Почему «МЫ» в Молдове так боятся «ОП» ?

В последнее время в политическом обиходе в Республике Молдова очень интенсивно, но не всегда правомерно и не всегда к месту, эксплуатируются два расхожих понятия – «МЫ» и «ОП».

Первое понятие – «МЫ», далеко не новое, конечно, для нашей «суверенной, независимой, свободной и демократической» страны, то и дело употребляют высокопоставленные представители Коалиции проевропейского правления (КПП), говоря о принимаемых ими судьбоносных для Молдовы решениях, якобы одобряемых и горячо поддеживаемых всем молдавским народом.

Вторым понятием – «ОП», появившимся в политическом обиходе в Молдове сравнительно недавно, пользуются некоторые политические аналитики и журналисты провластной ориентации, обозначая им – с осуждением! - ту часть молдавского народа, якобы «оставшегося в советском прошлом», которая эти решения действующей власти не одобряет и потому не поддерживает.

Из уст Президента РМ Николай Тимофти, председателя Парламента РМ Мариана Лупу, премьер-министра Юрия Лянкэ, лидера правящей ЛДПМ Влада Филата и множества других чиновников и политиков рангом пониже, входящих в состав правящей коалиции, постоянно слышится: «МЫ приняли решение парафировать Соглашение об ассоциации Молдовы с ЕС», «МЫ намерены как можно скорее подписать это Соглашение с ЕС», «МЫ заявляем, что европейскому выбору Молдовы нет альтернативы» и прочее, и прочее в таком же «самодержавном» духе.

Вот и министр экономики РМ от правящей ДПМ Валерий Лазэр тоже на днях заявил, что ««НАС не интересует интеграция в Таможенный союз России, Белоруссии и Казахстана. МЫ давно определили вектор развития Молдовы - это интеграция в Европейский союз. На уровне интеграции в СНГ пределом является Соглашение о свободной торговле. Следующим уровнем является Таможенный союз, но МЫ не заинтересованы в более глубокой интеграции в этом направлении. МЫ не можем позволить себе уделять время проектам, которые нас не касаются».

Совершенно очевидно, что, чисто теоретически, под «МЫ» представители нынешней власти РМ должны подразумевать не себя любимых, а весь молдавский народ, вручивший им (как оказалось, совершенно напрасно!) на прошлых выборах мандат на правление, или хотя бы его подавляющее большинство. Живём ведь мы сегодня в условиях парламентской демократии, а не какой-то там неограниченной монархии, где говорить «МЫ» от имени всего народа позволялось только единоличному правителю и даже предписывалось ему этикетом. Например, «МЫ, милостью Божьей, Царь – Государь и Император такой-то, повелеваем...», ну и так далее.

Однако, как ни крути, но чисто практически они не имеют никакого права это делать по той простой причине, что у не менее половины молдавских граждан совершенно противоположное мнение по поводу внешнеполитического выбора страны. Впрочем, вполне возможно, что таковых сегодня уже значительно больше, чем сторонников ассоциации Республики Молдова с ЕС. Во всяком случае, Референдум в Гагаузии, состоявшийся 2-го февраля 2014 года, показал, что за Таможенный союз России, Белоруссии и Казахстана там выступили 98,5% от общего числа избирателей, «нет» сказали 1,52%, за вступление Молдовы в Евросоюз выступили 2,77%, против 97,22% от общего числа избирателей.

Так какое же тут «МЫ», спрашивается, если столько людей в нашей стране, в отличие от лидеров партий Коалиции проевропейского правления и членов их команд, стремятся вовсе не на Запад, не в объятия милого их сердцу ЕС, а, напротив, откровенно тяготеют к «восточному внешнеполитическому вектору», то есть хотят интеграции Молдовы с Россией, Белоруссией и Казахстаном в Таможенном и Евразийском союзе?

Не лучше ли, спрашивается, нынешней «проевропейской» власти, так много и так красиво говорящей о своей исключительной демократичности и уважении к мнению народа, разрешить проведение местных референдумов и в других регионах Молдовы, либо вообще провести Республиканский референдум по этому вопросу, чтобы окончательно выяснить настроения людей в стране, и уж потом позволять себе говорить от имени всего народа?

Увы, оказывается, совсем не лучше. Не лучше, понятное дело, для самой нынешней власти. Не лучше потому, что она заранее знает, каким будет результат этого референдума – он будет не в её пользу, то есть против интеграции Молдовы с ЕС. И что же все эти господа из КПП скажут тогда своим строгим «кураторам» из Вашингтона и Брюсселя? Как они перед ними тогда оправдают такой оглушительный провал в Молдове, особенно неприятрный для них на фоне всего того, что произошло и происходит после саммита «Восточного партнерства» в ноябре 2013 года в соседней Украине?

Допустить этого господа из КПП, конечно же, никак не могут. Это для них вопрос жизни или политической смерти. А потому Коалиция проевропейского правления в Молдове поступила совсем не по-европейски: взяла, да и запретила проведение региональных референдумов по внешнеполитической тематике, а ещё ранее, в 2012 году, «заморозила» инициативу о проведении Республиканского референдума по вопросу о вступлении Молдовы в Таможенный союз. Вот такое вопиющее расхождение популистской риторики правящей коалиии с её практическими делами «по продвижению принципов, норм и стандартов европейской демократии» в жизнь молдавского общества.

Но на носу новые парламентские выборы, предварительно назначенные на 30 ноября 2014 года. Выборы, на которых должна будет решиться судьба нынешней правящей коалиции. Выборы, результаты которых, как полагают многие эксперты, очень даже могут оказаться не в её пользу. Во всяком случае, все последние опросы общественного мнения упорно пророчат победу оппозиционной парламентской Партии коммунистов (ПКРМ), давая ей от 30 до 40 процентов голосов электората, в то время как правящей ЛДПМ – только 12 - 14%, ДПМ – 7 – 8%, ЛП – 6%. Исследования также показывают, что наибольшим доверием у населения страны по-прежнему пользуется лидер оппозиционной ПКРМ Владимир Воронин – 24,9%, а далее, причём с большим отставанием, идут премьер-министр РМ Юрий Лянкэ -14,9% и лидер ЛДПМ Владимир Филат – 10,1%.

И это всё ведь при том, что вот уже несколько месяцев подряд против оппозиционной ПКРМ ведётся тотальная информационная «война на уничтожение», в которой правящая коалиция не только не жалеет сил и средств, но и не церемонится с выбором методов, подчас слишком далеко и опасно выходящих за общепринятые и допустимые в странах европейской демократии рамки.

В ходе этой информационной войны и было изобретено упомянутое выше понятие «ОП» («оставшиеся в советском прошлом»), ставшее своего рода позорным ярлыком, который агитаторы и пропагандисты провластных СМИ навешивают на ту часть молдавских граждан, которые упорно отказывают в поддержке Коалиции проевропейского правления и её «евроинтеграционным» устремлениям, а потому являются потенциальными избирателями оппозиционной ПКРМ и других левых оппозиционых сил.

Один молодой, но уже набивший руку в сфере технологий современной политической пропаганды, автор так и озаглавил свою статью – «Оставшиеся в прошлом», написав: «Не хочется мудрить над названием для этих людей, для которых время остановилось в 91-м году, когда распался СССР, поэтому назову их условно «Оставшиеся в прошлом» («ОП»).

В чём же, собственно говоря, состоит вина всех этих «ОП», чем они так сильно провинились перед нынешней властью и её защитниками в СМИ? Прежде всего, нынешней власти и её защитникам очень неприятно осознание того факта, что этих людей, как признаёт и сам изобретатель этого термина, в Молдове «очень много». Это плохо, это опасно, ведь это «много» может дать решающий перевес на выборах силам оппозиции!

Кроме того, и власть, и её защитников очень пугает тот факт, что нашлись политические силы, которые стали играть на чувствах «ОП» и привлекать их на свою сторону. Как сказано в упомянутой статье, «они дружно внушают себе и всем вокруг, что Молдова - несостоявшееся государство, так как в их понимании состоявшимся может быть только государство, которое входит в Таможенный союз и находится под зонтиком России. А если это не так, то государство не состоялось. И ничего, что Молдова признана всем мировым сообществом, и у нас есть все атрибуты и признаки независимого государства, и хотя мы являемся бедной экономикой, но она не хуже, чем примерно у половины стран Земли».

В общем, если отбросить прочь притянутые автором статьи за уши псевдоаргументы, доказывающие мнимую угрозу для государственности Республики Молдова, якобы исходящую от названных им «ОП» добропорядочных молдавских граждан, то вся «вина» их состоит лишь в том, что они, сравнивая достойную человека жизнь во времена существования Советского Союза с тем убогим, нищенским, недостойным современного человека, существованием, на которое большинство из них обрекла нынешняя «демократическая власть», позволяющая себе говорить от их имени, могут на предстоящих парламентских выборах смешать все карты молдавским «евроинтеграторам» и их западным кураторам, проголосовав за оппозиционные политические силы.

То есть, иначе говоря, эти люди, бывшие советские граждане, честные труженики, трудом которых было создано абсолютно всё в этой, процветавшей в советское время стране, патриоты и государственники, хотят вернуть себе своё законное право говорить «МЫ», лишив его узурпировавших его нынешних «проевропейских» правителей, презрительно называющих их «ОП».

Понятно, что допустить это Коалиция проевропейского правлерия никак не может. Именно поэтому, вероятно, в статье «Оставшиеся в прошлом» есть такая шокирующая фраза: «Со своей стороны спецслужбы должны выявлять провокаторов и тех, кто спекулирует на эмоциях и иллюзиях «ОП», пытаясь через них разрушить Молдову и принять самые жесткие меры по отношению к этим экстремистам. В этом случае мы пройдем тест на государственность».

Но, позвольте, причём здесь «провокаторы», «экстремисты», против которых должны бороться спецслужбы? Если таковыми автор считает всех «ОП», которых, как он сам признаёт, в Молдове «очень много», то, выходит, следует развязать в стране политические репрессии? Начать гонения на всех опозиционеров? Устроить им «Варфоломеевскую ночь»? Загнать всех этих «ОП» в концлагеря, чтобы оппозиционные «политические силы» не смогли «играть на их чувствах» и не получили их поддержки на выборах? Лишить их права голоса, чтобы они не смогли принять участия в выборах? Способствовать тому, чтобы они, как пишет автор статьи об «ОП», отказались от молдавских паспортов, так как, по его мнению, «каждый отказ от молдавского гражданства «оставшихся в прошлом» открывает для Молдовы шанс на будущее. Почему? Да, потому, что уменьшится на выборах число избирателей, голосующих за прошлое».

Видно, совсем плохи стали дела у Коалиции проевропейского правления, у всех собравшихся под её крылом политиков, позволяющих себе говорить «МЫ», создавая впечатление, что говорят «от имени и по поручениюю всего молдавского народа», если они дошли до открытого выражения недовольства своим собственным народом, до навешивания на него унизительного ярлыка «ОП».

Так ведь, господа хорошие, очень легко дойти и до «полосатых пижам» для оппозиции с нашитыми на груди и спине красными квадратами - знаками «политический преступник». Не пора ли остановиться и одуматься и вам, и вашим слишком рьяным аналитикам и политтехнологам, пока ещё не поздно, пока ещё сохраняется возможность обратиться к народу и попросить у него прощения за нанесенную ему обиду, рассчитывая быть понятыми и прощенными?

Да, не спорю, господа проевропейские правители, прошлое не вернуть. Это никому и нигде ещё в мире не удавалось. Но надо вернуть молдавскому народу, который недоволен своим убогим настоящим, созданным вами, и за это вы презрительно называете его «ОП», хотя бы веру в лучшее будущее. Вы этого сделать так и не смогли. Поэтому люди в Молдове ищут другие политические силы, которые, как они надеются, смогут это сделать.

Возможно, поворачиваясь вновь в сторону ПКРМ, которая восемь лет была у власти но так и не выполнила многое из того, что обещала народу, люди совершают ошибку. Возможно, им надо разъяснить, что они ошибаются. Возможно...

Но именно разъяснить, приводя убедительные для них аргументы, а не запугивая их спецслужбами. Показывая им своими практическими делами, а не засыпая их пустой и крикливой риторикой, что вы лучше и прогрессивнее, чем ПКРМ и другие оппозиционные силы. Действуя в интересах людей, а не просто говоря от их имени, не имея на то никакого права.

Способны ли вы на это? Сделали ли вы для себя надлежащие выводы из суровых уроков, которые преподнесли обытия в Украине, где политики и чиновники во власти тоже самоуверенно говорили «МЫ», уверяя всех в Европе в том, что выражаюют волю всего народа, а в итоге получили кровавый «Майдан» и революцию, плавно перерастающую в гражданскую войну? Они ведь, помнится, тоже очень боялись своих украинских «ОП», то есть честных и порядочных граждан, хорошо помнящих достойную человека жизнь в Советском Союзе и не желающих мириться со своей убогой жизнью «при демократии», и воевали больше с ними, чем трудились над решением политических, экономических и социальных проблем своей страны.

Обсудить