Крымский референдум и переформатирование мировой системы международных отношений из однополярной в многополярную

Вряд ли можно предсказать все последствия крымского референдума в деталях. Но совершенно очевидно, что «процесс пошел», и миру быть многополярным, так как на мировой арене заявили о себе новые акторы, Россия и Китай, и не считаться с ними вряд ли посмеют и в Вашингтоне, и в Брюсселе. Тем более, что методы которые они собираются применять – мало чем отличаются от Вашингтонских.

Во вторник, 18 марта 2014 года в Кремле был подписан договор о принятии в РФ Республики Крым и образовании новых субъектов федерации. До этого, перед собравшимися выступил президент России Владимир Путин, речь которого уже успели окрестить «фултонской», исходя из важности тезисов содержащиеся в ней, которые, возможно, определят ход международных отношений и мировой политики на ближайшие десятилетия.

До этого, в воскресенье, 16 марта 2014 года в Крыму состоялся референдум, который положил начало процессу формирования новой, многополярной мировой системы международных отношений.

Можно сколько угодно спорить о законности или незаконности данного референдума, о его легитимности или нелегитимности, о его соответствии или несоответствии нормам и принципам международного права, поскольку есть сторонники и одного, и другого подхода в своих оценках. Тем более что международное право, на самом деле, трактует этот вопрос совсем не однозначно, как считают некоторые.

Вместе с тем, крымский референдум, а также последующее включение полуострова в состав РФ, поставил некоторые «точки невозврата», как относительно украинской государственности, которая находится в большой опасности, поскольку вероятность распада Украины усилилась, так и относительно международной безопасности и мировой системы международных отношений в целом, поскольку традиционные институты и механизмы, обеспечивающие эти функции (ООН, ОБСЕ), перестали работать, а «мировой лидер», США, а также «мировой гарант», НАТО, оказались неспособными что-либо делать.

Разумеется, было бы нелепо утверждать, что до сих пор все было «отлично», что международная безопасность была «в ажуре», а мировая система международных отношений отражала реальное состояние дел и реальное распределение сил в мире, а с появлением «крымского прецедента» все стало нестабильно и непредсказуемо.

Нестабильно в мире было и до сих пор, просто делали вид, что все идет своим чередом и мир движется к «всеобщему счастью», однако этому процессу мешают «недемократические силы», которые не понимают, как важно построить однополярный мир, построенный на принципах “Pax Americana”.

Однако факт остается фактом: референдум в Крыму состоялся и сторонники однополярного мира, во главе с США, не смогли препятствовать этому, доказав тем самым, что «одинокая супердержава» уже не может диктовать свои условия игры на международной арене, как это происходило на протяжении последних двух десятилетий.

Разумеется, процесс распада монополярного мира, который так и не успел окрепнуть из-за слишком больших аппетитов его хозяев, только начался, и попытки воспрепятствовать этому, несомненно, будут: под видом санкций, под видом бряцания оружием, под видом борьбы за соблюдение норм международного права, под видом осуждения «агрессора» и других, не менее зрелищных и пропагандистских акций, однако вряд ли все эти деяния смогут спасти ситуацию.

«Украинский кризис», как феномен, послужил той последней каплей, которая заполнила чашу терпения в деле перетягивания каната от одной стороны - к другой, а чаще – лишь на одну сторону, и поставил историческую точку целой эпохе, начавшейся с распадом Советского Союза и концом биполярного мира.

Этот кризис вскрыл несовершенство предлагаемого нам мирового порядка, полностью оголив теневые стороны международной политики, особенно те, которые с особой тщательностью скрывались от мировой общественности.

Биполярный мир, при всех его плюсах и минусах, имел одну важную черту – баланс сил между сверхдержавами, что позволяло сохранить мир в глобальном аспекте, не мешая при этом разным странам следовать своему курсу, не обязательно диктуемому из Москвы или Вашингтона.

Примеры Югославии и Румынии, которые, будучи социалистическими странами, не очень-то оглядывались на Москву - вполне наглядны. То же самое можно говорить и о Франции, особенно времен Шарль де Голля которая «в упор не видела» советчиков из Вашингтона, а также и о других странах по обе стороны баррикад холодной войны.

Идейным вдохновителем прекращения системной конфронтации между сверхдержавами и отказа от деления мира на блоки выступил не кто иной, как Михаил Горбачев, который своим «новым мышлением» наивно надеялся переустроить мир на основе «общечеловеческой» идейной базы, с помощью которой нам всем удастся построить «общеевропейский дом».

Идея казалась стоящей и осуществимой, поскольку все устали от противостояния и маразма холодной войны, и все желали равноправного сближения двух систем в надежде взять от каждой всё то хорошее, что у нее есть, и отказаться от плохого.

В скором времени упала Берлинская стена, а за ней покатилась волна «бархатных революций», которые довольно мирно приблизили нас к «западным ценностям», как мы их тогда величали. Исключение составила, пожалуй, лишь Румыния, где революция не получилась «бархатной», поскольку сгоряча расстреляли, без суда и следствия, «гения Карпат» - Николая Чаушеску и его супругу, хотя, до этого, вся страна любила их, обоих, буквально «до слез».

Скоро перестала существовать и «родина перестройки» – СССР, распавшись на 15 новых субъектов международного права, и мечты о равноправном сближении между Востоком и Западом канули в лету, так как правила игры начали диктовать из Вашингтона. Притом, без какого-либо даже намека на согласованность действий, а просто объявляя вердикт о том, что «плохо» и что «хорошо», штампуя эти вердикты, часто задним числом, решениями Совбеза ООН, Всемирного банка, Международного валютного фонда и других, не менее уважаемых и престижных организаций.

Разумеется, все побежали к новому хозяину, единственному «старшему брату» на тот момент, присягнуть в верности и целовать руку, образовав настоящую очередь для получения милостыни, в виде кредитов, и покровительства, в виде вступления в НАТО.

НАТО, продукта биполярной системы, которого, кстати, так и не распустили, хотя и обещали сделать это сразу же после роспуска блока Варшавского договора из-за неимения «врага», с кем предстояло бы воевать.

Европа, помня об «общеевропейском доме», собралась в Маастрихте и подписала соглашение об учреждении Европейского союза, в котором предполагалось принять всех, от Пиренеев до Урала, настроив тем самым против себя Вашингтон, который видел конфигурацию Европы, да и остального мира, совсем по-другому.

Россия, став правопреемницей СССР, хотя и унаследовала от последнего место постоянного члена в Совбезе ООН и статус ядерной державы, во всем этом не принимала участие.

Отчасти от того, что на нее просто не обращали внимание. Отчасти от того, что сама не выдвигала никаких инициатив. (Еще бы: при президенте-алкоголике, который уходил в запой на целый месяц и команде «завлабов в коротких штанишках», которые не столько правили страной, сколько делили между собой партийное и государственное имущество одной шестой части света.)

Тем не менее, Россия, даже в таком состояние, представляла угрозу для Вашингтона в его стремлении стать единственной супердержавой на земном шаре, которая смогла бы безапелляционно диктовать всему миру свою волю, не считаясь ни с кем.

Эта роль, вершителя судеб мира, особенно понравилось Вашингтону после операции «Буря в пустыне», когда пришлось поставить на место действительно зарвавшегося Саддама Хуссейна, оккупировавшего Кувейт и нарушив, тем самым, международное право.

Вместе с тем, лавры заслуженного победителя и лидера в этой войне сыграли нехорошую службу с хозяевами Белого дома, так как впредь они начали считать себя верховными судьями в мире, настаивая на то, чтобы все страны следовали американскому образу жизни, именуемому, ими самими, «демократическим».

Китай в это время только собирался делать свой «рывок» в мировые лидеры, Япония уже шла к своему длительному кризисному состоянию, а Европе еще предстояло организоваться и начать «расширение на Восток», и они никак не могли препятствовать «новому мировому порядку» во главе с США, так что единственной «головной болью» для Вашингтона оставалась Россия, у которой был не менее мощный ядерный арсенал, чем у самих США, а также огромные запасы углеводородов, чем вызывали у американцев черную зависть и неприкрытую неприязнь.

Правда, была надежда на то, что Ельцин «угробит», наконец, Россию, которая распадется «по швам», как и СССР, и в дальнейшем не будет никаких преград к мировому одиночному господству. Возможно, именно с этой целью ни США, ни Европа, не очень-то обратили внимание на то, что Ельцин расстрелял из танков парламент своей страны осенью 1993 года, уничтожив, попутно, и несколько тысяч мирных, ни в чем не повинных людей. Примечательно, что Вашингтон не только не заметил это, а даже объявил его «демократом» вместе со всей его камарильей.

И пока Ельцин радовался что он «демократ», а попутно дул ведрами великолепный молдавский коньяк «Белый аист», Вашингтон устроил настоящую бойню в Югославии, а потом «гуманитарные интервенции» в Боснии, Косово и Сербии. Не просто «для порядка», так как на порядок им было наплевать, а для поднятия собственного имиджа, «борца за справедливость» во всем мире.

И все аплодировали. Некоторые – по дурости, от восхищения «глобальной мощностью» единственной сверхдержавы, некоторые – из-за нерешительности назвать вещи своими именами, а некоторые – просто из-за страха, так как «одиночная сверхдержава» доказала на деле, что если кто-то посмеет встревать в ее «разборку» с «непонятливыми», то и их участь предрешена в случае неповиновения.

Тем более, что США имели право вето в Совбезе ООН, и никто не мог наложить на нее какие-либо санкции за нарушения норм международного права. И тем более, что США имели идеальный инструмент для проведения своей политики «умиротворения» - НАТО, целиком и полностью подчиненное Вашингтону.

И вдруг, разворот над Атлантикой самолета Евгения Примакова, на тот момент премьер-министра России, который счел унизительным для своей страны осуществление официального визита в страну-агрессора, которая без санкции ООН вторглась на территорию суверенного государства, нарушая тем самым Устав ООН и нормы международного права.

Акция, скажем прямо, очень неприятная и обидная для Вашингтона, но «одиночная сверхдержава», стиснув зубы, довела операцию до конца, нажала на необходимые рычаги, и неудобный премьер покинул свой пост, оставляя Борю Ельцина «демократически» править Россией.

Вместе с тем, в Вашингтоне поняли и оценили опасность создавшейся ситуации, так как из-за югославской авантюры они потеряли контроль над Совбезом ООН, и в итоге «случилось 11 сентября 2001 года» - чисто ковбойский сценарий ХХI века, который давал моральное право «одиночной сверхдержаве» обороняться от коварных террористов на территории любой страны мира.

Мир содрогнулся зрелищем падения двух зданий в Нью-Йорке, по мнению многих экспертов - отлично срежиссированные Голливудом, и дали карт-бланш Вашингтону ловить пресловутую и эфемерную Аль-Каиду по всему миру. Чем и стали заниматься, с большим подъемом и удовольствием, не только США, но и руководимый ими НАТО, хотя террористов так и не поймали, не считая какого-то бородатого типа, которого объявили Бин-Ладеном, остатки которого так и не подаются анализу ДНК.

А заодно, оккупировали Афганистан и Ирак, в поисках тех самых мифических террористов и несуществующего оружия массового поражения, а также пригрозили Ирану, Венесуэле, Боливии, Сирии, Ливии и другим нефтедобывающим странам, причислив их к государствам-изгоям и грозя им санкциями и «гуманитарными интервенциями».

И все это – без какой-либо санкции ООН, то есть, нарушая самым грубым образом основополагающие принципы и нормы международного права.

Входя в раж, и чувствуя свою безнаказанность, Вашингтон создал наиопаснейший прецедент в современном международном праве, организовав и подержав отделение автономного образования Косово от территории суверенного государства Сербия, без согласия последнего, что являлось грубым нарушением принципа территориальной целостности государств, одного из немногих основополагающих принципов международного права не позволяющий, до этого случая, произвола и анархию в мире.

Все попытки объяснять Вашингтону опасность этого прецедента заканчивались неудачами. Более того, страны которые не признавали Косово подвергались давлению, с использованием тактики «кнута и пряника», и в конечном итоге Косово стал «полупризнанным государством», а Вашингтон снова доказал всему миру что ему – «все нипочем».

Прецедент Косово стал, в принципе, «первым звонком похоронного марша» по однополярному миру, так как, начиная с 1999 года, Россия и Китай стали регулярно использовать свое право вето в Совбезе ООН, ставя тем самым США в неловкое положение перед своими воздыхателями и сторонниками.

Вместе с тем, прецедент Косово породил желание и у других постоянных членов Совбеза ООН, имеющие право вето, поиграться мускулами и показать всему миру свое «who's who».

А почему бы и нет? Почему Вашингтону это можно, а им нельзя?

Так, Россия, не очень боясь реакции со стороны НАТО и США, очень жестко среагировала на военные акции Саакашвили против своих же автономных образований, что привело к потере Грузией двух территориальных единиц, Южной Осетии и Абхазии, объявивших о своей независимости, следуя прецеденту Косово.

Боясь остаться незамеченной, Франция, вдруг проснулась, и решила «навести порядок» в Ливии, а потом и в Мали, а Китай заявил о намерении возвратить под свой суверенитет два острова, «незаконно оккупированные» японцами.

И, если в случае с Францией Вашингтон даже и «бровью не моргнул» (партнеры по НАТО, все-таки!), то перед Китаем и Россией были высказаны претензии, хотя и в полуголос, так как такие же нарушения США сами неоднократно осуществляли. Кроме того, даже в Вашингтоне поняли, что права японцев на названные острова весьма сомнительны, а в случае с Грузией Саакашвили сам полез в драку, надеясь на то, что его спасет НАТО и США.

Вместе с тем, многие аналитики полагают, что реакция Вашингтона была такой вялой оттого, что им просто-напросто не по плечу прямой конфликт, лоб в лоб, с Китаем или Россией.

И вот Крымский референдум.

Который, еще не успел состояться, а о нем уже столько написали! И еще столько напишут после того, как он уже состоялся.

И все, что пишут – про «зеленые солдатики», про коварный Путин, про «имперские замашки» России. И о нарушении норм международного права, а также Украинской конституции, разумеется.

И ни слово, об аналогичных случаях в Косово, Гуантанамо, Панаме и других местах, где нормы международного права и конституции данных стран нарушались таким же образом.

И, главное, ни слово о причинах самого «украинского кризиса», который и породил Крымский референдум и последующее включение Крыма в состав РФ.

А кризис на Украине разразился потому, что в своем стремлении овладеть этой страной и перетянуть ее в свой лагерь преуспели и одни, и другие, и третьи, то есть и США, и Европа, и Россия, не сделав элементарный анализ того, что страна разделена надвое по своему мировоззрению и духовным ценностям, что полстраны хочет «на Запад», а другая половина – «на Восток», что маленькая часть населения хочет в НАТО, а основная масса населения не хочет туда.

И образовались на Украине целые три «пятые колоны», которые начали тянуть страну «по швам». Притом, первые две, США и ЕС – довольно искусственные и не до конца оформленные, поскольку были наспех состряпаны, а третья – российская, весьма многочисленная, хотя и не очень активная.

Понять бы это украинскому руководству, и не делать бы опасные и резкие виражи от Востока к Западу, и наоборот, от Запада к Востоку, и «украинскому кризису» - не быть.

Но нашелся такой «мудрец», сам президент страны, который до этого целых два года вел переговоры с ЕС, напрочь игнорируя при этом Россию, и потом, в один день, развернулся на 180 градусов и начал вести переговоры уже с Россией, полностью игнорируя ЕС.

Не секрет, что на решение Януковича свернуть подписание Соглашения об ассоциации Украины с ЕС повлияла не только, и не столько Москва, которой геополитически это действительно невыгодно, сколько местные украинские олигархи, которым упомянутая ассоциация с ЕС может уменьшить доходы из-за неконкурентоспособности украинских товаров на европейском рынке.

Нельзя не отметить, в связи с этим, что такая ассоциация, по большому счету, не по душе и США, которые конкурируют с ЕС.

О взаимоотношениях Европы и США по поводу Украины можно сделать вывод хотя бы из телефонного разговора между Викторией Нуланд, помощником госсекретаря США по вопросам Восточной Европы с послом США в Киеве Джеффри Пайеттом. В ходе разговора Нуланд не раз упоминает позицию Евросоюза, вставляя оскорбительную фразу Fuck the EU. Так, зачем Вашингтону такая ассоциация? Вот бы в НАТО втянуть бы Украину – это да.

И когда народ вышел на майдан, возмущенный действительно идиотским решением Януковича, «незеленые солдатики», шастающие среди протестующих по майдану, очень умело и профессионально сменили лозунги про евроинтеграцию на лозунги «Долой Януковича и олигархов».

Справедливый лозунг, между прочим, но почему забыли про евроинтеграцию?

Чем все это кончилось – известно: около ста жертв и более тысячи пострадавших, притом никто толком не может сказать, кто и в кого стрелял и почему.

Соглашение о перемирии, подписанное президентом Украины и оппозицией, при гарантии министров иностранных дел Германии, Франции и Польши, было нарушено на второй же день, так как «незеленые солдатики» отказались сложить оружие и, взяли штурмом парламент, а заодно и органы местного самоуправления в западных областях Украины.

Депутаты Рады, то ли от радости, то ли от страха, поспешили вернуться к конституции 2004 года и сразу же нарушили эту же конституцию, сняв «самоустранившегося» президента, который, услышав об этом, пустился в бега, превратившись в «президента в изгнание».

Остановись бы на этом, и кризис мог бы быть локализованным, однако новые власти, как и старые, не взяли в расчет тот момент, что страна разделена надвое, и любой нажим на одну сторону приведет к отрицательной реакции другой стороны.

Не успокоившись, новые власти отменили закон о функционировании региональных языков, чем вызвали небывалые протесты в юго-восточных регионах страны и в Крыму, утвердили на «майдане» новое правительство Украины (почти как в античной Греции!) и объявили, что собираются денонсировать харьковские соглашения, согласно которым Россия арендует военно-морскую базу Севастополь для своего Черноморского флота.

Реакция России на все это была предсказуема, и создается впечатление, что новые киевские власти именно этого хотели.

В принципе, могу себе представить, что было бы, если бы эту военно-морскую базу в Севастополе арендовали бы США, а не Россия, и вдруг им сказали бы, что собираются денонсировать соглашение об аренде базы. Думаю, эпитетов и угроз было бы значительно больше, чем получилось на этот раз. Если кто-то сомневается в этом, вспомните случай с базой Гуантанамо на Кубе.

Но так, как речь шла о России, а не о США, Вашингтон сразу же признал «майдановское правительство» и объявил все ее решения и пожелания – «законными», так как якобы выражают волю «восставшего народа», хотя сам Обама признал, что Украина разделена надвое, и исходя из этого вполне логично, что могла «восстать» лишь половина страны, а другой половине еще предстоит это, притом явно имея другие цели и другие лозунги. Но Вашингтон поспешил объявить киевский «майдан» законным, считая, при этом, другие «майданы», в других городах и областях Украины - незаконными.

Европа, с опасением, признала частично легитимным киевское «майдановское» правительство, напомнив о том, что необходимо провести внеочередные выборы президента и парламента, для того чтобы стать действительно легитимной властью Украины.

Послушать бы европейцев и организовать бы, побыстрее и оперативно, не только выборы президента, но и парламента. Но не тут то было.

Рада объявила мобилизацию, премьер обратился в НАТО и в Совбез ООН с требованием наказать «агрессора».

Услышав про НАТО, в Крыму заерепенились, собрались на свой, симферопольский «майдан», отправили в отставку правительство времен Януковича, назначили новое правительство и назначили референдум о самоопределении.

В принципе, все точь в точь, как на киевском «майдане». Правда, за исключением стрельбы.

Но киевское «майдановское» правительство сочло противозаконными решения симферопольского «майдана» и объявили референдум неконституционным. Интересная логика: сами нарушили конституцию – и это «законно», а если другие нарушают, то это – «незаконно».

Россия, в ответ, объявила, что не признает легитимной новую киевскую власть, показала миру беглого «единственно законного президента» Януковича и предупредила, что готова применить военную силу, если это понадобится, для защиты русских и «русскоговорящих» на Украине в случае эскалации конфликта.

Более того, в Совбезе ООН она заблокировала проект решения о признании крымского референдума нелегитимным и объявила, что если по результатам референдума население Крыма проголосует за присоединение к России, она готова удовлетворить это решение. Притом, усилила свою военную группировку в Крыму, сославшись на необходимость защиты своих военных объектов.

Вряд ли стоит согласиться с теми, которые уверяют, что абсолютно все действия России в данном конкретном случае законны и соответствуют нормам и принципам международного права.

Разумеется, российские войска находились в Крыму на основе украинско-российского соглашения, что соответствует нормам международного права. Россия имела определенную квоту численности войск, до 25 тысяч человек и, вероятно, не нарушила ее, что так же вписывается в положения международно-правовых норм, однако остаются не до конца понятными принципы согласованности этих действий сторонами, элемент вызывающий определенные сомнения в их правомерности.

Говоря о крымском референдуме, Россия ссылается на принцип международного права о праве наций на самоопределение, закрепленный в Уставе ООН, и ссылается при этом на прецедент Косово и определение Международного суда ООН по этому прецеденту, и возразить ей что-то – немыслимо, так как это действительно соответствует нормам современного международного права.

Бормотание Вашингтона и «всего цивилизованного мира» о том, что случай с Косово не может служить прецедентом, поскольку это – «особый случай», вызывает горькие усмешки не только у юристов-международников, но даже и у самых неискушенных людей в вопросах юриспруденции.

Правда, пока никто не отменил общепризнанный принцип международного права о территориальной целостности государств, и указанные действия России могут поставить ее в весьма щекотливое положение, особенно если США и Европа будут добиваться ее изоляции на международной арене.

Пикантность ситуации состоит в том, что в мире есть огромное число государств со своими внутренними конфликтными ситуациями, и прецедент Крыма никого не радует, так как он может спровоцировать новую волну «парада суверенитетов» во всем мире.

Вспомним то же Приднестровье и ту же Гагаузию в Молдавии, или Корсику во Франции, или Шотландию в Великобритании, или Страну Басков и Каталонию в Испании, или Секуйский край в Румынии, и т.д, и т.п. Поэтому, негативное отношение этих стран к крымскому референдуму продиктовано чисто прагматическими порывами, тем более что они и Косово не признали.

А учитывая то, что это уже не первый прецедент такого рода, то возникают опасения, как бы такие прецеденты не превратились, со временем, в обычные нормы международного права, что может вернуть нас к периоду феодальной раздробленности.

Несмотря на эйфорию по поводу результатов референдума в Крыму, Россия оказалась в незавидном положении, несмотря на ее духовное и моральное право претендовать на Крым.

И даже несмотря на то, что юридически, с точки зрения международного права, все процедуры были соблюдены: отделение автономного образования и провозглашение независимости (что не является нарушением норм общего международного права, согласно решении Международного суда ООН от 22 июля 2010 г.); признание Россией Республики Крым в качестве субъекта международного права (что соответствует нормам дипломатического права); подписание соглашения о включении Республики Крым в состав РФ (что соответствует нормам договорного права) - позиция России вызвала неоднозначную реакцию в мире.

Вместе с тем, не признать результаты референдума Россия просто не могла. Ее бы не поняли не только в Крыму, и не только в России, но и во всем мире, так как имидж великой державы значительно пострадал бы от этого, а в международных отношениях это важно.

Признать референдум, но все-таки не присоединить Крым к России, а дать ему возможность стать независимым государством – очень проблематично, так как опыт Южной Осетии и Абхазии доказал неэффективность такого решения. Тем более что Крыму, самому, вряд ли удалось бы отстоять свою независимость. Особенно на фоне воинственных заявлений киевских радикалов.

Вряд ли возможно сейчас просчитать все риски такого решения, несмотря на всякие «аналитические» выкладки которыми пестрят мировые СМИ, так как они больше смахивают на пропаганду и контрпропаганду, чем на аналитику.

Попытки ввести санкции вряд ли изменят что-то в сложившейся ситуации, так как яснее ясного, что Россия не отступит. А сами по себе санкции вряд ли окажутся действенными, так как возможности противодействовать этим санкциям не такие уж и несущественные, как думают некоторые.

Разумеется, взаимоотношения России с США будут пересмотрены. Скорее всего, они станут такими же, как и во времена холодной войны, которая, кстати, так и не закончилась полностью, как пытались нам внушить. Она просто велась другими методами и другими средствами.

Взаимоотношения России с ЕС также могут быть пересмотрены, хотя здесь вряд ли будет запущен «железный занавес», так как взаимосвязь и взаимный интерес друг к другу носят совершенно другой характер, чем в случае с Вашингтоном.

Более того, Европе придется определиться в своем выборе: станет ли она новым, самостоятельным актором международных отношений, или вернется к старой формуле – быть аппендиксом «евроатлантической» политики Вашингтона.

Несомненно, что ЕС придется, наконец, реорганизовываться, проводив реформу своих институтов, так как в таком состоянии не сможет противостоять новым рискам и вызовам. Будет ли это федерация, или конфедерация – не важно. Важно, чтобы эта европейская идентичность имела свою собственную внешнюю политику и свои вооруженные силы, которые могли бы гарантировать возможность отстоять свои интересы, отличающиеся и от интересов Вашингтона, и от интересов Москвы, и от интересов Пекина, а также других важных акторов мировой политики.

Разумеется, в связи с этим возникнет вопрос о НАТО, который мешает Европе консолидироваться. Да и не только Европе.

Тем более, что в случае с Крымом НАТО показал свою несостоятельность, не оправдав свою роль «мирового жандарма». Вот, бомбить Югославию, Ирак, Ливию, Афганистан – они мастера. Отпора то - не будет! А вот против России испугались «жандармить», так как вероятность самим выжить в это противостояние – нулевые.

Это, между прочим, не комплимент в сторону России, и не «антикомплимент» в сторону НАТО. Это простая констатация фактов, которые доказывают, что НАТО перестал быть механизмом который мог бы обеспечить мир во всем мире.

Не исключено, что Россия начнет переориентацию своей политики на страны БРИКС, которые также видят в Вашингтоне скорее противника, чем союзника, и которые рады бы переходу, от однополярного мира к многополярному. Здесь особую роль играют Китай и Индия, обладающие ядерным оружием, однако нельзя сбрасывать со счетов и роль Бразилии и Южноафриканской республики, особенно учитывая их влияние на Африку и Латинскую Америку.

Вместе с тем, нельзя не отметить, что такое решение будет сказываться не только на отношения России с дальним зарубежьем, но затронет и ее отношения со странами членами СНГ, а также с членами Таможенного союза. Во всех этих странах есть «замороженные» и «спящие» конфликтные ситуации, которые могут реанимироваться автоматически, учитывая прецедент Крыма.

Кроме того, «русскоговорящими», на самом деле, являются не только русские в этих странах, а практически все население (например, в Молдавии, в Белоруссии, как и на Украине), и понятие «защита русскоговорящих» здесь воспринимается своеобразно: «как это, защитить нас, от нас же самих?».

России здесь придется вести более избирательный подход и более разумную политику, чем вела до сих пор в ближнем зарубежье, когда всех ставила «в одну корзину», без разбора: «кто хочет подписать соглашение об ассоциации с ЕС - враги России, так как они хотят вступать и в НАТО», хотя это далеко не так.

Соглашения об ассоциации с ЕС не направлены против России, хотя элементы несоответствия политик, разумеется, есть. Поэтому необходимо выявить эти несоответствия и устранить их.

А также вести «объяснительную работу» относительно того, что ЕС и НАТО – это две различные организации, и членство в одной не означает обязательно членство и в другой. Примеры Австрии, Швеции, Финляндии, которые являются членами ЕС, но не желают быть членами НАТО – весьма красноречивы. И наоборот, Турция является членом НАТО, и никак не может попасть в ЕС.

Как ни странно, США оказались в не менее щекотливом положении, чем Россия, в случае с крымским референдумом и с очередным «майданом».

Не признать киевские «майдановские власти» Вашингтон не может, так как сами инициировали «майдан», а уверенности в том, что в случае новых выборов победят «продемократические силы» (читай проНАТОвские), нет, поскольку события на Украине вышли из-под всякого контроля, и кто там правит – абсолютно непонятно.

Признать легитимность крымского референдума они также не могут, поскольку его не признает киевский «майдан», но идти дальше в спорах они боятся, так как возникает вопрос о легитимности решений о признании Косово, что ставит их в еще более деликатное положение.

Согласиться с требованием новых киевских властей о денонсации харьковских соглашений для них также опасно, так как возникает уже забытая аналогия с базой Гуантанамо на Кубе, которую США занимают незаконно на протяжении более полувека.

Поддерживать желание радикалов из Рады, которые требуют разрыва дипотношений с Россией, их также вряд ли радует, так как, тем самым, в юго-восточных регионах начнутся не просто «антимайдановские», а настоящие «антикиевские» волнения, которые могут перерасти в кровавые столкновения, что даст карт-бланш России поступать по своему усмотрению в сложившейся ситуации.

Возражать против намерения Росси защищать русских на Украине, они также не очень-то могут, так как им припомнят, как они защищали американцев в Панаме, Гренаде и в других местах.

Но самое главное, они не могут оказать новым киевским властям военную поддержку, хотя «новые киевляне» постоянно об этом просят, так как прямой конфликт США с Россией неминуемо приведет к ситуации, аналогичной с Карибским кризисом 1962 года, когда мир стоял на пороге ядерной войны из-за таких же, геополитических распрей.

Было бы это где-то в 90-е, когда Россия была слаба, и ею правил Ельцин, возможно и все было бы по-другому. Сейчас же, вряд ли кто будет рисковать. Ставка слишком серьезная.

Остаются санкции, хотя к чему они приведут, вряд ли дают себе отчет и в Вашингтоне, и в Брюсселе. Особенно если иметь в виду кризисную ситуацию в самой Америке, да плюс огромнейший внешний долг, да плюс недовольство большинства стран мира состоянием со статусом доллара, который является, на самом деле, простой бумажкой. Санкции же со стороны ЕС могут навредить не только России, но и самой ЕС.

Остаются, также, и попытки представить Путина сумасшедшим, который не ведает что творит. Хилари Клинтон (Hillary Clinton) поспешила сравнить его с Гитлером, а Джон Керри (John Forbes Kerry) дал понять, что Путин чем-то смахивает на Наполеона: «Нельзя в 21-м веке вести себя как в 19-м, вторгаясь в другую страну под абсолютно надуманным предлогом».

А, в принципе, почему они не сравнивают с Гитлером и с Наполеоном Джорджа Буша-младшего, который вторгся в Ирак под абсолютно надуманным предлогом о наличии там оружия массового поражения? Ведь, до сих пор ищут, а признаков что найдут – никаких!

А может, Путина стоит сравнивать с Давидом Бен-Гурионом (David_Ben_Gurion), так как он видит себя в роли защитника России и смотрит на русских за границей так, как израильтяне смотрят на евреев за рубежом, полагая, что их безопасность - это вполне легитимная забота Израиля?

Почему бы и нет?

Но в самой незавидной ситуации оказалась Украина.

Притом, по большому счету, из-за своего же, украинского руководства, как старого, в лице убежавшего Януковича, так и нового, в лице радикальных ортодоксов, до которых никак не доходит, что сохранение целостности Украины – это поиск компромиссов и консенсуса практически по всем вопросам, а не выкрики революционных лозунгов и гонение инакомыслящих.

Крым, при всей скорби Киева, потерян. Скорее всего, навсегда. И вряд ли стоит винить в этом только Путина и Россию, так как главная вина лежит, все-таки, на новой киевской власти.

И громкие заявления о «незаконности аннексии» ничего не меняют. Тем более, если учитывать то, что в принципе, и Украина в 1954 году получила Крым не совсем законно.

Новым киевским властям не совершить бы еще, дополнительных ошибок, которые могли бы ухудшить и без того незавидное положение Украины. Особенно если учесть, что в юго-восточных регионах недовольство «майдановским» решениям крайне велико. И не только потому, что там «орудуют москали», как считают в Киеве, а потому что там люди действительно так думают.

Попытки силовыми методами вернуть Крым, а также заставить юго-восточные регионы думать «по-европейски» могут привести к полному распаду Украины, так как реакция России предсказуема, а Запад вряд ли ввяжется в драку из-за не вполне легитимных новых киевских властей, которые принимают одно решение причудливее другой, усугубляя еще больше возникший кризис.

Показывать пальцем на соседа всегда удобно, чтоб скрыть свои промахи, но это действует не вечно, тем более что кредит доверия, набранный «майданом», начал уже распыляться.

Вряд ли можно предсказать все последствия крымского референдума в деталях. Но совершенно очевидно, что «процесс пошел», и миру быть многополярным, так как на мировой арене заявили о себе новые акторы, Россия и Китай, и не считаться с ними вряд ли посмеют и в Вашингтоне, и в Брюсселе. Тем более, что методы которые они собираются применять – мало чем отличаются от Вашингтонских.

Очень надеемся, что власти Молдовы правильно поймут создавшуюся в регионе и в мире ситуацию и не подадутся на провокации пытаясь стать на одной или другой стороне конфликта.

Для Молдовы важно отстоять свою независимость и нейтралитет, а также курс на внеблоковую внешнюю политику, при развитии своих отношений со всеми странами мира, независимо от их ориентации, но в первую очередь с ЕС и Россией, два самых важных акторов международных отношений в нашем регионе.

Важно продолжить курс на европейскую интеграцию и на подписание Соглашения об ассоциации с ЕС, одновременно ведя переговоры с Россией о возможности ассоциации, в ближайшем будущем, к Евразийскому союзу.

Разделенность страны на две части, по мировоззренческим и духовным критериям, а также наличие приднестровской и гагаузской компоненты, не оставляют нам других вариантов для того, чтоб отстоять территориальную целостность страны.

Разумеется, в Молдове также есть свои «пятые колоны», как и на Украине, хотя у нас их значительно больше чем там, и они также начали свою деструктивную активность в последнее время, поэтому властям Молдовы нельзя попасть под их влияние и нужно стремиться к тому, чтоб избежать радикализма в любых вопросах.

Обсудить