К 25- летию отдела болгаристики в составе АН РМ.

Научный интерес к истории, культуре, общественной жизни бессарабских болгар и гагаузов возник с первых лет и десятилетий их устройства на казенных землях Буджака после 1812 года. Однако он до советского периода истории болгар и гагаузов Молдавии и Украины исходил исключительно от отдельных интеллектуальных личностей, которые, исследуя историю всего края и его населения, не могли обойти стороной болгар и гагаузов.

В 1946 г. известный молдавский историк Иван Иванович Мещерюк впервые поставил перед Кишиневом и Москвой вопрос о научно-организационном подходе в изучении и практическом решении проблем национально-культурного развития болгарского и гагаузского населения Молдавии и Украины. Несмотря на трудные социально-экономические условия первых послевоенных лет, сопровождавшихся и голодом и репрессией, в том числе и по отношению к болгарам и гагаузам, АН СССР откликнулась на инициативу кишиневского историка. Ему было поручено главной академией страны и при ее активной поддержке заняться этим научным направлением в рамках Молдавского филиала АН СССР. С 1946 по 1957 год были организованы несколько экспедиций по изучению болгарских диалектов на территории Молдавии и Украины. Тогда же началось изучение гагаузского языка, закончившееся составлением его первой грамматики в 1957 году. За это же десятилетие были опубликованы ряд научных статей, изданы монография и сборник документов о «задунайских переселенцах» (главным образом, болгары и гагаузы) и их устройство в Южную Бессарабию. Однако научное структурное подразделение (сектор) в МФ АНСССР, было создано лишь в 1959 г. Возглавил его И. И. Мещерюк, но и просуществовало оно всего лишь пару лет. Его история подробно раскрыта в статье В. И. Сырфа «Болгаристика и гагаузоведение в системе Академии наук Молдавии. Как все начиналось» (Курсом развивающейся Молдовы. Т. 10. – М, 2010. – С. 267–274).

В 1961 г. сектор ликвидировали и до второй половины 80-х гг. прошлого века болгарская и гагаузская проблематика разрабатывалась в нескольких институтах АН МССР (Институт истории, институт языка и литературы, Отдел этнографии и искусствоведения). Кстати, ею занимались в основном те, кто входил в исследовательское ядро указанного сектора (И. И. Мещерюк, Е. К. Колца, Б. П. Тукан, М. Ф. Филимонова). Но в этот период появились и молодые исследователи, которые в дальнейшем составили тот кадровый костяк, на плечи которого выпало продолжить начатую предшественниками научную работу. Среди них были К. А. Поглубко, С. З. Новаков, И. А. Анцупов, Н. Н. Червенков, И. Д. Забунов, автор этих строк, М. В. Маруневич, С. С. Курогло, Г. А. Гайдаржи, Н. Х. Туфар и другие. Некоторые из них не сразу вошли в главный корпус республиканской Академии наук, но это не отражалось на их научном интересе.

Так продолжалось до середины 1980-х гг. В захлестнувшем СССР национальных движений активно включились болгары и гагаузы Молдавии. От болгарской организации «Кирилл и Мефодий» с центром в Болграде на Украине и ее филиала на юге Молдавии последовали письма в ЦК КПСС, в которых выдвигались требования о создании условий для национально-культурного развития болгарского населения Украины и Молдавии. Инициаторами этих писем от болгар нашей республики были филолог Н. Тодоров, поэт Ф. Стоянов, учитель Д. Гургуров. Одно из этих писем Москва направила в ЦК КПМ, а партийный орган республики перенаправил его в АН МССР. Ее Президиум подключил Отделение общественных наук, которое сформировало бригаду ученых во главе с В. С. Зеленчуком и командировало ее в Чадыр-Лунгу, где тогда, а также в Кортене проживали авторы письма. В ее состав был включен и я.

Результатом этой поездки стала обстоятельная справка, в которой были поддержаны требования авторов письма в ЦК КПСС, и аргументирована необходимость решения вопроса об отдельном подразделении в системе АН МССР, которое бы занималось разработкой научной проблематики по истории и культуре болгар и гагаузов республики. Это происходило в 1987–1988 гг. Что же касается гагаузоведческого научного направления, то его формирование в структуре Отдела этнографии и искусствоведения АН МССР началось в конце 1986 г. и в середине следующего года был создан отдел гагаузоведения.

Насколько мне известно, в ЦК КПМ в ответ на указанную записку обсуждалась идея создания в АН МССР специального института по изучению проблем болгар и гагаузов республики. Однако бурные общественно-политические события второй половины 1988 г. и следующего года заставили власть посмотреть на проблему шире. Так созревало решение о создании Отдела по изучению национальных меньшинств АН ССРМ в феврале 1991 г., преобразованного затем в Институт с таким же названием, который возглавил член-корреспондент АН МССР К. Ф. Попович.

Вопрос о научном направлении Болгаристики обсуждался и решался в указанные годы, но еще до создания указанного Отдела/Института. Его обоснованием занимались секретарь отделения общественных наук Академии С. З. Новаков, совсем недавно ушедший из жизни, Н. Н. Червенков и автор этих строк. Вначале в структуре указанного Отдела этнографии и искусствоведения была выделена одна единица. Эту вакансию заполнил я путем перевода меня из Института истории АН МССР им. Я. С. Гросула. Это произошло 10 июля 1989 г. Я был первым научным сотрудником рождающегося научного подразделения, продолжая заниматься проблемами истории и культуры бессарабских болгар и гагаузов. Отдел болгароведения (болгаристики) был сформирован уже в новом структурном подразделении АН РМ. Но он возник не на пустом месте. Его появление было обусловлено сложившейся десятилетиями традицией в научной разработке проблем болгарского населения Молдавии и Украины и общественно-политическими вызовами, накапливавшимися в советский период его истории, которым было уже невозможно противостоять на закате СССР.

С самого начала создания Отдела болгаристики в Институте по изучению национальных меньшинств его заведующим был назначен, а затем и избран С. З. Новаков. Но он достаточно продолжительное время продолжал еще работать Ученым секретарем Отделения общественных наук Академии. Тем не менее, он занимался комплектованием штата его сотрудников. Вслед за мной в него пришел доктор искусствоведения П. Ф. Стоянов, затем выпускницы Кишиневкого госуниверситета Е. В. Капацина, Е. И. Челак. Чуть позже пришла Е. С. Банкова. В разное время на короткий срок болгаристами нашего отдела становились Пейкова Е.И. из Тирасполя, Н. Н. Тодоров, поэт В. Калоянов, Каждый из них оставил свой след в историю Отдела и научный след в болгаристике.

За все время Отделом болгаристики руководили двое: С. З. Новаков и Н. Н. Червенков. Каждый из них по-своему проявлял свои научные и научно-организационные способности. Савелий Захарович комплектовал отдел кадрами, стремился придать ему комплексное направление: наряду с историческим (С. Новаков, Н. Червенков, И. Грек, Е. Челак) появились музыковедческое (П. Ф. Стоянов), этнографическое (Е. Пейкова, Е. Банкова, Е. Капацына, А. Кавалов), лингвистическое (Н. Тодоров, Н. Кара). При нем возникла идея о фундаментальной библиографии литературы по болгарам Украины и Молдавии. В его заведовании Отделом вышли в свет первые сборники (Савелий Захарович – их ответственный редактор) и первые индивидуальные монографии (Грек И. Ф., Челак Е. И., Новаков С. З.). Была завершена работа еще над двумя монографиями (Е. И. Пейковой и Е. С. Банковой), которые, к сожалению, остались не изданными. Сам он, кроме подготовки и издания монографии по социально-экономическому развитию болгарских и гагаузских сел Бессарабии в XIX – начале XX в., опубликовал еще две монографии по истории двух Кортенов, болгарском и молдавском, истории церкви села Кортен, а также сборник статей.

Н. Н. Червенков, хотя и принимал участие в обоснование необходимости создания болгаристического научного подразделения в системе АН, тем не менее, не планировал стать его сотрудником. Но он им стал, когда не прошел по конкурсу в Институте истории, думаю, по этническим соображения, а не по профессиональным качествам. Болгарской переселенческой тематикой он занимался до прихода в отдел, вместе мы написали и издали в 1993 г. в Софии внеплановую работу «Българите от Украйна и Молдова», но его научные интересы все же были связаны с национально-освободительным движением на исторической родине. Став заведующим отделом, он продолжил научно-организационную работу предшественника, но в отличие от него сосредоточился на проведение научных конференций, организации социологических и социолингвистических исследований, подготовке и издании сборников статей. Меньше внимания он уделял организационной работе над индивидуальными монографиями. Свою интересную плановую работу по демографическим процессам в бессарабских болгарских поселениях в XIX в. он не завершил. Все же, отдельные аспекты данной проблемы освещены им в статьях и в сюжетах в краеведческих изданиях общего характера.

Об эффективности работы Отдела болгаристики, следовательно, и о профессиональной подготовке его сотрудников, свидетельствуют их многочисленные публикации в научных изданиях Молдовы, Украины, Болгарии, России. Очень хочется надеяться, что увидят свет монографии по этнографии Е. Пейковой и Е. Банковой, лежащие в архиве Отдела, А. И. Кавалова, по лингвистике Н. В. Кара. Данью уважения памяти первого заведующего отделом С. З. Новакова могло бы стать издание подготовленной им в соавторстве с Н. Н. Гургуровым книги сказок села Кортена/Кирютни.

25-летний юбилей Отдела болгаристики совпал со сложными социально-экономическими, политическими и межэтническими временами в нашей стране. Его неукомплектованность, ограниченный штат, отсутствие финансирования на научные изыскания, проблемы по изданию научной продукции – все это вместе взятое заставляет тревожиться об его будущем.

Обсудить