Компартия размножится делением?

Несмотря на видимую хаотичность, все последние действия ПКРМ строго логичны и последовательны. Пока правящие партии шумно борются с референдумом в Гагаузии, обличают попытки перекупить их депутатов, обживают отремонтированный парламента и рассуждают о том, что отсутствие прессы в зале заседаний - это самое демократичное и европейское, что только можно себе вообразить, компартия проводит перегруппировку сил.

По сути, перед "птенцами гнезда Воронина" стоят сегодня три проблемы. Первая – это состояние здоровья самого Владимира Воронина, как физического, так и душевного. Конечно, слухи о полной невменяемости вождя молдавских коммунистов по всей вероятности сильно преувеличены - благо, доброжелателей у него немало. Но то, что дееспособность Владимира Воронина упала последний год до критически низкого уровня, заметно уже сразу, и даже неспециалисту. Диагнозы врачей, наблюдавших одряхлевшего партаппаратчика со стороны, удивительно единодушны: налицо все признаки болезни Альцгеймера. Правда, на полгода, возможно - на год, Воронина ещё хватит, но его участие в предвыборной кампании, даже в самом щадящем режиме - уже под большим вопросом.

А между тем, парламентские выборы заявлены на 30 ноября. И ярких фигур, способных заменить Воронина, в его партии нет.

Вся кадровая политика, проводимая Ворониным с момента формирования ПКРМ, была направлена на то, чтобы интеллект и харизма любого другого члена партии, независимо от занимаемого им положения, не превышали уровня табуретки, на которую вождь может в любой момент устало опустить свой зад. Единственным исключением на этом мебельном складе оказался идеолог ПКРМ Марк Ткачук, феноменальная гибкость которого всегда позволяла ему в нужный момент снизить свой уровень, демонстрируемый вождю, но приемлемой для Воронина планки.

Столь же проблематично и создание же «коллективного Воронина», из нескольких аппаратных "табуреток" поставленных друг на друга. Вся верхушка ПКРМ напоминает банку с тарантулами, все ведут перманентную охоту за всеми и никогда не упустят случая разорвать и сожрать оступившегося. Такие отношения в партии также были выстроены самим Ворониным, видевшим в них единственную гарантию своей безопасности.

Вторая по значимости, после вопроса о преемнике, проблема – это исчерпание позитивной повестки дня. Компартия давно утратила, а точнее, растратила доверие даже самых преданных избирателей. Её электорат как минимум на 90 процентов - сугубо негативный, то есть, состоит из людей, которые будут голосовать не столько за ПКРМ, сколько против её конкурентов из правящей коалиции. А это означает, что появление новых игроков, весьма, к слову, вероятное, тут же уводит от воронинцев значительную часть голосов.

Наконец, в-третьих, компартия утратила и внешних союзников, и потенциальных спонсоров. Кроме того, события 7 апреля 2009 года, причинили её верхушке серьезную психологическую травму, от которой она не оправилась до сих пор. Сегодня окружение Воронина, и сам Воронин одновременно боятся и слишком хороших, и слишком плохих результатов. Слишком большой успех ставит их перед угрозой повторения 2009 года. При этом и Воронин, и Ткачук, и Рейдман, и другие члены ЦК отлично помнят, что против них на улицу вышли десятки тысяч людей – а вот за них не вышел никто. Они отлично сознают, что несмотря на всю трескотню о "бархатно-кофейных" революциях, тех, кто выйдет в их поддержку сам по себе, по зову сердца и без дополнительной оплаты, подвоза и подогрева будет крайне мало. Но вместе с тем компартия боится и проиграть. А между тем, даже оставаясь цельной, она, при неудачном для себя развитии событий, вполне может взять 20-25 мандатов, и окончательно утратить всякие перспективы, перестав быть даже мало-мальски влиятельной оппозицией. Ну, а если Воронина не удастся сохранить до выборов хоть в сколь-нибудь товарном виде, так чтобы он мог хотя бы сидеть в президиуме со значительным выражением лица, самостоятельно выходить к трибуне и произносить короткие ничего не значащие фразы, если он окончательно сойдет с круга, то компартия, вероятнее всего, тут же развалится на две-три части. И вот эти части, не найдя спонсоров и не заручившись политической поддержкой за пределами Молдовы, могут в новый парламент и вовсе не попасть.

Очевидно, что в ЦК ПКРМ прекрасно видят все эти проблемы. И вот, судя по всему, активно ведут поиск их решения.

Во-первых, представители ПКРМ стараются убедить чиновников Евросоюза в том, что если компартия придет все-таки к власти, то она обязательно продолжит курс на подписание соглашения об Ассоциации с ЕС. В принципе, это, вероятно, тот редкий случай, когда воронинцы говорят правду. Или почти правду. Почти, потому, что к власти они не придут, хотя неожиданные правящие коалиции с участием ПКРМ на сто процентов все-таки не исключены. Правда же состоит в том, что в свое время именно Партия коммунистов начала подготовку Молдовы к «Восточному партнерству», что именно при Воронине началось тесное сотрудничество с НАТО – в общем, в том, что Партия Коммунистов совсем не прочь разыграть западную карту. Эти заверения, насколько можно судить, дает в периоды просветления и лично Воронин.

Два других направления курирует Марк Ткачук. С одной стороны, он пытается заигрывать с Россией, заверяя её, что Партия коммунистов будет всеми силами разворачивать Молдову в сторону Таможенного Союза, препятствуя подписанию соглашения об Ассоциации. Как ни странно, это тоже почти что правда. Оставаясь в оппозиции, ПКРМ всегда будет выступать против Ассоциации с ЕС, уже по той причине, что правящая коалиция - любая, нынешняя, или новая, в новом парламенте, всегда будет выступать за неё. Впрочем, будет ли на ноябрьских выборах сформировано хоть какое-то большинство, или Молдову ждет чехарда досрочных выборов, как это бывало уже не раз, сегодня не скажет никто.

Ещё одно направление, курируемое все тем же Ткачуком – это работа с оппозицией внутри ЕС. Как известно, сегодня Евросоюз испытывает серьезные центробежные напряжения. Им недовольны очень многие: недовольны в Венгрии, где флаг ЕС на днях выкинули из парламента, недовольны в Греции, группы недовольных есть практически во всех странах Евросоюза. И Ткачук пытается работать с этими группами, продавая им ПКРМ в качестве рупора недовольства, вещающего в крайне неудобном для еврочиновников месте – в стране, выходящей на подписание договора об Ассоциации с ЕС. Срыв его подписания будет означать второй, после Украины, провал политики Восточного партнерства - и такого провала чиновничья верхушка Евросоюза боится сегодня больше всего, гораздо сильнее, чем чего-либо другого. А это означает, что заручившись поддержкой еврокритиков внутри ЕС, Ткачук может сильно укрепить позиции ПКРМ на любых переговорах с руководством Евросоюза.

В случае же ухода Воронина распад ПКРМ произойдет, вероятнее всего, по этим же линиям, то есть на три части. Тогда, с большой долей вероятности, Ткачук сумеет оставить за собой самый перспективный, евроскептический проект. Два других, не столь интересных: проевропейский и пророссийский, достанутся его менее сообразительным однопартийцам.

Обсудить