Невыдуманная история Бессарабии. 1918 год.

"...В общем-то население городов и , как видно из информации полученной от надежных источников, в равной степени и сельское население, не только с недоверием, но даже с ненавистью смотрят на приход румын в Бессарабию, считая что их пребывание здесь не только бесполезно, но даже вредно.

(Страницы живой истории, написанные собственноручно представителями сигуранцы и румынской армии на оккупированной территории Молдавской Демократической Республики)

«Господа депутаты, я прошу вас задуматься над дилеммой, в которой окажется румынское государство, если Сфатул Цэрий отвергнет идею объединения… тогда оно будет вынуждено аннексировать Бессарабию без вашего согласия.» (Sic!)

(Из речи Константина Стере, на заседании Сфатул Цэрий, 27 марта 1918г.)

К.Стере-- талантливый румынский агент влияния, внедрён (кооптирован) нелегально в состав депутатского корпуса Сфатул Цэрий в целях укрепления прорумынского, унионистского ядра в руководстве молдавского парламента.

Как видим, в самый ответственный исторический момент-- перед голосованием и принятием решения Сфатул Цэрий от 27 марта 1918 г. румынский агент призвал молдавских депутатов «не выпендриваться» , а голосовать за «унире». Оратор очень прозрачно дал им понять, что сопротивляться совершенно бесполезно, так как вопрос об аннексии Бессарабии уже давно решён румынским правительством и что желание или нежелание Сфатул Цэрий в этом деле для запрутских правителей имеет, примерно, такое же значение как припарка для «здоровья» покойного человека.

О сущности пресловутого и воспетого румынскими современными летописарями акта «добровольного объединения» Молдавской Демократической Республики с «матушкой-родиной» Румынией ещё прозрачнее и красноречивее говорят архивные документы румынской военной администрации и органов сигуранцы на оккупированной территории, рассказы живых свидетелей и участников событий, происходивших в том, трагическом для истории нашей родины, 1918 году.

Что такое «добровольное объединение»? Как оно выглядело на самом деле в натуре?

Об этом со знанием дела рассказывает нам Александру Рупа, один из многотысячной армии свидетелей и творцов исторического чудовища, названного бухарестскими идеологическими алхимиками красивым румынским словом «unire» (объединение, брачный союз, согласие).

Командир одного из подразделений румынской армии, А. Рупа непосредственно участвовал в боевой операции по захвату территорий МДР в январе-феврале 1918 года. Румынский офицер, наделённый талантом писателя и политического аналитика, в своей документальной книге «Об одном учителе-мученике, проповеднике румынизма в Бессарабии». («Un învățător mаrtir al Romînismului basarabean» ), изданной в Кишинёве в 1929 г. синтезировал и вместил в сублимированном виде всю правду об «unire» в одной предельно лаконичной фразе: «Армии генералов Е.Броштяну и И.Рышкану остановили революцию в Бессарабии и своими чёткими, как музыкальные такты, действиями дали нам готовое объединение».

На живых примерах из повседневной жизни пребывания его армейской роты в молдавском селе Мустяца Фалештского района, будучи хорошо осведомлённым также и об обстановке и настроениях жителей окрестных сёл и всего Бельцского уезда, автор документальной повести уверенно приводит читателя к мысли, что без оккупационной армии, без применения военно-силовых методов территориальной аннексии, румынским политикам нечего было искать со своими унионистскими идеями в бурлящей революционной Бессарабии.

Единственный проповедник румынизма на всей ,подконтрольной его роте, зоне -- учитель Профирие Фалэ подвергся жестокому избиению со стороны разгневанного местного населения. Чудом был спасён оккупантами и помещён в реанимацию одного из госпиталей уезда Ботошань, за Прутом.

Отношение молдавских крестьян к оккупантам было таково, что подобный самосуд ожидал любого униониста, который осмелился бы призвать их к объединению с «румынскими братьями».

«Где были тогда нынешние многочисленные патриоты Бессарабии? Чем они занимались? Какими их подвигами может обогатиться наша история?» --Спрашивает автор. И, далее, продолжает: « С приходом румынской армии их число, несомненно, возросло, потому что опасность миновала и уже ничего не угрожало их шкуре… а некоторые были выдуманы политическими партиями Королевства… эти партии шли им на уступки, поднимали их на вершину национальных почестей, об их мнимых заслугах трубили на всех перекрёстках… создали гениальных личностей и политических деятелей из негодяев, насытили их материальным достатком и, как государственным деятелям, предоставили им министерские кресла, присвоили почётные титулы…»

Золотые слова голой исторической правды, сохранившие свою актуальность и сегодня.

Писатель-воин, хоть и разделяет шовинистские и унионистские концепции своих соотечественников, в то же время с презрением отзывается о политических деятелях и историках своей страны. Одни нагло присвоили заслуги румынской армии в аннексии Бессарабии, другие, с такой же наглостью, исказили до неузнаваемости сущность «унири», полностью устранив из анналов истории и памяти поколений настоящих творцов хвалённого автором этого преступного, насильственного акта.

* * *

Военное вторжение.

В первые дни января 1918 года четыре армейские дивизии королевской Румынии вероломно вторглись на территорию Молдавской Демократической Республики, провозгласившей к тому времени (2 декабря 1917г.) свою государственную автономию в составе Российской Советской Федерации.

Первая Кавалерийская дивизия вторглась в северные районы, по направлению к городу Бельцы, а 22 Мотострелковая бригада – на юго-восток, имея задачу занять важный стратегический плацдарм-- железнодорожный узел Бендеры и ж/д мост через Днестр.

Часть формирований румынской армии проникла в южную часть республики, с задачей овладеть важным стратегическим участком её территории на черноморском побережье, между Днестром и устьем Дуная, с городами Измаил, Килия, Белгород-Днестровский. Южный фланг румынских войск, после занятия этой территории, должен был поставить заслон проникновению противника со стороны Одессы, где размещался штаб сильной группировки Красной Армии, в составе которой находились около 20-ти тысяч румынских революционеров (по данным сигуранцы),воевавших против буржуазно-помещичьего строя королевской Румынии.

Главная роль в военной операции по завоеванию нашей страны отводилась 11 дивизии, под командованием генерала Е.Броштяну, на которую возлагалась задача вонзить оккупационный кинжал прямо в сердце молодой республики -- её столицу, город Кишинёв.

Вслед за армейскими дивизиями, дыша им в спину, следовала спаянная вереница подразделений полиции, жандармерии и сигуранцы. Их задача была “очистка “захваченных румынской армией молдавских территорий от “большевистских” , “чужеродных” ( străini de neam) элементов и установление на них румынских оккупационных порядков .

Подвергшейся агрессии республике было всего лишь месяц от роду. Говорить о наличии тогда в нашей стране сильной регулярной армий не приходится. К тому же предательские элементы из руководства Сфатул Цэрий отдали распоряжение командирам Первого молдавского полка придержать свои подразделения в казармах и не ввязываться в боевые действия с румынской армией. Отдельные депутаты-румынофилы взяли на себя миссию поводырей, которых вместе с группами русских офицеров из IX Армии генерала Щербачёва, шедших впереди колонн агрессоров, румынское командование использовало в качестве «мягкого буфера» и успокаивающей приманки при соприкосновении с местным населением.

Через прессу и тех же предателей из Сфатул Цэрий, агрессоры провели активную акцию по дезинформации молдавской общественности относительно целей пребывания румынских войск на территории нашей страны. В частности, объясняли необходимостью охраны железнодорожных путей и складов с продовольствием для русской и румынской армий, обещая, что как только отпадёт необходимость в этом, румынские солдаты сразу покинут территорию МДР и вернутся домой.

С 13 на 14 января 1918г. ХI Дивизия генерала Броштяну атаковала г. Кишинев.

Накануне, перед вторжением, румынский самолёт разбросал над городом листовки содержащие обращение к молдавскому народу генерала Константина Презан, исполняющего обязанности Верховного главнокомандующего румынской армией.

В прокламациях, падающих как снег на голову молдавским гражданам, в частности, говорилось:

" Граждане Молдавской Республики!

В эти тяжёлые минуты тревоги и неопределенности Сфатул Цэрий через русское командование (речь идёт о белогвардейской армии Щербачёва—прим. наше ) обратился к нам с просьбой перейти Прут, чтобы установить порядок и спокойствие в ваших городах и сёлах, защитить жизнь и общественное добро всего народа.

Твёрдо и во всеуслышание заявляю, что румынское войско не преследует ничего другого, кроме порядка и спокойствия, которое оно приносит вам, чтобы вы смогли развить и укрепить вашу автономию и свободу так, как сами пожелаете.

Румынская армия не обидит ни одного жителя Молдавской Республики, какая бы не была у него национальность и вероисповедание.

Доверьтесь полностью этим воинам и примите их с такой же братской любовью, с которой они приходят к вам"...

Очень трогательная ложь!!

Но как только на улицах молдавской столицы появились первые отряды румынских солдат, горожане сразу испытали на своей собственной шкуре их " горячую любовь". Десятки избитых до полусмерти и искалеченных кишинёвцев оставляли после себя марширующие колонны "брастких" воинов. И лишь за то, что наивные жертвы осмеливались выйти из своих домов посмотреть, как выглядят эти "чудо-воины", прискакавшие чтобы спасти им жизнь и общенародное добро.

Господину Французскому Консулу

Проситъ Лейка Иделевичъ

живущая в Кишиневе по Харузинской ул.в д. 25

ПРОШЕНИЕ

14 сего января по Александровской ул. былъ задержанъ случайно проходивший женихъ мой Абрамъ Марковь Спейский, которого по задержанию до того избили, что онъ лежитъ как мертвый.До сихъ поръ его не освободили.

Покорно прошу Васъ Господинъ Консулъ соблаговолить оказать свое содействие к освобожению невинно страдающего жениха моего Спейского.

Л. Иделевичъ января 17 дня 1918 года

* * *

Господину Консулу Французской Республики

От Мордки Колдыряра

15 сего января я работалъ у товарища Министра Внутреннихъ делъ Молдавкой Республики г-на Кенигшаца и отлучился на 10 минутъ чтобы принести еще некоторые инструменты. По Александровской улице я увиделъ толпу и изъ любопытства подошёлъ ближе, оказалось, что румынские солдаты избивали какого-то арестованного.

В то же время румынские солдаты арестовали меня и я нахожусь по настоящее время подъ арестомъ, вследствие чего моя семья не имеетъ никакихъ средствъ к поддержанию существования своего, лишившись в лице моемъ работника.

Не чувствуя за собой никакой вины , я почтительно прошу Васъ содействовать к немедленному освобождению меня из подъ ареста.

За Калдыряра его жена (подпись)

Симъ удостоверяю, что Мордка Калдыряр действителъно 15 сего января прозводилъ в доме моемъ на углу Синадиновской и (…) улицъ канализационные работы и отлучился на несколько минутъ за инструментами и производимые имъ работы еще не закончены.

Товарищъ Министра Внутреннихъ

Делъ Молдавской Республики

(подпись) 16/1 - 1918

* * *

" Вчера вечером, примерно в 11 час 50 мин, когда возвращался домой, на ул. Павловской был остановлен 4-мя румынскими солдатами. Они стали меня обыскивать по всему телу и вытащили из карманов все, что имел при себе: 25 румынских леев, 25 рублей, мой паспорт и никелевые карманные часы. Затем мне нанесли несколько ударов по голове и у меня пошла кровь..." ( Из жалобы в Префектуру полиции Лейба Зормана, певца по профессии, проживающего по ул. Ботезата №8).

Агентурное сообщение Кишиневской службе сигуранцы

Агент 387

Имею честь докладывать, что в различных заведениях, расположенных вблизи казарм и на базаре кишат пьяные солдаты, которые пьянствуют ежедневно, чаще всего в ресторане " Букурешть" на ул. Александровской № 57. Дни и ночи напролёт проводят в кампании женщин находящихся в последней стадии морального падения, занимающихся и воровством, которые, не будучи подвержены никакому медицинскому контролю, в контакте с солдатами распространяют различные болезни и, особенно, революционные идеи. Считаю, что контакты солдат с местными людьми очень опасен.

Довожу до Вашего сведения все это, потому что патрули и сержанты из комендатуры, вместо того чтобы поднять этих солдат и отвести их по своим местам, садятся и выпивают вместе с ними...

Эти факты можно установить в любой день в упомянутом выше ресторане, в ресторане " Турда", расположенном напротив казармы 63-го Пехотного полка и вечерами почти во всех ресторанах, начиная от ул. Армянской в сторону вокзала.

Кроме того, на базаре можно встретить солдат из 63-го Пехотного и 2-го Стрелкового полков, одетых в униформе, которые занимаются мошенничеством с помощью игорных карт.

Видя их, даже русские смеются над нами. Говорят, что румынские солдаты, не имея что кушать в казармах, бродят по городу, сами себе добывают на пропитание воровством.

Отмечены также многочисленные случаи, когда солдаты выдают себя за агентов полиции или комендатуры и, приставая к продавцам с обвинениями в незаконной продаже вина, хлеба из белой муки, сахара и др. продуктов, выманивают у них различные суммы денег..."

И так каждый день, каждый час.

Автор этой публикации располагает большим массивом архивной документации Сигуранцы и военной администрации на оккупированной территории Молдавской Республики и может перечислять подобные факты до второго пришествия Иисуса на Землю. Однако не будем утомлять читателя. Тем более что эти факты выглядят лишь детскими шалостями по сравнению с настоящим широкомасштабным и планомерным ограблением народа Бессарабии, начатым румынскими оккупационными властями сразу после завершения военных операций, о чём поговорим в следующих публикациях.

Об оперативной обстановке и настроениях народных масс Молдавской Республики в период вторжения на нашу территорию румынских агрессоров, как мы уже упомянули, красноречиво говорят документы сигуранцы и воспоминания очевидцев.

«Весть о том, что румынская армия перешла Прут и направляется в сторону Кишинёва произвела впечатление разорвавшейся бомбы.»--Пишет в своих мемуарах депутат Сфатул Цэрий, капитан Думитру Мырза.--«На улицах Кишинёва можно было увидеть с оружием в руках детей и стариков от 10 до 60 лет, которые бегали с заряженными винтовками, чтобы остановить румынскую армию, стремительно наступающую по направлению к Кишинёву, столице Бессарабии».

С первых дней деятельности Кишиневского центра сигуранцы ( создан во второй декаде января 1918 г.) из этого внешнего органа румынской спецслужбы в адрес её вышестоящих структур ежедневно шли нескончаемым потоком шифрованные телеграммы, агентурные сообщения и обобщенные информационные докладные записки, в которых говорилось об одном и том же :

о недовольстве населения, анитирумынских выступлениях, вооруженных стычках гражданского населения с румынской армией...

В одной из таких многочисленных телеграмм ( №101 от 30 января 1918 г.), адресованной службе сигуранцы Генерального Штаба, командованию VI-ой Армии и XI-ой Дивизии говорится, что группа крестьян с.Гоян, отдельных из них называя поимённо ( Тарановски, Игнат Фешков, Яков Быркэ, Георге Попа, Андрей Бунеску и др.) " вооружившись винтовками и топорами, после благословения местным священником, направились в Кишинев воевать против румын"

Только за один день--26 января 1918 г. начальник Кишиневского центра сигуранцы Николае Дрэгуцеску направил в адрес Генерального управления полиции и сигуранцы Министерства внутренних дел Румынии сразу две обобщенные докладные записки, в которых сообщается о восстании крестьян Бельцского уезда против румынской армии, о ведении стрельбы из многочисленных частных дворов г. Кишинева по летевшему над городом румынскому самолёту; о состоявшемся в воинской казарме собрании молдавских солдат, на котором решено организовать убийство генерала Броштяну, руководившего операцией по захвату г. Кишинёва, а также о многих других фактах представляющих оперативный интерес.

Вот некоторые выдержки из этих документов:

«Наш агент, действующий под прикрытием, докладывает, что 19 января в населённых пунктах вокруг села Быковец были замечены группы крестьян по 10-15 человек, одетые в русскую военную форму, которые раздавали населению оружие и подстрекали его к восстанию против румын…»

* * *

«Агент «G.S.» сигнализирует о том, что очень многие офицеры и солдаты, большая их часть-- большевики, уезжают из Кишинёва в Россию, где вливаются в большевистские отряды, чтобы воевать против румын. Среди них очень много Бессарабских румын,которые, пользуясь фальшивыми документами, выдают себя за российских граждан…»

* * *

«Агент «S.C.» сообщает, что здешние румыны считают ошибочными действия наших военных властей в наведении порядка на съезде молдавских крестьян. Говорят, что по списку выступающих можно было установить всех ораторов, которые высказались против румынской армии и нашего делегата. Их и должны были бы немедленно арестовать. Ведь после ареста председателя многим виновным удалось скрыться»…

Как известно, в зал, где заседал губернский съезд молдавских крестьян, ворвалась группа вооружённых румынских солдат и арестовали членов президиума, которые впоследствии были расстреляны. В их числе 5 депутатов Сфатул Цэрий: В.Рудьев, В.Прахницкий, Т.Которос, И.Панцырь, П.Чумаченко.

В очередных докладных записках и телеграммах Дрэгуцеску содержится информация об избиении и аресте жителями г. Калараша пяти румынских солдат и одного офицера, об освобождении инспектором Гражданских тюрем Виталием Кустерским 85 заключенных, которых вооружил и направил воевать против румын; о вооруженных бунтах и других анитирумынских выступления в сёлах Киперчень, Зубрешить, Войнова, Кириака, Реча, Сорочень, Ноуа-Русешть.

" В Бельцском уезде сильно кипят страсти среди крестьян, они подняли бунт против вторжения румынских войск в Бессарабию,- докладывал своим шефам Н. Дрэгуцеску в одной из этих информационных записок,--максималистам удалось вооружить крестьян, призывая их защищать свои права, добытые в ходе революции. Они считают нашу армию орудием румынской буржуазии и аристократии, а ответственные лица из Сфатул Цэрий озабочены поиском возможностей избежать прямого столкновения крестьян с румынской армией".

Как видно из материалов уголовного дела №179, заведенного военно-полевым судом Первой Кавалерийской дивизии на активистов бельцского восстания, 14 января 1918 г. состоялось расширенное заседание Совета крестьянских депутатов Бельцского уезда. Совет резко осудил вероломное нападение румынской армии на Молдавскую Республику и принял решение призвать население города и уезда подняться с оружием в руках на борьбу против иноземных интервентов.

Вот, что рассказал на допросе обвиняемый по этому делу Николай Разумовский, представитель администрации г. Бельцы: «8 или 9 января из Кишинева прибыл в Совет крестьянских депутатов один офицер с солдатом. Они рассказали о событиях в столице, о том, что готовится сопротивление румынским войскам и предложили ,чтоб население уезда следовали их примеру… Меня с комиссаром Рудьевым вызвали в Совет, который принял решение создать Революционный штаб по обороне Бессарабии. Решено также на второй день провести митинг…

Я отдавал себе отчёт в том, что вооруженная наспех толпа не сможет держать оборону против регулярной армии и что эта затея лишь вызовет массу человеческих жертв. Поэтому я решил всеми способами противиться данному решению о мобилизации. К большому сожалению, мои попытки не увенчались успехом...

Когда большая толпа рабочих и крестьян арестовала группу румынских офицеров… я настоял чтобы их освободили, но капитан Попа не согласился, мотивируя отказ тем, что арест спасает их жизнь, иначе народ устроил бы им самосуд. В тоже время эта мера является ответом на арест румынами молдавских офицеров в Унгенах.

14 января состоялось собрание крестьянских депутатов всего уезда. Я пытался объяснить крестьянам, что их проект это сумасшествие, но они даже не дали закончить мое выступление..."

О настроениях бельчан и обстановке в северной столице в момент вторжения в город частей I Кавалерийской дивизии румынской армии рассказывал поводырь от Сфатул Цэрий, депутат Петре Бажбеук-Меликов. Десять лет спустя, в своём письме министру П. Халиппе бывший депутат жаловался, что правительство Румынии его обошло с поощрением в свете закона, принятого в честь юбилея «унире» 31 марта 1928г. о передаче в собственность 50га земли всем депутатам Сфатул Цэрий, проголосовавшим за присоединение Бессарабии к Румынии. При этом он напоминал адресату, что рисковал жизнью ради «унире»: «... на въезде в г. Бельцы нас окружило и задержало очень большое число восставших солдат, которые приказали немедленно расстрелять нас на месте за приглашение румын. И только по чистой случайности, проходя мимо председатель Совета солдатских депутатов, бывший мой учитель из Оргеевского уезда, спас меня от неминуемой смерти..."

Немногим более месяца длилась военная операция по захвату румынскими оккупационными войсками территории МДР. Но и за этот короткий промежуток времени от рук иноземных захватчиков погибли десятки тысяч молдавских патриотов. Только при штурме г. Бендеры, как отмечал в телеграмме своему правительству генерал Броштяну, "потери большевиков составили 10 тысяч только убитыми". " Большевиками " или "жидами" интервенты, даже в своих официальных документах, называли всех противников оккупационного режима, независимо от их национальности и политической ориентации.

Что касается " потерь большевиков", то румынский генерал бессовестно врал. Это были обычные горожане, вставшие на защиту родного города от нашествия иноземных захватчиков. А жертвами интервентов, в первую очередь, стали женщины, старики и дети, не успевшие покинуть осаждённый город. Прямо на жилые кварталы противник обрушил шквал авиационных бомб и крупнокалиберных артиллерийских снарядов. Эта адская канонада при штурме г. Бендеры длилась непрерывно в течение трех дней и ночей. Ворвавшись в город, интервенты учинили зверскую расправу над участниками самообороны, а в ходе проведенной затем с помощью сил полиции и сигуранцы спецоперации по массовой «зачистке» остатков городского населения, каратели увеличили в разы " потери большевиков".

На этот раз учет жертв репрессивной вакханалии сигуранцы вели сами секуристы, которые, в отличии от аккуратных армейских " учетчиков", не только не афишировали свои заслуги в причинении ими огромных потерь " большевикам", но, напротив, тщательно скрывали их, умело заметая следы своих чудовищных преступлений.

В архивных фондах Кишиневского центра сигуранцы сохранились лишь отдельные списки, составленные начальником Бендерского разведцентра комиссаром Д. Попеску , выявленных среди крестьян окрестных сёл г. Бендеры участников вооруженного сопротивления румынской армии. Эти списки "виновных" ( de inculpabili), подлежащих, по законам военного времени, физической ликвидации без суда и следствия, постоянно дополнялись по мере приобретения сигуранцей в селах агентурных источников информации и выявления с их помощью всё новых участников антирумынского сопротивления.

Первый список, составленный секуристами Бендерского центра 10 февраля 1918 г., включал 50 жителей села Спея, 43 крестьянина из с. Шерпень, 34 из Пухачень, 30 из Делакэу, десятки жителей Варницы, Телицы и Гура-Быкулуй, среди них и отдельных женщин. За исключением лишь нескольких " обвиняемых" подавляющее их большинство составляло молдаване, местные жители названных сёл.

Ровно через 3 дня комиссар Попеску заполнил очередной список "обвиняемых " ( более 70-ти человек ), озаглавленный " Bolșevici periculoși" ( "опасные большевики "), фигурантами которого являлись жители молдавских сёл Бульбоака, Гырбовец, Дубасарий- Векь и др.

Это простые молдавские крестьяне. Не было среди них ни одного члена ВКП(б) и вообще эти отважные сельчане не имели никакого отношения к деятельности партии большевиков. Они по зову сердца взяли в руки оружие, чтобы защитить свои семьи, родную землю, свободу и национальную независимость от румынских поработителей.

Оперативные источники информации Бендерского развед центра сигнализировали о тревожной обстановке и антирумынских волнениях в сёлах Кэушень, Кицкань, Заим, Броаска, Фырлэдень, Загодьевка, Бошкалиа и др.

В Бошкалии сельчане прогнали примаря села, ставленника румын, и готовы были к вооружённому сопротивлению оккупантам. О том, что думают о румынах молдоване с. Броаска, комиссар Попеску узнал лично из беседы с отдельными его жителями.

«Когда я возвращался на автомобиле из Кишинёва, на выезде из села Броаска затеял беседу с тремя юношами, которые пасли овец на поле. Я был одет в униформе русского солдата. Спросив их, если понимают по-русски, они ответили, то говорят только по-молдавски.

Они восприняли меня за сторонника большевиков, так как сразу начали жаловаться на румын.

На мои вопросы пояснили, что все жители с.Броаска –большевики и готовы с оружием в руках восстать против румын, чтобы прогнать их из Бессарабии. В качестве руководителя указали на бакалейщика Короленко, который руководил антирумынским сопротивлением, когда румынские войска появились здесь.

По своей наивности видно было, что говорят только правду…»

(Отрывок из Информационного бюллетеня, начальника Бендерского развед. центра, Д.К.Попеску №22 от 14 февраля 1918 года.)

Самый купный информационный улов румынским секуристам " посчастливилось" заполучить непосредственно прямо из уст самих бессарабцев, проклинающих в открытую на каждом шагу румын и румынскую армию. Данные об антирумынских высказываниях скрупулезно собирались центром сигуранцы и как оперативно значимая информация докладывалась вышестоящей инстанции. Но этим высказываниям не было ни конца, ни края. Вот лишь некоторые документы...

Информационная справка

На днях состоялось собрание делегатов местных молдавских воинских частей, на котором было принято решение о выводе румынских войск из Бессарабии. Это решение направлено в Сфатул Цэрий...

Молдавские солдаты из 15 роты Молдавского полка Лозован и Иван Изман, участвовавшие в собрании, крикнули, что румын надо прогнать отсюда.

Капитан ( подпись неразборчива)

* * *

" Имею честь направить задержанных лиц Симанкова, Николае Бодруга, Григоре Нечипоренко, Георге Попикашвили, доктора Оклея и Савву Недзельски с протоколом допроса, из которого видно, что виновным в оскорблении румынской армии является только Николае Симанков"

( Из письма рег. №188 от 4 февраля 1918 г. II Бюро 11 Дивизии, адресованное Кишиневскому центру сигуранцы).

* * *

7/ VIII – 1918

Информационная сообщение

В селе Паулешть Оргеевского уезда местный священник Тимуш во время службы в церкви не упоминает королевскую семью, так как сельчане предупредили, что если упомянет королевскую семью, то выгонят его со службы.

* * *

Информационная справка

Примар с. Карпинень Мындря и руководитель волости Карпинень Шандря ведут пропаганду против румын. Они посоветовали населению и всем служащим не приносить клятву верности его Величеству Королю Фердинанду, заявляя, что Бессарабия все равно будет принадлежать России...

* * *

Бригада Сигуранцы 15 июня 1918

Кишинёв

Агент 29

Агентурное сообщение

Имею честь сообщить, что из бесед, которые я вел вчера со многими бессарабцами, под видом поиска квартиры, большинство из них женщины, смог выяснить, что не только евреи и русские проявляют недовольство, но и бессарабские румыны, даже большинство их, особенно приезжие сельские жители, заявляют, что после прихода румын в Бессарабию, где раньше было всего в избытке,сейчас людям нечего кушать, так как румыны всё увезли отсюда…

* * *

31 августа 1918

Агентурное сообщение

В субботу т.м ( текущего месяца-прим. наше) в синагогах Кишинева состоялся официальный тедеум о спасении Бессарабии от иностранной оккупации.

В ходе богослужения румынский народ назван эпитетом " цыгане".

Подобные службы, организованые обществом " Бунда", будут проводиться по всей Бессарабии.

Информатор Е.J.

* * *

№245 от 8 февраля 1918г.

Внешняя служба Генеральной сигуранцы

II Бюро 11 Дивизии

Получена информация, что в зале Епархии состоялось собрание священнослужителей, на котором были высказаны протесты против румын. Прозвучали заявления, что они не хотят быть в подчинении румынского митрополита.

Это решение намерены отправить Московскому митрополиту и хотят опубликовать в газете «Епархиальные ведомости».

Прошу дать указания.

Директор, начальник службы

Н.Дрэгуцеску.

* * *

" Наша крестьянская масса числом около двух миллионов человек сплошь поголовно до того возмущена политикой наших румынизаторов-политиканов, а с другой стороны распущенностью войск и жандармов, что самым настоящим, самым искренним образом мечтает об отделении от Румынии. Они готовы присоединиться к кому бы то ни было , лишь бы отделиться от Румынии» ( из речи первого председателя Сафтул Цэрии Николае Александри на заседании парламентской фракции " Народная лига " , 7 окт. 1918 г.)

Безусловно, большинство простых людей, боясь вездесущих ушей сигуранцы, допускали антирумынские высказывания шопотом и лишь в узком кругу своих знакомых. Но отмечались случаи, как об этом писал агент " F. Т. ", когда гражданка по имени Степанида, проживающая по ул. Харлампиевская 42, прислуга одного священника, " кричала во весь голос, что все румыны цыгане, все румынские попы свиньи, а румынские солдаты воры". Видимо, оккупанты своим отношением к местному населению достали её, поскольку бедная женщина голосила на весь квартал, угрожая, что " у неё есть отрава и что так просто их не оставит, пока не отравит несколько румынских солдат и офицеров".

В начале руководители карательных органов радовались результативности работы своих сотрудников и агентуры. Ежедневно сотни и тысячи выявленных врагов оккупационного режима, и столько же репрессированных (расстрелянных, или выдворенных из страны).

Расписка

Получил для г-на майора Боереску дело с актами расстрелянных и депортированных через Днестр на 127(сто двадцать семь) листах и номинальный список указанных лиц.

Смэрэндеску

Штурмовой батальон

11 февраля 1918 год.

* * *

Телеграмма

№180, 3февраля 918

-Службе сигуранцы Генерального Штаба

-11 Дивизии

…прошу разрешить направить Вам для интернирования арестованных большевистских агитаторов города Кишинёва. Их много сотен(mai multe sute).

Н.Дрэгуцеску.

Речь идёт не об одной-двух, а о «многих» сотнях! И это результат только двухнедельной деятельности Кишинёвского центра сигуранцы. И только в пределах г.Кишинёва. Браво, ребята!

Но со временем эта результативность не на шутку озадачила секуристов, натолкнув их на мысль, что многочисленные центры, бригады, под центры и оперативные пункты сигуранцы, рассеянные по всей территории республики (мы владеем только документами архива кишинёвского центра) со своим громоздким, платным, агентурным аппаратом, занимаясь выявлением противников режима, только зря тратят время и деньги. Эта деятельность оказалась совершенно излишней, так как почти всё население Бессарабии -- противники оккупантов. А, следовательно, все её жители поголовно должны быть расстреляны или депортированы за пределы страны.

В этой обстановка всеобщего недовольства населения Бессарабии румынским военно-полицейским режимом, прозрели и сами секуристы. Они отказались от первоначальной шовинистической концепции, будто антирумынское недовольство проявляют "отдельные индивидуумы из числа инородцев, большевиков и евреев. " А когда издалека видно было, что сами молдоване целыми сёлами выступают против румын,почти во всех подобных информациях фигурирует фраза: «подстрекаемые (или принуждаемые) большевиками и жидами»

Через полгода у секуристов полностью развеялись эти мифически взгляды на оперативную остановку в Бессарабии и уже перестали отражать в своих документах национальную принадлежность противников румын. Добытая информация наглядно показывала, что молдаване(по их понятиям ,«бессарабские румыны») по отношению к оккупантам являются такими же чужаками как и все другие жители многонациональной республики. Таким образом, попытки агрессоров привлечь на свою сторону молдаван, вовлечь их в кампанию дикой ксенофобии и террора против «чужеродных», провалились.

"...В общем-то население городов и , как видно из информации полученной от надежных источников, в равной степени и сельское население, не только с недоверием, но даже с ненавистью смотрят на приход румын в Бессарабию, считая что их пребывание здесь не только бесполезно, но даже вредно.

Об " Объединении" они даже не хотят слышать, поскольку оно, по их мнению, осуществлено незаконно.

Они утверждают, что решение об этом должно приниматься только в ходе плебисцита… Такое состояние не может долго продолжаться, так как с течением времени, меры по его исправлению будут означать ещё одно хирургическое вмешательство, которое ещё больше усилит нервозное состояние масс, последствия которого не так уж трудно предсказать»…

( Из аналитической докладной записки Кишиневского центра сигуранцы, рег. № 810 от 19 июния 1918 г., отправленной в адрес Генерального управления полиции и сигуранцы МВД Румынии)

Продолжение следует…

Герасим Гидирим.

Экспертный клуб «МОЛДОВА 655»

Обсудить