Украинский бунт: между авторитаризмом и свободой

Согласно исследованиям политических и социальных проблем в 150 странах, проведенных аналитическим отделом IntelligenceUnit британского журнала The Economist в декабре 2013 года, Украина находится в зоне высокого риска народных волнений, бунтов и восстаний.

Когда народные волнения не перерастают в массовые беспорядки, имеют четко очерченные границы и сценарии, но размытые цели и последствия, когда гражданский бунт происходит ради бунта – за ним можно наблюдать, осуждать или поддерживать, в нем можно участвовать или оставаться беспристрастным.

Однако как только перейден рубикон и ценой противостояния становятся человеческие жертвы, наблюдать за событиями становится жутко, а оставаться в стороне – вовсе невыносимо, независимо от приверженности к сторонам противостояния. Возможно потому, что бунт подавить легко, а гражданскую войну – практически невозможно.

Картофельные, стоунволлские, медные, соляные, холерные, студенческие, крестьянские, социальные, гражданские – бунты сопровождают всю историю человечества, независимо от политического уклада, социального строя и системы ценностей. Проявления нетолерантности и дискриминации, политика двойных стандартов касательно мигрантов, национальных и культурных меньшинств – проблемные темы даже в развитых современных демократиях и исторически сформированных гражданских обществах, а не только в развивающихся.

И Украина – скорее правило, нежели исключение в этом списке.

Реакция людей на политический, экономический или социальный кризис проявляется простым и достаточно примитивным образом – это могут быть камни и палки, летящие в противников, штурм административных зданий, отказ работать, жестокие и неистовые действия, а также песни и танцы на площадях.

Если Пушкин окрестил русский бунт бессмысленным и беспощадным, то каким же является наш отечественный? Чем он отличается от западного? Какие цели преследует, чем характерен и как меняет ментальное сознание общества?

Зона высокого риска

Согласно исследованиям политических и социальных проблем в 150 странах, проведенных аналитическим отделом IntelligenceUnit британского журнала The Economist в декабре 2013 года, Украина находится в зоне высокого риска народных волнений, бунтов и восстаний. И это неудивительно. Опыт Украины богат бунтами, начиная от Киевского восстания в 1018 году вплоть до нынешних событий.

После провозглашения независимости основным мотивом протестных настроений в Украине стали проблемы социально-экономические (безработица, низкая заработная плата, высокие цены), идеологические и политические (олигархизация партийных элит, отсутствие постоянной коммуникации между властями и рядовыми избирателями), а также нарушения гражданских прав и свобод человека.

Описание: http://inpress.ua/uploads/assets/images/%D0%B1%D1%83%D0%BD%D1%82-1.jpg

Протесты шахтеров в 1993 году, беспорядки во Врадиевке против безнаказанности правоохранительных органов, бунт чернобыльцев против сокращения льгот – все эти события внешне выглядят локально, без претензий на утверждение в мировом политическом и социальном контексте. Но до 1991 года движущей силой большинства украинских восстаний было стремление утвердиться в мировом контексте как самодостаточное и независимое государство.

Каждые полвека в Украине поднимались бунты против захватничества и узурпации извне: восстание гайдамаков в 1768 году, Галицкое восстание в начале XIII столетия, Январское, Хотинское, Канижское, Брацлавское. Внутренние мятежи тоже случались, но значительно реже. Например, целью Чугуевского восстания в 1819 году была ликвидация военных поселений, а в XVI-XVII вв. козаки требовали расширения прав козачества и увеличения козацкого реестра.

Что такое бунт и с чем его едят

Предпосылкой бунта является абсурд, который возникает между актером и декорациями, на основе противоречий между человеком и окружающим его миром. Человечество всегда стремилось к рациональному объяснению всего происходящего, но как только эти объяснения становятся неубедительными и бессмысленными, человек чувствует опустошенность и свою чужеродность в мире. Привычный уклад вещей нарушается, и для поиска равновесия и баланса сознание человека приходит в движение. Другими словами, чувство абсурда порождает потребность бунта.

Безусловно, бунт беспощаден, но далеко не бессмыслен. В 99 случаев из 100 он обречен на поражение. Если бунт как массовое насильственное движение способствует переменам политического и социального порядка, из него рождается революция, и тогда уже смысл последующих событий не вызывает сомнений. Их можно только одобрять или не одобрять.

Бунтарь – это тот человек, который говорит «нет» тем вещам, с которыми ранее соглашался. Отрицая или протестуя, он определяет свою правоту и границы существования, переходить которые непозволительно. А правота не может зарождаться без осознания собственного достоинства. Бунтарь сам для себя становится авторитетом – до тех пор, пока справедливость не будет установлена. Если до момента бунта мы можем безропотно повиноваться и выполнять возмутительные вещи, не осознавая собственных прав, то потеряв терпение, рано или поздно мы начинаем отрицать и отвергать то, с чем мирились раньше.

Бунтарь, внезапно осознав противостояние превосходящей силы, готов к последнему бесправию, а непримиримость, бескомпромиссность и максимализм для него становятся критичными. Понятия свободы, справедливости, правды настолько оголены и идеализированы в этот момент, что кажутся материальными – это флаг, это трофей, это автомат и даже количество раненых или убитых. Часто бунты заканчиваются трагедиями, ведь бунтарь за такой короткий срок внезапного озарения не успевает трезво взглянуть на ситуацию и пойти на компромисс.

Бунт индивидуален в сознаниях, но массовый в проявлениях. Любому восстанию присущ определенный уровень организованности и структуры, и большую роль здесь играют руководители, которые выдвигают определенные цели. Если же массы не присоединяются к лидерам, попытка восстания ничего, кроме отдельных возмущений заговорщиков, из себя не представляет. Это – путч, который выражается в вооруженных действиях, не опирающихся ни на широкую поддержку, ни на учет ситуации, ни на продуманную программу.

Однако, если восстанию присущи такие характерные черты, как решительность его разжигателей, это традиционно способствует формированию в обществе большого числа сторонников и приверженцев именно данного пути осуществления социальных перемен.

Бунт в головах

Бунт может возникнуть в любой культуре – как в демократической, так и в репрессивной. Ведь простого гражданина в первую очередь волнуют рамки, в которые его поставили.

Украина имеет общие с западноевропейской цивилизацией корни: вплоть до XVII века она развивалась в общеевропейском контексте, что предполагает ментальную общность украинцев с европейцами. С другой стороны, за последние 350 лет и в ментальности украинцев, и в ментальности европейцев произошли коренные изменения, связанные с различными путями исторического развития.

Особенностью западного бунта является его незамедлительность и результативность: на события в государстве тут же возникает немедленная народная реакция, которая ведет к определенному исходу.

Сегодня бунты в США и Европе проходят часто, но не массово. Возможно, мультикультурность и многонациональность в западных державах способствуют толерантности и терпимости к интересам и потребностям всех граждан, а исход восстаний действительно имеет влияние на институты власти.

Описание: http://inpress.ua/uploads/assets/images/%D0%B1%D1%83%D0%BD%D1%82-2.jpg

Другим отличием европейского и западного бунта является доминирование правовой системы над понятием справедливости – как на практике, так и в общественном сознании. Европейский бунтарь зачастую отталкивается от законов и руководствуется легитимными правами, украинский – отвергает законы и готов к любому бесправию «во благо справедливости». Вспомните украинскую пословицу «Не піймав — не кажи: злодій». Но если пойман, то и суд ни к чему.

Украинский характер не то чтобы всегда стремился к возмущению, но отличался индивидуализмом и вольностью в суждениях. Примером может служить образование нового слоя украинского общества – козачества. Не вдаваясь в исторические подробности его целей и действий, стоит отметить: на фоне социальных, экономических, политических и национальных проблем в Украине XV века оно добилось перехода функции образования государства к представителям простого народа.

Подбадриваемые идеей воли и демократии, украинцы стали внимательней относится к понятиям национальной свободы и независимости. В то же время, крепостное право, которое в Украине было отменено позже, чем в Западной, Центральной и Северной Европе, послужило сильным толчком для противодействия властям.

Если же сравнивать украинский характер с русским, то последний испытывает большую потребность в авторитарном господстве. Несмотря на то, что в XVII веке в России то и дело вспыхивали восстания, бунты были острой реакцией на политические и экономические проблемы: недовольство налогом на соль, кризис денежной системы, угроза голода. Взбунтовавшиеся за редким исключением не помышляли о действиях против царской особы, и уж тем более против самого института монархии. Скорее, они были против бояр и воевод, защиты от которых искали у царя. К монарху обращались с челобитными, просили его наказать корыстных людей и поставить вместо них честных слуг.

Мировой опыт и печальная статистика

Мотивы народных волнений разные, однако имеют схожий корень: это массовая ответная реакция на насущные проблемы в обществе. В США, начиная с 1793 года, вспыхивали беспорядки, вызванные расовой несправедливостью, и продолжались вплоть до Лос-анджелесского бунта в 1992 году. В 2011 году в странах Ближнего Востока и Африки возникли массовые народные волнения, участники которых требовали отставки правительства, проведения политических реформ и контроля над ростом цен. Мятежи во Франции в 2005 году были спровоцированы скрытым расизмом по отношению к мигрантам, а в 2012 году в Париже недовольные исламисты выразили протест американскому документальному фильму «Невинность мусульман», вышедшему накануне на экраны.

Народные волнения могут подавляться силовыми методами, как во время «Пражской весны», когда период политического либерализма в Чехословакии закончился вводом в страну более 300 тысяч солдат и офицеров и около 7 тысяч танков из стран Варшавского договора. Противоположный исход бунтов подразумевает полное или частичное удовлетворение народных требований. Примером могут служить французские события 1968 года, которые привели к смене правительства, отставке президента Шарля де Голля и изменениям во французском обществе.

В Украине, к сожалению, большинство бунтов заканчивалось плачевно. Российское правительство жестоко расправилось с участниками Январского восстания в 1863-1864 гг.: многие были казнены, тысячи высланы в Сибирь. Правительство Речи Посполитой отомстило украинцам за козацкие восстания: не только подавило волнения, а и покарало большое количество мирного населения. Австрийский карательный загон придушил Канежское восстание, казнив 119 человек и повесив наиболее активных повстанцев на крыльях мельниц.

Сила противодействия равна силе действия

Конечно, есть рациональное зерно в высказывании Цицерона «Худой мир лучше доброй войны». Экзистенциальный бунт против системы жив до сих пор, но принимает новые формы. Количество и качество мятежей в Украине характеризует общество как отважный, порой отчаянный народ. Вероятность повторных бунтов в Украине вызвана также высоким уровнем недоверия к представителям власти, которая на протяжении истории множества восстаний, за редким исключением, шла на уступки народу.

К сожалению, традиция «неслышания» друг друга и нежелания находить компромиссы прочно утвердились в ментальности общества, а значит, и сторон конфликта. Судя по историческому прошлому Украины, большая сила действия с одной стороны предопределяет еще большую силу противодействия – с другой.

И в свете нынешних событий, становится понятным, что, к сожалению, неконтролируемость сторон противостояния привела к потере человеческих жизней, и сейчас конфликт в Украине находится в некой точке невозрата, за которой безучастность, безответственность и «бесхребетность» уже неприемлема. Хотелось бы, чтобы методы действий обеих сторон волнений были менее насильственными и жестокими, а люди стремились к миру и справедливости.


Inpress.ua
Обсудить