Нокдаун лея

В прошедшем январе, похоже, Дамоклов меч всё-таки упал, ибо случилось, казалось бы, маловероятное: через валютные кассы (сальдо покупки-продажи валюты) леев влилось всего только на 152,6 млн. долларов, что на 27,2% меньше января 2013 года!

Обесценивание молдавского лея в последнее время уже приобрело хронический и даже деструктивный характер. То, что наша национальная валюта слаба и реагирует, практически, на любые внешние коллизии, как в прочем и вся финансовая система государства, давно воспринимается как данность. Но примечательность происходящего заключается в том, что её целенаправленно ещё раскачивают и изнутри. Для валютных спекулянтов это возможность получить дополнительный доход на периодически инициируемых падениях и подъёмах лея к другим валютам, для власти – за счет понижения его покупательной способности увеличить доходы бюджета и имитировать более высокие темпы роста экономики.

В статье “Официальные и реальные причины взлёта евро от 29.12.2013 (См. http://ava.md/analytics-commentary/023017-oficial-nie-i-real-nie-prichini-vzleta-evro.html) уже расписывались мотивы, по которым Национальный банк Молдовы (НБМ) со второй половины прошлого года кардинально ослабил лей, во много повторив свой же опыт декабря 2009 года, когда количество наличных денег в обращении в одночасье увеличилось на 20%. Естественно, что лей тогда сразу же обрушился. Если на 30 ноября доллар по официальному курсу ещё стоил 11,1059 леев, а евро – 16,5511, то уже 15 декабря соответственно 12,2924 и 17,9845 леев.

Как в последние пять лет вёл себя лей, наглядно иллюстрируется на нижеследующей диаграмме. Здесь и скачок курсов в декабре 2009 года и неуклонный подъём 2013-го.

Диаграмма 1

Курс молдавского лея к доллару США, евро и доллара к евро за 2009-2014 годы

Как известно, НБМ рассчитывает валютную рыночную конъюнктуру страны только к доллару. Ко всем остальным валютам для их оценки в сопоставлении с леем используются мировые котировки, т.е. сложившиеся кросс-курсы валют к доллару. К тому же в последний год колебания стоимости доллара к евро было незначительно. Именно поэтому для большей наглядности обратимся к динамике курса лея только к доллару, начиная с лета прошлого года, когда за него взялись по крупному.

Как мы видим, на лицо, устойчивое обесценивание, которое весьма искусно периодически, то сдерживалось, то подгонялось. При этом прошлогодняя девальвация национальной валюты была в основном вызвана массированными интервенциями НБМ по скупке иностранной валюты в июле-сентябре, что наряду с другими его действиями привело к беспрецедентному увеличению количества наличных денег в обращении с 13,5 млрд. леев на 1 июня 2013 года до 17,5 млрд. на 1 января 2014.

Диаграмма 3

Интервенции НБМ на валютном рынке в 2013-2014 годах

(млн. долларов США)

Понятно, тогда НБМ боролся с потенциальной возможностью укрепления лея, но не в такой же мере?

И потом, если уж так хотелось ослабить лей, то почему Нацбанк не снизил параллельно и норму обязательного резервирования от привлеченных коммерческими банками средств с 14% до 10%? Это способствовало бы, с одной стороны, высвобождению в банках финансовых ресурсов в объёме около 2 млрд. леев, а с другой, к потенциальной возможности направить их на развитие экономики с одновременным удешевлением кредитов? Но своевременно это сделано не было. А теперь, похоже, время уже упущено.

А как в своё время торжественно декларировалось, что новой власти удалось снизить названную норму резервирования с 22% до 8%! В тот кризисный период в Молдову резко сократились денежные поступления из-за рубежа от наших соотечественников и проблема сдерживания укрепления лея отпала сама собой. Сложившаяся ситуация того периода была описана в статье “Наши сбережения, курс лея и «голландская болезнь»” от 07.09.2010 (См. http://ava.md/economics/08859-nashi-sberezheniya-kurs-leya-i-gollandskaya-bolezn.html).

А упущено время потому, что ситуация на валютном рынке в стране к настоящему времени кардинально изменилась. Вместо привычного, практически устойчивого и быстрого наращивания денежных поступлений из-за рубежа в недавнем январе произошло их резкое сокращение. Но для начала взглянём на отчётные показатели 2010-2013 годов.

Таблица

Поступление леевой наличности через валютные кассы и прирост валютных депозитов физических лиц за 2010 – 2013 годы

(млн. долларов США)

2010 г.

2011 г.

2012 г.

2013 г.

Валютные кассы:

Январь

114,8

152,6

166,3

209,6

Февраль

115,6

138,0

168,8

157,9

Март

173,5

203,7

199,7

168,9

Апрель

156,6

198,9

186,5

233,1

Май

138,8

193,9

209,1

237,8

Июнь

156,9

201,9

213,6

216,4

Июль

178,9

187,0

232,5

284,9

Август

157,4

219,7

290,5

305,5

Сентябрь

208,1

220,5

249,4

272,8

Октябрь

167,0

201,2

219,0

256,9

Ноябрь

152,9

168,4

201,8

169,5

Декабрь

165,4

209,7

174,9

197,3

Всего за год

1885,9

2295,5

2512,1

2710,6

Прирост депозитов

47,2

30,8

124,9

155,9

Итого

1933,1

2326,3

2637,0

2866,5

Характерно, что наряду с таким притоком леев на потребительский рынок Молдовы, одновременно высокими темпами увеличивались и депозиты физических лиц в иностранной валюте. А это формировало не только растущий уровень спроса, покрываемый в основном импортом, но и наращивались кредитные ресурсы для экономических агентов. В 2013 году данные поступления были больше суммарного экспорта в 1,2 раза, а к импорту достигли 52%!

И вот в прошедшем январе, похоже, Дамоклов меч всё-таки упал, ибо случилось, казалось бы, маловероятное: через валютные кассы (сальдо покупки-продажи валюты) леев влилось всего только на 152,6 млн. долларов, что на 27,2% меньше января 2013 года!

В последние два месяца НБМ уже не скупает валюту, а продаёт: в январе 6 млн. долларов и в феврале ещё 13,5 млн. Но лодка раскачана его предыдущими неадекватными действиями на столько, что в результате этого лей теперь находится в свободном падении. И, если денежные поступления из-за рубежа в феврале-марте не вернутся хотя бы к уровню предыдущего года, а посыл к такому сценарию новая миграционная политика Российской Федерации, то все предыдущие убаюкивающие прогнозы об ожидаемом росте экономики в текущем году трансформируются в рецессию. А это, в свою очередь, выльется в неизбежное сокращение или, как принято сейчас называть, секвестру расходной части бюджетов всех уровней и снижению уровня жизни населения.

Обсудить