Уильям Мозер: «Есть американские фирмы, которые хотят вкладывать деньги в добычу ресурсов в Молдове, таких как нефть и газ»

О государственной границе, статусе нейтралитета, борьбе с коррупцией, зоне интересов США, России и Евросоюза, а также вине, которое можно выпить в поддержку молдавского рынка – рассказал в интервью Ирине Астаховой Чрезвычайный и Полномочный Посол США в РМ Уильям Мозер.

Господин Мозер, на сегодня намечен визит трех американских сенаторов, представляющих комиссии по вооруженным силам, внешним отношениям и бюджету. Один из гостей – сенатор Маккейн – известен своими радикальными высказываниями о том, что нужно вооружить Украину и поскорее принять Молдову в НАТО. Это его личная позиция или ее разделяют официальные круги США?

– Сенатор Маккейн – очень уважаемый американский сенатор. Он и его коллеги, которые приезжают вместе с ним, выразят мнение определенной части Сената по данному вопросу. Наша форма демократии отличается тем, что в Сенате представлены очень широкие мнения всего политического спектра США, в том числе по ситуации в Украине и позиции США по этому вопросу. Что касается статуса нейтралитета Республики Молдова, официальная позиция США всегда была одинаковой: граждане этой страны должны сами решить этот вопрос, без вмешательства другой страны.

– Вернувшись из Вашингтона в марте этого года, премьер министр Молдовы сообщил, что Барак Обама посетит нашу страну еще до окончания своего мандата. Готовится ли такой визит, и когда?

– Это то, что мы хотели бы увидеть, это было бы очень интересно для Молдовы. Однако президенты – занятые люди, как Вы понимаете, и мы не можем ничего обещать.

Много интерпретаций вызвало заявление помощника Госсекретаря США Виктории Нуланд о выделении Молдове 10 миллионов долларов – «на укрепление границ». Какие границы имеются в виду, идет ли речь об административной границе между правым и левым берегами Днестра? И нужно ли укреплять границу между Кишиневом и Тирасполем?

– Если вспомнить все вопросы, которые мы обсуждали в последнее время публично, то именно по этому вопросу существовало наибольшее недопонимание. В течение последних двух лет мы выделили Молдове более 40 миллионов долларов на программу укрепления границ. Эта программа уже существовала, когда было сделано данное заявление.

Мы верим в то, что границы должны быть укрепленными. Причина, по которой мы так свято в это верим, достаточно проста: если у любой страны в любой части света границ защищены и она может предотвратить контрабанду товаров, людей, оружия, веществ, – то от этого выигрывает весь мир.

В рамках программы Молдове предоставлено мобильное оборудование. Потому что у офицеров, которые защищают границу, должна быть возможность перемещаться по всей территории страны, чтобы быть эффективными. Кроме этого, будет предоставлено и высокотехнологичное оборудование, в том числе мобильное, которое способно определять наличие сложных веществ.

США обвиняют Россию в том, что она концентрирует вооруженные силы на границе с Украиной, а Россия обвиняет США и НАТО – в том, что наращивается военный контингент на границах с Россией? Может ли украинская ситуация повлиять или повториться в Молдове?

– Я очень надеюсь, что этого не произойдет. Потому что это было бы разрушительно для РМ и для ее планов интеграции в ЕС, что мы активно поддерживаем. В последнее время мы оказываем поддержку и военным РМ, в частности их участию в международных миротворческих операциях. Я с гордостью хочу упомянуть тот факт, что два месяца назад Молдова отправила свою первую группу миротворческой миссии в Косово.

В Молдове многие воспринимают эту ситуацию как провокацию. Потому что Молдова не признала Косово – это, по сути, наше Приднестровье. Отправлять своих солдат в Косово значит противоречить нейтральному статусу государства.

– Я в данном вопросе категорически не согласен с Вами. Тот факт, что молдавские военные принимают участие в миротворческой операции в Косово, не означает, что нейтральная Молдова признала существование этого государства. У Молдовы есть свои обязательства в международном сообществе. И если существует требование поддержать мир в определенной части света, то Молдова вправе изъявить свою готовность обеспечить это требование.

Как Вы относитесь к мнению, что бывшие советские республики, в том числе Молдова, входят в зону интересов России?

– Мы думаем, что это действительно неправильная точка зрения. Потому что можно быть европейской страной и торговать и с Европой, и с Россией. Это такая ерунда, из-за того, что у нас такая проблема сегодня. Потому что когда в ЕС стабильное международное общество, тогда это выгодно всем странам. Очень интересный факт: самый большой партнер России по торговле – это ЕС. И я вижу никаких причин, почему Молдова не может иметь ассоциацию с Евросоюзом, и продолжать торговать и с Европой, и с Россией. Это очень интересно думать, что возможно выбрать один путь и исключить все другие возможности. Мы думаем, что это выгодно всем, когда мы работаем и торгуем вместе.

– Вы считаете, что Молдова может сотрудничать и с ЕС, и с Россией – в рамках зоны свободной торговли, при этом не иметь перспективы европейского членства?

– Перспектива европейского членства – этот вопрос нужно задать Европейскому Союзу. Я американец. И этот вопрос, конечно, не касается нас. Но я могу сказать, что если Молдова сделает все шаги, необходимые для членства в ЕС, тогда Молдова будет уже богатой страной.

– Госсекретарь Джон Керри заявил на встрече с премьер-министром Молдовы Юрием Лянкэ в Вашингтоне в начале марта, что США оказали Молдове экономическую помощь в размере почти 0,5 миллиарда долларов. В рамках различных проектов и программ эта помощь насчитывает около миллиарда долларов, отметила министр иностранных дел Молдовы Наталья Герман. Сколько всего средств вложили в Молдову США и есть ли у Вас расчеты, какова эффективность такой помощи – на каждый вложенный доллар?

– Во-первых, мы можем очень четко заявить, что на протяжении последних 20 лет США предоставили Молдове в размере более 1,1 миллиарда долларов. Эта помощь представлена в двух формах. Во-первых, это техническая помощь, в рамках которой мы постарались содействовать функционированию Молдовы на более высоком уровне.

Примером второго вида помощи может служить программа «Компакт. Вызовы тысячелетия». Это большое финансирование под крупные инфраструктурные проекты, которые нельзя было бы осуществить без значительного вливания денег. У программы два направления: реабилитация ирригационной системы вдоль рек Прут и Днестр и дороги на отрезке Сэрэтень – Сорока.

Более важный вопрос заключается в том, насколько эффективны были эти денежные вливания. Я хочу сказать, что я горжусь результатами большинства наших проектов. Одна из самых длительных наших программ – сотрудничество Казначейства США с центральным банком Молдовы. Я знаю, что в последнее время с политической точки зрения Национальный банк подвергался критике, но в целом Молдова выиграла от стабильной национальной валюты и от деятельности Национального банка. С нашей точки зрения, наша программа предоставления технической помощи помогла.

Если Вы посмотрите на тот объем помощи, который мы предоставили судебной системе, Вы уже начнете видеть результаты. Система управления делами, которую мы привезли в Молдову в 2009 году, наконец-то начинает применяться. И последние данные показывают, что 90 процентов дел распределяются через эту систему.

У меня также была беседа с министром юстиции, который сказал мне, что очень много судей покидает систему, потому что они чувствуют давление. Но мы не увидим успешных результатов, пока обычный человек с улицы не скажет, что коррупция уменьшилась. И я буду продолжать говорить об этом, пока это не произойдет.

И у меня есть еще два примера, моих любимых. Вы знаете, что вместе с моей женой мы принимали участие в организации показов моды, начиная с 2012 года. Сегодня молдавские дизайнеры продают свои товары на международном рынке, и это в том числе результат кампании по продвижению брендов Молдовы.

Винное эмбарго, установленное Россией против молдавских вин в сентябре прошлого года, это неправильно, оно не имело никакого оправдания. Но положительным моментом является тот факт, что после первого винного эмбарго в 2006 году мы начали работать с молдавскими производителями над тем, чтобы они могли продвигать свой товар на другие рынки.

Вы говорите об успехах в борьбе с коррупцией, но у нас до сих пор нет примеров судебных решений по громким коррупционным делам.

– На прошлой неделе впервые за более чем 20-летнюю историю Молдовы судья был приговорен к тюремному сроку за взяточничество.

За взятку в 300 долларов?

– Я знаю, это только начало. И как я сказал, борьба не будет завершена, пока обычный молдавский гражданин не скажет, что ситуация улучшилась. Но у меня есть еще один пример из области юстиции, и это очень живой пример, который может многое доказать.

Вы заметили, что после того, как были установлены камеры наблюдения на дорогах, люди стали больше соблюдать правила дорожного движения? Это не наша программа, мы предоставляли помощь полиции в обеспечении мобильных экипажей камерами. Но я с радостью хочу подтвердить, что такого рода программы действительно меняют ситуацию.

Люди Молдовы должны требовать ответственности от чиновников этой страны. Каждый день каждый гражданин должен спросить себя: доволен ли я деятельностью чиновников, или нет? И когда мы достигнем этого момента, это уже будет успех.

Люди уже не довольны ситуацией. Потому что коррупции подвержены не столько мелкие чиновники, речь идет о более крупных представителях власти. Не опасаетесь ли вы, как партнеры власти, что в итоге вас обвинят в том, что вы финансируете коррупционеров?

– Я знаю, что такая точка зрения существует. Но мы работаем с теми, с кем можем работать, кто присутствует во власти. Наша помощь направлена не на власть, а на людей. И мы работаем с властью, как с агентами, представителями этих людей. Но те люди, которые задаются этим вопросом, должны задать себе еще один вопрос: ситуация улучшится или ухудшится, если международной помощи не будет?

Я горжусь тем, что я лично и другие международные партнеры ведем диалог с властью о тех проблемах, которые важны для молдавских граждан. Я знаю, что эти вопросы и проблемы очень важны, и я настаиваю на том, что ситуация была бы хуже, если бы мы не вели этот диалог, не поднимали эти вопросы, не искали решения проблем, важных для людей этой страны.

Премьер-министр Молдовы заявил недавно о подписании соглашения с одним из американских штатов о поставках молдавского вина на сумму один миллион долларов. Но этого очень мало, и этот контракт никак не компенсирует российский рынок, куда – даже в условиях эмбарго - уходит в сотни раз больше молдавского вина. На самом деле главное – это рынки, говорят экономисты. Готовы ли США поддержать Молдову своеобразным Планом Маршалла, или другими словам – будут ли они специально покупать молдавские товары, чтобы поддержать нашу экономику?

– Конечно, мы продолжаем оказывать помощь молдавским бизнесменам и этому сектору экономики. Что касается вина, у нас скоро будет реализована специальная программа обмена. Это значит, что молдавские виноделы поедут в США для того, чтобы продемонстрировать там молдавские вина. Мы думаем, что это очень хороший способ увеличить продажи молдавских вин в Америке.

Но отмечу, что очень важно, чтобы Молдова подписала соглашение о зоне свободной торговли с Евросоюзом, потому что в результате она получит доступ к самому большому рынку в мире. Торговый оборот ЕС составляет 17 триллионов долларов, это чуть больше, чем у США. И когда у Молдовы будет возможность торговать на этом огромном рынке, лучше будет для каждого молдаванина. Потому что рынок США еще чуть-чуть далеко от Молдовы, несмотря на то, что мы хотим помочь Молдове. Поэтому самая хорошая возможность – это торговля с ЕС.

– У молдавских производителей и сейчас есть возможность отправлять свою продукцию на европейский рынок. У нас действует соглашение об ассиметричной торговле с ЕС, и после подписания соглашения о зоне свободной торговли в этом смысле ситуация не очень изменится, Молдова и сегодня не выбирает европейские квоты по вину и другим товарам.

– Я знаком с этой проблемой. Именно поэтому мы запускаем обучающие программы для виноделов. Мы считаем, что ЕС предоставляет Молдове великолепную возможность. И я хотел бы подчеркнуть этот момент для всей Вашей аудитории.

Существуют политики в РМ, которые утверждают, что ассоциация с ЕС уничтожит молдавскую экономику. И мой ответ на это – просьба предоставить примеры мне и всем остальным: какие страны, подписавшие соглашение с ЕС, прошли через такой негативный опыт. Потому что опыт показывает, что все страны, которые присоединились к ЕС, впоследствии стали богаче.

Главная причина заключается в том, что в ЕС существует определенная система законов, стандартов и институтов, которая способствует созданию условий для того, чтобы люди хотели торговать друг с другом, а инвесторы инвестировали деньги.

Любой политик, который говорит, что молдавский народ не будет способен ответить на эти вызовы, практически обижает молдавский народ. Потому что другие страны были способны на это, и я верю, что молдавский народ тоже сможет этого достичь. Во многих случаях людям насаждают страх перед изменениями. Но на это я хочу сказать: неужели молдаване довольны своей жизнью сегодня? И я вижу, что существуют причины, чтобы приветствовать изменения, и я считаю, что результаты будут позитивными.

Недавно на одном из телеканалов Вы заявили, что США хотели бы, чтобы Республика Молдова утвердила законные условия для добычи ресурсов на территории страны. О каких ресурсах идет речь?

– Есть американские фирмы, которые хотят вкладывать деньги в добычу ресурсов в Молдове, таких как, например, нефть и газ. Может быть, здесь ничего и не будет. Но, по крайней мере, каждая фирма, которая намерена вкладывать деньги в такие проекты, хочет знать, что есть определенные группы законов, для того чтобы гарантировать, что это хорошая сделка для страны и для этих компаний. Сегодня в Молдове нет таких законов, но, несмотря на это, есть определенные интересы.

Вы принимаете достаточно активное участие в развитии проекта по поддержке молдавских брендов. О каких конкретных результатах этого проекта уже можно говорить?

–Когда я приехал впервые в Молдову два с половиной года назад, легкая промышленность представляла собой примитивный технологический процесс: здесь кроили и сшивали одежду и обувь по заказам европейских производителей. Своих собственных брендов было совсем мало. Теперь же мы не можем вместить в один показ мод все бренды, которые существуют в Молдове.

Два с половиной года назад в Молдове не было магазинов, которые торговали бы молдавскими брендами. И я думаю, что даже обычные граждане не знали о существовании той продукции, которую сегодня они могут приобрести в магазинах. И сегодня таких магазинов уже несколько. Я лично посетил некоторые из них и удивился тому разнообразию товаров, которые в них представлены.

Может, Вам тогда заняться продвижением брендов молдавских вин?

– Я уже пью достаточно (смеется). И дома предлагаю почти всегда молдавские вина.

Можно ли назвать Вашим личным успехом в Молдове помощь в продвижении молдавских брендов? И что Вы считаете своим успехом здесь?

– Это очень трудно сказать. Во-первых, я хотел сказать о борьбе с коррупцией. По крайней мере, 2,5 года тому назад никто не говорил так много о борьбе с коррупцией. И я хочу, чтобы было открытое обсуждение этой темы. Фундамент уже заложен, это очень важно. Что касается программы помощи – конечно, «Миллениум» – это чудо! Когда я ехал по дороге в Сэрэтень – я думал, что я в Европе или в США, это современная дорога, и она будет в таком состоянии через 100 лет, потому что техника отличная, качество высокое, и работают здесь совсем по-другому, не так как раньше. Конечно, нельзя полностью исключить коррупцию, но ее можно уменьшить – путем жесткого контроля. Во всяком случае, здесь не будут появляться ямы после первого снега, как на других дорогах.

И последний вопрос, который задали Вам пользователи фейсбука: с какого года Вы работаете в ЦРУ?

– Я опытный дипломат, я почти 30 лет работаю в Госдепартаменте. И мне этот вопрос очень часто задают, и даже семья в Америке иногда так думает. Я не шпион и могу показать, где я работал, с кем, и так далее. Я хочу сказать, что люди не понимают, что мы достигаем большего успеха, когда работаем открыто. Когда мы разговариваем с простыми людьми, с чиновниками открыто и искренне. Это значит, что есть настоящий разговор – и это более эффективно, чем за кулисами.

ИСТОЧНИК: NOI.MD

Обсудить