Ян Лисневски: Нас ждет самая интересная и жесткая предвыборная кампания в истории Молдовы

Политолог Ян Лисневски, являющийся председателем Молодежной организации Народной партии Республики Молдова (НПРМ), рассказал в своем интервью порталу ТРИБУНА о том, как он сочетает эти два занятия, а также сделал содержательный анализ предстоящей предвыборной кампании. Ян Лисневски говорил о рисках, сюрпризах, возможностях, темах, а также о предполагаемых результатах политических формирований на выборах.

Т.: 2014 год является годом выборов. Какой будет избирательная кампания в нынешнем году? Что изменилось с последних выборов?

Я. Л.: Эта кампания будет самая интересная и самая жесткая в истории Молдовы. После выборов 2010 года были созданы и распались два альянса, на политической арене появилось много новых партий, а многие политики сменили свою «политическую масть». Если в 2010 году в парламент попали 4 партии, которые преодолели 4-процентный избирательный порог, то сегодня в парламенте мы видим 8 партий, которым, чтобы сохранить свои позиции, потребуется гораздо больше поддержки со стороны граждан, чем в 2010 году, то есть в 6%. В Молдове появилось множество новых партий и еще больше партии пережили процесс реструктуризации.

В избирательной кампании 2014 года упор делается не только на внешнюю кампанию партий, но и на внутреннюю. Если в 2010 году это не было заметно и продлилось очень недолго, то теперь отмечаются два этапа этой кампании. Первый начался с 2013 года и продлится до апреля, когда завершится укрепление структуры партий, отбор ведущих политиков, которым предстоит создавать имидж соответствующих партий. Могут быть созданы новые партии или же могут быть «возрождены» пассивные партии, во главу которых придет новое руководство. Второй этап продлится с апреля и до начала официальной избирательной кампании. Именно в апреле будет дан старт самой грязной предвыборной кампании в истории Молдовы.

В 2014 году появятся компрометирующие материалы о политиках – как реальные, так и отлично сфабрикованные. Все чаще станут появляться негативные образы отдельных политиков, все чаще партии-клоны станут выступать с новыми шокирующими декларациями. В нынешнем году будут внедрены все политические технологии и, к сожалению, большинство из них будет именно «грязными».

У большинства правящих партий не будет ни времени, ни новых доводов на «чистые» технологии, чтобы убедить граждан в том, что именно они заслуживают их голосов. И, в отличие от предыдущей кампании, избиратель уже не верит в «Молдову с принципами и ценностями», не верит в «Молдову без бедности». Сегодняшний избиратель не верит в перемены и он разочарован. Без определенных результатов будет крайне сложно убедить граждан, вновь завоевать их доверие. Вот почему ожидается внедрение грязных технологий по манипулированию и дезинформации, ведь это дешевле, эффективнее и менее ресурсоемкое.

Чтобы описать все методы и все этапы уже начавшейся кампании, думаю, потребуется статья или достаточно объемный труд. Могу сказать только, что в ближайшее время вам нужно ожидать новых сюрпризов от политиков и партий. После внутренней кампании еженедельно начнут появляться множество расследований и скандалов. Начнется борьба за административные ресурсы, которые будут использоваться в предвыборной кампании. Будет неудивительно услышать о новых проектах, внедренных Миниинформтехнологий и связи или Минюстом, радикальных изменениях в ГП «Registru» или «Poşta Moldovei», скандале, связанном «Moldtelecom», ассоциациями, университетами. Будет неудивительным, если вновь вынесут на обсуждение вопрос об изменении даты выборов, поскольку осенью и весной люди не особо готовы отдавать свои голоса за власть, которая не может представить серьезных доводов, а также вопрос об изменении законодательства, что позволит нам выбирать «свободнее и демократичнее».

Появятся разного рода рейтинги, опросы. До апреля – так называемое время «продажи партий». Именно теперь могут появиться новые партии или административные изменения в пассивных партиях. Именно теперь происходит процесс купли-продажи политиков. К сожалению, все эти методы скажутся, прежде всего, на избирателе и на имидже государства.

Т.: А в Вашей деятельности в качестве политического консультанта, какие изменения ожидаются?

Я. Л.: Не думаю, что последуют коренные изменения. В настоящее время я молод и мало известен в качестве политика. Вначале я думал, что моя политическая деятельность станет мешать моей деятельности в качестве политолога, но я постоянно считал себя, прежде всего, специалистом в области политических технологий. Долгое время я работал над тем, чтобы оставаться объективным по отношению к политике. И тот факт, что в последнее время за консультациями ко мне обращались практически все партии Молдовы, указывает на то, что мне все-таки удалось остаться, прежде всего, политологом, хорошим другом и, наконец, самым жестоким критиком партии, которую я представляю, а также находящихся у власти партий.

Я делаю все это, поскольку требую от себя лично, от людей, с которыми работаю, и от наших действий совершенства и профессионализма, требую результатов, которых можно добиться только с помощью различных демократических и правовых методов. Гораздо интереснее играть в шахматы с профессионалом, нежели резаться в карты с шайкой преступников. Вот почему, думаю, что я всегда буду оставаться, прежде всего, политологом.

Т.: 39 существующих партий и еще партии, которые могут появиться, – этого много для такой страны как Республика Молдова? Что показывает опыт других стран? Какие применяющиеся за рубежом практики отсутствуют здесь, но их следовало бы внедрить?

Я. Л.: Мы говорим о 39 партиях, а также о других, которые могут появиться до апреля. Не секрет, что сегодня идет работа над регистрацией еще двух партий, так что есть все шансы, что апреле на политической сцене Республики Молдова будет не менее 40 партий. Проблема заключается не в числе партий, а в их деятельности, ведь из 39 заметностью отличаются лишь 12. А из них одна партия является региональной и 8 представлены в парламенте.

Самая главная проблема заключается в бездействии политических партий. Скажу честно, в Молдове есть очень мало настоящих политических партий. Их можно пересчитать по пальцам одной руки, так как: политическая партия не может быть пассивной 4 года и просыпаться только в предвыборной кампании; она не может создаваться за год или за полгода до предвыборной кампании; она не может диаметрально менять свой статус, программу, эмблему или название; не может быть, чтобы электоральная программа не отличалась от программы партии.

Возможно, я обижу кого-то, но то, что есть теперь у нас, не партии, а политические проекты, политические клоны, созданные с определенной целью.

Большинство членов партии не знакомы с ее политической программой. Есть и случаи, когда большинство членов партии не знают об этом своем качестве. Другая ошибка партий в Молдове состоит в том, что руководство сосредоточено на столице и оно не в курсе проблем и потребностей членов партии.

Во всей политической истории Молдовы только в 3-4 случаях для определения основного посыла и предложений были созданы фокус-группы в стране. Не была выполнена ни одна предвыборная программа, обычно, после социального опроса, заказанного партией, избирателю предлагают лишь то, о чем думают партийные лидеры.

Очевидно, что не каждая партия может позволить себе проводить опрос для выявления проблем граждан или же создавать в каждом районе фокус-группы для разработки региональных предвыборных программ. В отличие от европейских партий, получающих поддержку от государства и от своих членов, в Молдове партии имеют ограниченные финансовые возможности. Закон о политических партиях несовершенен и в него по-прежнему будут вноситься изменения. Даже и в пункт, связанный с финансовой стороной партий. Все боятся говорить об этом, но пока партии не будут хотя бы частично финансироваться своими членами, до тех пор ни члены партии не будут чувствовать ответственность за действия своей партии, ни партия не будет представлять интересы своих членов.

В отличие от европейских партий, которые на протяжении истории проявили зрелость, в Молдове именно после предвыборной кампании 2014 года политические партии станут более зрелыми.

В большинстве демократических государств правовая основа политических партий была установлена еще в 60-е – 80-е годы: в Германии в 1967 году, в Португалии – в 1974 году, в Австрии – в 1978 году, в Тунисе – в 1988 году. В Республике Молдова официально эта основа была заложена в 90-х годах, однако на деле этой основы не существует и по сей день.

В настоящее время мы замечаем, что граждане не осознали, в чем состоит роль партии в демократическом обществе. С моей точки зрения это обусловлено тем, что в 2001 году к власти пришла мажоритарная партия, которая на 8 лет приостановила развития других партий в Молдове. Только к 2008 году возобновился процесс развития партий и определенных течений политического мышления. В этот период выделяется 2005-й электоральный год, но не только благодаря «демократическим» выборам, но и историческому голосованию, когда ради парламентской должности «правые силы» поддержали «левые силы». После предвыборной кампании вся политическая деятельность вновь перешла в руки и под контроль одной партии.

Было бы наивным верить, что наши партии готовы подписать и соблюдать пакт об электоральном ненападении, как принято в некоторых европейских странах, не говоря уже о соглашении, подписанном всеми существующими полтиформированиями, которое обязало бы новые пришедшие к власти партии сохранить вектор внешнеполитического развития страны, установленный прежней властью. Это продемонстрировало бы стабильность государства на мировой политической арене, как и в случае Польши. Также политические партии могут подписать документ, который закрепит и статус постоянного нейтралитета относительно военно-политических альянсов и незыблемости рубежей и сохранение нынешних границ страны. Примером на этот счет служит Швейцария. Если партия не соблюдает нормы пакта, а ее действия ставят под угрозу целостность и даже демократическое развитие государства, тогда Конституционный суд обязан запретить деятельность этой партии, как было в Германии, когда в 1952 году запретили Национальную партию, а в 1956 году – Коммунистическую партию.

Партии и их лидеры должны понять одну вещь: доверие завоевывается легальными и демократическими методами, хот законы в этой сфере несовершенные и препятствуют здоровому функционированию партий. В качестве примера служит повышение электорального порога с 3-х процентов до 6-ти. В большинстве европейских стран электоральный порог не превышает 3-х – 4-х процентов, однако вступить в предвыборную кампанию могут лишь партии, к которым есть доверие, которые долгое время участвовали в политической жизни страны. Новые партии имеют возможность участвовать в выборах лишь на местном и/или региональном уровне, тогда как в общенациональных выборах они получают право участвовать только после участия в не менее двух местных/региональных выборах подряд и после активного участия в политической жизни государства, как закреплено законом в Германии. Если бы такой закон действовал и в Молдове, то на выборах 2014 года в избирательные бюллетени включили бы примерно 7 партий.

Т.: Как Вы считаете, у каких партий реальные шансы попасть в парламент после следующих выборов?

Я. Л.: В целом, шансы есть у каждой партии, которая была активной на протяжении последних 3-х – 4-х лет. Нет шансов попасть в парламент у партий, которые представляют интересы ограниченных групп граждан. История Республики Молдова показывает, что после выборов в парламент постоянно проходят в среднем только четыре партии: партия, которая с 1998 года в среднем получает 50 мандатов и еще три или четыре, как в 2009 году. Принимая во внимание, что средняя явка на выборах составляет 60% и что электоральный порог повысили до 6%, думаю, будет очень и очень сложно получить даже и четыре партии в парламент, а самая главная опасность – возвращение к власти одной партии, как этой было и в 2001 году. Все будет зависеть от человеческих ресурсов, стратегии и финансовой части партий.

Т.: Какие шансы на успех в предстоящей кампании будет у партий, которые официально начнут свою деятельность в апреле-мае с. г.? В целом, за сколько времени до предвыборной кампании лучше появляться политической партии?

Я. Л.: Честно говоря, не думаю, что у партий, появившихся сегодня или особенно в мае, есть шансы пройти в парламент, особенно если в марте мы узнаем об изменении даты фрезультаты могут оказаться совершенно другими, чем ожидается. Время, когда личность способна поднять результат партии с 3-х процентов до 16-ти, минуло. Только результаты парламентских выборов покажут, какая команда самая сплоченная и подготовленная. За короткое время сложно создать хорошо подготовленную команду, а уже тем более в молдавской политике. В политике каждый считает себя специалистом с богатым опытом и все «братья», оценивают работу некоторых коллег и хвалят результаты других до тех пор, пока не придет время обсудить список кандидатов на заседании политического совета. Тогда начинается самое интересное шоу, обо всем забывают и проявляется настоящая молдавская политика.

Чтобы создать партию, способную выиграть выборы, необходимо не менее года, а чтобы создать сплоченную команду, необходим один раунд проигранных выборов. Однако с партией, созданной за год до выборов, можно прийти к власти не более чем на четыре года, тогда как при наличии хорошо подготовленной команды можно управлять страной продолжительное время.

Самый выгодный период для создания новых партий – сразу же после выборов, причем неважно, были ли это парламентские или же местные выборы. Во-первых, у партии будет достаточно времени для партийного строительства и для своего продвижения. Второй секрет, который могу сказать всем, состоит в том, что после выборов Министерство юстиции более пассивное, и в этот период самая большая возможность для регистрации партий. Это объясняется тем, что Министерство юстиции представлено находящимися у власти партиями, которые не согласятся с риском потерять даже 0,1% электората. Предыдущие выборы показали, что в распределении мандатов важную роль играют даже несколько сотен голосов.

Тот факт, что у новых партий практически нет шансов попасть в парламент, не означает, что они не появятся. Во-первых, существует возможность перенять одну из уже существующих партий (40 партий означает достаточно широкий выбор), а во-вторых, как показывает практика, большинство партий, которые становятся активными или даже появляются в канун предвыборной кампании, преследуют иную цель, а не одоление электорального барьера. Цель этих политических клонов простая и состоит в дискредитации электоральных конкурентов финансирующей партии. Это действительно и в случае, когда отдельные конкуренты провозглашают себя «дружественными партиями».

Т.: Какими будут основные темы, используемые партиями в предвыборной кампании 2014 года?

Я. Л.: Главной темой, как и в предыдущей кампании, разумеется, станет европейская интеграция. Думаю, что она будет актуальна и в 2018 году. Правящим партиям будет сложнее, ведь они обещали и правду о 7 апреля, и борьбу с коррупцией, которая станет второй актуальной темой 2014 года. Граждане устали от перемен и обещаний, поэтому я жду и думаю, что в этой избирательной кампании партии выдвинут четкие предложения о развитии, особенно в определенных областях, таких как экономика, юстиция, внешние отношения и пр. Думаю, что партии придут с отлично подготовленными программами, с выдающимися деятелями и специалистами в своей области, ведь трудно поверить партии, которая предлагает, к примеру, реформы в области правосудия, но хочет, чтобы министром юстиции был врач. Не хочу хвастаться, но в 2009 году Молдова выиграла только в одной сфере: масс-медиа. Да, частично, отечественная пресса куплена и часть ее зависит от политической рекламы, но именно пресса и социально активные граждане заставляют политиков задуматься сегодня о том, с какой программой они вступят в предвыборную кампанию, с какими предложениями и с какими личностями. Думаю, что СМИ и участие граждан в политической жизни обеспечат перемену в политическом мышлении и в доверии к партиям.

Т.: Изменились ли предпочтения электората после последних выборов? Какие факторы повлияют на голос гражданина?

Я. Л.: С последней кампании электорат очень сильно «повзрослел» по сравнению с политиками, которые пытаются его представлять; электорат уже не верит в транспаранты и лозунги, сегодняшний электорат, даже в сильно отдаленных от столицы селах, обсуждает, анализирует, сопоставляет; не информируется только из одного источника, а чтобы сделать определенный вывод, переключает несколько телеканалов; требует от политиков не обещаний и надежды, как в 2009-2010 гг., а результатов, даже от внепарламентских партий, и не хочет слышать только о том, что ты сделаешь, но и о том, что уже сделал. Мне лично нравится то, что сегодняшний электорат спрашивает и о том, как именно ты это сделал.

Те, кто уверен, что можно будет покупать голоса, как они покупали в предыдущей кампании – по 50-100 леев за голос, допускают огромную ошибку и зря потратят деньги.

Кристина Гурез

http://tribuna.md/

Обсудить