«Компромисс и диалог – основа взаимоотношений Тирасполя с Кишинёвом»

(Итоги уходящего политического года, приднестровское урегулирование, а также отношение Приднестровья к сближению РМ с ЕС в эксклюзивном интервью министра иностранных дел непризнанной ПМР Нины ШТАНСКИ агентству «ИНФОТАГ»)

Часть I. Председательство Украины в ОБСЕ положительно сказалось на приднестровском урегулировании.


«ИНФОТАГ»: Наблюдатели связывали приход к власти Евгения Шевчука с прорывом в приднестровском урегулировании. Поначалу все к тому шло – пуск железнодорожного сообщения, возобновление встреч политических представителей и переговорного процесса в формате «5+2». Но этого хватило лишь на первое время, сейчас ситуация не улучшилась, а даже ухудшилась. Почему?

Нина ШТАНСКИ:
Переговоры, возобновившиеся в 2011 г. после шестилетнего перерыва, за это время не могли принести тех результатов, которые мы ждем. Каждый переговорный раунд - это поиск путей преодоления разногласий, и никто никому не гарантировал, что такое преодоление, во-первых, будет происходить каждые два месяца, во-вторых, может быть зафиксировано. Поэтому я бы не применяла такие формулировки к оценке переговорного процесса.

В то же время, должна подчеркнуть, что тот потенциал, который мог быть реализован на протяжении прошедших двух лет, не был использован даже наполовину, о чем говорит количество инициатив, находящихся на столе переговоров, и тех, по которым обсуждение даже не началось.

Что касается возобновления железнодорожного сообщения, то, я считаю этот результат взаимодействия Приднестровья и Молдовы примером того, как может быть найден компромисс и как могут быть поставлены интересы людей и экономических агентов выше политических разногласий. В 2013 г. по инициативе Тирасполя железнодорожное сообщение было продлено еще на год, что говорит о жизнеспособности «тактики малых шагов», когда находится решение по важным социально-экономическим вопросам. Это дает хорошую почву для продолжения взаимодействия.

Говорить о том, что ситуация в переговорах в целом не только не улучшилась, но даже ухудшилась, я бы не стала. Есть определенные сектора, например, экономика, где такая оценка вполне применима, к сожалению. Между тем, нам удается продвигаться по проблематике свободы передвижения, и недавнее парафирование в ходе киевского раунда Протокольного решения о невозможности применения санкций к жителям Приднестровья, обладающих паспортами России, Украины и других стран - достойный пример.

«И.»: В последние месяцы много провокаций происходит в правобережном городе Бендеры, пострадавшем от военных действий в 1992 г. Кто за ними стоит?

Н.Ш.:
Сразу подчеркну, Бендеры – приднестровский город. Когда Вы задаете вопрос, кто провоцирует ситуацию, я отвечу вопросом на вопрос: «Припоминаете ли Вы за прошедшие два года хотя бы один инцидент, инициированный милицией в каком-нибудь молдавском населенном пункте в Зоне Безопасности (ЗБ)?». Ответ на поверхности. Приднестровская милиция не осуществляет оперативно-розыскных действий на территории молдавских населенных пунктов в ЗБ, не привлекает людей к ответственности, не рассылает повестки, не составляет протоколы, не пытается отправлять правосудие, не арестовывает людей и не вывозит их на свою территорию.

В целом ситуацию в Бендерах можно быстро стабилизировать, и нужно для этого всего лишь вернуться к взаимодействию, регламентируемому документами Объединенной Контрольной Комиссии (ОКК) и Объединенного Военного Командования (ОВК). Они были созданы, чтобы сохранять баланс и стабильность в ЗБ. Этими документами предписано, что на территории Бендер не могут находиться никакие вооруженные формирования Молдовы.

Установлено, что стороны на своих территориях после окончания военных действий в 1992 г. действуют по принципу территориальности. Из названых нормативных актов следует, что в Бендерах Приднестровье самостоятельно осуществляет административно-хозяйственную деятельность.

На основе этих документов, а впоследствии и норм законодательства ПМР, организована деятельность правоохранительных органов в Бендерах, которые охраняют порядок, защищают интересы живущих там людей. Определено, что деятельность молдавских полицейских в ЗБ и конкретно в Бендерах возможна исключительно в составе Объединенной оперативно-следственной группы, которая создавалась сразу по окончании военных действий. Однако она не только не начала работать и не представила в ОКК ни одного отчета, но и на сегодня показывает свою полную беспомощность.

Напомню, согласно документам ОКК, эта группа должна включать в себя по 100 человек с каждой стороны, то есть 100 полицейских РМ и 100 милиционеров от Приднестровья. Есть несколько нюансов: во-первых, такая группа может участвовать только в совместных мероприятиях, во-вторых, ее работа подконтрольна лишь ОКК, и, в-третьих, деятельность группы должна регламентироваться документом, который так и не принят. Отсюда возникает вопрос, на каком основании РМ наращивает свое военное присутствие в ЗБ, тем более в Бендерах, по какой причине количество вооруженных людей со стороны молдавских органов превышает 100 человек уже в 5-6 раз?

Почему до сих пор из тюрем в Бендерах не выведены вооруженные люди, якобы находящиеся там заключенные, в то время как в самой РМ тюрьмы пустуют? Вопросов много. Повторю, уверена, что решение можно будет найти, как только стороны проявят политическую волю, чтобы вернуться строго в рамки документов ОКК.

«И.»: Согласны ли Вы с тем, что Приднестровье «помогло» Украине «провалить» ее председательство в ОБСЕ? Почему раунды в рамках «5+2» были скорее ритуальными, чем содержательными?

Н.Ш.:
Я удивлена такой оценкой. Можно ли считать «провальным» председательство, в рамках которого состоялось пять (!) переговорных раундов, большая часть которых была результативной? Можно ли считать «проваленным» председательство Украины в ОБСЕ, в то время как на протяжении почти полугода РМ сотрясал внутриполитический кризис, порой ставивший переговорный процесс в тупик. В течение председательства приняты важные решения, развязки по которым стороны не могли найти многие годы.

Начнем с малого - демонтаж аварийной канатной дороги в Рыбнице, часть которой принадлежит хозяйствующему субъекту в Резине. Как минимум с 2008 г. по этому вопросу сторонами не было найдено ни одной точки соприкосновения, но именно при председательстве Украины выработано Протокольное решение, определившее формат взаимодействия для ее демонтажа. Как результат, Россия взяла на себя расходы по финансированию этого проекта. Рассчитываем, что уже в конце 2013 г. работы будут проведены.

Кроме того, в период украинского председательства согласованы спорные формулировки, мешавшие сторонам подписать план совместных действий в сфере экологии. В этой же сфере уже в ходе киевского раунда сторонам удалось подписать Протокольное решение, которым определены параметры строительства очистных сооружений в Дубоссарах и коллекторной системы в Криулянах, что благоприятно отразится на состоянии Днестра.

В этом же году стороны продолжили взаимодействие по вывозу опасных радиоизлучающих элементов, находящихся на различных объектах Приднестровья. Утилизировать их самостоятельно Приднестровье было не в силах. Именно в этом году достаточно сложный диалог в области свободы передвижения продвинулся пусть на несколько шагов, но все же, вперед.

Часть II. Условия свободной торговли РМ с ЕС являются «кабальными не только для приднестровской,

но и для молдавской экономики».


«И»: Почему на Ваш взгляд раунды переговоров в рамках «5+2» были скорее ритуальными, чем наполненными конкретным содержанием?

Н.Ш.: Главное, что дают сторонам переговоры - это поиск компромиссных решений для продвижения вперед по целому спектру важнейших направлений, прежде всего, в социально-экономической сфере. Один из российских дипломатов, посол по особым поручениям МИДа РФ господин Губарев, участвующий в наших заседаниях в формате «5+2», любит повторять фразу, которую считаю абсолютно уместной и применимой к нашему переговорному процессу: «Лучше 10 лет переговоров, чем один день войны».

«И.»: Как Вы относитесь к установлению офисов Бюро по миграции и убежищу вблизи Зоны безопасности?

Н.Ш.:
Прежде всего, я предложила бы называть вещи своими именами, как бы болезненно для некоторых это не было. Любая граница имеет три неотъемлемых элемента, тесно связанных друг с другом. Во-первых, это осуществление таможенного контроля, который, к слову, ведется достаточно давно, затем - пограничный контроль, осуществляемый учрежденными с этой целью пограничными мобильными группами, и, наконец, миграционный контроль, который теперь проводится на упомянутых вами постах.

Говорить об отношении к государственной границе другого государства нельзя никак иначе, кроме как отмечая, что это суверенное дело любой страны. Именно так мы подходим к этому вопросу. Однако проблемной видится вариативность, которая прослеживается в позициях различных политических сил РМ. С одной стороны, нас пытаются убедить в том, что РМ никакой границы с нами не устанавливала, с другой - на упомянутых вами пунктах осуществляется всеобъемлющий миграционный контроль. К сожалению, имели место даже задержания на определенное время российских представителей, которые официально прошли пограничный контроль в кишиневском аэропорту и, тем не менее, столкнулись с препятствиями при следовании в Приднестровье в молдавском селе Гырбовец.

Для нас важны гарантии (вырабатываются молдавской стороной, которые мы закрепляем в формате «5+2») относительно того, что новые миграционные посты и новые миграционные правила в целом не будут ухудшать положение приднестровцев, перемещающихся через молдавскую границу. Если эти правила будут ясными и внятными, то, думаю, вопросов будет все меньше и меньше. Тем не менее, механизм, касающийся граждан Приднестровья, имеющих гражданство других стран, известен нам исключительно из переписки, которую мы ведем с политическим представителем РМ Евгением Карповым. Как Вы понимаете, изменения, внесенные в законодательство РМ, касаются исключительно отмены штрафа, который ранее взимался с граждан ПМР. Но в данном законодательном акте ничего не сказано о том, на основании каких документов и каким образом приднестровцы будут перемещаться.

На киевском раунде в формате «5+2» РМ объяснила нам, что данный механизм и порядок определены внутренним актом Пограничной полиции РМ. Я считаю, что такого рода механизмы и правила должны широкого оглашаться в интересах населения. Рада, что в Киеве нам с господином Карповым удалось парафировать Протокольное решение, в котором закрепляется обязательство сторон не препятствовать свободе передвижения, продолжать работу по устранению барьеров, в котором констатируется, что предпринятые молдавской стороной усилия достаточны для того, чтобы не штрафовать приднестровцев или иным образом их санкционировать.

«И.»: Как Приднестровье видит свое будущее с учетом того, что Киев и Кишинев стремятся на Запад в ЕС, а вы на Восток - в Таможенный союз России, Беларуси и Казахстана?

Н.Ш.:
Внешнеполитический вектор Приднестровья определен. Он ориентирован на евразийскую интеграцию, провозглашенную в Приднестровье национальной идеей, что вытекает из Концепции внешней политики и является главной задачей возглавляемого мной ведомства. Мы уверены, что в сложившихся геополитических условиях, исходя из исторических, юридических, социокультурных реалий, никакой иной путь Приднестровья невозможен.

Важно и то, что, определяя именно таким образом свой внешнеполитический вектор, руководство Приднестровья опиралось не на политическую конъюнктуру сегодняшнего дня, а на волю живущих в Приднестровье людей, которая неоднократно выражалась в ходе референдумов. Последний из них, напомню, имел место в 2006 г., когда жители высказались за независимость республики с ее последующим включением в состав России. Очевидно, что в тех евразийских интеграционных процессах, которые сегодня набирают стремительную силу, Россия является ключевым игроком, и уверена, что под ее эгидой большая евразийская семья сможет создать прочные основы для эффективного экономического развития Приднестровья.

«И.»: Правы ли Ваши оппоненты, твердящие, что ситуация в левобережье Днестра сохраняется стабильной только благодаря финансовой помощи России?

Н.Ш.:
Оппоненты не правы в том, что они забывают еще об одной важной детали: ситуация сохраняется мирной и стабильной благодаря той важнейшей гарантийной миссии, которая осуществляется под эгидой России - миротворческой операции, объединившей в себе в том числе контингенты конфликтующих сторон. Без преувеличения скажу, что эта миротворческая операция уникальна, и одна из самых успешных в последние 10-летия. Такая операция - единственно действенная гарантия мира на берегах Днестра.

«И.»: Что Приднестровье привлекает в свободной торговле с ЕС, а что настораживает и пугает?

Н.Ш.:
Сегодня товары из Приднестровья попадают на европейский рынок только после того, как они выполнят немалый перечень процедур, установленных РМ. Этот вопрос неоднократно поднимался нами и в ходе переговоров в формате «5+2». До сих пор неурегулированными остаются проблемы взимания с приднестровских товаров НДС, как с иностранных, транспортные обременения, во многом отягощенные еще и тем, что РМ лишила Приднестровье возможности самостоятельно осуществлять грузовые перевозки.

Это связано с таможенными сборами, к примеру, такими нелепыми применительно к нашей ситуации, как сбор экологический, который взимается с приднестровского производства, несмотря на то, что оно расположено на территории Приднестровья. Это и ограничения, связанные с новыми требованиями в части предоставления бухгалтерской отчетности и статистики на румынском языке. И многие другие вещи, в корне не соответствующие тем правилам, которые устанавливались для приднестровских экономических агентов, когда их нужно было привлечь к молдавской регистрации в 2006 г., и когда их нужно было ориентировать позже, в 2008 г., на европейские рынки.

Как раз именно это и настораживает, что, будучи неурегулированными, все эти вопросы создают очевидные пределы для гибкости приднестровской стороны. Настораживает и та таинственность, которой был окутан весь процесс переговоров РМ и ЕС по соглашению о создании углубленной и всеобъемлющей зоны свободной торговли.

Приднестровский представитель в качестве независимого наблюдателя был приглашен к участию в мероприятиях, связанных с переговорами РМ и ЕС, однако такое приглашение было половинчатым, поскольку на важных этапах переговорного процесса, он был попросту отстранен.

Даже не имея представления о содержании документа, который только недавно обнародовали на английском языке, можно с уверенностью сказать, что условия, предусмотренные в нем (в том объеме, в каком они известны приднестровской стороне), являются кабальными не только для приднестровской, но и для молдавской экономики.

infotag.md

Обсудить