приднестровью. Как не хочет она и распада Украины.

Анна Харламенко:

Второй мой вопрос касается Гагаузии. В Молдове, на юге, живёт гагаузский народ, там есть автономное образование Гагаузия, у которой есть всегда своё мнение, которое она всегда выражает и отстаивает.

Сейчас Кишинев парафировал соглашение об ассоциации Молдовы с ЕС, а Гагаузия объявила о проведении Референдума по вопросу о вхождении в ТС, о выборе дальнейшего пути. У нас в пользу этого проекта по всему региону собирались подписи.

Существует ли у России программа поощрения и поддержки в отношении национальных меньшинств?

Николай Стариков:

В любой политике, которую можно называть политикой, всегда есть кнут и пряник.. Политика только кнута или только пряника неэффективна. Нужно разумное сочетание того и другого.

Вспомним распад СССР. Под давлением Запада Россия вела в отношении пост сов стран политику абсолютного пряника. Она взяла на себя весь государственный долг бывшего Советского Союза, не распределив его «по-братски» по всем отделившимся от неё постсоветским государствам.

Россия очень долго, причём почти бесплатно, снабжала эти постсоветские государства своими ресурсами. Всё это было под давлением американцев.

Эта политика пряников, как известно, ни к чему хорошему не привела. Спасибо России за всё это никто не сказал.

В любой политике должны быть и пряники, и не пряники. Тема дотирования или недотирования – это вопрос дипломатической практики. Две стороны одной монеты.

Анна Харламенко:

Как лично Вы относитесь к тому, что в Гагаузии пройдёт такой референдум?

Николай Стариков:

Я отношусь к этому с большим уважением. Надеюсь, когда завтра буду в Гагаузии, побольше узнаю об этом референдуме, о той точке зрения, которая сейчас распространена в Гагаузии.

Я всячески приветствую свободное выражение гражданами в рамках закона своей воли, своих взглядов. Тем более, что данная постановка вопроса полностью совпадает с моим пониманием проблемы вступления не только Гагаузии, но и всей Молдовы в ТС. Я считаю, что для Молдовы это выгодно.

Обсудить