После Майдана

Как известно, в правовых государствах спорные вопросы решаются в судебных инстанциях и на референдумах. Для справедливого разрешения возникшей коллизии в режиме состязательности оцениваются мельчайшие доводы «за» и «против». В не совсем правовых всё решается на майданах и площадях, что наглядно продемонстрировали киевские события. Задекорированная под народный бунт олигархическая война поразила своим размахом и неподготовленностью власти к подобным сценариям. Если первый украинский майдан ограничивался дудками и барабанами, то нынешний вооружился битами и нарезным оружием. В пользу домашней заготовки происшедшего говорит скорость, с какой «киевский трансформер» из любителей политического экстрима перестроился в вооруженные боевые сотни. Погибли люди. Возникла угроза не только гражданской войны, но и распада страны, вошедшей в полосу неопределённости. Крымский кризис настораживает всех и, прежде всего тем, что им он может не ограничиться. Может случиться, что одноактная пьеса под названием «оранжевая революция» превратится в многосерийный фарс с непредсказуемым концом. Эскалация напряженности в регионе коснется всех, особенно соседей. Оценивая ситуацию, следует помнить, что все войны и майданы когда-то заканчиваются и для того, чтобы всё же понять, что ждёт Украину, и чем рискуем мы, следует обратиться к истокам конфликта.

Евро-морковка

Похоже, что в своих интеграционных устремлениях Евросоюз достиг своего пика. Концепция поменялась. В отношении Восточной Европы Хизер Грейб, представитель Центра европейских реформ, заявила: «Беларусь слишком авторитарна, Молдова слишком бедна, Украина слишком велика, а Россия слишком страшна для ЕС, чтобы рассматривать их потенциальное членство в ближайшее время». В связи с этим в отношении постсоветских стран, которым не грозит в обозримом будущем вступление в Европейский Союз, была предложена программа "Восточное партнерство". Как польско-шведская инициатива от 2009г., направленная на улучшение отношений с Европейским союзом, она охватила шесть стран соседей ЕС: Азербайджан, Армению, Беларусь, Грузию, Молдову и Украину. Уже сам список участников программы говорит, что подход к интеграции не мог быть одинаков. Несмотря на то, что Евроинтеграция может развиваться вне рамок программы Восточного партнерства, а участие в данной программе не предполагает обязательное подписание соглашения об Ассоциации, вокруг этой темы, как и темы присоединения к Таможенному Союзу, нагорожено множество мифов. Здесь, как участницу программы, мы видим Беларусь, члена ТС. Здесь же мы видим Армению, заявившую о намерении присоединиться к восточному экономическому блоку, опровергая миф о необходимости общей границы. Говоря о Соглашении об ассоциации надо подчеркнуть, что речь не идёт о том, вступать или не вступать, подписывать или нет. Речь всегда идёт о цене вопроса при каждом конкретном шаге. Напомним, что Соглашение предполагает облегчение визового режима и договор о зоне свободной торговли. Конечно, безвизовый режим скорее плюс, чем минус. Отрицательно это может сказаться разве что на пенсионном фонде в силу оттока трудоспособного населения. Для кого-то «из наших» Европа может сразу «закрыться» по причине попыток нелегального трудоустройства. Но для тех, кто может позволить себе потрать на туристический вояж тысячу-другую долларов, это, безусловно, плюс. К слову сказать, мы и сегодня имеем безвизовый или упрощенный режим более чем с пятьюдесятью странами. О безвизовом режиме со странами ЕС сегодня ведут переговоры Белоруссия и Россия. Открытие же своих рынков для западных товаропроизводителей (а это составная часть Соглашения) – большой знак вопроса, о чём с тревогой говорят многие ведущие экономисты. Мы уже имеем в качестве наглядного примера страны Балтии, где уничтожены не только отдельные предприятия, некогда весьма успешные, но и целые отрасли, или Боснию, восемь лет как подписавшую данное соглашение и оказавшуюся в катастрофическом положении. Ещё не открыв полностью свои рынки, мы уже сейчас ощущаем давление импорта турецкой с/х продукции, основной группы нашего экспорта.

Евро-майдан

Украина уже давно медленно, но уверенно сползала к своей «истории успеха». В отличие от опытной Польши, выторговывавшей брачный контракт с Евросоюзом и 160 млрд. долл. «подъемных», новая претендентка готова была жить с ним гражданским браком. Пройдя все этапы после парафирования, и прилежно выполнив все указания ЕС, она вдруг выяснила, что избранный путь ведет к экономическому краху. Украину не услышали. В воздухе явно запахло дефолтом и революционной ситуацией: «верхи» не могли, «низы» не хотели, уровень жизни опустился ниже допустимых пределов. Как-то Жорес Алфёров высказался, что управлять государством, как и вести машину, нельзя, выворачивая руль только влево или только вправо. В нашем случае «верхи» заигрались, и без заноса не обошлось. Украинская машина, совершив резкий вираж у края экономической пропасти, удержаться не смогла. Иллюзии рухнули. Не вызывает сомнений, что сорваться вниз ей помогли бы, даже если Янукович провел своё решение об отказе подписания через всеукраинский референдум. Поздно. Как сказал бы киевский писатель Михаил Булгаков, «Аннушка уже пролила подсолнечное масло». «Пряники» для майдана было уже подготовлены и розданы. Пусть простят меня искренне верующие в торжество майданной демократии, но шила в мешке не утаишь и тарифы «на революцию» давно уже стали достоянием широкой общественности. А вот подпиши В.Янукович Соглашение, тогда, скорей всего, просидел бы в своем кресле до очередных выборов. В таком случае всё недовольство, как обычно, закончилось бы кухонным брюзжанием по поводу жуликов и воров во власти. Но в ситуации, когда Западу позарез необходим украинский рынок, по-другому быть не могло – здесь не привыкли жертвовать собственными экономическими интересами. Обозленные и разочарованные в своих ожиданиях активисты майданов, вооруженные «оранжевой теорией», смело двинулись в наступление. Остальная массовка, подобно нерадивому ученику, вместо анализа непростой ситуации кинулась подгонять пути и методы решения запутанной задачи под списанный или подсказанный ответ. Страна раскололась. Для нас альтернативы нет, - заявили одни, показывая рукой на Запад. И для нас нет,- вторили им другие, указывая на Восток. Западные кураторы майдана оказались в сложной ситуации. Самоназначенное «временное правительство» оказалось явно не договороспособным с восточным соседом. Действующие И.О. президента и премьера хоть и обладали некоторым опытом политической борьбы, но харизма каждого из них вряд ли дотягивала до половины прошедшей суровую школу VIP-сиделицы Качановской колонии. Как справедливо заметил историк В.Ключевский, только в математике две половинки дают в сумме единицу. В Киеве возник налицо дефицит легитимной власти. Мало кто сомневается, что к президентским выборам на «девушку с косой» снизойдёт озарение и она, отбросив костыли, нокаутирует своего vis-a-vis с боксерским образованием. Но время не терпит, и принимать сложные решение следует срочно. 16-го марта в Крыму пройдёт референдум о его статусе. Результат, скорее всего, предопределён. Шансов на бесконфликтный выход из ситуации, практически, не осталось. По словам представителя американской администрации, Киев уже обратился к Вашингтону с просьбой оказать помощь украинским вооруженным силам, в частности, поставить "значительные" партии оружия и боеприпасов, а также средства связи, авиационное топливо и приборы ночного видения. Но, как пишет The Wall Street Journal, "американские власти ответили отказом". Издание отмечает, что Пентагон согласился направить на Украину только индивидуальные продовольственные пайки. Очевидно, что воевать из-за Украины никто не будет, и та же Европа ограничится угрозами санкций или применением их в той части, чтобы не затронуть экономические интересы переживаемого не лучшие времена Евросоюза. В далеко неоднородной Европе понимают, что события на Украине – есть прямая угроза национальной безопасности России. Понимают, что Россия в вопросах продвижения НАТО на восток «верить джентльменам на слово» уже не может и в своих политических шагах имеет право опираться на решение хоть и непопулярного, но пока ещё легитимного президента Украины. Не имеет право Россия не услышать и мнение населения юго-востока этой страны, точно также обладающего правом представлять свою страну и себя лично в той же мере, как это позволяют себе пассионарные обитатели киевского Майдана и Галичины.

Молдова между Западом и Западом

«А лисички взяли спички, к морю синему пошли, море синее зажгли». Это стихотворение К.Чуковского сегодня вызывает горькую усмешку. Пожар, устроенный на Майдане, вполне может перекинуться и на Крым и на Молдову. Между странами соседями Украиной и Молдавией прослеживаются множественные параллели. Наша республика в экономическом соревновании сумела даже обогнать соседку и стать первой по уровню бедности в Европе. Надо признать, что и у нас и у них достаточно неустойчивое правительство, сформированное из олигархов. Дети наших экс-президентов одинаково гениальны, как в бизнесе, так и в политике, что обеспечивает им всенародную «любовь». И здесь и там попытка построить национальное государство на полиэтническом пространстве вызвала серьезное напряжение в обществе. Мы независимое Приднестровье уже получили. Соседняя Украина с открытым забралом уверенно «скачет» в том же направлении, рискуя потерять контроль над мятежными регионами. К очередным или внеочередным выборам движемся и мы. Можно не сомневаться, что перетасовка во власти тузов из всё той же известной засаленной колоды политиков мало что изменит. Противостояние сохранится. Сможет ли Молдова извлечь уроки из украинских событий? Ни в случае подписания Соглашения об ассоциации, ни в случае присоединения к Таможенному Союзу нам не предлагают бизнес-план по выводу страны из экономического кризиса. Тем не менее, мы в Вильнюсе парафировали всё, не читая текста соглашения (всё-таки, не зря Молдавию всегда называли самой весёлой республикой). Правда нас заверили, что окончательное подписание может состояться только после проведения соответствующего референдума, но, похоже, что лукавят. Уже сейчас от государственных чиновников самого разного уровня можно слышать, что альтернативы для евроинтеграции нет. То есть народ, как и в случае с Украиной, не спросят. Можно по-разному относиться к проведенному в Гагаузии референдуму о путях развития. Юридической силы местный референдум не имеет, но не случайно он подвергся со стороны центральных властей самой жёсткой критике. Результаты его однозначно говорят, что единодушия в вопросе вектора развития не существует и общереспубликанский плебисцит необходим. Несмотря на это, нас некоторые политические игроки упорно склоняют к «демократическому» выбору. Об этом постоянно твердят представители правящего альянса. Вот уже и Джо Байден, вице-президент США, заявляет о необходимости скорейшего вступления Молдовы в НАТО, невзирая на прямое нарушение Конституции внеблокового государства. Вызывает опасение, что в случае «неправильных» результатов парламентских выборов в Молдове в конце 2014г. к нам опять могут применить «цветные» сценарии. Опыт «оранжевой» революции соседней Украины в 2004г., события, происходящие в Киеве сегодня, а также «апрельская весна» 2009г. в Кишиневе, связанная с разгромом парламента и президентуры, заставляет оценивать возможные риски самым серьезным образом. Практика показывает, что действенного противоядия от подобной режиссуры не найдено: девушки с гвоздиками и иностранные журналисты в первой линии, демократически настроенная молодежь с камнями и битами, следующие за ними, и замыкающие колонну, неизвестно откуда взявшиеся «титушки» с нарезным оружием. По некоторым сведениям «кузница кадров» для реализации подобных акций уже работает. Не исключён вариант его применения и в Тирасполе, заключенном между двумя «демократическими» государствами. Соблазн «половить рыбку в мутной воде» всегда возникал в смутные времена. Последние события демонстрируют, что «одновекторная» политика Украины и Молдовы опасна, прежде всего, для этих стран. Следует задуматься над словами Яна Кернса, директора Европейской Сети Лидеров (European Leadership Network), который утверждает, что европейские лидеры должны «отказаться от риторики цивилизационного выбора и деления Европы и перейти к концепции Великой Европы, независимой и включающей в себя не только Украину, но и Россию с Турцией». Заслуживающую внимания мысль высказал известный берлинский эксперт Александр Рар. По его словам, было бы нечестно обещать Молдове, что она станет членом ЕС в ближайшей перспективе, тогда как в ЕС усиливается кризис. Эксперт отметил, что "у Кишинева нет иной перспективы, кроме политики мелких шагов в сторону еще слабого, но набирающего силу Евразийского союза при сохранении курса на еще сильный, но слабеющий Евросоюз". Немецкий политолог полагает, что этот проект может быть поддержан Берлином. По его мнению, в этом ключе может рассматриваться и будущее приднестровского урегулирования.

В заключение хочу вернуться к непростой ситуации на Украине. Необходим спокойный диалог, так как звучащие ура-патриотические лозунги и категорические заявления кроме вреда ничего принести не могут. Не у всех, увы, это получается. В том числе и в Молдове.

Будем надеяться, что здравый смысл в итоге восторжествует.

Обсудить