Архитекторы внешней политики Молдовы

Политику, как внешнюю, так и внутреннюю, в нашей стране всегда, как правило, определяли её президенты. Во всяком случае, так было при первых трех президентах Республики Молдова.

При первом президенте, впрочем, внешней политики, как таковой, у Республики Молдова вообще не было. Были лишь периодические эмоциональные поступки Мирчи Снегура, который свое личное отношение к тем или иным странам превращал во внешнюю политику Молдову.

Наиболее запомнилось из этой практики Мирчи Снегура так называемое «объявление войны России». Так уж получилось, что в то время я находился в Москве, где мне пришлось выслушать много весьма интересных комментариев на эту тему.

Однако, надо честно отметить, Мирча Снегур, будучи недостаточно подготовленным к высокой должности президента, был всё-таки человеком добрым, отходчивым и, благодаря свойственному ему народному здравому смыслу, сумел не наломать слишком много дров в отношениях с Россией.

При президенте Снегуре Республика Молдова сумела постепенно отладить международные отношения на Востоке. Важной вехой на этом пути явилось вступление Республики Молдова в СНГ. Установились хорошие отношения нашей страны также и с Румынией, с США, начали налаживаться отношения со странами Европейского союза.

Эту же линию, но более искусно и профессионально, продолжил второй президент Республики Молдова Петр Лучинский. Он сумел вывести отношения с Россией, Украиной и Белоруссией на более высокий уровень. Многим сегодня это покажется странным, но, вопреки советам США и ЕС, которые стремились превратить лидера Белоруссии Александра Лукашенко в «политического изгоя», закрыв его страну для посещений руководителями других стран, молдавский президент Петр Лучинский нарушил этот негласный запрет и совершил официальный визит в Белоруссию.

К сожалению, ответный официальный визит Александра Лукашенко в Республику Молдова так не состоялся, так как время этого визита пришлось на президентство Владимира Воронина, который, чётко выполняя указания США и ЕС, сделал все возможное для того, чтобы высокий гость из дружественной Белоруссии не посетил нашу страну. Более того, третий молдавский президент Владимир Воронин в угоду Госдепартаменту США даже не признал легитимными выборы Александра Лукашенко президентом Белоруссии.

Однако вернёмся к внешней политике президента Петра Лучинского. Многие в России и сегодня не могут понять, как Петр Лучинский смог уговорить президента России Бориса Ельцина подписать в Стамбуле документ, по которому Россия должна была полностью вывести свои вооружённые силы из Молдовы (Приднестровья).

Да, конечно, этот договор не был выполнен Россией полностью, но в этом есть вина не только самой России. Дело в том, что после того, как США и НАТО начали нарушать некоторые договорённости по вооружениям, Россия приостановила вывод своих войск. К тому же, ситуация вокруг Приднестровья так и не нормализовалась, возникли проблемы с перевозкой боеприпасов через территорию Украины, что также не способствовало выполнению Россией Стамбульских соглашений.

В то же время, надо признать, что, в отличие от своего преемника Владимира Воронина, при котором власти Молдовы жестко требовали от России убрать «оккупационные войска», Петр Лучинский старался обходить эту тему, надеясь со временем уговорить президентов России, вначале Бориса Ельцина, а потом и Владимира Путина, выполнить Стамбульские соглашения.

При Петре Лучинском Молдова вступила в ГУАМ. Не уверен, что это было правильное решение. Участники этой организации много говорили о восстановлении «шелкового пути», развитии торговли, но, на самом деле, США стремились превратить её в «санитарный пояс» вокруг России. В настоящее время эта организация – чисто формально – всё ещё существует, но практически никакой роли на пространстве СНГ больше не играет.

К заслугам Петра Лучинского можно отнести и налаживание хороших отношений с ЕС, США, а также политики добрососедства с Румынией. Президент Лучинский также начал обращать серьёзное внимание на развитие отношений с Китаем. Однако серьезных прорывов на этом направлении так и не было достигнуто.

Более четко внешняя политика Республики Молдова стала вырисовываться во времена правления третьего президента Владимира Воронина. Сильной стороной этой политики было то, что её проводником был единый центр – Администрация президента, точнее сказать, сам президент Владимир Воронин. Его советники неоднократно подчеркивали, что Молдова во внешней политике «будет там, где ей будет выгодно». От себя добавлю, где эту выгоду видел сам Воронин.

С 2002 года, после того, как Воронин окончательно отказался строить Союзное государство вместе с Россией и Белоруссией, которое к тому времени уже превратилось в Таможенный союз этих двух стран, он четко и ясно выбрал «европейский вектор».

Это очень важно понимать и учитывать, особенно нашим российским коллега, которые всё ещё видят в Воронине «друга России». Причём этот выбор был сделан им до, а не после провала (по его же вине) с подписанием «Меморандума Козака». Провал этот произошел потому, что Воронину и его новым европейским и американским друзьям, нужна была «проевропейская Молдова», с Приднестровьем, но без присутствия там России.

Мне кажется, что в России и сегодня ещё не до конца понимают, что произошло в ноябре 2003 года, списывая срыв договорённостей с Ворониным на давление со стороны ЕС и США. Да, давление, конечно, было. Но ведь оно ложилось на заранее подготовленную почву.

Российская дипломатия, к сожалению, не просчитала этот вариант, в результате произошел большой политический конфуз, который многие и сегодня рассматривают как очевидный «кидок России» со стороны молдавского президента Воронина. Но это был не «кидок», это была именно политика Воронина. И после этого инцидента, до самого последнего дня своего нахождения у власти, он упорно и последовательно «тянул» Молдову на Запад, в Европейский союз, а также заигрывал с НАТО и ГУАМ.

Однако третьему молдавскому президенту Владимиру Воронину не повезло. В ЕС начали проявлять активность страны «новой Европы» - Румыния, Болгария, Чехия, Эстония, Латвия, Литва и особенно Польша. А в этих странах очень сильны были антикоммунистические настроения. Будь у власти в Молдове любая другая партия, а не «красная» ПКРМ, ЕС сделал бы все возможное, чтобы её лидер Воронин остался у власти. Сегодня можно понять обиду Воронина, который настойчиво вел страну в ЕС, а его так «подло кинули» европейский друзья, променяв на тех, кто в свою бытность у власти в Молдове в «докоммунистический период» очень мало сделали для продвижения «европейской интеграции».

Что же касается других направлений внешней политики Молдовы во времена правления президента Воронина, то очень много тогда говорилось о «китайском векторе», но, к сожалению, мало что было практически сделано. Молдова так и не получила кредитов от КНР, не было серьёзных инвестиций со стороны Китая в молдавскую экономику, не наладился системный экспорт молдавских товаров, особенно вина, в Китай. Трудно понять, почему всё это происходило, но надо признать, что китайское направления не было Молдовой по-настоящему освоено. Хотя основы для этого освоения были заложены Виктором Боршевичем, в бытность его Послом Молдовы в Китае.

Несмотря на подписание Договора о стратегическом партнерстве с Россией, Республика Молдова так по-настоящему и не стала другом Российской Федерации. А винное и другие эмбарго, которые были введены в 2006 году, показали, что у Молдовы с Россией всё ещё слишком много нерешенных проблем. В период нахождения Воронина у власти были определенные трудности также в отношениях Молдовы с Украиной и Румынией.

Единственная страна, с которой третий молдавский президент Владимир Воронин не растерял дружеских связей, были США. Под влиянием США Молдова при Воронине даже послала своих саперов в Ирак, что еще более углубило партнёрство Кишинёва с Вашингтоном.

Сдав власть, Воронин вместе с ней сдал новой власти и многие проблемы во внешней политике Молдовы. И что же сделала новая власть для того, чтобы их решить?

В период нахождения лидера Либеральной партии (ЛП) Михая Гимпу в должности и.о. президента Республики Молдова, этим политиком предпринималась попытка свернуть всю внешнюю политику страны к взаимоотношениям с Румынией и одновременно показать России, что у Молдовы нет никаких интересов на Востоке. Отказ Михая Гимпу от участия в параде Победы в Москве, его заявление о том, что это «не его победа», заметно ухудшили отношения Молдовы с Россией.

В сложившейся ситуации стало ясно, что доверять внешнюю политику страны и.о. президента Гимпу ни в коем случае нельзя. Поэтому ответственность за внешнюю политику Молдовы взял на себя премьер-министр, лидер Либерально-демократической партии (ЛДПМ) Влад Филат.

В период его премьерства произошли крупные прорывы практически на всех направлениях внешней политики Молдовы.

Во-первых, значительно улучшились отношения Молдовы с Россией и Украиной, в целом с СНГ. Наладились личные контакты Влада Филата с Владимиром Путиным. Началось продвижение молдавского экспорта в Россию. Более того, товарооборот с Россией стал расти более быстрыми темпами, чем с ЕС. Влад Филат от имени Молдовы подписал Договор о свободной торговле со странами СНГ.

Во-вторых, начали интенсивно развиваться отношения Молдовы с Китаем. Этому способствовал визит Влада Филата в Китай, его контакты с китайскими бизнесменами и официальными лицами. Появились надежды на более тесное сотрудничество по всем направлениям, в первую очередь, на развитие экспорта-импорта, привлечение в Молдову китайских инвестиций, создание совместных предприятий и т.д.

В-третьих, Республика Молдова активизировала свою политику в направлении Турции, арабского мира и Израиля. Были подписаны соглашения о безвизовом режиме с Турцией, велись переговоры на эту тему с Израилем, договаривались об открытии молдавского посольства в Катаре. В этот же период улучшились и расширились отношения Молдовы с Румынией и США.

В-четвертых, произошел громадный прорыв в отношениях Молдовы с ЕС, с отдельными странами Евросоюза, в первую очередь, с Германией. Правительство Влада Филата создало основу для получения безвизового режима и подписание Соглашения об ассоциации Молдовы с ЕС.

Сменивший Михая Гимпу на посту и.о. президента лидер Демократической партии (ДПМ) Мариан Лупу поддерживал курс правительства Влада Филата на развитие связей, как с Востоком, так и с Западом.

В это же время активными проводниками политики Филата-Лупу являлось Министерство иностранных дел Республики Молдова, в котором, на мой взгляд, работали в тот период лучшие за всю историю независимости страны дипломаты – Юрие Лянкэ, Наталия Герман, Андрей Попов.

Возможно, конечно, что я ошибаюсь, но после ухода с высших постов Филата и Лупу внешняя политика Молдовы утратила свою прежнюю энергетику. Да, безусловно, все те, кто занимаются сегодня этими вопросами, профессиональны и технологичны. Но им явно не хватает напора, дерзости, активности. Это приводит к потере темпа, к недоработкам по отдельным направлениям. Эти проблемы, в принципе, решаемы. Тандем Юрие Лянкэ и Игоря Кормана мог бы со временем выйти на уровень Филата –Лупу или даже, возможно, добиться еще больших успехов.

Но тут, как говорится, на пустом месте вдруг начались сбои во внешней политике. Неожиданно, активизировал свою деятельность президент Николае Тимофти, давая понять, что также считает себя «архитектором внешней политики» Молдовы. Он активно включился в молдавско-румынский диалог, наладил личные отношения с румынским президентом Траяном Бэсеску. Однако, в отличие от премьер-министров Молдовы Юрие Лянкэ и Румынии Виктора Понта, которые стремятся направить сотрудничество двух стран в конструктивное русло развития торгово-экономических связей, в реализацию общих инфраструктурных проектов, молдавский президент Николае Тимофти под влиянием президента Румынии Траяна Бэсеску всё более явно пытается вести себя как лидер «второго румынского государства», выступая «на подтанцовках» у своего румынского коллеги.

Становится явным, что Траян Бэсеску в отношениях двух президентов стал ведущим, а Тимофти - ведомым. Неудивительно после этого, что Тимофти промолчал, никак не отреагировал на провокационные заявления Бэсеску о готовности присоединить Молдавскую землю к Румынии. И это при том, что даже премьер-министр Румынии осудил заявления Бэсеску. Осудили его и представили правящих партий Молдовы, руководство страны.

Вызывает недоумения и странное заявление Николае Тимофти о том, что он не собирается посещать Олимпийские игры в Сочи. Если он хотел этим своим заявлением вызвать неудовольствие в России, то его, конечно, можно поздравить с этим. Только хотелось бы, чтобы он понял, наконец, что если Россия ответит на этот вызов, то она ответит не лично Тимофти. Она ответит всей Молдове.

Очень бы не хотелось, чтобы этот ответ всё-таки состоялся. Понимает ли это сам Николае Тимофти? Судя по всему, нет, не понимает. Такое впечатление, что он живет какой-то особой, «параллельной жизнью» со своей страной, никогда с ней не пересекаясь, и делает только то, что нравится ему и его советникам. А это не только очень плохо, но и очень опасно. Он ведь не простой гражданин, а президент Республики Молдова, высшее должностное лицо нашей страны, по нему за её пределами многие судят и о нашей стране, и обо всех нас, её гражданах. У меня самого складывается впечатление, что Николае Тимофти так и не нашел себя в должности президента.

В этой ситуации премьер-министр Юрие Лянкэ и председатель парламента Игорь Корман просто обязаны активизировать свою деятельность в области внешней политики.

Чего мы ждем от внешней политики Молдовы:

Во-первых, она должна быть наступательной, эффективной, последовательной, рациональной, прагматичной и экономной.

Во-вторых, внешняя политика РМ должна содействовать процессам объединения страны, ее суверенитету и территориальной целостности.

Для успешной реализации своей внешней политики, Республике Молдова, прежде всего, необходимо решить ряд наиболее острых внутренних проблем:

1. Установить гармоничные и сбалансированные отношения между ветвями власти в государстве и между ними и президентом.

2. Гармонизировать отношения между основными политическими силами, принять закон, защищающий права политической оппозиции.

3. Определить и последовательно проводить государственную правовую политику с целью создания эффективного законодательного поля для рыночной экономики в Молдове, облегчающей ее интеграцию с международными политическими и экономическими структурами.

4. Провести судебную и административную реформы, а также реформу местного самоуправления.

5. Создать условия для проведения в комплексе рыночных реформ в области экономики и финансов, пенсионного и страхового обеспечения, жилищно-коммунального хозяйства.

При определении приоритетов внешней политики Республики Молдова следует исходить из того, что выбор ее целей и задач, по большому счёту, носит не столько внешнеполитический, сколько внутриполитический характер, имеет внутреннее значение. По сути, это выбор «модели развития» Молдовы, выбор стратегии развития нашей страны.

Такая стратегия должна обязательно опираться на следующие общенациональные принципы:

ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ

Вся внутренняя и внешняя политика Республики Молдова должна цементировать ее национальную государственность, независимость и суверенитет.

Одна из главных внутренних проблем Республики Молдова, с точки зрения её отношений с внешним миром, это «внутренняя неблагоустроенность» Молдавского государства. Нарушение его территориальной целостности, неадекватность представлений о будущем Молдавской государственности крайне негативно и разрушительно влияют на роль и место Молдовы в мире.

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

В основе нового подхода к молдавской внешней политике должен лежать принцип персональной ответственности за будущее страны каждого государственного функционера, каждой политической партии, независимо от их политических пристрастий.

ПАТРИОТИЗМ

Этот принцип предполагает отказ всех политических сил Молдовы от присущего им комплекса неполноценности Республики Молдова как «малой и бедной страны», а также мнения о «бесперспективности» её самостоятельного государственного развития. Всем молдавским политикам надлежит выстроить свои политические приоритеты следующим образом: «первичны интересы граждан, государства, и только потом - интересы партии».

ПРАГМАТИЗМ

Это линия на максимально возможное избежание опасной конфронтации, особенно с ближайшими соседями - Румынией и Украиной, от которых во многом зависит политическая стабильность и успешное экономическое развитие Республики Молдова.

Выбор внешнеполитических приоритетов для Республики Молдова, находящейся на пересечении геополитических и экономических интересов Востока и Запада, всегда таил и будет таить также и впредь в себе опасность одновекторного решения.

Поэтому, только в последовательной и стабильной многовекторности, в постоянном учёте всей совокупности политических, экономических и культурных связей и отношений с другими государствами и народами, видится залог гармоничного вхождения Республики Молдова в мировое сообщество. Нашими естественными союзниками являются страны открытого общества, демократии, строго соблюдающие права человека.

Руководству Республики Молдова давно уже нужно было понять, что вся внешняя политика нашей страны не может сводиться только к постулату «европейской интеграции» и развития связей с ЕС в целом и отдельными странами, входящими в этот международный клуб. Хотя и тут далеко не все так благополучно, как это пытаются представить молдавской общественности правящие партии.

Да, есть определенные успехи, связанные с предстоящим (если верить обещаниям Брюсселя) получением Республикой Молдова безвизового режима с ЕС, есть надежда на подписание Соглашения об ассоциации с Евросоюзом.

Но настораживает тот факт, что нет пока особых успехов в продвижении молдавского экспорта в страны ЕС, нет серьезных инвестиций из стран ЕС в Молдову. Тут явно не дорабатывают как руководство нашей страны, так и наши дипломатические миссии в странах ЕС.

Мне уже приходилось поднимать этот вопрос на встрече с Юрием Лянкэ в бытность его первым вице-премьером и министром иностранных дел. Речь шла тогда о критериях оценки деятельности посольств Республики Молдова в зарубежных странах, которые должны быть не только и не столько в том, как исправно и качественно готовят в этих посольствах разные бумаги для министерства в Кишиневе. На первое место надо поставить развитие торгово-экономических связей и, прежде всего, рост молдавского экспорта в ту или иную страну, а также привлечение инвестиций в Молдову из этих стран. Если бы по этим показателям оценивали деятельность молдавских послов и посольств, то, может быть, результаты их работы были бы совсем другими. А так, пока им ничем особо похвастаться.

В последнее время почему-то спала наша активность на китайском направлении. А ведь это очень перспективный регион для развития торгово-экономических связей. Это уже хорошо поняли Белоруссия и Украина. Жалко будет, если мы упустим здесь все те практические наработки, которые были сделаны во времена президентов Лучинского, Воронина и премьера Филата.

Я уже говорил выше о важности развития связей со странами арабского Востока. Там много свободных инвестиционных финансов, которые можно было бы запустить для развития экономики Молдовы. Там есть и энергетические ресурсы. Там же обширные рынки сбыта сельскохозяйственной продукции.

Особая тема – отношения Республики Молдова с Россией, Украиной, Белоруссией, а также с Таможенным союзом. Тут у нас пока, к счастью, особых провалов нет. Но нет, к сожалению, и каких-либо серьёзных прорывов, несмотря на то, что имеется громадный потенциал развития продуктивных связей с этими странами, с Таможенным союзом. Необходимо очень хорошо продумать, как Молдова может реализовать его на практике.

Руководство Республики Молдова давно должно было понять, что выбор интеграционного пути - это еще не вся внешняя политика страны. Внешняя политика – это, в любом случае, многовекторность. Она должна быть выстроена так, чтобы вокруг Молдовы не только создавался бы «пояс друзей», но и обязательно наращивались бы торгово-экономические связи, создавались условия для развития экономики и, как следствие этого, для улучшения жизни всего молдавского народа.

Правительства в Республике Молдова приходят и уходят, меняются находящиеся во власти партии и политики, но внешнеполитический курс Молдавского государства должен быть неизменно прагматичным, ориентированным на извлечение максимальных преимуществ из его международных связей, максимальных выгод из международного политического и экономического сотрудничества со всем миром, но, прежде всего, с традиционными друзьями, союзниками, партнерами и соседями как на Востоке, так и на Западе.

Обсудить