Крымский референдум. Путь в Никуда

Если для Украины ожидаемые результаты референдума будут болезненной, но все же лишь частичной утратой, то для России они вполне возможно окажутся началом Пути в Никуда.

Незаконный референдум 16 марта в Крыму реально может оказаться поворотным пунктом в развитии международных отношений как на региональном, так и на общеевропейском и глобальном уровнях. Комплекс политических следствий этого события несомненно будет предметом длительного и тщательного изучения в экспертной среде многих стран, при этом уже на настоящем этапе есть необходимость и возможность выделить некоторые его значимые аспекты.

Первое. Крымский референдум четко обозначил один из стержневых моментов современной российской политики в пост-советском пространстве, а во многом – во всей системе между - народнополитических взаимодействий РФ: стремление полностью разрушить само понятие «политической легитимности». То, что в качестве пробного эскиза было опробовано в Гагаузии 2 февраля этого года, в Крыму получило свое полное выражение.

14 марта в Киеве состоялась пресс-конференция на тему «Крымский референдум : иллюзия выбора». Участниками были отмечены моменты, исходно определяющие не-легитимность этой инициативы : наличие у АРК лишь несколько расширенных в сравнении с обычными украинскими областями полномочий, правоспособность АРК проводить референдумы исключительно по вопросам своего внутреннего социального обустройства, отсутствие у автономии полномочий на законотворческую деятельность общегосударственной значимости и др. Отметим – все эти моменты в полной мере приложимы к гагаузской ситуации, что лишний раз подчеркивает чисто «россйиские корни» событий 2 февраля в нашей стране. По оценкам киевских аналитиков в реальности лишь 40 % населения АРК – активные сторонники присоединения к России, примерно столько же являются противниками этого и ок.20 % - т.н. «болото». В такой ситуации псевдо – легитимность создается из трех «ингредиентов» : а). Иностранное силовое вмешательство (в Гагаузии этого не было, поэтому получился только «эскиз»; б). Фальсификация результатов по заранее определенной «заказной схеме» (в ходе упомянутой пресс – конференции 14 марта полит – технолог Т.Березовец отметил, что на столе у В.Путина уже лежит листок с «предустановленными» цифрами : 75% - «за Россию»; в). Полное отсутствие квалифицированного международного контроля за «волеизъявлением» - создается возможность безнаказанно «нарисовать» любые цифры : названные 75% - лишь дань тому, что в Крыму кроме русских проживают еще украинцы и татары, в принципе Москве никто не мешает получить в АРК результаты как в Гагаузии и в Приднестровье – от 96 % и выше.

Не вызывает сомнений, что В.Путина и его команду такие мелочи как устоявшиеся в мировой цивилизованной политике представления о легитимности не интересуют. При этом напомним – у «всенародных одобрений» советского образца, с зашкаливающими результатами, есть слабая сторона – вследствие своей искусственности эта конструкция крайне неустойчива : 21 августа 1991 г. автор этих строк был не где – нибудь во Львове, Тбилиси или Вильнюсе, а в Москве – Имперском Центре, и очень хорошо помнит, что там творилось. Кремлевскому руководству, легитимность которого в собственной стране понемногу начинает давать сбои, забывать об этом не следует.
Второе. Откровенно агрессивный характер российской политики в отношении Украины и роль референдума 16 марта как некого «венца» таковой наиболее наглядно подчеркиваются тем фактом, что ни симферопольских организаторов этого события, ни их кремлевских «кукловодов» абсолютно не интересует, признает ли кто-либо в мире такое «волеизъявление» или нет. Парадокс крымских событий – при том, что для судеб европейской и мировой политики они могут значить очень много, их конкретные политико – правовые последствия в существующей системе международных отношений ожидаемо ничтожны.

Напомним – российская акция 2008 г. в Грузии была вполне ясным симметричным ответом на провозглашение независимости Косово. Однако далее признания Москвой сепаратистских образований на грузинской территории «симметрия» не пошла : подлинным позором российской политики стало сопоставление двух списков – сколько и КАКИХ (в плане международного веса и влияния) государств признали Косово, а сколько и кто – созданных Кремлем политических гомункулусов. Если учесть, что во втором списке числится в основном несколько стран, которые даже образованный человек не сразу найдет на карте мира, при этом признать кремлевских протеже отказались даже А.Лукашенко и Н.Назарбаев, современное путинское «референдумотворчество» в этом аспекте вызывает крайнее недоумение.

Третье. Проведение крымского референдума делает очевидным факт, о котором в экспертной среде – в том числе российской, - говорилось уже давно и многократно : системы международного права, в том виде, как она окончательно сложилась по результатам Ялты, Потсдама и Нюрнберга, больше не существует. Референдум 16 марта – лишь последняя точка в процессе ее умирания. Со стороны российских представителей по этому поводу наблюдается некая эйфория, при более трезвой оценке представляющаяся в высшей степени необоснованной.

Не будем лишний раз упоминать о том, что и так активно обсуждается в политической среде, экспертном сообществе и СМИ всего цивилизованного мира – о перспективах международной изоляции России (очевидно, до 16 марта у Москвы еще были теоретические возможности избежать такой участи, даже невзирая на свои действия последних двух недель, однако с проведением референдума «обратной дороги больше нет»). Проводя политику образца не то что «до Венского конгресса 1814 – 15 гг.», а «до Вестфальского мира 1648 г.» (именно тогда в европейской политике началась постепенная ревизия принципа «кто сильный, тот и прав»), Кремль реально рискует остаться лишь в кругу таких партнеров как Мьянма, Сомали и Никарагуа.

Важно другое – разрушение межународноправовых норм – всегда «палка о двух концах». Без труда моделируется ситуация : нефть не всегда может стоить 105 – 115 долларов за баррель, Европа не всегда на 30 – 40 % потребления газа будет зависеть от «Газпрома», в России не всегда будет сытое довольство повышением уровня жизни, а российская армия может остаться без нынешнего щедрого финансирования. Представим, что в такой ситуации Германия захочет вернуть себе Кёнигсберг, Финляндия – Выборг, Япония – Курилы, а Китай – захваченные Россией в середине ХIХ в. Приморье и Приамурье – и все соискатели воссоединения будут применять к ослабевшей России «крымские силовые приемы» (кстати, учитывая современные демографические процессы, через некоторое время Пекин вполне сможет инициировать в Амурской области референдум, в точности напоминающий нынешний крымский) - интересно, будут ли в России жалеть о нормах международного права, существовавших до марта 2014 г.?

Четвертое. Хотя Хельсинкская система 1975 г. уже не раз за последние годы подвергалась разного рода нарушениям, можно с уверенностью констатировать : референдум 16 марта в Крыму – «точка невозврата» в процессе ее распада. По сути вся конструкция европейских международных отношений, вся система безопасности на континенте после 16 марта перестала существовать как жизнеспособное целое (будут ли теперь россияне вспоминать о своих попытках навязать Западу проект «системы безопасности от Атлантики до Владивостока»?). Одурманенным легкими успехами в Приднестровье, Южной Осетии и в Крыму кремлевским политикам такой ход событий представляется необходимым и желанным, однако на практике все может быть «совсем не так».

Начавшиеся с ноября 2013 г. украинские события и как апофеоз российского имперского диктата в их ходе – референдум 16 марта, - четко показали, что Москва принципиально не хочет и не будет вести в пространстве Восточной Европы продуктивный диалог с Западом. Похоже, что на Западе из этого уже сделали соответствующие выводы. Автор далек от иллюзий, что такие организации как ОБСЕ или Совет Европы (в частности, ПАСЕ) доживают последние дни, а членство в них России вскоре подвергнется пересмотру. При этом отметим – Хельсинкская система создавала исключительно удачные для Москвы механизмы взаимодействия с западными партнерами, а учитывая известные рычаги влияния России на решения ОБСЕ – и механизмы давления на политику этих партнеров. Естественно, полностью после референдума в Крыму такие механизмы не исчезнут, но их последовательная редукция неизбежна. О том, что своими современными действиями Россия откровенно провоцирует восстановление Железного Занавеса, в настоящее время говорят многие – от себя добавим, что если это произойдет (не сразу, не быстро, но при существующих политических реалиях – неотвратимо), Занавес будет проходить не под Магдебургом и Карловыми Варами, а по границам Ленинградской и Ростовской областей РФ.

Пятое. Все известные обстоятельства подготовки и организации референдума 16 марта являются наиболее наглядным подтверждением вывода, логически вытекающего из всей совокупности украинских событий начиная с ноября 2013 г. : Москва сохраняет способность манипулировать событиями на территории Украины практически ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО в тех местностях, где достаточно высок процент либо преобладает этнически – русское население. Т.о., несмотря на безусловный тактический успех российской политики собственно в Крыму есть основания констатировать полный крах всей системы влияния в Украине и давления на нее, практиковавшейся Россией начиная с 1991 г. Если двадцать лет назад, опираясь на миллионы «малороссов» (по М.Грушевскому) в южных и восточных областях соседней страны, Москва могла управлять политическими процессами в Украине, не акцентируя до предела «русский фактор», в настоящее время этого рычага влияния Россия лишилась – не вызывает сомнений, что крымский «эксперимент» приведет лишь к максимальной консолидации украинской нации. Подобная ситуация позволяет сделать ряд заключений и наблюдений :

- перенос упора в политике России на проведение жесткого «этнического» курса фактически разрушает всю систему влияния Москвы на своих соседей по постсоветскому пространству : не секрет, что действия Кремля в странах СНГ были в течение двадцати лет эффективными и успешными только там и тогда, где и когда значительная часть именно титульного населения разделяла убеждение «как же мы дальше без России» (мы в Молдове очень хорошо знакомы с этим феноменом – достаточно вспомнить выборы 1994 и 2001 г. и высокий процент сторонников «восточной интеграции» в настоящее время).

- идеологема, на которой Россия спекулирует уже два, если не два с половиной столетия (и временами весьма успешно) – «славянское братство», - по всем признакам в связи с событиями 16 марта разбивается вдребезги. Стало понятно, что ради решения мифической задачи «защиты соотечественников за рубежом» Кремль может спокойно вытереть ноги о «братский славянский народ» - очевидно, соответствующие выводы многие руководители, политики и просто «обычные граждане» сделают и в Беларуси, и в Болгарии, и в Сербии, и в других обычно лояльных к РФ славянских странах.

- проводя акции, подобные крымским событиям, Москва берет на себя ролевую функцию, явно провоцирующую весьма нехорошие исторические аналогии. В последние недели риторика кремлевских деятелей, призванная оправдать агрессию против Украины, начинает со стопроцентной точностью напоминать «аргументы», которые приводил А.Гитлер перед агрессивными действиями против Чехословакии и Польши. Отметим известный исторический факт – в отличие от современных проживающих в Украине русских, которым смена власти в Киеве грозила лишь необходимостью получше учить государственный язык и жить в стране, предпочитающей европейскую интеграцию евразийской, немцы в Судетах и в Данциге в конце 30-х гг. действительно подвергались серьезной национальной дискриминации. Только почему – то покойного Адольфа за акции по «защите соотечественников» никто добрым словом не вспоминает - даже в Германии.
- референдум в Крыму неизбежно приведет в странах постсоветского пространства (всюду высадить десанты российских ВДВ для «защиты русских» явно не удастся) к «геттоизации» этнически – русского населения. Поставим себя сейчас, после 16 марта, на место представителей титульных казахстанских элит – как они должны относиться к присутствию на своей территории больших масс компактно проживающего русского населения? Москва своими действиями в Крыму с предельной убедительностью разъяснила всем своим соседям в пространстве бывшего СССР, что наличие в их пределах русских этнических меньшинств представляет прямую угрозу их государственности. Естественно, руководства ни одной из стран СНГ «срочные меры» по этому поводу предпринимать не будут. Но запомнят «крымский прецедент» очень хорошо.

Шестое. Крымский референдум с высокой вероятностью приведет к разрушению сложившейся после 1991 г. системы отношений в постсоветском пространстве, что неизбежно похоронит последние возможности его ре-интегрирования на тех или иных условиях и в тех или иных формах и поставит под удар то, ради чего собственно в ноябре прошлого года Россия затевала «украинскую эпопею» - перспективы евразийской интеграции.

Во-первых, расшатывается старательно возводимая самой Россией система коллективной безопасности в пространстве СНГ- таковая определенно не сводится только к существованию ОДКБ, не будем забывать, что Будапештские соглашения о гарантиях суверенитета и территориальной неприкосновенности Украины в обмен на ее отказ от ядерного оружия были также одной из ее «несущих опор». Та легкость, с которой Москва растоптала эти соглашения, вероятнее всего заставят многих политиков в Астане задуматься – не поторопился ли в свое время Казахстан избавиться от ядерного арсенала.

Во-вторых, крымские события наиболее вероятно приведут к прогрессирующему распаду самой структуры СНГ – для Украины после 16 марта оставаться в этом объединении нет смысла, ее возможный выход по чисто географическим причинам поставит подобный же вопрос о целесообразности дальнейшего членства перед Молдовой. Из европейских участников остается только Беларусь – но если в Кремле рассчитывают, что А.Лукашенко будет жить и цепко удерживать страну в своих руках еще 30 – 40 лет, похоже, там «строят планы на песке». О политическом курсе «после Батьки» страны с 30 % католического населения и постоянно вызревающей оппозицией про-московскому режиму России стоило бы задуматься уже сейчас. Если из СНГ в обозримом будущем выпадет и Минск, Содружество окончательно утратит жизнеспособность.

В-третьих, если совместить названные «смутные» перспективы интеграционных предпочтений Беларуси с уже отмеченными основаниями для руководства Казахстана бояться в случае «неправильного поведения» повторения крымских сценариев на своей территории, будущность Таможенного Союза и евразийской интеграции как таковой вовсе не представляются такими радужными, как это хотелось бы В.Путину и его команде.

Т.о. по многим признакам Россия, инспирировав референдум в Крыму, может столкнуться с рядом последствий, которые способны не только максимально ее ослабить, но и привести к национальной катастрофе. Если для Украины ожидаемые результаты референдума будут болезненной, но все же лишь частичной утратой, то для России они вполне возможно окажутся началом Пути в Никуда.

Обсудить