Игорь Додон: Молдову ждут очень непростые времена

В четверг, 06 марта 2014 года, молдавский журналист Артур Ефремов – учредитель Международного пресс-клуба «Социальный резонанс» - провёл его очередное заседание, почётным гостем которого стал молдавский политик, депутат Парламента Республики Молдова, лидер Партии социалистов (ПСРМ) Игорь Додон.

Выступивший, как всегда, модератором этой встречи, Артур Ефремов сказал, что за полтора года деятельности возглавляемого Международного пресс-клуба «Социальный резонанс» Игорь Додон посещает его заседание уже в третий раз, причём все его прежние выступления были яркими и интересными, поэтому неудивительно, что и сегодня в этом зале собрались не только многие известные журналисты, но и ряд политических и общественных деятелей, а также представители бизнеса, желающие «из первых уст» услышать ответы на интересующие их вопросы, связанные с политической и экономической ситуацией в Республике Молдова и вокруг неё.

Встреча началась с поздравления Игорем Додоном присутствующих в зале женщин с наступающим праздником – Международным женским днём, после чего модератор Артур Ефремов, по установившееся в пресс-клубе традиции, задал ему три вопроса, наиболее интересующие, по его словам, не только присутствующих в зале, но и всё молдавское общество.

Первый вопрос касался соседней Украины: «Идёт ли эта страна навстречу федерализации? Что будет с ней дальше? Каков Ваш прогноз? Что может последовать за решением Верховного Совета Крыма о желании присоединиться к России? Не попал ли в ловушку в связи с этим российский президент Владимир Путин, потому что, если он скажет «нет», то покажет собственное бессилие, а если скажет «да», то даст старт переформатированию всего постсоветского пространства, так как за Крымом могут последовать Приднестровье, Гагаузия и другие регионы?»

Отвечая на этот вопрос, Игорь Додон сказал: «Я считаю, что на Украине произошёл государственный переворот. Я об этом уже говорил, когда всё это происходило на Майдане. Я написал тогда в своём блоге, осудив тех, кто бросают камни в полицейских. Некоторые представители правящего альянса в этой связи возмутились, стали мне грозить, даже написали письмо в Европу, чтобы меня лишили возможности выезжать в Европейский союз.

У меня нет никаких сомнений в том, что всё то, что произошло на Украине, является следствием подрывной работы спецслужб Западной Европы и США.

Разночтений по этому поводу не должно быть ни у кого. Я уверен в том, что все те, кто бросали камни в полицейских и поджигали официальные здания в центре Киева, брали штурмом государственные администрации в различных регионах Украины, это террористы и неонацисты. Таково моё мнение. Я его не скрываю и не боюсь высказывать, несмотря на то, что некоторые политические силы обрушились на меня с критикой.

Я твёрдо уверен в том, что нынешняя власть на Украине, в том числе исполняющий обязанности главы государства, нелегитимна. Это моя личная позиция. Это мнение у меня сложилось не потому, что так говорит кто-то из российского руководства, из российских политиков. Мне кажется, что это вообще позиция любого нормального человека, который видит и объективно оценивает всё то, что происходит сегодня на Украине.

Я задал сегодня в Парламенте этот вопрос нашей власти, тем нашим политикам, которых подталкивают после встречи Игоря Кормана и Юрия Лянкэ в Вашингтоне с руководством США давать неправильные оценки событиям на Украине.

Сегодня, как вы знаете, наш Парламент принял постановление, в котором осуждает «военную интервенцию России в Крыму». Причём здесь, спрашивается, Молдова – суверенное, нейтральное государство? Зачем, скажите мне, Молдове понадобилось осуждать какие-то «интервенции»? Я считаю, что это очень большая ошибка нынешней молдавской власти.

К сожалению, после всех событий, которые произошли на Украине, всем нам есть над чем задуматься. Там погибли около 100 человек с обеих сторон. Сейчас появилась информация о том, что и по тем, и по другим стреляли одни и те же люди. Я вчера посоветовал журналистке Наталье Морарь почитать, что пишет по этому поводу Николай Стариков.

Я читал все его книги, в том числе последнюю – «Геополитика». Из них совершенно ясно, что практически во всех странах, где происходили такого рода «революции», откуда-то появлялись «неизвестные снайперы», которые стреляли и по тем, и по другим, что приводило к разжиганию конфликта между властью и оппозицией и, как правило, кончалось всегда очень плохо.

Почему случилось всё это на Украине? Помимо вмешательства американцев и европейцев, это произошло также из-за очевидной слабости украинского президента Виктора Януковича.

Он явно заигрался, пытаясь усидеть сразу на нескольких стульях, как в своё время это делал и наш молдавский президент Владимир Воронин. У нас это закончилось тогда лишь 7-ым апреля 2009 года и не пошло дальше, но вполне могло быть точно так же, как это случилось на Украине.

Янукович, когда ещё только шёл к власти, показывал себя «пророссийским» политиком, выступал за Таможенный союз, фотографировался с Путиным.

После того, как он оказался во власти, тут же совершил резкий поворот в сторону Европейского союза. Затем снова резко повернулся в сторону России и Таможенного союза. Создавалось впечатление, что этот человек вообще сам не понимает, где он находится. Это была первая ошибка Януковича.

Вторая его ошибка состоит в том, что когда всё это только начиналось в декабре прошлого года, он повёл себя недостаточно решительно. Если уж выбрал этот путь, решил повернуть в сторону от ЕС, надо было жёстко пресечь массовые беспорядки, не допускать эскалации гражданского конфликта.

Третья большая ошибка Януковича состоит в том, что он допустил создание олигархического режима правления на Украине. По этому поводу Александр Лукашенко сказал, что в Белоруссии подобное невозможно, так как его сыновья бизнесом не занимаются.

Я разговаривал со многими украинскими бизнесменами. Они рассказывают, что на Украине дело подчас доходило до того, что люди Януковича приходили к тому или иному предпринимателю и говорили ему, что с такого-то дня 50% своего бизнеса он должен передать им. В случае отказа его начинали жёстко «бомбить».

Вот эти три составляющие и привели к тому, что мы видим сегодня на Украине. Это моё личное мнение. Безусловно, после того, как неонацисты, фашисты из «Правого сектора» начали эскалацию этого конфликта, начали проводить жёсткую антироссийскую, антирусскую политику, начались и проявления недовольства всем этим беспределом. Поднялась волна народного возмущения в южных и восточных регионах Украины.

Полагаю, что все эти события затронут и Молдову. Последствия этого «украинского катка» ощутим и мы. Если нынешняя власть на Украине будет укрепляться, нам мало не покажется. Они уже нацелились на Приднестровье.

Я общался с некоторыми приднестровскими друзьями и коллегами. Они рассказали, что некоторые бойцы из числа украинских националистических формирований во время конфликта на Днестре принимали в нём участие. И они сегодня говорят, что Приднестровье принадлежит Украине. А есть ведь и северные районы Молдовы, где тоже проживает много украинцев. Так что, всё это вполне может затронуть и нас. В самом прямом смысле.

Они, националисты на Украине, уже приняли решение об отмене Закона о региональных языках. Ясно, что Турчинов после того, как на него шикнули из Европы, сейчас остановился и поручил разработать новый Закон по этому вопросу. Но кому он это поручил? Опять же этим националистам.

Всё это, безусловно, коснётся и Молдовы. В этой связи я вовсе не случайно уже зарегистрировал в Парламенте законодательную инициативу. Я хочу, чтобы наш Парламент принял, по примеру Российской Федерации, Закон об упрощенном порядке принятия молдавского гражданства для живущих сейчас на Украине молдаван, если они начнут возвращаться на родину.

Я исхожу из того, что если ситуация на Украине будет и дальше развиваться в таком же ключе, как сейчас, то молдаванам там придётся очень нелегко. Нам придётся думать о том, как их принимать и размещать здесь, в Молдове.

Что может быть дальше?

Я думаю, что последнее заявление Владимира Путина даже сравнивать нельзя с пресс-конференцией Виктора Януковича. У российского президента чёткая, ясная, жёсткая позиция.

Вариантов дальнейшего развития ситуации на Украине несколько. Возможно, она станет федерацией. Есть информация, что близкое окружение канцлера ФРГ Ангелы Меркель склоняется к идее федерализации Украины.

С учётом того, что на Украине началась серия местных референдумов о расширении прав регионов, в том числе автономий, например, Крыма, Донецка, Харькова и других, могут появиться, кроме Крыма, и другие автономные образования. А это будет, фактически, означать превращение Украины в федерацию.

Другое дело, согласятся ли нынешние власти Украины на название «федерация», но если они пойдут на расширение полномочий регионов – это будет уже федерация.

Это мягкий вариант решения проблемы - расширение прав регионов. Украина сохраняет территориальную целостность, но превращается в федерацию.

Жёсткий, то есть самый крайний вариант, это выход части регионов из состава Украины, их самоопределение и превращение в новые государства, либо присоединение к России. Я думаю, что этот сценарий вероятен, но он очень непростой, очень болезненный.

Менять границы государств, как правило, можно лишь в результате войны. Так что, создавать Новую Россию за счёт присоединения частей других государств будет очень непросто.

В то же время, принимая во внимание особенности нынешней геополитической ситуации, полностью исключать такой вариант нельзя. Если этот сценарий в обозримой перспективе будет реализован, нельзя также исключать, что у Молдовы появится граница с Российской Федерацией.

Понятно, что в этом случае, исходя из нынешнего положения вещей, будет меняться ситуация и у нас. Потому, что у нас есть Приднестровье, есть Гагаузия, есть Тараклия, граничащая с Украиной. Так что, если власть в Кишиневе и дальше будет тупо идти в сторону интеграции с ЕС, здесь у нас ситуация будет меняться кардинально.

С учётом возможности подобного сценария, я хочу сказать, что Молдову ждут очень непростые времена. Но я всё-таки думаю, что на Украине будет реализован первый сценарий – дадут дополнительные права автономий, создадут своего рода федерацию, чтобы попытаться сохранить целостность страны на данном этапе.

Молдова также может выжить только в качестве федерации. Для Молдовы в будущем, исходя из всего того, что происходит сейчас, единственный путь – создание федерации.

Почему? Потому, что часть населения в Молдове видит своё будущее с Румынией, другая часть – с Европой. Более 70% населения, если брать с Приднестровьем, хочет в Таможенный союз.

В этой ситуации, если будет принято решение, что мы идём в Европу, Молдова окажется без Приднестровья, без Гагаузии, без Тараклии, и ещё неизвестно, что будет на севере. Тогда нашей страны больше не будет, так как её просто разорвут на части.

Так что, единственный выход для Молдовы – создать федерацию. Будут 3 субъекта этой федерации – Приднестровье, Гагаузия и Молдова. Любой другой вариант приведёт к тому, что нашу страну просто разорвут на куски. Каждый возьмёт себе по куску, и Молдовы больше не будет.

Второй вопрос, заданный модератором Артуром Ефремовым политику Игорю Додону, касался выхода из Демократической партии и её парламентской фракции депутата Юрия Болбочану.

«О чём это говорит?, - спросил Артур Ефремов. - Я слышал сегодня уже две версии по этому поводу. Одни говорят, что вскоре он войдёт в команду лидера Партии социалистов Игоря Додона. Согласно другой версии, Болбочану вливается в новый политический проект Ренато Усатого под названием «Наша партия». Что Вы можете сказать по этому поводу?»

В своём ответе на данный вопрос Игорь Додон достаточно ясно показал участникам встречи, что может сказать им далеко не всё, что ему известно, но всё же попытался объяснить им своё видение случившегося.

Говоря о сегодняшнем выходе из ДПМ депутата Юрия Болбочану, хочу заметить, что это, по моему мнению, не последний выход из этой команды.

Куда он пойдёт, в какую сторону, в какую партию? Я думаю, что пока ещё рано об этом говорить. Безусловно, я сейчас не буду открывать скобки и говорить, вели ли мы с ним, или ведём сейчас переговоры, общий ли это проект то, что он сделал, и так далее. Ещё слишком рано об этом говорить.

Но, поверьте, Демократическая партия, принявшая решение выступать за «европейскую интеграцию», не имеющая своей идеологии, не учитывает, как будут вести себя избиратели, поддерживающие идею «евроинтеграции» когда им придётся выбирать, за кого голосовать - за Лупу – Плахотнюка, Филата – Лянкэ или Гимпу – Киртоакэ?

Я думаю, что меньше всего будет желающих голосовать за Демпартию. Своей «проевропейской» риторикой демократы сегодня только укрепляют позиции на правом фланге Филата и Гимпу.

Интересно другое. До ухода Юрия Болбочану у правящей коалиции было 54 депутатских мандата. Минус один – остаётся только 53 мандата. Так что, если уходы продолжатся, а я не исключаю, что они могут продолжиться, если уйдут эти 3-4 человека, то большинства парламентского не станет.

Выход у них какой будет? Либо договариваться с Мишиным, либо договариваться с Гимпу. С учётом того, что группа Мишина голосовала за Лянкэ, возможно, что сломать сейчас парламентское большинство не получится, но уже ясно, что начинается большая политическая игра. В том числе и в молдавском Парламенте.

Всё это может привести к тому, что в ближайшей перспективе в Молдове не будет парламентского большинства.

Не будет парламентского большинства – не будет и подписания Соглашения об ассоциации Республики Молдова с Евросоюзом. В итоге возникнет совсем другая геополитическая ситуация. Ситуация может поменяться уже в течение нескольких недель.

Добавьте к этому очень непростую социально-экономическую ситуацию в Молдове. Добавьте сюда также всё то, что происходит в банковской сфере и на валютном рынке.

О том, что происходит на валютном рынке, я говорил ещё в прошлом году, когда президент НБМ Дорин Дрэгуцану только начал девальвировать лей. Начал скупать валюту.

Я думаю, что всё это из-за того, что кто-то в мае взял кредитов на 5 миллиардов леев и после этого перевел их по одному курсу, потом договорился с Нацбанком об увеличении курса, и начал зарабатывать на разности курсов. По нашим подсчётам, на этом они заработали не менее 200 – 300 миллионов.

Я показал на комиссии 5 банков, через которые взяли эти 5 миллиардов. Я спросил Дрэгуцану, почему вдруг такой всплеск инфляции, никогда раньше такого не было, тем более в мае?

Он просто развел руками и сказал: «Ты же сам понимаешь, что происходит!», дав мне понять, что его просто заставляют это делать. Сам же он смелости, чтобы воспротивиться этому, не имеет.

То, что начал делать с прошлого года Дрэгуцану, в этом году дополнилось и объективными причинами. Молдавский экспорт в Россию в конце прошлого года резко упал. Если в начале года было плюс 30 процентов роста экспорта в Россию, то в конце года было уже минус 5 процентов. В последний квартал мы имели минус 15-20 процентов.

Перечисления от гастарбайтеров из-за рубежа в прошлом году удерживались на прежнем уровне, но как только начнутся проблемы – а они начнутся!, - уровень этих перечислений тут же упадёт, и это будет ещё одна объективная причина для дальнейшей девальвации лея. Таковы нынешние тенденции.

Как-то изменить ситуацию к лучшему трудно. Даже если Дрэгуцану выбросит на рынок 3 миллиарда валютного резерва НБМ, этого не хватит для стабилизации курса лея. Придётся снова повышать курс доллара и евро.

К чему это приведёт? К дальнейшему росту цен. Денег у правительства для повышения пенсий и зарплат нет. Возникнут очень серьёзные экономические, финансовые и, как следствие, социальные проблемы. В итоге нынешняя власть может упасть быстрее.

Добавьте к этому также вполне возможный возврат в Молдову 150 – 200 тысяч гастарбайтеров из России. В прошлом году уже вернулись 15 - 20 тысяч. Это примерно по 15 – 20 человек на каждое молдавское село. Один человек, работавший в России, кормил 4-5 человек здесь, в Молдове, то есть свою семью.

Сегодня эти люди остались без куска хлеба. Они приехали сюда, но здесь нет для них работы. Люди попали в безвыходную ситуацию. Им некуда деваться. Поэтому в сельской местности растёт преступность. Безвизовый режим с Европой не спасает – там молдаванам нечего делать, так как там нет работы.

Я общался с российскими коллегами. Они прямо говорят, что в России власти прекрасно знают, где и сколько находится гастарбайтеров из Молдовы.

Поэтому, если российские власти начнут сегодня действовать в соответствии с новым Законом, то 250 тысяч молдавских граждан тут же окажутся депортированными домой. В апреле 2014 года истекает срок в 90 дней, в течение которых, согласно этому новому Закону, молдавские граждане могут находиться на территории России. После этого им придётся выехать в Молдову.

Поэтому я говорю сегодня нынешней власти: в конце апреля – начале мая ждите большой поток вернувшихся в Молдову трудовых мигрантов из России, для которых здесь работы нет. Они приедут в то время, когда происходит девальвация лея и растут цены. Они приедут домой в то время, когда всё ещё непонятно, куда дальше двигаться стране.

Подписание Соглашения об ассоциации Молдовы с ЕС о договора о Зоне свободной торговли чревато тем, что Евразийское экономическое сообщество тут же применит ко всему импорту из Молдовы правила ВТО.

Это означает, что, например, таможенная пошлина на молдавские яблоки, поставляемые в Россию, составит 58 долларов на 1 тонну или 50 центов на 1 килограмм.

Это сразу же сделает молдавские яблоки неконкурентоспособными на данном рынке. Польские яблоки окажутся дешевле. А яблок у нас 150 тысяч тонн, которые мы экспортировал в Россию, а в Европу – только 3 тысячи тонн. И что нам делать с этими яблоками?

И это только по яблокам. А что делать с другим экспортным товаром? Молдова сразу же утратит десятки тысяч рабочих мест. Молдавские консервные заводы, сахарные заводы, что будет с ними? Без российского рынка всё остановится.

Вот на этом безрадостном фоне и уходят потихонечку депутаты из правящего альянса.

Удержать вместе эту правящую коалицию могут только европейцы и очень большие деньги, которые они смогут «распиливать».

Но если всё будет продолжаться в Молдове так, как идёт сейчас, это чревато мощным взрывом. По сравнению с ним «кофейная революция» покажется цветочками. Люди выйдут на улицу и просто порвут всех, кто их довёл до такой жизни, на части.

Чисто теоретически, правящая коалиция может продержаться до осени. Попытки перенести парламентские выборы на весну следующего года также непродуктивны, так как с 1 января 2015 года вступает в силу Соглашение о создании Евразийского союза.

А договор о поставках газа у Молдовы тоже до 1 января следующего года. Так что, если партии КПП решат перенести выборы на март 2015 года, то ко всем нынешним проблемам добавятся также и новые, более высокие цены на газ. И, как следствие, новое повышение цен на всё и тарифов. Так что, правящей коалиции выгодно побыстрее провести выборы, пока обстановка не взорвалась.

Не исключено, что они могут попытаться и сейчас спровоцировать какой-нибудь скандал, чтобы пойти поскорее на выборы. Но проблема у них в том, что в этом случае европейцы не успеют подписать Соглашение б ассоциации, так как оно намечено на август.

Наша правящая коалиция уже взяла обязательство перед Европой и Америкой, что обязательно проведёт решение о подписании этого Соглашения через Парламент. А кто может сказать, какова будет структура следующего Парламента, если выборы пройдут сейчас?

Третий вопрос модератора Артура Ефремова звучал так: «Как известно, господин Юрий Лянкэ был в Вашингтоне. Во время чаепития с господином Джозефом Байденом в кабинет, якобы случайно, зашел президент США Барак Обама, который повторил в разговоре с Юрием Лянкэ пресловутую «историю успеха» Республики Молдова. Это официальная версия визита.

Неофициальную версию я узнал от одного своего зарубежного коллеги. Понимаю, что ни Лянкэ, ни американцы эту версию не подтвердят. Но я всё-таки приведу её здесь.

Согласно этой версии, господа Обама и Байден «короновали на царство» внутри Либерально-демократической партии Молдовы Юрия Лянкэ. Это означает, что при подобном раскладе Влада Филата ожидает «дворцовый переворот» внутри ЛДПМ. Что Вы думаете по этому поводу?»

В своём – политкорректном и предельно осторожном - ответе на этот вопрос Игорь Додон высказал сомнение в том, что такой волевой и амбициозный человек как Влад Филат согласится уйти из большой политики, даже если бы ему предложили участие в «очень большом бизнесе». Поэтому любые планы что-то изменить в существующей политической конструкции во властной коалиции могут привести лишь к тому, что она просто рухнет.

«Согласно той информации, - сказал Игорь Додон, - которой я располагаю, никто и ничего во властной коалиции менять не будет. Для них всё это слишком опасно. Филат в ответ на такие попытки может дать такой отпор, что мало никому не покажется.

Накануне выборов этого никто делать не станет. Хотя, конечно, Юрий Лянкэ предпочтительнее для американцев и европейцев хотя бы потому, что он не бизнесмен. А бизнесмены, как известно, всегда пытаются договориться, например, с русскими, с кем-то ещё, взамен на что-то.

Что касается Юрия Лянкэ, то я считаю, что он искренне верит во всё то, что он говорит. Он искренне верит в «европейскую интеграцию». Когда смотришь на него, начинаешь и сам верить в то, что Молдова имеет «историю успеха». Поэтому американцы, вполне возможно, хотели бы поменять Филата на него. Но это слишком рискованно».

В последующие 15 минут, отведённые для его выступления модератором, Игорь Додон рассказал о позиции Партии социалистов, её планах и расчётах.

«На что мы надеемся на этих выборах, - сказал Игорь Додон, - как пойдёт левый фланг, с кем можно социалистам потенциально договориться на левом фланге и на какой результат мы рассчитываем по итогам голосования 30 ноября 2014 года?

Через пару недель мы опубликуем нашу чёткую и ясную позицию, в том числе программу действий в социальной и экономической сфере, которая разработана Еленой Гореловой и её командой на следующие 4 года, Она исходит из того, что изменить что-то к лучшему в Молдове можно только через создание новых рабочих мест. Это серьёзный документ.

Мы, социалисты, будём твёрдо стоять на 3-ёх основных позициях. Мы – за Таможенный союз. Менять эту свою позицию мы не будем. По сравнению с лидерами и членами других команд, ни у меня, ни у моих соратников денег в швейцарских банках нет.

В последнее время коммунисты, к которым я всегда относился и отношусь с уважением, заняли какую-то осторожную позицию. По районам они не поддерживают наши действия за Таможенный союз. В Бельцах, вместо того, чтобы проголосовать за наше предложение о референдуме, они взяли паузу на месяц. А сегодня на заседании Парламента парламентское большинство поменяло законодательство и запретило проведение региональных референдумов.

Так зачем коммунисты взяли эту паузу? Могли бы проголосовать на прошлой неделе и провели бы референдум, так как закон обратной силы не имеет. А они взяли паузу на месяц, чтобы с кем-то посоветоваться.

Мы, социалисты, будём и далее твёрдо стоять на том, что будущее Молдовы только в Таможенном союзе. Главная проблема Молдовы сегодня – рабочие места. В стране сегодня 700 тысяч пенсионеров и только 560 тысяч рабочих.

Через 3 года в Молдове будет 1 миллион пенсионеров и только 500 тысяч рабочих. То есть, на 1 работающего будет приходиться 2 пенсионера. Нынешняя власть пытается решить эту ситуацию за счёт увеличения пенсионного возраста. Это не сработает. Нужно создавать новые рабочие места.

Когда мы, социалисты, говорим о Таможенном союзе, это вовсе не означает, что Молдова должна «под кого-то ложиться». То, что Молдова маленькая страна, вовсе не означает, что она должна «под кого-то ложиться». Поскольку единственный выход для Молдовы из её нынешней ситуации видится в создании новых рабочих мест, а сделать это она сможет только войдя в Таможенный союз, так как никаких иных возможностей для этого просто не существует, Партия социалистов выступает за Таможенный союз.

Чтобы сохранить и создать новые рабочие места, надо иметь производство. А если есть производство, есть производимая им продукция, то её надо куда-то экспортировать, продавать. В Европу наши товары никто не пустит. Даже если 10 лет тут будут вкладывать деньги в модернизацию нашего производства, это не решит проблему.

В Болгарию и Румынию тоже вкладывали средства на модернизацию. Готовили их к вхождению в Европейский союз. И что там осталось сегодня от национального производства? Ничего! Не помогло им это.

То же самое будет и у нас, в Молдове. Поэтому, когда мы говорим о Таможенном союзе, мы говорим о чётких и понятных вещах – о создании новых рабочих мест.

Эта тема будет нами в дальнейшем развиваться и совершенствоваться. Мы проведём детальный анализ по секторам, что даст Молдове вхождение в Таможенный союз, и что она получит в результате ассоциации с Евросоюзом. Пока у нас такого анализа ещё нет. Его нужно обязательно провести в самое ближайшее время.

В связи с тем, что правящая коалиция запретила проведение местных референдумов, Партия социалистов зарегистрирует инициативную группу по проведению Национального референдума по вопросу о выборе внешнего вектора для Молдовы.

Поставим вопрос, куда идти – в Таможенный союз, в Европейский союз, или вообще никуда не идти? Мы должны выйти к народу и спросить его об этом. По нашим оценкам, сегодня 58% населения Молдовы выступает за Таможенный союз. Поэтому власти боятся референдума и пытаются всеми способами его не допустить.

Если власть откажет в регистрации нашей инициативы, а она, скорее всего, так и поступит, с апреля 2014 года Партия социалистов начнет проведение сходов граждан по всем населенным пунктам Молдовы.

Мы соберем людей, объясним им все плюсы и минусы того или иного внешнеполитического выбора, а потом соберём их подписи, чтобы в сентябре, когда на заседании Парламента нынешние правители попытаются протащить Соглашение об ассоциации, положить полтора миллиона подписей за Таможенный союз им на стол. Я думаю, что тогда и многие люди придут в Парламент, чтобы объяснить власти, что они думают по этому поводу.

Свою позицию по Таможенному союзу я принципиально менять не буду. Кое-кто мне говорит в этой связи, что мы, дескать, уже почти в Европе. Ну и что? Даже если они подпишут Соглашение об ассоциации с ЕС, даже если они путем обмана сделают опять парламентское большинство, через полтора – два года наступит такое похмелье для молдавского народа от этой «европейской интеграции»!

Сегодня они создают у людей ожидания, говорят, что вот подпишем Соглашение и сразу станет всё хорошо. Но пройдут полгода, максимум год, и люди поймут, что всё это полный обман, что ничего им это на даёт. И тогда отношение к «европейской интеграции» окончательно изменится, люди поймут, что надо двигаться в другую сторону.

И ещё одна проблема. Для нас, социалистов, принципиально важно укрепление молдавской государственности. Мы не случайно начали программу «Люблю Молдову». Мы молдаване, язык наш молдавский. Мы сейчас работаем на книгой «История Молдовы».

Из районов уже поступает множество просьб, прислать им эту книгу. Мы издадим её вначале на молдавском, а затем переведем на русский язык. Мы сделаем несколько клипов, чтобы люди вспомнили о том, что они молдаване, чтобы они гордились этим. На нас оказывается большое давление, чтобы мы остановили эту кампанию. Но мы будем продвигать её дальше.

На 9 Мая меня пригласили депутаты Парламента Румынии в Яссы, чтобы я участвовал во «круглом столе» там, посвященном 70-ой годовщине Ясско-Кишиневской наступательной операции Красной Армии. Думаю, что я приму это приглашение.

Вот эти два направления для нас, социалистов, являются основными. Плюс третье направление – федерализация. Нас кое-кто критикует, говорят, что тема федерализации якобы сейчас никому неинтересна. Может быть, с политической точки зрения, электорально эт тема для нас невыигрышна, так как 80% населения против федерализации.

Это всё потому, что Воронин после отказа от подписания «Меморандума Козака» вдолбил людям в голову мысль о том, что федерализация – это плохо.

После того, как он провалил подписание «Меморандума Козака», он на протяжении нескольких лет пытался оправдаться в глазах народа, говоря, что федерализация – это плохо, так как тогда регионы будут иметь право вето и т.п. И только сейчас, после того, когда мы начали говорить о федерализации, продвигать эту идею, отношение к ней у электорана стало понемного меняться. Я же лично уверен, что это единственный выход для Молдовы.

Какие изменения могут произойти на политической сцене страны?

Ну, с правым флангом всё ясно. Филат и Лянкэ – «проевропейские», с кем они здесь будут играть – понятно. Гимпу попытается сыграть на своих унионистах, шансов у него больше, чем у либерал-реформаторов. Другие, например, Мокану, тоже попытаются попасть в Парламент, но им будет очень сложно. У демократов позиции нет, они склоняются к «европейской интеграции», значит, будут с Филатом, раз делают такие же, как и он, заявления.

Остаётся левый фланг. Это 55-60 процентов электората, которые против Соглашения об ассоциации с ЕС. Последние годы монополия здесь принадлежала коммунистам.

Но сегодня за коммунистов из числа этого ээлектората проголосуют не более 35-40 процентов. Остаются 15-20% избирателей, которые за евразийскую идею, но за Партию коммунистов, за Воронина больше голосовать не станут.

Эти люди сейчас в поиске, они ищут, что сейчас есть ещё, кроме коммунистов, на левом фланге, какие партии? Конечно, рейтинг Партии социалистов пока ещё заметно ниже, чем у Партии коммунистов. Но у нас есть реальная перспектива роста рейтинга.

Есть ли шанс создать Единый избирательный блок на левом фланге?

Во-первых, я считаю, что соглашение идти всем левым партиям единым комунистическим списком будет большой ошибкой. Исходя из того, что 10-15% электората на хотят голосовать за коммунистов.

Я по спискам Партии коммунистов на выборы не пойду. Если создавать блок, то это должен быть Блок левых сил, в котором 3-4 левых партии могут пойти вместе, что увеличит их шансы.

Либо есть второй вариант, который, скорее всего, будет реализован. Одной колонной пойдут коммунисты, другой – ещё несколько левых партий.

Я считаю, что нам надо готовиться к тому, что коммунистыы ни с кем не захотят договариваться, так как Марк Ткачук и другие коммунисты считают, что они сами возьмут парламентское большинство. Не возьмут! Им не дадут этой возможности. Они должны это понять.

Нам, социалистам, надо готовиться стать вторым центром притяжения для левого электората, который не хочет голосовать за коммунистов, но поддерживает те же самые левые идеи.

Создавать блок без участия Партии коммунистов нецелесообразно, так как проходной балл для блока не 6%, как для партии, а уже целых 9%. Это дополнительный риск. Это должны понимать все.

Блок на левом фланге имеет смысл создавать только вместе с коммунистами. Без коммунистов блок левых партий не имеет смысла. Что касается возможности идти по спискам какой-либо левой партии, кроме Партии коммунистов, то мы готовы к переговорам по этому вопросу.

Какие партии могут быть нашими партнерами?

У меня уже есть обращения от некоторых партий, которые я пока не буду называть.

Могу сказать лишь, что Виктор Степанюк из Народной Социалистической партии обратился к нам по этому поводу. Обратился также Владимир Цуркан из «Единой Молдовы». Он говорит, что готов или вместе с Партией социалистов, или по её списку.

Мы начали консультации относительно осторожного сближения позиций с нашими коллегами из Гагаузии. С учётом того, что в Гагаузии Дмитрий Константинов ушёл от демократов, если он будет работать вместе с Михаилом Формузалом и с нами, социалистами, у нас появится реальная возможность получить поддержку значительной части гагаузского электората. Есть и другие коллеги на левом фланге, с которыми можно говорить о возможном сотрудничестве.

Понимаю, что пока не все ещё готовы к этому. Некоторые предлагают подождать ещё месяц – два, посмотреть, что и как будет меняться. Пытаются заручиться поддержкой со стороны. Но не позже июня мы должны будем определиться, что будем делать. Потому, что в сентябре уже все должно быть готово. Потребуется месяц – полтора, чтобы раскачать эту «телегу».

Мы, социалисты, начали её раскачивать ещё с ноября прошлого года. Начиная с ноября прошлого года, мы каждый месяц распространяем по всей Молдове 500 тысяч экземпляров своей газеты «Социалисты». Делаем и распространяем спецвыпуски этой газеты. Расказываем в ней людям о Таможенном союзе. Эту работу мы уже начали.

Но другие коллеги на левом фланге, если они захотят вести переговоры, должны понимать, что закончить эти переговоры мы должны будем не позже июня.

Чтобы к сентябрю всё уже было ясно и понятно, чтобы избиратели видели и знали, какие партии есть на левом фланге и какие у них программы.

Если мы затянем переговоры до сентября, будет поздно. Тогда в ход пойдёт «тяжёлая артиллерия» с правого фланга.

Что касается расстановки сил в новом Парламенте, то даже если у ПКРМ и других левых партий там после выборов окажется большинство, нет гарантий тому, что коммунисты вновь не развернутся в другую сторону, как они делали это неоднократно на протяжении последних двух десятилетий.

Помните, как Воронин оправдывался в связи с тем, что оказался подписать «Меморандум Козака», говоря, что его, дескать, «бес попутал»!? Вот и есть сомнения в том, что в самый ответственный момент кое-кому кое-кто вновь не напомнит о зарубежных счетах и не заставит изменить свою позицию. Я это очень хорошо понимаю.

В любом случае, я считаю, что на следующих парламентских выборах есть шансы избавиться от власти Филата и Плахотнюка.

Причём шансы довольно высокие. Всё будет зависеть от того, как мы будем координировать свои действия на левом фланге. Если будем бросать друг в друга бомбы, это делу не поможет. Основная битва сегодня на левом фланге между коммунистами и социалистами, и это очень плохо.

Мне, например, коммунисты каждый день напоминают о голосовании за избрание Президентом Молдовы Николая Тимофти. Я считаю, что на том этапе 80% населения хотели, чтобы Президент был избран.

Но я очень огорчен тем, что Николай Тимофти не оправдал наших надежд, что он говорит сегодня о выходе Молдовы из СНГ, о румынском языке в качестве государственного и другое. По поводу Тимофти социалисты ещё сформируют свою чёткую позицию.

Мы, социалисты, молоды и амбициозны. Мы принципиальны. У нас чёткая и ясная позиция. Мы не пытаемся усидеть на двух стульях.

В ближайшие 5-6 лет социалисты сменят в качестве ведущей политической силы на левом фланге Партию коммунистов. И на левом фланге, и в молдавской политике будет совсем другая ситуация. Я в это искренне верю. И я за это буду бороться».

По завершении первой части встречи, в ходе которой Игорь Додон ответил на три вопроса модератора, состоялась оживлённая свободная дискуссия с его участием, в ходе которой присутствовавшими в зале поднимались и обсуждались различные актуальные вопросы, касающиеся состояния молдавской банковской сферы, ситуации в соседней Украине, молдавско-российских отношений и других тем.

Обсудить