Стихи прозрачней родника

В конце октября мы разместили анонс и подборку стихов из нового сборника нашего земляка-кишинёвца Виктора Сундеева «Беглый свет». Публикация была тепло принята читателями:

http://ava.md/society/022291-viktor-sundeev-beglii-svet.html

Всем желающим представление о книге расширит подборка:

http://podlinnik.org/index.php/literaturnyi-resurs/poeziya/item/685-beglyj-svet

Предлагаем вашему вниманию одну из первых рецензий на этот неординарный сборник стихов.

Стихи прозрачней родника

книга Виктора Сундеева «Беглый свет»: впечатления читателя

Стихи – как люди. Разные. Одни – щеголи, с ходу стараются поразить читателя необыкновенной формой, странными новоизобретенными словами или невероятным их сочетанием и переплетением. Другие кокетливы, как накрашенные девицы – не вдруг поймешь, где проблески правды, а где надуманная красивая ложь, где настоящие чувства, а где поза. Третьи вроде всем хороши, но до того однообразны, что скоро начинает казаться, будто читаешь одно и то же занудно-бесконечное стихотворение.

Всех этих бед счастливо избежал Виктор Сундеев в своей книге «Беглый свет».

Его стихи на первый взгляд просты. Кое-где, возможно, даже слишком. Никаких особенных изысков, никаких попыток специально привлечь внимание, ничего вычурного.

Я не люблю уродовать язык

И усложнять без надобности строки:

В поэзии шаманить не привык…

Однако желания отложить книгу не возникает с первых слов и до самого окончания. Чем же автор удерживает внимание?

Ответ тоже прост. Искренностью, правдивостью. Открытым и честным взглядом без страха – как на мир, так и в глубину собственного сердца.

Ты связан со всеми людьми,

И смысл придаёт круговерти

Закон изначальный любви,

Рожденья, старенья и смерти.

Всё просто. Но чтобы дойти

До истины этой несложной,

Ты столько грехов накрутил,

Что их замолить невозможно.

Порой – чуть лукавой улыбкой.

Буревестник над стаканом

Застоявшейся воды.

И даже усмешкой над самим собой.

Своих очков, чудесных, розовых,

Ни разу, глупый, не снимал.

Точностью выражения своих мыслей и чувств. Я бы сказала, даже афористичностью.

Есть богатство интонаций,

Но богатства мыслей нет.

Никого не спасут ни мольба, ни приказы,

Если нет ни звезды, ни креста....

Непохожий вызывает злобу,

За которой прячется испуг.

Полным отказом от дешевых эффектов и надрыва. Человечностью и сомнениями. Требовательностью к себе.

Себя доводим мы до точки,

Судьбу безжалостно кроя,

Чтоб только появилась строчка...

Одна. Небесная. Своя.

Трезвым пониманием происходящего вокруг…

Про свободу кричим мы и пишем,

Хоть и видим свои кандалы.

Обеспечат с доставкою нá дом

Даже счастье в обёртке цветной:

Лишь бы было безропотным стадо,

Лишь бы было довольно собой.

Наблюдательностью и образным восприятием мира.

И небо жалит спозаранку

Адмиралтейская игла.

И четким осознанием себя и своего места в этом мире, и как человека, и как поэта…

На ступенях крутых бытия,

На жестокую глядя пургу,

Я ищу, я ищу забытья,

Но забыться никак не могу.

Затеряться бы в толще времен,

Чтоб потом прорасти, как зерно.

Наконец, опытом и мудростью. Без дидактики, что нередко вызывает протест. Не в виде навязшего на зубах тоскливого морализаторства. Нет, мудрость – в смысловой наполненности и весомости каждого слова, в отсутствии поспешности в суждениях и отрешенности от суеты сует.

Спокойный взгляд сейчас такая редкость!

Несуетность - почти что божий дар.

И тяжко знать, что заводная резвость

Святую воду превращает в пар.

Только так струны души читателя могут зазвучать в унисон песне поэта. Так возникает вначале понимание, затем со-чувствие, со-причастность, со-единение – и строки запоминаются сразу и навсегда.

Никуда не уйти от ощущения, что все, описанное автором, не раз происходило с тобой. Разве каждый из нас не поражался порой быстротечности жизни, почти мгновенным изменениям, неуловимости быстро летящих мгновений и невозможности удержать их. Не поэтому ли вместо привычного «белого» света в названии книги свет назван «беглым»?

Подумай сам, чем обернулись

Твои вчерашние труды?

Куда, смеясь, исчезла юность,

Туда, скорбя, исчезнешь ты.

Но в постоянно меняющейся, рождающейся и тут же отлетающей действительности, которая и есть та жизнь, что явлена нам в реальности, а не в памяти и не мечтах, есть кое-что ценное и постоянное. Это сокровища человеческой души – любовь, преданность, дружба, справедливость, надежда. И опять автор находит верные слова.

Может, у тебя душа озябла?

Так давай я отдышу её.

Весь мир - птенец в твоих ладонях,

Ты отвечаешь за птенца!

Никогда не поздно - посмотреть на звёзды,

Никогда не поздно - изменить удел.

В этом и суть волшебства поэзии. В искренних чувствах, честном прямом взгляде, замечающем многоцветье и волшебство мира, но в то же время не убегающего стыдливо от его язв, в невозможности солгать и в точном слове для всего этого…

И, когда Виктор Сундеев говорит:

Я - за стихи, прозрачней родника,

Что без обмана утоляют жажду.

- я ему верю. Это действительно не обман. Это настоящая поэзия.

Лидия Рыбакова, поэт, прозаик, член Союза писателей России

г. Москва

Обсудить