Посол России Фарит Мухаметшин: «Деление стран европейского континента на «своих» и «чужих» ни к чему хорошему не приведет»

Молдова, разделенная на правый и левый берег, вновь оказалась в центре внимания международных СМИ. На фоне дипломатических баталий и острого информационного противостояния вокруг ситуации на Украине и присоединения Крыма к России возобновились разговоры о судьбе Приднестровья и молдавско-российских отношений, что, возможно, спровоцировало и ускорение подготовки к подписанию Республикой Молдова Соглашения об ассоциации с Европейским Союзом. О позиции России по всем этим вопросам в интервью Ирине Астаховой рассказал Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в Республике Молдова Фарит Мухаметшин.

- Господин Посол, в апреле запланирован визит в Кишинев министра иностранных дел России Сергея Лаврова, а буквально на днях – заместителя министра иностранных дел Григория Карасина. Какие основные вопросы предполагается обсудить во время встреч с молдавскими официальными лицами, и связаны ли они с событиями в Киеве?

– Эти визиты в Кишинев, равно как и визит главы МИДЕИ РМ госпожи Герман в Москву 4 апреля, никак не связаны с событиями в Украине. Они были запланированы ранее и состоятся в рамках двухлетнего Плана совместных консультаций внешнеполитических ведомств Российской Федерации и Республики Молдова.

Украинские события немного отодвинули эти встречи, Григория Карасина мы ждали в Кишиневе в конце марта. Полагаю, что уточненный график, возможно, будет согласован 4 апреля в Москве, где будет проходить заседание Совета министров иностранных дел стран СНГ. В рамках этого заседания Сергей Викторович и Наталья Мирчевна обсудят и вопросы двустороннего сотрудничества наших стран.

В течение этого полугодия намечено много других визитов. В частности, разрабатываем возможность поездки заместителя премьер-министра Молдовы Евгения Карпова в Москву. В конце мая – начале июня планируется визит в Москву премьер-министра Молдовы Юрия Лянкэ.

Кроме того, мы продолжаем развивать гуманитарные контакты в контексте ранее достигнутых договоренностей. В начале апреля состоится визит в Молдову руководителя Россотрудничества Константина Косачева.

Если же говорить об основных темах, которые будут обсуждаться во время этих встреч, то в рамках двустороннего сотрудничества у нас накопилось много текущих вопросов. В частности, завершается подготовка межправительственной Программы гуманитарного сотрудничества между нашими странами на следующие 3 года. Возможно, через 2-3 месяца мы уже будем готовы ее подписать.

Требуют своего разрешения и проблемы миграционной политики. Готовятся к подписанию сразу три межправительственных соглашения: по трудовой миграции, по борьбе с нелегальной миграцией и по реадмиссии. Эти документы создадут прочную правовую базу для упорядочения миграционных процессов в наших странах. Тем более что необходимость в этом назрела. Россию посещает стабильно большое количество граждан Молдовы. По данным ФМС России, по состоянию на 31 марта на территории России находилось 573 427 граждан РМ.

Хочу подчеркнуть, что мы склонны развивать отношения между нашими странами, так как речь идет не только о многовековых узах дружбы, но также о конкретной экономической деятельности, о работе примерно полумиллиона молдавских граждан в Российской Федерации. Мы прекрасно понимаем, что если возникнут осложнения в этих отношениях, то это ударит по интересам не только Молдовы, но и России. Поэтому в наших общих интересах урегулировать эти вопросы.

Некоторые молдавские политики говорят о том, что уже в апреле-мае молдавские власти могут столкнуться с проблемой – массовым возвращением гастарбайтеров из России. Действительно ли российские власти готовят выдворение молдавских рабочих?

– Мне бы не хотелось развивать подобные умозаключения некоторых политиков, потому что никакого основания для них в официальной позиции России нет. Если пытаться отвечать на вопросы таких экспертов и аналитиков – не хватит недели и 100 мудрецов, потому что столько надуманного в этих рассуждениях, что диву даешься.

Я склонен думать, что эта ситуация, когда мы все сегодня вовлечены в общие рассуждения о том, что будет с нашими отношениями дальше, – результат нечеткой обоснованности позиции молдавского правительства по отношению к России. И мы рассчитываем на то, что плановые визиты в Москву и Кишинев дадут некую разъяснительную позицию по многим вопросам, которые волнуют не только политиков, экспертов, но и простых граждан.

Я очень ценю высказывания людей, которые говорят, что не надо спешить, нагнетать обстановку. Потому что сегодня для этого нет оснований. Да, есть некоторые изменения в российском законодательстве, в том числе по миграционным вопросам, но они касаются граждан любой страны, не только Молдовы, которые должны соблюдать правила в стране пребывания, если хотят там находиться. Но чтобы российская сторона требовала по каким-то неясным причинам, чтобы молдаване возвращались, и это было бы умышленно сделано для достижения каких-то целей, я не думаю, что так может случиться.

К сожалению, пока велика так называемая «группа риска» из граждан Молдовы, находящихся в России и нарушивших ее правила пребывания. Таких граждан на 31 марта было 244 508 человек.

Однако следует подчеркнуть: вступление в силу новых миграционных правил в России с начала года положительно повлияло на процесс легализации граждан Молдовы, работающих в нашей стране. А это важно не только для Российского государства, которое намерено навести порядок в области миграции и трудовых отношений, но также и для самих граждан Молдовы, которые в итоге получают юридическую и социальную защиту.

Например, увеличилось число выданных им патентов на трудовую деятельность: в первом квартале этого года 43 215 молдавских граждан получили в России патенты, а в первом квартале 2013 года – всего 9 482. Наблюдается сокращение количества преступлений и административных правонарушений со стороны молдавских граждан в России. Также за первые 3 месяца этого года было принято меньше решений о депортации граждан РМ из нашей страны, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Сегодня внимание практически всех молдавских граждан приковано к ситуации в Украине, потому что слишком уж много параллелей с положением в Молдове. Весьма неоднозначно и отношение к состоявшемуся 21 марта присоединению Крыма к России. Как Вы можете прокомментировать это событие?

– Воссоединение Крыма с Россией состоялось не по односторонней воле российских властей, а на основе, прежде всего, итогов референдума, на котором все жители полуострова имели возможность высказать свое мнение относительно будущего полуострова. И 96,77% высказались за присоединение Крыма к России. Таким образом, было реализовано зафиксированное в одной из первых статей Устава ООН право наций на самоопределение.

На протяжении нескольких веков Крым был неотъемлемой частью России, и имеет с ней общие историю и культуру. Эта естественная взаимосвязь была грубо нарушена волюнтаристским решением советского руководства, которое в 1954 году, игнорируя неразрывные исторические узы, передало полуостров и Севастополь Украинской Республике в рамках единого государства. Тогда никто не думал, что распад Советского Союза возможен, и что Россия и Крым окажутся по разные стороны границы.

После распада СССР все осознали, что Крым отрезали от России «по живому». Все годы раздельного существования крымчане демонстрировали симпатии к России. Не будем забывать также, что еще в 1992 году жители Крыма приняли Конституцию, определявшую полуостров, как независимое государство в составе Украины с особыми правами. Но вскоре Киев без согласия крымчан ее отменил, а статус полуострова был низведен до автономной республики в составе унитарного украинского государства.

– Однако на протяжении более 20 лет Крым существовал в составе Украины. Что же послужило детонатором его отделения от Украины и присоединения к России?

– В этом году в результате политического кризиса на Украине, подогретого и провокационными призывами к антиправительственным акциям со стороны политиков ЕС и США, неконституционным путем была свергнута легитимная власть в Киеве. Надежда на стабилизацию появилась было, когда 21 февраля было заключено соглашение между президентом Виктором Януковичем и лидерами основных оппозиционных партий, засвидетельствованное министрами иностранных дел Франции, Германии и Польши. Оно предполагало разоружение боевиков, освобождение захваченных административных зданий, создание правительства национального единства, запуск конституционного процесса и президентские выборы в конце этого года. Однако такой сценарий был отвергнут, договоренности были грубо нарушены.

Под угрозой физической расправы президент Виктор Янукович вынужден был покинуть Украину. Насилие стало привычной составляющей политической жизни, в стране резко вырос уровень преступности. Одно из первых решений нового руководства – отмена официального статуса русского языка, основного для жителей Крыма, восточных и юго-восточных регионов Украины. В совокупности все это подрывало доверие к новым властям в Киеве.

Крымчанам были открыто адресованы угрозы о направлении к ним так называемых «поездов дружбы», то есть групп боевиков, которые продолжили бы на полуострове произвол, творящийся в Киеве и в некоторых западных и центральных областях Украины. В условиях этой реальной угрозы безопасности народ Крыма принял решение о самоопределении и объединении с Россией. Сложно упрекать людей в том, что они хотели защитить себя.

Но голосование в Генеральной ассамблее ООН 27 марта показало, что точку зрения России на произошедшее поддерживает лишь 11 стран против 100…

– По поводу упомянутого голосования в Генеральной ассамблее ООН хотелось бы отметить, что оно, во-первых, доказало безосновательность утверждений некоторых западных политиков, что Россия с ее позицией по Крыму осталась одна, в изоляции от всего мирового сообщества. Позицию России прямо поддержало 11 стран – это уже не изоляция.

Во-вторых, не будем забывать, что, помимо этих стран, проголосовавших против резолюции, которую мы рассматриваем как конфронтационную, 58 стран воздержались, а 24 вообще отказались от участия в голосовании. Не секрет, что при этом на многие страны оказывалось сильнейшее давление с целью вынудить их проголосовать за резолюцию. Таким образом, если поставить рядом эти 100 и 93 голосов – налицо осознание мировым сообществом небесспорности позиции, отраженной в резолюции, и активно продвигаемой Западом. Рассматриваем это как знак того, что в мире у определенного количества стран формируется понимание российских подходов. Тем или иным образом в ходе голосования многие страны выразили критическое отношение и к резолюции, которая умалчивает реальное положение дел на Украине, и к практике «двойных стандартов» в оценке ситуации. Солидарно воздержались при голосовании партнеры России по БРИКС, большинство стран Африки и Латинской Америки.

Российская Федерация на заседании Генассамблеи еще раз подтвердила свою позицию по Крыму, вновь разъяснила первопричины последних событий, обратила внимание на антиконституционный характер переворота, устроенного «майданом», и бесцеремонное вмешательство внешних сил в дела Украины с использованием «ресурса» национал-радикалов.

Ситуация на Украине – результат глубокого кризиса государственности. На наш взгляд, стране нужна конституционная реформа. Российская позиция по этому вопросу изложена в неофициальном документе, который был передан нашим партнерам, в том числе западным странам, партнерам по БРИКС и другим. Она состоит в том, чтобы сначала были выполнены уже упомянутые соглашения от 21 февраля, а затем – инициирована конституционная реформа. Отсылаю Вас к интервью главы МИД России Сергея Лаврова от 29 марта, где подробно изложена российская позиция.

Изначальная ситуация с молдавским Приднестровьем очень напоминает крымскую. Когда-то эту часть также «волюнтаристски» включили в состав Молдавской ССР. После решения России о присоединении Крыма стали раздаваться громкие предположения о том, что этот регион будет едва ли не следующим объектом эскалации кризиса. Может ли это спровоцировать отделение Приднестровья от Молдовы?

– Позиция Российской Федерации по Приднестровью не изменилась: мы выступаем за независимую суверенную нейтральную Республику Молдова, в составе которой Приднестровье должно быть наделено особым статусом. Это записано в Концепции внешней политики РФ, об этом не раз говорил и на днях буквально повторил и президент, и министр иностранных дел России. Мы выступаем за то, чтобы переговоры в формате «5+2» были эффективными, чтобы в рамках этого формата, где гарантами выступают Россия и Украина, были достигнуты конкретные решения. Это в интересах обоих берегов. Мы рассматриваем предстоящее заседание в формате «5+2», которое состоится 10-11 апреля в Вене, именно с этой точки зрения.

Может ли внешняя ситуация повлиять на работу и результативность этого переговорного формата?

– Мне трудно сказать. Мы с сожалением констатируем, что тревожная атмосфера вокруг Приднестровья нагнетается западными и украинскими партнерами искусственно и безосновательно. Склонны рассматривать это, как недопустимую провокацию.

Для Тирасполя создаются сложные условия, в которых ограничиваются права жителей региона на свободу передвижения, на развитие внешнеэкономической деятельности. Кризис на Украине лишь усугубил эту ситуацию. Хочу подчеркнуть, что упомянутое мною право Приднестровья самостоятельно устанавливать и поддерживать международные контакты в экономической области закреплено в Меморандуме об основах нормализации отношений, подписанном Республикой Молдова и Приднестровьем 8 мая 1997 года.

При этом Российская Федерация и (выделю) Украина выступают гарантами исполнения этих обязательств. Наперекор этим договоренностям сегодня, как справедливо на днях отметил Сергей Лавров, Кишинев и новые украинские руководители вводят ограничения в отношении Тирасполя. Кроме того, Приднестровье не учитывается и в Соглашении об ассоциации, которое форсировано Евросоюз планирует подписать с Молдовой этим летом, до намеченных на осень парламентских выборов в стране.

30 марта приднестровскую проблематику обсуждали на встрече в Париже Сергей Лавров и госсекретарь США Джон Керри. По итогам встречи глава МИД России отметил, что, по нашему впечатлению, американские коллеги с пониманием относятся к озабоченностям российской стороны.

Рассчитываем, что американская сторона услышала и наш призыв приложить усилия по обеспечению результативности формата «5+2» для достижения разделяемой всеми нами задачи – закрепить особый статус Приднестровья в составе единой суверенной и нейтральной Молдовы.

В Молдове опасаются, что подписание Соглашения об ассоциации между Молдовой и Евросоюзом, и особенно его экономической части, касающейся введения режима свободной торговли, может вызвать разногласия в российско-молдавских отношениях. Действительно ли стоит ожидать осложнений?

– Россия говорит о другом: надо «заранее на берегу» договориться – что это соглашение принесет торгово-экономическим отношениям между Российской Федерацией и Республикой Молдова? Как повлияет на взаимоотношения Молдовы со странами СНГ в рамках зоны свободной торговли? Надо говорить об этом, обсуждать, а не ставить партнеров перед фактом. Потом, после подписания, договариваться будет сложнее.

На самом деле, решение о заключении тех или иных международных договоренностей – исключительная прерогатива суверенных государств, и никто не может оспаривать такое право Республики Молдова. Но поскольку у России и Молдовы есть значительный объем торгово-экономических связей, которые наши страны не хотели бы терять, считаем, что разумно было бы предварительно обсудить последствия заключения этого соглашения между Молдовой и ЕС для российско-молдавских отношений.

Такой анализ, на основе полной информации и в предварительно согласованном обеими сторонами формате, до сих пор не проведен, а подписание соглашения передвигается на все более ранние сроки. Закономерный вопрос: если реализация Соглашения все-таки вызовет негативный эффект для российско-молдавского сотрудничества, не последует ли в очередной раз перекладывание проблем «с больной головы на здоровую»?

Подчеркиваю: Россия не препятствует сотрудничеству Молдовы со странами Евросоюза. Более того, ЕС – первый по объемам торговый партнер нашей страны, и для России укрепление дружбы и сотрудничества на европейском пространстве –приоритет. Но считаем неправильным создание в Европе разделительных линий, деление континента на «своих» и «чужих». А именно это и происходит, когда некоторые страны, которые, возможно, искренне хотят развивать сотрудничество на всех направлениях, включая традиционные, ставятся Брюсселем перед ложным выбором «или-или».

Геополитические реалии таковы, что Европа более не является центром мировой политики. Она вынуждена отстаивать свои интересы в конкурентной борьбе. И она была бы сильнее, если бы стремилась объединять потенциал всех стран континента. Руководство нашей страны не раз выступало с идеей гармонизации европейской и евразийской интеграции. Именно в этом контексте видим перспективы для наращивания сотрудничества между Россией и Евросоюзом, в том числе с учетом тесных связей стран Восточного партнерства и с нашей страной, и с ЕС. Но этому качественному рывку сегодня мешают стереотипы мышления. Надеемся, что наследие «холодной войны» будет со временем преодолено.

ИСТОЧНИК: NOI.MD
Автор: Ирина АСТАХОВА

Обсудить