Евгений Собор: Молдавская многопартийность мутирует в сторону «картельной» партийной системы.

Эпоха партийного плюрализма, скорее всего, подходит к концу. Подобно рынку происходит концентрация и монополизация «партийного капитала» партий с разными доктринами ради достижения властных целей. У нас возникли партии-картели, как результат кризиса политического участия партийных институтов в управлении обществом.

В экономике картель означает союз фирм, созданный с целью обеспечения для себя монопольной цены и высокой прибыли. Классический пример – «бензиновый картель», с которым власти уже два десятилетия не могут справиться. Что касается партийно-политических картелей, тут действуют по тем же принципам. Создаётся альянс, коалиция партий, подписывается сделка-соглашение об удержании власти и распространении сфер влияния. Все предвыборные лозунги каждой партии после прихода к власти сдаются в архив.

Создание за последние четыре года АЕИ-1, АЕИ-2, а теперь и коалиции из двух правых и одной левоцентристской партии является первым знаком создания новой модели партийного строительства. Сегодня Молдова мутирует в сторону картельной партийной системы.

Что конкретно имеется ввиду? В отсутствии правления одной большой партии, как это было восемь лет при ПКРМ, другие партии с разными доктринами составляют коалиции, которые и заказывают музыку на политическом поле. И в этом нет ничего предосудительного. В Германии, к примеру, страной часто управляет коалиция правых и левых, но там совсем другие правила игры. Там ведётся открытая политика всех партий, которые называют «свою цену» за участие в коалиции. И такая цена – отражение интересов своих избирателей.

В Молдове ситуация иная – это правила подковёрной борьбы, цель которой – «высокие кресла» для защиты клановых интересов. Притом это делается отнюдь не в интересах избирателей. В этом смысле «партийный картель» диктует на политическом рынке свою цену, которая не имеет ничего общего с надеждами обманутых избирателей. Таким образом, картель устраняет политическую конкуренцию и диктует обществу свою волю, независимо от того, как голосовал избиратель.

Ещё важный момент: при «картельной политике» решающую роль играет крупный капитал, олигархи. Для них идеология, доктрина партии не имеет никакого значения. Главное – власть, собственные экономические интересы, лоббизм.

Тем не менее, убеждён, что этот процесс имеет и положительные стороны. Это заполнение недовольными избирателями и других партийных ниш, появление новых партий с новыми лидерами.

Какие напрашиваются выводы?

Первое. Картельные партии перестают быть выразителями интересов определённых социальных групп, дистанцируются от своих программ и «прилипают» к монопольной идеологии удержания власти по тоталитарному принципу: цель оправдывает средства.

Второе. Трансформация статуса партии в картельную – это новый этап деградации партии. Он способствует разрыву между требованиями избирателей и тем, что предлагает «партийный картель». На примере настроений людей, мы стали свидетелями безответственного отношения партий к запросам избирателей.

Третье. Картельные партии отражают тенденции их олигархизации. Создают угрозу для демократии, превращения их в тоталитарные партии.

И, наконец, выборы-2014 продемонстрируют, надолго, или лишь на один электоральный цикл «забетонирована» модель картельных партий в Молдове, - заключил политолог.

Обсудить