«Кот в мешке» или Апологетика вместо аналитики

Представьте себе, что вы пришли на Птичий рынок, чтобы купить себе, например, кота, надеясь походить среди торговых рядов, приглядеться к предлагаемому товару и выбрать своего будущего пушистого питомца в соответствии со своими личными вкусами и предпочтениями. Но не тут-то было! Именно этого вам и не разрешают! Какие-то шустрые ребята крепко берут вас вдруг под локоток и, легонько подталкивая в спину, ведут в тёмный рыночный закуток, где настойчиво предлагают купить кота именно у них. Причём «кота в мешке», не показывая его вам, но расхваливая на все лады его достоинства. Дескать, такого кота, как этот, свет ещё не видывал! И пушист он до невероятности, и умен, и красив, и мышелов-охотник великолепный, и вообще породы уникальной! А потому цену с вас за него они требуют весьма немалую, да ещё и предупреждают, что после покупки «товар обмену не подлежит».

Ну, и что, согласитесь вы купить такого «кота в мешке», так и не взглянув на него ни разу и не убедившись в том, что он действительно таков, каким его изображают громкоголосые продавцы? Понятно, что нет, ни за что не согласитесь, ибо хорошо помните древнюю как мир житейскую мудрость: Доверяй, но проверяй! Не согласитесь, ибо начнёте догадываться, что недаром, видно, прячут от вас этого кота в плотном мешке. В самом деле, подумаете вы, зачем же его прятать от ваших глаз, если он и впрямь так хорош? И не лучше ли всё-таки хотя бы один раз увидеть этого кота собственными глазами, чем сто раз слышать о его несравненных достоинствах? Ведь, вполне может быть, что и не кот это, а вообще какая-то неведомая и отнюдь небезопасная зверушка?

К чему я привёл здесь этот пример с «котом в мешке»? Дело в том, что примерно в такой же, крайне пренеприятной и двусмысленной, ситуации оказались сегодня все мы, граждане Республики Молдова, озабоченные выбором внешнеполитического вектора дальнейшего развития нашей страны. Казалось бы, чего проще: есть вариант продолжения курса на интеграцию Молдовы с Евросоюзом на Западе, есть вариант вступления в Таможенный и Евразийский союз на Востоке, так что, уважаемые граждане, просто внимательно изучайте и анализируйте все преимущества и недостатки того и другого проекта, объективно сравнивайте их между собой и выбирайте, какой из них вам больше подходит! Где всем нам будет лучше и комфортнее, надёжнее и безопаснее, туда и пойдём! Как все мы сами решим – так и поступим.

Но, увы, именно этого нам сегодня как раз и не позволяют сделать! В праве свободного и осознанного выбора нам всем сегодня категорически отказывают! Образно говоря, нынешняя молдавская коалиционная власть ведёт себя примерно так же, как упомянутые выше жуликоватые продавцы «кота в мешке». Она очень активно и настойчиво пропагандирует свой «новый курс на Европу», настырно убеждая нас в том, что ему вообще нет и не может быть никакой альтернативы, а также прельщая нас всяческими благами и неисчислимыми преимуществами «западного варианта», по сравнению с которыми «восточный вариант» якобы совершенно проигрывает, бледнеет и меркнет.

Президент Николай Тимофти, премьер-министр Юрий Лянкэ, спикер Игорь Корман, лидеры правящих ЛДПМ и ДПМ Влад Филат и Мариан Лупу ежедневно твердят нам об этом с экранов телевизоров, в радиоэфире, со страниц газет и журналов, особенно подчёркивая при этом, что их политика «евроинтеграции» Молдовы пользуется поддержкой США и Запада. Это обстоятельство, считают они, является неоспоримым доказательством их абсолютной правоты.

Им вторит громкоголосый хор всевозможных ангажированных экспертов, аналитиков, политологов, журналистов и тому подобной «творческой» публики, которые круглосуточно талдычат нам о том, как великолепно живётся всем без исключения людям в странах Евросоюза, какими благодеяниями Вашингтон и Брюссель уже «осыпали» нашу Молдову, как они любят всех нас и как они заботятся о том, чтобы мы как можно скорее оказались в «европейском раю».

Главная цель всей этой «евроочарованной» политической и околополитической публики состоит в том, чтобы убедить нас «купить кота в мешке», то есть поддержать на предстоящих в ноябре с.г. парламентских выборах нынешние партии власти, ибо только они, дескать, являются самыми надёжными гарантами сохранения и продолжения безальтернативного западного курса «евроинтеграции». В общем, получается, что господа нынешние правители уже окончательно и бесповоротно решили, куда должна идти Молдова, и поэтому никакие наши сомнения и возражения ими в расчёт больше не принимаются. Они так решили – и баста! Причём здесь народ?

А как же тогда, спрашивается, быть с гарантированным всем нам, молдавским гражданам, Конституцией РМ правом свободного выбора? Как быть с нашим законным правом вначале объективно разобраться в том, какой вариант интеграции – западный или восточный – нас в наибольшей мере устраивает, а уж потом принимать судьбоносное решение о том, куда и зачем нам идти?

Как быть? А никак! В этом конституционном праве всем нам, молдавским гражданам, властью сегодня отказано. Нынешняя власть и её западные кураторы упорно пытаются всучить нам ничто иное, как того самого «кота в мешке», о котором было сказано выше, жульнически подменяя серьёзную аналитику, то есть детальное изучение и объективное рассмотрение всех фактов и явлений жизни в ЕС и ТС для выявления и определения их причин и сути, крайне примитивной, но предельно воинственной апологетикой, то есть заведомо предвзятой защитой, безудержным восхвалением только курса на интеграцию с Евросоюзом, вопреки явным порокам и недостаткам этого межгосударственного объединения на Западе.

А, между тем, далеко не всё так идеально хорошо и распрекрасно в Евросоюзе, как об этом твердят лукавые «продавцы» этого подозрительного «кота в мешке» в правительстве Молдовы. Как сообщила на днях пресс-служба самой Еврокомиссии (ЕК), в Евросоюзе за чертой бедности живет около 84 миллионов человек, то есть почти 17% населения стран ЕС. По оценкам ЕК, процесс выхода Европы из кризиса может затянуться на ближайшие 10 -15 лет. В настоящее время свыше 30 миллионов человек в Евросоюзе являются безработными. Согласно статистике, только 30% населения Евросоюза верит в идеи этого объединения. Европа находится в самой длинной рецессии с момента основания ЕС в 1999 году. Пять государств-членов союза были вынуждены обратиться за международной кредитной поддержкой. Нынешняя рецессия является второй за последние четыре года. По прогнозу ЕЦБ, экономика ЕС в 2013 году сократилась на 0,8 процента.

В одной из ведущих стран ЕС, Великобритании, исследование общественного мнения – «Survation», опубликованное «Mail on Sunday», показывает, что 48% британцев проголосовали бы за выход Великобритании из ЕС, 39 % респондентов – за то, чтобы страна оставалась в ЕС, в то время как 13% еще не определились с выбором. В Европе по-прежнему трудно найти работу, в некоторых странах-невозможно. По статистике, сегодня средний уровень безработицы в ЕС – 12%, в отдельных странах в группе молодёжи он достигает 50%. Профсоюзы стран ЕС обещают волну массовых социальных протестов. Большинство граждан Евросоюза не одобряют антикризисных мер своих правительств и Брюсселя, 51% опрошенных службой «Gallup», считают, что жёсткая экономия лишь ухудшила ситуацию. Больше всего ею недовольны греки и португальцы. Но даже в Германии, особенно ратующей за фискальную консолидацию (то есть ужесточение бюджетной дисциплины), половина респондентов протестуют против политики «затягивания поясов». По мнению многих европейцев, повсеместные сокращения государственных расходов усугубляют спад и безработицу. Богатые в ЕС становятся богаче, а бедные беднее. В Евросоюзе эта тенденция усилилась как следствие жёстких антикризисных мер. В руках у 10% самых состоятельных в ЕС людей находятся 24% его богатства.

В странах ЕС стремительно нарастает сопротивление бесчеловечной политике, которую проводят их правительства под диктовку всемогущих всеврочиновников. Лидер французского Национального фронта Марин Ле Пен и руководитель голландской партии Свободы Герт Вилдерс заявили о том, что после выборов в Европарламент в мае 2014 года они сформируют «Европейский альянс за свободу», объединяющий националистические партии ЕС. «С этого момента, — провозгласили ультраправые, — начинается освобождение Европы от самопровозглашённой элиты — брюссельского монстра, который давно уже не считается с интересами народов». Ле Пен и Вильдерс призывают отказаться от нынешней модели интеграции, которую они окрестили «глобалистской аномалией», и вернуться к «континентальному блоку, основанному на сотрудничестве суверенных государств».

Согласно опросам общественного мнения, Национальный фронт — бесспорный фаворит предвыборной гонки во Франции (партия Ле Пен на 24 процента опережает правящую Социалистическую партию), а антииммигрантское движение Вильдерса лидирует в Голландии. К франко-голландскому союзу примыкают «Шведские Демократы», также занимающие первое место в национальных опросах общественного мнения, австрийская партия Свободы Хайнца-Христиана Штрахе, которая заручилась поддержкой 20 процентов избирателей на недавних парламентских выборах, антииммигрантская датская партия, итальянская «Северная лига», а также радикальные сепаратисты из Нового фламандского альянса.

Очень неплохие шансы существуют и у других антиевропейских партий. «Альтернатива для Германии», которая не сумела пройти в бундестаг (хотя для партии, возникшей буквально накануне выборов, выступила очень неплохо), на выборах в Европарламент грозится удвоить свои результаты. В нынешнем Европарламенте есть группа евроскептиков «Европа за свободу и демократию», в которой доминирует британская Партия независимости. Хотя её лидер Найджел Фарадж считает взгляды Ле Пен и Вильдерса чересчур радикальными, по ключевым вопросам он с ними блокируется. В Лондоне Партию независимости также считают фаворитом предвыборной гонки.

В итоге евроскептики могут получить более 30 процентов мест в Европарламенте. Удивляться этому не приходится, так как, согласно опросам «Gallup», сейчас только 30 процентов европейцев положительно относятся к институтам ЕС, хотя 20 лет назад число сторонников европейской идеи превышало 70 процентов. Даже в Германии, которая традиционно считается наиболее проевропейской страной Союза, евроскептиков уже не намного меньше еврооптимистов. «Завоевав значительное число мест в Европарламенте, — пишет консервативный британский журнал «The Spectator», — националисты получат возможность уничтожить ненавистную им брюссельскую систему изнутри. Они смогут блокировать деятельность Еврокомиссии, подписание общеевропейских договоров, накладывать вето на большую часть законопроектов и тормозить принятие бюджета. Всё это парализует систему принятия решений и приведёт в итоге к кризису легитимности ЕС».

Один из главных тезисов, отстаиваемых националистами-евроскептиками, — это тезис о том, что ЕC повторяет судьбу СССР. что «брюссельские еврократы» точно также, как и советская номенклатура, неспособны спасти свой идеологизированный бюрократический проект. «Лишённые харизмы, стареющие еврочиновники, которые сделали себе имя ещё в эпоху студенческих волнений 60-х годов, — пишет «The Spectator», — заседают сейчас в бессмысленных бюрократических структурах и принимают тонны законопроектов, правил и рекомендаций совсем как советские аппаратчики. Только одни произносили пафосные речи о скорой победе коммунизма, а другие рассуждают о торжестве европейской толерантности».

По мнению евроскептиков, судьба ЕС напоминает судьбу СССР ещё и потому, что все принимаемые еврократами решения являются запоздалыми и ни на что уже не могут повлиять. Экономическая система ЕС, говорят они, потеряла жизнеспособность. Отдельные граждане, предприятия и целые государства плотно сели на кредитную иглу. Бюрократизация и плановое хозяйство вытесняют постепенно рыночные принципы из европейской экономической жизни. Деньги превращаются в ЕС в инструмент политического влияния (создание еврозоны, признают сейчас многие эксперты, — это, в первую очередь, политический проект). Частная инициатива играет всё меньшую роль, при этом усиливаются патерналистские функции государства. Общих черт, действительно, много, и скептики убеждены, что Евросоюз, в котором ключевую роль играют «советы» и «комиссары», а государственной идеологией, по сути, является социализм, давно уже стал вторым СССР.

Евросоюз, конечно, ещё продолжает существовать и бодриться, утверждая, что «всё хорошо, как никогда», но все больше кажется, что Брюссель уже не в полной мере контролирует ситуацию, не видит или не желает видеть надвигающуюся катастрофу. Вслед за ним, слепо идя на поводу у еврочиновников, не видят или не желают видеть эту опасность и нынешние кишинёвские правители, упорно продолжая твердить о «хорошей евроинтеграции» и «плохих Таможеном и Евразийском союзе». Всё это происходит в то самое время, когда десятки тысяч граждан стран Евросоюза, недовольных социально-экономической ситуацией, высокой безработицей и коррупцией, выходят на акции неповиновения в Париже, Берлине, Лондоне, Мадриде, Риме, Лиссабоне, Афинах, забрасывая камнями полицию, захватывая административные здания, поджигая автомобили.

Вряд ли кто-то будет спорить с тем, что Евросоюз предстает сегодня не в самой лучшей форме, вовсе не как широко разрекламированное «сообщество прав и свобод», а как проблемное межгосударственное формирование, будущее которого туманно, так как ЕС не смог согласовать основы банковского союза, чтобы избежать в будущем повторения кризиса. Далеко не случайно, что новыми миграционными правилами хочет отгородиться от ЕС сегодня Швейцария, Британия настроена рассмотреть возможность выхода из союза, а трезвомыслящие люди в странах «Восточного партнерства», в том числе и в Республике Молдова, думают о том, есть ли смысл вообще входить в него?

Да, думающих людей в Молдове, сомневающихся в перспективах ЕС и поэтому не желающих ассоциации с ним, сегодня много и с каждым днём становится всё больше. Эти люди, не желая покупать «кота в мешке», которого им назойливо подсовывают нынешние правители, выполняя команды стоящих за из спиной брюссельских еврочиновников, стараются самостоятельно разобраться в том, что ожидает Молдову, если она и дальше будет следовать «курсом евроинтеграции». Эти люди, приходя в ужас от того, что постигло вступившие в ЕС страны Восточной Европы, например, Латвию, Литву, Эстонию, Болгарию, Румынию и другие, желают уберечь от такой же незавидной участи Молдову. Они требуют проведения свободной общественной дискуссии о геополитическом выборе страны, требуют честного и объективного профессионального экспертного заключения обо всех плюсах и минусах интерации Молдовы в Евросоюз или в Таможенный союз. Они требуют проведения Республиканского референдума, на который должен быть вынесен этот вопрос.

Но нынешняя «проевропейская» власть не желает их слушать и слышать. Она стремится лишить этих людей, озаботившихся судьбой своего Отечества, права голоса, права иметь своё мнение и свободно его высказывать. Пропагандисты и агитаторы нынешней власти яростно клеймят этих людей, называя их «оставшимися в прошлом» замшелыми и примитивными догматиками, неспособными принять и оценить все прелести «европейских ценностей». Их обвиняют в том, что они, дескать, просто какие-то пещерные мизантропы, злобные, психически неуравновешенные личности, полные «немотивированной ненависти» к «прекрасному Евросоюзу», а потому не стоит к ним вообще прислушиваться, не стоит обращать на них внимание.

Делается всё для того, чтобы все эти критически думающие люди замолчали, чтобы они не имели доступа к СМИ и не могли нести слово правды в массы, не мешали дальнейшему их «еврозомбированию». Одновременно подвергаются обструкции и давлению те молдавские политики, эксперты-экономисты, представители общественности, журналисты, которые пытаются честно рассказать людям о том, почему для Молдовы более предпочтителен «восточный проект», то есть членство в Таможенном и Евразийском союзе. А тем временем коалиционная кишиневская власть в дикой спешке, стараясь не думать о последствиях, подгоняемая еврокомиссарами, пытается «в ускоренном порядке» подписать Соглашение об ассоциации Республики Молдова с ЕС.

В этих условиях, когда подавляющее большинство людей в Молдове отмалчиваются или занимают выжидательную позицию, нельзя продолжать безмолвствовать, так как общественное молчание дает преимущества самым крикливым и самым агрессивным политическим кругам страны, чья «проевропейская» точка зрения доминирует сегодня на общественной площадке, Они более энергичны, их стремление выразить, а главное - отстоять любым способом свою позицию, подавляет потенциальных оппонентов «курса евроинтеграции».

Разорвать порочную «спираль молчания» в Молдове возможно только путем эффективной нейтрализации на информационном поле установок нынешней прозападной кишинёвской власти на «евроинтеграцию», порождающих острый политический и социальный конфликт в стране, за счет продвижения в общественное сознание более сильных и конструктивных политических идей, связанных с интеграцией в Таможенный и Евразийский союз на Востоке. Способна ли на это молдавская политическая оппозиция? Способно ли на это молдавское гражданское общество? Способны ли они осознать в полной мере весь масштаб опасности, которая подстерегает страну и народ в случае продолжения нынешними правителями «курса евроинтеграции»? Осознать всё это и объединиться, чтобы сплотить вокруг себя молдавское общество и потребовать от власти умерить свой «евроинтеграционный пыл» и серьёзно задуматься о том, что и как надо делать в ситуации, когда часть населения бредит «евроинтеграцией», а другая его часть осознанно желает сближения с Россией, вступления в ТС и Евразийский союз?

Ответ на этот вопрос должен быть дан уже в самое ближайшее время, учитывая лихорадочные усилия действующей власти по скорейшему подписанию Соглашения об ассоциации Молдовы с ЕС. Образно говоря, всем нам предстоит либо сделать отчаянный прыжок через «европропасть», к которой привела нас Коалиция проевропейского правления, либо бесславно рухнуть в неё, получив в качестве утешительного приза «кота в мешке» вместо обещанных КПП «берегов европейской стабильности и процветания».

Обсудить