Назария о книге Левита «Бессарабский вопрос в контексте международных отношений (1919-1920 гг)».

Рецензия Назарии С.М. на книгу И.Э. Левита «Бессарабский вопрос в контексте международных отношений (1919-1920 гг.). Тирасполь, Литера, 2012. 240 С.»

В конце 2012 г. увидела свет рецензируемая книга самого солидного (из ныне здравствующих) молдавского историка, специалиста в области истории Молдавии и международных отношений в эпоху мировых войн, доктора исторических наук, профессора Изяслава Эликовича Левита. Она является продолжением и логическим завершением его двух предыдущих солиднейших монографий: «Движение за автономию Бессарабии в 1917 г. Кишинёв, 1997» и «Молдавская республика (ноябрь 1917 – ноябрь 1918). Кишинёв, 2000» и достойно противостоит тенденции «исторического ревизионизма» в румынистской историографии так называемого бессарабского вопроса на его начальном этапе.

Работа в трех частях, написанная хорошим литературным языком, читающаяся легко и с большим интересом, охватывает период после завершения Первой мировой войны и до конца 1920 г., когда 28 октября Англией, Францией, Италией, Японией и Румынией в Париже был подписан «Протокол послов», означавший «частичное международное признание» аннексии Бессарабии Румынией, но так никогда и не вступивший в силу. Однако, показывает автор, не только Советское правительство, что являлось абсолютно естественным, но и США никогда не признали законность аннексии Бессарабии Румынией.

Тематика монографии определяет и степень её актуальности, которая сегодня велика как никогда. Несмотря на то, что события и процессы, о которых идет речь, отдалены от нас девятью десятилетиями, они находятся и ныне в центре внимания научной (и не только научной) общественности Молдовы, Румынии и ряда других стран. В нашей небольшой стране, легитимность самого существования которой ставится под сомнение значительной частью национальной элиты (так называемыми унионистами, сторонниками объединения с Румынией, стремящимися «подкорректировать» наше историческое прошлое во имя «конструирования» «нового, на этот раз правильного будущего»), эта работа имеет не только научное, но и прикладное значение и всем своим содержанием способствует развенчанию мифа «Бессарабия – румынская земля!».

Книга довольно оригинальна, ибо является одновременно и серьёзным научным исследованием, выполненным на обширной документальной и историографической базе, и своеобразным пособием, как для студентов (историков, политологов, международников), так и для преподавателей истории. Автор, с некоторыми исключениями (о чём пойдёт речь ниже), использовал почти весь пласт как отечественной, так и зарубежной (переведённой на русский и румынский язык) специальной литературы, обширный круг опубликованных документов, работы и мемуары политических и военных деятелей, дипломатов и других участников описываемых событий, материалы молдавских и российских архивов, а также большое количество научной литературы на румынском языке.

Особый интерес представляет информация введённая им в научный оборот на основе изучения прессы того времени: французской, румынской (про правительственной и левой оппозиционной), молдавской, советской, русской белогвардейской и эмигрантской, английской. Его выводы солидно аргументированы и подтверждаются, в том числе, и рядом исследований последних лет других историков: молдавских, российских, западных и даже румынских.

Структурно книга состоит из трёх частей. В первой части автор раскрывает положение вокруг бессарабского вопроса с момента его возникновения как международного и до начала работ Парижской мирной конференции. На многих страницах автор доказывает, что одним из мотивов толкнувших румынскую олигархию на захват Бессарабии и тот факт, что она получила в этом поддержку как Антанты, так и Германии, был страх мировой капиталистической элиты перед большевистской революцией и стремление её подавить.

Так на стр. 12 И. Левит пишет: «Уговаривать румынское правительство и короля [в необходимости антисоветской интервенции и захвата, отпавших от соседей, „румынских земель” – С.Н.] не пришлось. Они сами пребывали в постоянном страхе от мысли, что волны большевизма могут смести монархию, а заодно и существующий в Румынии строй. 21 октября [1918 г. – С.Н.] А. Маргиломан записал в дневнике: „Король особенно боится большевизма”».

Более того, на первом этапе после аннексии края и позиция великих западных держав далеко не благоприятствовала данному акту и этому моменту автор уделяет немалое внимание (стр. 47-49, 51, 55 и др.). Но постепенно, позиция Запада, и в первую очередь Франции, в силу необходимости сколотить антисоветский блок и стремления установить французское господство в Восточной Европе, видоизменилась. В этом смысле И. Левит приводит аргумент генерала А. Бертело, адресованный Ж. Клемансо: «Если мы удовлетворим требования румын.., то будем иметь в лице Румынии французскую колонию.., где будем находиться как у себя дома» (стр. 53). Автор убедительно доказывает, что и позиция Великобритании стала меняться в пользу признания «прав Румынии на Бессарабию» из боязни, что при ином сценарии Бухарест может оказаться в сфере исключительного французского контроля (стр. 54-55).

Достаточно внимания на страницах рецензируемого издания уделено и румыно-советским отношениям, а также позиции украинских националистов в данном вопросе. Подробно рассматривая историю оккупации области, автор подчеркивает, что румынская правящая верхушка не только допустила прямую интервенцию против своего бывшего союзника (события происходили еще до подписания Брестского мира), но и нарушила свои предыдущие обязательства перед Россией, взятые на себя двухсторонним договором 1916 г.

При этом акт захвата Бессарабии прямо квалифицируется как аннексия, не получившая признания со стороны советских властей и негативно воспринятая подавляющим большинством местного населения. Сделав вывод о несоответствии международному праву акта о «воссоединении» Бессарабии с «матерью-Родиной», Левит подробно рассматривает историю вопроса в контексте советско-румынских отношений 1918-1920 гг. Шаг за шагом разбирая концепции своих предшественников, историк с документами в руках доказывает ложность «аргументов» сторонников румынизма.

Он не только убедительно раскрыл международный фон вокруг исследуемого вопроса, но и показал противоречия внутри румынской элиты в конце войны, накануне открытия мирной конференции и в ходе её работы (стр. 17, 44-46, 51, 68, 142). На реальной фактологической основе он показывает и обстановку беспредельного террора внутри оккупированной румынами Бессарабии, что также, по его мнению, составляло препятствие для румынских властей в процессе «узаконивания» на международной арене аннексии нашего края (стр. 18-24, 31-43 и др.).

Вторая, и главная, часть книги посвящена основательному анализу бессарабского вопроса на Парижской мирной конференции. Начинается она с раскрытия деятельности антибольшевистских российских кругов в Париже по бессарабскому вопросу в конце 1918 – начале 1919 гг. (стр. 59-67, 107-108, 110, 115). В ней показаны попытки официального Бухареста убедить лидеров Антанты признать «присоединение» Бессарабии к Румынии (стр. 67-72), а также раскрывается эволюция позиции великих держав-победительниц (стр. 74, 78-81, 86, 102, 106-107, 112, 118-121, 126, 143-144, 152-153, 170-171, 176-178, 180-181, 184, 188-191).

В третьей, заключительной части книги рассматривается так называемое «международное признание» «присоединения» Бессарабии к Румынии посредством подписания уже указанного выше «Протокола послов».

Таким образом, на страницах монографии автор убедительно доказывает, что возникновение в международных отношениях бессарабского вопроса не было лишь результатом советско-румынского территориального спора из-за аннексии королевской Румынией Пруто-Днестровского междуречья. Он не являлся также лишь следствием стремления румынской элиты к созданию так называемой «Великой Румынии». Без поддержки западных держав, в первую очередь стремившихся после окончания Первой мировой войны «подавить мировой коммунизм» и его главный бастион, Советскую Россию, Румыния никогда бы не посмела даже думать перейти от мечты об «объединении всех румынских земель» к её практической реализации. Именно стремление Запада подавить Советскую власть в России, а также, заодно, и его расчёты ослабить Россию геополитически, сколотив против неё широкую коалицию, в том числе все т.н. «лимитрофные страны», включая Румынию, и породили бессарабский вопрос. Идея, которая проводится автором через всю работу: Румынии позволили владеть Бессарабией в качестве платы за «борьбу с большевизмом».

В этом смысле, по мнению Левита, бессарабский вопрос отражал столкновение интересов различных международных акторов. В нём проступили разные векторы развития тогдашних международных отношений: и борьба с «мировой коммунистической революцией», создание «санитарного кордона» против проникновения большевизма на Запад, и геополитические устремления ведущих западных держав получить удобный плацдарм для оттеснения России на восток плюс контроль над устьем Дуная, и планы Бухареста по образованию «Великой Румынии», а также – неизбежное подчинение увеличившегося румынского государства интересам Парижа и Лондона. Все эти сюжеты блестяще проанализированы автором.

Собственные оценки И.Э. Левита, как правило, хорошо аргументированы и опираются на широкий круг надежно установленных фактов. Как уже отмечалось, его выводы строятся на основе анализа широкого круга источников. Прежде всего речь идет о неопубликованных документах из собраний Национального архива РМ и АВП РФ. Далее следуют сборники опубликованных документов – на русском и румынском языках. При этом для российских коллег И. Левита наиболее интересны данные, почерпнутые из публикаций румынских материалов, малодоступных большинству российских специалистов по причинам лингвистического характера.

Однако, как и всякое солидное научное исследование, монография И.Э. Левита не лишена, на наш взгляд, отдельных недостатков. Во-первых, было бы преувеличением утверждать, что перечень источников является исчерпывающим: вне поля зрения автора остается значительный массив документов, опубликованных на русском, румынском, английском, французском и немецком языках; при желании можно указать и на лакуны в разработке архивного материала (в основном, это касается отсутствия таковых из румынских архивов).

Как уже отмечалось, в работе использован обширный массив специальной исторической литературы, однако некоторые, на наш взгляд, важные исследования остались вне поля зрения автора. В основном, это касается большинства работ вышедших за последние 10-15 лет в России, Молдове и Румынии (их перечисление невозможно из-за ограниченности объёма рецензии), в том числе ряда статей и монографий западных историков (в частности, американца Ч. Кинга и голландца В.А ван Мёрса), переведённых на молдавский язык.

Данные недостатки, стали возможны в силу того, что уже много лет Изяслав Эликович проживает в США и у него просто физически не было возможности изучить вышеуказанные материалы. Допущена авторам и неточность при переводе фамилии румынского дипломата Чотори (в книге: Чиоторь – стр. 147, 149).

Однако не вызывает сомнения тот факт, что И.Э. Левит несомненно разбирается в ключевых вопросах внешней политики великих держав и Румынии в изучаемый период и, в первую очередь, в рамках проблематики, связанной с советско-румынскими отношениями и взаимоотношениями Бухареста с западными державами.

Поздравляя автора с добротно выполненной монографией, желаю ему долгих лет, здоровья и дальнейших творческих успехов.

Новая и новейшая история. 2013. № 6. С. 206-208

Обсудить