Рынок труда и образования

В рыночном обществе критерием качества подготовки работника выступает рынок труда. Западный университет не может готовить неучей под видом специалистов – выпускники попадают на рынок труда, и если они будут плохо подготовлены или недостаточно способны, университет растеряет репутацию, перестанет быть востребованным, а значит – снизит доходы.

В 2013 году в Молдове на экзаменах на степень бакалавра применялись видеокамеры, что поставило выпускников лицеев в равные условия, но это не даёт возможности судить о качестве их подготовки – сложность тестов зависит от чиновников министерства образования. Ещё сложнее судить о качестве подготовки студентов – в университетах нет камер, но что важнее – нет критерия качества подготовки.

Попытка оценки

Из общих соображений понятно, что уровень среднего молдавского студента довольно невысокий. В 2012 году лицеи закончили 18,8 тысяч человек, а университетское образование первого уровня (без мастерата) получили 20,1 тысяч – можно сказать, что при поступлении в университет отбора по личным способностям и знаниям не было (2013 год оценивать сложнее, поскольку каждый третий лицеист не сумел сдать экзамены). Для сравнения – в 80-е годы молдавские средние школы (дневные, вечерние, интернаты) выпускали единовременно 70-80 тысяч человек, из которых примерно 10 тысяч поступали в высшие учебные заведения.

Shevcik

Или же давайте попробуем поговорить со старыми университетскими преподавателями и взглянуть на ситуацию их глазами. Вот, к примеру, Елена Григорьевна Шевчик, преподаватель кафедры математического анализа в госуниверситете и других университетах республики на протяжении последних 40 лет:

– Елена Григорьевна, Вы могли бы сравнить уровень нынешнего студента со студентом семидесятых годов?

– Зачем?

– Вот что бы случилось, если сегодняшних студентов пропустить через такие вступительные экзамены, как в 70-е годы?

– Вы хотите остаться без студентов?

– Ну, а всё-таки?

- Ну, прошли бы единицы.

– А когда сложилось такое положение?

– В 90-х годах, когда отменили вступительные экзамены и появились студенты-контрактники.

Раньше мы думали о том, чего бы такое спросить, чтобы студент не ответил, а теперь думаем, о чём бы спросить, чтобы ответил.

Похоже, что тридцать лет назад сегодняшний студент учился бы в техникуме советской торговли, а в университет попал бы один из десяти.

Это заставляет сомневаться в результате обучения - если студент не готов, или не способен воспринимать учебный материал, то и преподаватель снижает уровень подачи материала, поскольку понимает, кто сидит перед ним.

Skutelnikova

Рынок труда

Чтобы попытаться понять, что происходит на рынке труда, мы побеседовали со Светланой Скутельничук, директором Агентства кадровых решений «SBC-HR»:

– Светлана, чем занимается Ваша (рекрутская, правильно?) компания?

– «Рекрутинговая» компания, так правильно. Рекрутинг это только одно из наших направлений деятельности. Если в двух словах, мы предоставляем услуги в области HR менеджмента и организационного управления. Некоторые наши услуги уникальны для молдавского рынка.

– Какова структура молдавского рынка труда, каков спрос, каково предложение?

Наибольший спрос на менеджеров по продажам, маркетеров, менеджеров по персоналу.

– Простите, а слесари и токари не требуются?

– Требуются и те, и другие. Но это очень узкие специальности, не велик спрос на них.

Работодатели сегодня предпочитают специалистов брать «тёпленькими» прямо из ВУЗов, обучать и растить внутри компаний. А продавцы (я говорю обо всех должностях связанных с продажами) нужны практически всем и будут востребованы всегда, а учитывая, что продавать у нас нигде не учат, хорошие продавцы сегодня на вес золота, днём с огнём не сыщешь. Вот за ними очередь и выстраивается.

– Департамент статистики утверждает, что у нас 5-6% безработицы. Вы в это верите?

Интересно, как они этот % рассчитывают… У нас ведь не все безработные бегут сломя голову становиться на учёт на биржу труда. Думаю, погрешность здесь очень серьёзная. Более того, кандидаты, которые обращаются к нам, как правило, трудоустроены и просто ищут чего-то лучшего. Кстати, все компании, обладающие лицензией на трудоустройство, обязаны раз в квартал сдавать отчёт в Департамент Статистики, в котором помимо всего прочего должны указывать количество людей, находящихся в поиске работы и количество трудоустроенных за отчётный период. Если эта информация так же является основой для расчёта % безработицы, так это точно очень некорректно. Совсем безработные к нам обращаются крайне редко. Вы когда-нибудь общались с контингентом биржи труда?

– Не общался и это очень интересно. Можно подробнее?

– Кто обращается в Агентство занятости населения: бывшие заключённые (их очень мало), социально-уязвимые слои населения (без определённого места жительства, многодетные семьи) – кстати, это, как правило, либо очень больные, либо очень ленивые люди, молодёжь от 18 лет до 25 лет без высшего образования (их отправляют на курсы профессиональной переподготовки), сироты. И есть ещё 20% людей в возрасте от 25 до 40 лет, которые пришли за пособием и молодые специалисты после университета. С ними ещё можно о чем-то говорить. Больше всего на учёте в Агентстве людей предпенсионного возраста. Можно всех людей, состоящих на учёте разделить на несколько категорий. Категория первая: люди, которые впервые обращаются в Агентство и свято верят, что, таким образом, найдут реальную работу. Очень быстро эти люди понимают, что к чему и из них «вырастает» вторая категория, это те, кто регистрируются исключительно ради получения пособия. Третья категория это люди, которых интересуют льготы на отопление (–40% это совсем не мало). Месяцы перед отопительным сезоном – аншлаг для АЗН. Доходит до того, что приезжают «безработные» на лексусах и доказывают, что они таки безработные и получают свои –40%. Сотрудники Агентства должны выполнять план и находить работу безработным. План разделён на 2 части: план по регистрации безработных – 30-40 человек в месяц (из которых реально 3 хотят работать), и план по трудоустройству – 8-10 человек. А теперь смотрите, что получается. Человек состоит на учёте, получает пособие 3000 леев. Сотрудник Агентства обязан найти этому человеку работу. Поскольку никакой квалификации у него нет, реально трудоустроить его можно только охранником или грузчиком на зарплату в 1500 леев. Сотрудник АЗН звонит, пытается отправить несчастного безработного на работу (уговаривает его!), а он не хочет работать! Зачем? У него пособие больше, чем предлагаемая зарплата. Начинаются разборки. В лучшем случае предлагают взятку. Но чаще – именно разборки с реальными угрозами. А сотрудник АЗН должен его трудоустроить, просто обязан, от этого зависит его зарплата. Некоторые особо продвинутые сотрудники наладили тесные связи с компаниями, которые выдают им фальшивые справки о трудоустройстве, чтобы помочь несчастным сотрудникам АЗН выполнить план.

– Сегодня почти в каждом молдавском университете, а их около сорока, готовят юристов и экономистов, как Вы к этому относитесь?

– Наверное, неважно кого готовят, важно как готовят. Профессию каждый выбирает по интересам, ну, или родители заставляют. У меня есть внутреннее субъективное ощущение, что наши дети идут учиться тому, что, по расхожему мнению, престижнее. И только единицы, глядя на толпу, понимают – надо бежать в другую сторону. У меня есть отличный пример: несколько студентов факультета, на котором готовят будущих менеджеров по персоналу прошли курс HR директора в бизнес школе моей коллеги. Я на этом курсе читаю несколько модулей. И так случилось, что своим модулем я закрывала курс. Каждый участник выходил и говорил что-то, что хотел сказать. Так вот эти бедные студенты со слезами на глазах сказали: «Мы просто выкидываем деньги на своём факультете. Никаких прикладных знаний мы там не получаем». Ну и что дальше? Какой у них выбор? Нет выбора. Приходится кушать то, что предлагает система. Этим студентам ещё повезло, по крайней мере, они теперь знают, что ничего не знают.

Ситуация прозрачна: пока нет адекватного рынка труда – нет критерия качества обучения, и молдавские университеты могут готовить кого угодно из кого угодно в каком угодно количестве. Больше того - пытаясь строже отбирать студентов и преподавателей, университет упускает выгоду, снижает доходы. Студенты быстро понимают, что университет стремится сохранить любого, самого слабого студента, соответственно страдает отношение к учёбе.

Корни проблемы

По заявлению премьера Юрия Лянкэ в России находятся 600 тысяч молдавских рабочих, по сообщениям прессы - 800 тысяч в РФ и 400 тысяч в ЕС. По данным статистики в Молдавии около 1200 тысяч активного населения. И тогда возникают два вопроса – сколько активного населения осталось в республике, и как удалось определить количество безработных?

Светлана Скутельничук не случайно сказала о том, что спрос на токарей и слесарей невелик, хотя где-нибудь в Москве зарплата менеджера по продажам может быть в пять раз меньше зарплаты токаря.

Нет производства – нет рабочих мест. Нет рабочих мест – усиливается миграция, уменьшается население, уезжают лучшие, продолжается демодернизация страны. Нет экономики – нет здравоохранения, нет образования, нет науки.

Причём, важно производить не только сырьё, а что-нибудь сложное, наукоёмкое, иначе техническая интеллигенция становится не нужной. А сегодня Молдавия не производит даже семена пшеницы. Фредерик Жолио-Кюри говорил: «Государство, которое не развивает собственной науки, превращается в колонию».

P.S.: В сентябре 2013 года в школу пошли 352 тысячи школьников, что меньше, чем в 1945 году.

Беседовал Олег Краснов

Обсудить