«А pop-up war» в зеркале «неовойн» и хрупкий Мир Южно-украинского пограничья

Характер и военно-политическая направленность текущего крымского кризиса всколыхнули украинское общество. Политики, эксперты, представители третьего сектора, некогда стоявшие по одну сторону баррикад, сегодня часто расходятся во мнении относительно выбора стратегии и тактики урегулирования ситуации.

Один из экс-министров обороны Украины убежденно настаивает: «Хватит «избегать провокаций» – это путь к поражению!». В тоже время некоторые политики и активисты, следующего за ним второго - третьего эшелонов, сильно обеспокоены возможностью захвата других регионов Украины «без выстрела».

Тема «человека с ружьем» доминирует в информационном и политическом пространстве Украины. Возрождается украинская национальная гвардия. Международная дипломатия опаздывает с решениями и объяснениями, а генеральные штабы некоторых могущественных иностранных государств уже думают и говорят о военных ответах. «…Настоящая демократия никогда не воюет…», отметил, выступая с лекцией перед студентами в Киеве, российский диссидент-олигарх Ходорковский.

Кому и для чего нужны выстрелы? Достигнут ли они политической цели? Совпадают ли цели этих выстрелов, с целями живущих в Украине людей? Какими будут последствия стрельбы? Возможна ли, вообще, гипотетическая «победа» кого бы то ни было в таком конфликте? Какой будет ее цена для Мира в самом широком смысле? Убежденный российский пацифист и противник революций Андрей Макаревич, например, уверен, что стрельба укрепляет патриотизм и то ненадолго.

Сегодня с определенной долей условности можно говорить о наличии в Украине двух партий: «мирной» и «воинствующей».

Руководят и доминируют первые. Вторые - пока в меньшинстве.

Председатель парламента Украины, исполняющий обязанности президента А.Турчинов, 11 марта не без имеющихся на то оснований, однозначно заявил: «…что с призывами начать военные действия Крыму выступают провокаторы…».

В условный контекст «мирной партии» ложатся и оценки исполняющего обязанности министра обороны Украины И.Тенюха, который во время недавнего выступления в Верховном Совете Украины отметил, что «де-юре» открытой агрессии нет. Российская сторона не признает присутствия своих войск в Крыму. Украинская армия не может действовать против собственного населения.

К тому же армии Украины и России несоизмеримы по своим возможностям и потенциалу. Состояние украинских вооруженных сил далеко неутешительное. Из 41 тыс. сухопутных войск, согласно заявлению Тенюха, фактически готовы только 6 тысяч. В тоже время по оценкам некоторых экспертов, соотношение сил в авиации составляет 1 к 98 соответственно. Ощущается недостаток вооружений («…у Збройних сил України є тільки тактика і бойовий дух...»).

Впрочем, простое арифметическое соотношение сил решает далеко не все. The Washington Post утверждает, что в Крыму апробированы новые методы военной тактики 21 века. В США они интерпретированы как «а pop-up war» («неожиданная война»). Ведущие украинские информационные агентства почему-то окрестили этот термин как «всплывающая война». Ассоциативный ряд подобного перевода и трактовки термина, с учетом восточнославянской словесной традиции, несколько обескураживает.

«Неожиданная война», по мнению американских экспертов, это know how современной российской военной мысли. Эта война непохожа на традиционную. Она ведется молниеносно, завуалировано, хорошо организованными, неопознанными вооруженными силами, командование которыми осуществляется тайно и т.д. По мнению Washington Post западный мир столкнулся в Крыму с новым явлением, которое необходимо осмыслить.

И в этой связи уместно вспомнить об идеях известного итальянского историка и писателя Умберто Эко (сборник эссе: «Война, мир и ни то и ни се»). Здесь «неожиданная война» уже не выглядит know how, а органично вписывается в общую картину ведения неовойн в Персидском заливе, Косово и др. регионах.

Вот некоторые аспекты, представляющие, как мне кажется, непосредственный интерес для крымской темы в изложении У.Эко:

· В неовойне трудно понять, кто является врагом. Все иракцы? Все сербы? (далее по тексту мы можем продолжить Все………..?) Кого убиваем?.... ранее в правойнах полагалось понимать, кто твой враг и где он находится.

· Неовойна нефронтальна (понятие врага размыто, как и территория, которую он занимает).

· Неовойна не может быть долгой, «…она в затяжном варианте, вредна всем сторонам…», курсы валют и фондовые биржи начинает лихорадить, разрушается инфраструктура транспорта, туризма, подрывается индустрия излишеств, СМИ теряют рекламу и т.д.

· Неовойны непредсказуемы, часто проигрывают все. «…За столом во время неовойн столько мощных игроков, что игра идет по правилам «все против всех». Из-за количества факторов мощи война в Персидском заливе приобрела непредсказуемые аспекты…., в той войне проигрывали все…».

На сегодняшний день можно провести некоторые параллели соответствия концепции У.Эко крымским реалиям. Первые две позиции частично подтверждаются ходом событий. «Де-юре» признано - открытой агрессии сейчас нет. Де-факто потенциальный противник представлен вооруженными силами без знаков различий, которые «без выстрела», в мерцающем режиме, перемещаются по полуострову в военных целях.

Следующие два фактора лежат в сфере неизведанного будущего. Прогнозы дело не благодарное, но некоторая суета и торопливость современной политической жизни Крыма подсказывает – эта неовойна не должна продлится долго.

Последняя максима - уже вопреки тезису Умберто Эко, и благодаря удаленности Крыма от Персидского залива и нефти – победить должны ВСЕ! Мир Южно-украинского пограничья нужно поддерживать.

В эпоху глобализации политическое равновесие выгодно Всем. Суверенитет и территориальную целостность государств необходимо уважать.

г.Херсон

12.03.14

Обсудить