Языце, супостате, губителю мой!

«…Языце, супостате, губителю мой…», - очень легко, за считанные недели, как в известной пословице, может и «до Киева довести», где в январе – феврале нынешнего года улица говорила с властью языками костров и пожарищ!

Материал

Комментарии 5

Войти
  • # Истомин
    Жил некто на свете по имени Доб,
    Держал он собаку по прозвищу БОБ
    И кошку по прозвищу Читерабоб.
    *****
    Едва только справился с косточкой БОБ,
    Он косточку отнял у Читерабоб,
    За кошку вступилась почтенная Моб,
    За Боба — хозяин по имени Доб.

    Кто здесь кукла большой вопрос????
    Ток как товарищ по имени БОБ пишет слово «СДЕСЬ» многое объясняет
    насчет отношения к языку.

    Да и «Кремляндской империи» вся Молдова судя по всему не нужна не смотря на стратегические
    запасы мамалыги которые в ней хранятся
    • S
      # SVETA Истомин
      А шо вы хотели — он же сдесь сделан из колоницкого семенного материала.
  • S
    # SVETA
    То е виборне, братушка. Язык уже довёл Молдову до войны в Приднестровье и никак они не остановятся. А жаль.
    Бывал в ваших краях.
    Мы, славяне, лучше всех!
    Удачи!
    • z
      # zelea22 SVETA
      " Мы славяне, лучше всех!" звучит красиво, но как-то по-нацистки!
  • # Начикетас
    Лесная сторожка

    Скрипело, свистало и выло в лесу,
    И гром ударял в отдаленье, как молот,
    И тучи рвались в небесах, но внизу
    Царили затишье, и сумрак, и холод.
    В гигантском колодце сосновых стволов,
    В своей одинокой убогой сторожке
    Лесник пообедал и хлебные крошки
    Смахнул на ладонь, молчалив и суров.
    Над миром великая буря ходила,
    Но здесь, в тишине, у древесных корней,
    Старик, отдыхая, не думал о ней,
    И только собака ворчала уныло
    На каждую вспышку далеких зарниц,
    И в гнездах смолкало селение птиц.

    Однажды в грозу, навалившись на двери,
    Тут зверь появился, высок и космат,
    И так же, как многие прочие звери,
    Узнав человека, отпрянул назад.
    И сторож берданку схватил, и с окошка
    Пружиной метнулась под лестницу кошка,
    И разом короткий ружейный удар
    Потряс основанье соснового бора.

    Вернувшись, лесник успокоился скоро:
    Он, видимо, был уж достаточно стар,
    Он знал, что покой — только призрак покоя,
    Он знал, что, когда полыхает гроза,
    Все тяжко-животное, злобно-живое
    Встает и глядит человеку в глаза.
    1957
    Николай Заболоцкий