Александр Дугин: Крушение «империи зла» и возвращение неуловимых мстителей

Сегодня идеи Дугина находят пока еще не многочисленных сторонников. Но пока миллионы мотыльков беспечно летят сквозь мрак к манящему, соблазнительному зареву топок «всемирного крематория глобализации» на другой стороне «ночи человечества» собираются под знамена Четвертой политической силы «неуловимые мстители». Их немного пока еще, но они есть, и если вы им шепнете - они придут вам на выручку!

Стремительные изменения окружающего нас мира вызывают у людей мыслящих и самостоятельно определяющих перспективы своей жизни справедливые опасения за судьбу человечества. Информационный бум, нарастающая технологичность всех сторон нашего бытия обрекают человека на положение винтика, приложения к чудовищной машине производства и потребления. Собственно человек сегодня практически лишен выбора как такового. Все определено. Все установлено. Права человека, рамки потребления, возможности развития, культурный уровень. Шаг вправо, шаг влево приравниваются к попытке бегства…

Александр Дугин, российский философ, мыслитель определяет нынешнюю ситуацию Новейшей истории человечества, как окончательную, но не бесповоротную победу либерализма. Двадцатый век прошел, по мнению Дугина, в борьбе не на жизнь, а на смерть между идеологиями либерализма, коммунизма и фашизма. Эта борьба перекроила карту мира, определила судьбу этносов и цивилизаций на всех континентах земли. В веке двадцать первом с победой либерализма исчез «выбор», но возник феномен глобализации.

«Отныне, – констатирует Дугин, – индивидуальный субъект не результат выбора, но некая общеобязательная модель, данность. Человек освобожден от принадлежности, идеология «прав человека» становится обязательной… Ценности рационализма, традиционализма, научности и позитивизма определены, как «завуалированные формы тоталитарных репрессивных стратегий», и подвергаются критике, с параллельным прославлением полной свободы индивидуума от каких бы то ни было сдерживающих факторов, в том числе рассудка, морали, идентичности, дисциплины». Социальные, этнические и гендерные идентичности отброшены в «мусор».

Тезис либерализма «Экономика – это судьба» по сути подмена политики и истории мировым рынком, котлом глобализации, в который брошены «на переплавку» страны, народы и традиционные человеческие ценности. Эдакий всемирный «крематорий глобализации».

Профанация политики, по мнению Александра Дугина, ярчайшее выражение сути «Общества зрелищ», которые не предполагают никаких политических теорий. Глобальный мир управляется экономикой и доведенной до абсурда моралью «прав человека». Техника и технология подменяют все остальное. Вместо сильных самостоятельных политиков - ловкие технологи–менеджеры, вместо духовных лидеров - идолы поп-культуры. Массы людей приравнены к массе индивидуальных предметов. Реальность бытия вытесняется либеральной виртуальной реальностью интернета и социальных сетей, как суррогата человеческого общения.

Александр Дугин подобно Булгаковскому персонажу профессору Преображенскому говорит «о разрухе». Разрухе Постмодернизма в головах современных людей. Разрухе, угрожающей самой человеческой сущности.

Если Преображенский «не любит пролетариат», но не более, то Дугин идет дальше, он яростно ненавидит либерализм и призывает к тому, чтобы его уничтожить!

«Либерализм - злой рок человеческой цивилизации. Борьба с ним, противостояние ему, опровержение его ядовитых догм есть моральный императив всех честных людей планеты. Во что бы то ни стало, мы должны, аргументировано и обстоятельно, снова и снова повторять эту истину, даже тогда, когда это представляется бесполезным, неуместным, не политкорректным, а порой и опасным».

Дугин ищет и находит ту последнюю точку в Новой истории человечества - крушение СССР и коммунистической идеологии, отталкиваясь и опираясь на которую, начинает строить основы новой пассионарности, духовного подвига ХХI века. Он создает персонифицированного героя современности, бросающего вызов либерализму, партикулярной глобализации, мировой содомии – всему тому, что, по мнению Дугина, является сегодня воплощением мирового зла. Не всепрощенчество и пассивное созерцание, но активное действие, сопротивление злу провозглашает он, как главную задачу Четвертой политической силы, призванной отстоять и спасти основы и традиции человечности.

Нельзя не согласиться с Дугиным в том, что Постмодернизм, постиндустриальное общество, это глубоко несчастная, порочная и ублюдочная, в полном смысле этого слова, анти-цивилизация, в которой право «ублюдка» на утверждение примата ублюдочности во всех сферах жизни: политической, экономической, культурной, частной и интимной, становится «идеей-фикс», законом и правилом.

Дугин предлагает мыслящим людям обратиться к истокам, к корням цивилизации, к героике и благородству мифов и преданий старины далекой. «Древнее – значит хорошее!» - провозглашает Дугин, справедливо замечая, что «самым древним из творений является Рай!» Культурная подлинно историческая традиция позволяет нам отыскать и зародыши либеральной идеологии, зачатки либерализма.

В ХIХ веке великий русский писатель Иван Тургенев в своем пророческом романе «Отцы и дети» показал начало, зарождение либерализма. Его глубоко порочное зачатие происходило в совокуплениях идеологий протеста и нигилизма, освобождения «от оков», через конфликт традиции и модерна. Конфликт «отцов и детей», конфликт обрывающий нить традиции.

Гениальный Булгаков в своих творениях в ХХ веке предвосхитил трагедию века ХХI, когда созданный в идеологических лабораториях монстр, уничтожив своих создателей, берется за преобразование мира “по образу и подобию своему». Зло, будучи деятельной и лишенной моральных тормозов сущностью, заполняет, диктует и подминает.

«Счастье во зле?» - Спрашивает Дугин. «Возможно ли такое?» Возможно, если человек опущен до уровня мотылька, летящего на огонек «крематория глобализации». Мотылек, живущий, не там, где веками творили свое бытие его предки, согласно с Заветом и традицией, а там, где сытнее, беспечнее, материально доступнее.

«Я свободен! – упоенно вопит такой мотылек. – Я лечу, качусь, кочую. Я счастлив, ибо мне позволено летать, порхать и совокупляться хоть с мухами!». Так вопит он и порхает, и потягивает пивко, и совокупляется до того момента, когда естественный возраст не поставит предел этому порханью.

То, что могло бы стать уделом здоровой старости, а от старения никакие технологии нас не освободят, если, конечно, не заменят людей на андроидных роботов, - семья, дети, внуки, ощущение не зря прожитой жизни, благодать и наполненность сердца, перед порогом вечности, все это - принесено на алтарь новой антирелигии постмодернистской, атлантической модели антиобщества расчеловечивающего и обрекающего одинокого стареющего мотылька на самые ужасные страдания, душевную опустошенность и страх.

Для того, чтобы ни в коем случае не пустить мотылька в иной формат жизненной модели, где он уже перестает быть мотыльком, но становится созидающей, самостоятельно принимающей сторону добра личностью, и навязывается через глобальную сеть электронных СМИ и империи Шоубиза культ гламурной праздности, пустоты духа, дебильного «юмора» и глумления над традиционными ценностями.

Да что там традиционные ценности, куда входит фундаментальное понятие справедливости! Согласно формуле либерального философа Филиппа Немо, «Социальная справедливость глубоко аморальна».

Дугин не строит иллюзий. Он признает, что «ночь темна и просвета не видно». Но если постмодерн по Дугину и есть окончательное забвение «бытия», то в этом есть и оборотная сторона этого процесса, где истинное бытие выступает в самом чистом своем виде. Так, напоминая человечеству о себе, «чистое бытие» дает возможность мыслящему человечеству обрести силы, моральные, традиционные, религиозные, героические ориентиры, сплотиться и в тот самый час, когда мрак достигнет апогея спастись, причем молниеносно!

По Дугину, это спасение философски осмысленное Мартином Хайдеггером, определено, как «Событие». Путем объединения мыслящих людей во всех странах и континентах, по Дугину, является создание практики Четвертой политической теории.

«В центре Четвертой политической теории располагается вектор приближения к «Событию», в котором воплотиться триумфальный возврат бытия…»

Сегодня идеи Дугина находят пока еще не многочисленных сторонников. Но пока миллионы мотыльков беспечно летят сквозь мрак к манящему, соблазнительному зареву топок «всемирного крематория глобализации» на другой стороне «ночи человечества» собираются под знамена Четвертой политической силы «неуловимые мстители». Их немного пока еще, но они есть, и если вы им шепнете - они придут вам на выручку!

Даже если им противостоит вся чудовищная империя «мирового зла» победа будет за ними.

Обсудить