Не слишком ли высока цена мифов о «евроинтеграции» для Республики Молдова?

Если взглянуть незамутнённым вездесущей и всепроникающей пропагандой (неважно, какой – левой, правой, пророссийской, прорумынской или прозападной) взглядом на недолгую пока ещё постсоветскую историю современной Молдовы и попытаться предельно объективно и честно описать всё то, что происходило и происходит сегодня на этой многострадальной земле между Прутом и Днестром за время, прошедшее с августа 1991 года, то первое (оно же, к сожалению, и последнее), что сразу приходит в голову, это чёткое и ясное понимание того, что все эти безрадостные годы наши страна и народ не жили полнокровной жизнью, а лишь прозябали и продолжают прозябать, периодически вдохновляясь сменяющими друг друга прекрасными мифами о счастливом будущем, которые раз за разом дарили всем нам трепетные надежды на скорое и обязательное наступление лучшей жизни, но, увы, всякий раз оказывались всего лишь очередным обманом и заблуждением.

Развеялись окончательно, словно призрачные миражи в пустыне, надежды скорых благих перемен во всей нашей жизни после обретения Молдовой суверенитета и государственной независимости. Не оправдались надежды на то, что эти перемены к лучшему, наступят после вступления Молдовы в СНГ и получения свободного доступа на рынки стран восточного Единого экономического пространства. Не принесли никакого облегчения пребывающему в нужде и нищете молдавскому народу сближение с НАТО в рамках «Партнерства ради мира» и Соглашение об участии Молдовы в «евроинтеграционной» программе «Восточного партнерства».

Не принесли, прежде всего, по той причине, что отношение властей Молдовы (и демократических, и «коммунистических», и либеральных) к участию нашей страны во всех этих программах было всегда крайне недальновидным, нерациональным, сугубо потребительским, в силу чего поступающие и с Востока, и с Запада весьма немалые кредиты и транши шли вовсе не на модернизацию экономики и социальной сферы, а «распиливались» и элементарно разворовывались под видом проведения каких-то совершено мифических, практически ни на что не влияющих, реформ.

В результате такой «блистательной» политики сменявших друг другу у кормила власти в Кишинёве политических команд Молдова ни на иоту не продвинулась ни на Запад, ни на Восток, застыв в тягостном анабиозе и пребывая в состоянии медленной, но неуклонной деградации во всех сферах политической, экономической, социальной и общественной жизни. По данным апрельского «Барометра общественного мнения» Института общественных политик, сегодня больше всего граждане Республики Молдова опасаются продолжающегося роста цен, финансового кризиса, безработицы, правового беспредела и коррупции, а также остро переживают за будущее своих детей, не видя для них никакой достойной перспективы на Родине.

Поэтому неудивительно, что сегодня, спустя более двух десятков лет с момента провозглашения суверенной государственной независимости, и молдавские власти, и молдавское общество вдруг начали крайне остро осознавать, что нашей стране всё-таки необходимо начать, наконец, куда-то реально продвигаться, чем-то в конце концов становиться, поскольку за все эти смутные годы наша суверенная и независимая государственность так до конца и не сформировалась, так как её правящая элита не смогла создать эффективную политическую систему, найти и реализовать успешную экономическую модель и обеспечить справедливое социальное устройство. Страна по-прежнему территориально раздроблена, а информационные потоки накаляют обстановку до предела и деляет молдавское общество на два непримиримых лагеря – «западников» - сторонников Евросоюза и «восточников» - сторонников России, ТС и ЕврАзЭС.

Окончательно загнана в тупик нынешними коалиционными властями в Кишинёве проблема Приднестровья. Коалиция проевропейского правления, конечно, прекрасно понимает, что Россия не бросит Приднестровье на произвол судьбы, однако молдавские власти по-прежнему отказывается принять формулу федерализации, предложенную Москвой, настаивая на унитарном государстве и - фактически - согласившись на возможную утрату Приднестровья, если его независимость будет вынуждена признать Россия.

Всё дальше дистанцируется от охваченного болезненной «евроэйфорией» Кишинёва и Гагаузская автономия, прагматичные власти которой, давно разочаровавшись в мифах о благах «евроинтеграции», укрепляют её суверенитет, приняв закон об отложенном статусе автономии, что означает - Гагаузия готова сменить статус с автономии на независимую республику в случае изменения своего статуса Молдовой. Это произойдёт, если Кишинев подпишет Соглашение об интеграции с ЕС, поскольку Гагаузия, как и Приднестровье, выступает за интеграцию в Таможенный и Евразийский союз.

У Коалиции проевропейского правления есть еще одна чрезвычайно важная проблема, которую она должна решить с Москвой – молдавские гастарбайтеры в России, которых там сегодня даже по официальным данным свыше 600 тысяч, а по неофициальным – вообще около миллиона. Если 200-300 тысяч из них будут отправлены этим летом из России домой, то осенью, на выборах в молдавский Парламент, правящая «проевропейская» коалиция может лишиться 20-30% своего электората, что приведёт к смене власти в Кишинёве и, как следствие, к изменению нынешнего внешнеполитического вектора Молдовы с западного, «евроинтеграционного», на восточный, «евразийский».

Опрос, проведенный в Молдове в феврале–марте 2014 года американской службой «Lake Research Partners» при поддержке Национального демократического института (NDI) и Агентства США по международному развитию (USAID), показал, что за последние 12 месяцев общественное мнение относительно наилучшего варианта для Молдовы сориентировалось на вступление в Таможенный союз. Этот внешнеполитический вектор поддержали 46% респондентов, в то время как присоединение к ЕС сочли лучшим вариантом только 37% опрошенных, хотя ещё год тому назад большинство молдавских граждан активно поддерживали курс «евроинтеграции».

Согласно данным самого последнего опроса, проведённого «Фондом общественного мнения» (Fondul Opiniei Publice) в период с с 1 по 30 марта 2014 года (опрошено 4555 человек в 286 населенных пунктах), если бы сегодня состоялся Референдум по вопросу об определении вектора внешней политики Республики Молдова, то за вступление в Таможенный союз высказались бы 57% граждан, в то время как за вступление в Европейский союз проголосовали бы 36%.

Казалось бы, всё совершенно ясно, большинство молдавских граждан тяготеют к России и выступают за евразийский внешнеполитический вектор страны. Многие из них работали или работают и сейчас в России, поэтому могут вполне объективно судить о том, как идут дела в этой дружественной стране, с которой у Молдовы имеется Договор о стратегическом патнерстве, каких больших успехов в своём развитии она уже добилась, в том числе в решении социальных проблем населения. Поэтому они уверены в том, что именно в сближении Молдовы с Россией и интеграции её в Таможенный и Евразийский союз заключена реальная возможность остановить процессы деградации и развала молдавской государственности.

Однако, коалиционные власти Молдовы думают совершенно иначе. Отказываясь проводить Референдум по вопросу о внешнеполитическом выборе страны, они изо всех сил насаждают в молдавском обществе миф о том, что полное и окончательное решение всех наших больших и малых проблем возможно только в том случае, если Кишинёв как можно скорее подпишет Соглашение об ассоциации РМ с ЕС, текст которого (не переведённый, кстати, на молдавский язык, а потому практически неизвестный в момент парафирования не только молдавскому народу, но и самим подписантам!) молдавской правительственной делегацией был парафирован в ноябре 2013 года в Вильнюсе.

Политическая часть этого Соглашения уже поспешно подписана, теперь остаётся подписать его главную - экономическую - часть, содержащую Договор о доступе Молдовы в Зону свободной торговли ЕС, против чего возражает всё большее количество известных молдавских экспертов, указывающих на таящиеся в этом Соглашении смертельно опасные «подводные камни», о которые может разбиться вдребезги хрупкий кораблик молодой Молдавской государственности.

Альтернативой ассоциации с ЕС они считают Таможенный союз, намеренный уже в январе 2015 года оформиться в Евразийский союз, приглашающий стать своим равноправным членом также и Республику Молдову. Причём, как отмечают эксперты, коренное отличие Таможенного Союза от Евросоюза (который, в отличие от ТС, принимать Молдову в свои полноправные члены вовсе не собирается) заключается в том, что первое объединение – сугубо экономическое, а второе – по большей части политическое.

Поэтому поистине «безумные страсти», кипящие сегодня в Молдове и вокруг неё в связи со стремлением Коалиции проевропейского правления в Кишинёве, понукаемой и опекаемой Вашингтоном и Брююсселем, подписать Cоглашение об ассоциации с Евросоюзом, поражают полным отсутствием логики, поскольку давно установлено, что Cоглашение об ассоциации с ЕС иррационально, так как ничего не даёт Молдове в экономическом плане, в отличие от совершенно органичной для неё интеграции в Таможенный союз (ТС) с Россией, где находятся необъятные рынки для традиционной молдавской продукции. Именно оттуда могут поступить крупные инвестиции в молдавскую экономику для её модернизации с целью наращивания производства этой, хорошо известной и всегда востребованной там, продукции.

Тем более, что никто в Брюсселе или Вашингтоне даже не думает предлагать хоть что-нибудь похожее на реальную финансовую и материальную помощь тяжело больной молдавской экономике для её спасения и восстановления, поскольку её традиционная продукция на рынке ЕС, переживающего острый кризис перепроизводства, просто никому сегодня не нужна. Зачем, спрашивается, Европе в такой ситуации спонсировать конкурентные молдавские производства, когда ей самой нужен рынок сбыта своей собственной продукции? Зачем Европе инвестировать в обезлюдевшую Молдову, собственными руками разрушившую свою промышленность и угробившую своё сельское хозяйство, растерявшую почти всех своих квалифицированных рабочих и специалистов, если для этого есть Юго-Восточная Азия или Африка?

Не лучше обстоит дело и с мифом о пресловутых «базовых демократических ценностях» Европы. Верховенство права в ЕС, например, как и неприкосновенность частной собственности, оказались полностью дезавуированы в ситуации, когда под угрозой санкций ЕС заставил Кипр фактически ограбить вкладчиков своих банков под надуманным предлогом. Независимо от того, чьи там были деньги, верховенство закона было нарушено. Что касается «прав человека», то, согласно докладу UNESCO, в странах Евросоюза имеется сегодня более 1-го миллиона самых настоящих рабов.

Не соответствует действительности и утверждение о том, что в странах ЕС (в отличие от Молдовы) совершенно нет коррупции, так как, согласно докладу Антикоррупционного агентства ЕС (OLAF), треть свободного бюджета Евросоюза просто разворовывается.

В различных странах ЕС уровень безработицы среди молодежи колеблется между 25% и 70%, так как европейский кризис продолжает углубляться, а внешние долги – расти. Европа постепенно вымирает, так как сводный коэффициент рождаемости в странах ЕС составляет от 1.3 до 1.9, а для минимального воспроизводства населения он должен быть 2.51 (два с половиной ребенка на одну семейную пару). Вследствие этого происходит замещение коренного населения Европы на мигрантов из Африки и Ближневосточных регионов.

Процесс ухудшения экономической ситуации на Европейском континенте ведёт к расколу внутри европейских стран. Победа сепаратистов на выборах в региональный парламент в испанской Каталонии, например, поставила ребром вопрос о том, в каких границах будет существовать Европа в ближайшие десятилетия. Вопрос об автономии или даже независимости ставят в Испании и жители Валенсии, Галисии и Андалусии, Страны басков. Велик риск распада Бельгии. Референдум о независимости Шотландии может привести к исчезновению Великобритании. В Италии действует партия «Северная лига», цель которой – добиться экономической независимости от более «ленивых» и коррумпированных южан.

Таким образом, Евросоюз, который ранее инициировал развал Югославии и добился независимости для Косово, породил смертельно опасную проблему сепаратизма для самого себя. К тому же, включение в состав Евросоюза депрессивных государств Восточной Европы очень усложнило его положение, в связи с чем усилились центробежные процессы во Франции, в Бельгии, Великобритании. Сегодня уже сами европейские политики и экономисты всё громче говорят, что ЕС не знает, куда и как ему двигаться, что ему нужна новая модель развития, потому что действующая уже не может обеспечить прежний уровень стабильности и справедливости.

Итак, бессмысленно отрицать, что изначальный проект Евросоюза, как альянса экономически успешных стран, на сегодняшний день близок к полному провалу. В связи с этим возникает вопрос, куда же реально и зачем Брюссель и Вашингтон так упорно зовут Республику Молдова? Абсолютно очевидно ведь, что звать Молдову в свое экономическое пространство для ЕС и невыгодно, и даже опасно. Из плюсов для ЕС можно усмотреть только либерализацию молдавского рынка для европейских производителей, но отнюдь не наоборот – молдавские товары в Европу не хлынут. Но чего будет стоить для ЕС молдавский внутренний рынок с сократившимся почти вдвое и окончательно обнищавшим населением с предельно упавшей покупательской способностью?

Поэтому остается только геополитическая составляющая, за которую, как выяснилось сегодня, очень переживают не столько сами европейцы, сколько американцы, которые всеми средствами пытаются не позволить усилиться России за счёт объединения экономик Таможенного союза с экономиками других постсоветских стран, в том числе Республики Молдова и соседней Украины.

Участие Молдовы в ТС гарантированно обеспечит выживание и развитие её - критически зависимой от российского рынка - агропромышленного комплекса, составляющего основу молдавской экономики, создаст необходимые условия для макроэкономической стабильности, но растущее влияние России, как геополитического игрока, для Вашингтона и Брюсселя, не желающих сдавать свои позиции в мире, очень неприятно, поэтому они ожесточенно борются с идеей «евразийской интеграции», упорно перетягивают Молдову в свой стан геополитических врагов России и делают всё для того, чтобы удержать коалиционные власти в Кишинёве от собразна плюнуть на мифическую, совершенно бесплодную «европейскую интеграцию» и пойти, наконец, по пути на Восток, на котором можно реально обрести счастливую жизнь для всех молдавских граждан.

Вашингтон, поддерживающий «евроинтеграционый курс» Республики Молдова, постоянно уверяет Кишинёв, что Молдова и впредь будет пользоваться помощью в целях своего развития со стороны Соединенных Штатов Америки. 30 марта с.г. в Молдову прибыла делегация в составе заместителя государственного секретаря США Виктории Нуланд, заместителя помощника министра обороны США Эвелин Фаркас и директора управления планирования, политики и партнерства командования сил США в Европе Рэнди Ки. Американцы демонстративно поддержали прозападный курс нынешних властей Молдовы и дали понять, что попытки этот курс изменить встретят сильное сопротивление со стороны США.

Официальное видение США будущего Молдовы сформулировала Виктория Нуланд, которая сказала, что «Молдова должна стать процветающей демократической европейской страной», то есть страной, находящейся в сфере влияния ЕС. Однако, исходя из неоднозначного отношения США к ЕС, многие эксперты предполагают, что Вашингтон рассматривает ЕС лишь в качестве средства для отсечения Молдовы от России и её дальнейшего геополитического поглощения, чтобы в дальнейшем, в случае успеха такого курса, поставить вопрос о вступлении Молдовы в НАТО.

На прошлой неделе нашу страну посетили американский сенатор Джон Маккейн и трое его коллег-сенаторов, которые также сказали, что «США не допустят, чтобы Россия и Путин решали судьбу Молдовы». Вслед за ними в Кишинёв прибыл американский сенатор Роберт Коркер, который, в свою очередь, также заявил, что «США хотят, чтобы молдавские граждане почувствовали свободу и демократию без внешнего давления. Мы ценим смелость властей Республики Молдова и отмечаем ваши успехи на пути сближения с Евросоюзом». В ответных речах кишиневские правители заверили заокеанских гостей в том, что именно взаимоотношения с США и ЕС усилят в Молдове демократизацию институтов власти и помогут построить стабильное и процветающее общество, а увеличение американского присутствия в различных формах в Молдове придает её гражданам уверенности.

Мифы, мифы и снова мифы! Пустая пропагандистская говорильня вместо реальной помощи в ситуации, когда политические вожди и партийные лидеры Коалиции проевропейского правления в Кишинёве, наконец-то получившие возможность ознакомиться с содержанием экономической части Соглашения об ассоциации РМ с ЕС, теперь уже и сами понимают, что ЕС просто решил взвалить на плечи Молдовы все затраты на внедрение обязательных директив и технических правил, причем в самые короткие сроки, хотя в самом Евросоюзе разработка, согласование и внедрение таких директив и стандартов длилась десятилетиями.

Понимают они и то, что пока Молдова будет приводить своё производство к европейским стандартам, молдавской продукции на европейском рынке практически не будет, так как в тексте Соглашения предусмотрены издевательски малые квоты: 20 тысяч тонн яблок, 5 тысяч тонн сливы, 1 тысяча тонн томатов, 500 тонн виноградного сока, 4,5 тысячи тонн свинины, 600 тонн мяса птицы, 400 тонн чеснока, в то время как в Молдове ежегодно этой традиционной продукции
производится в десятки раз больше.

И куда, спрашивается, Молдова денет всю эту свою продукцию? Ведь в Европу её не пустят из-за несоответствия установленным в ЕС стандартам. Поставлять её на рынки стран СНГ и ТС станет экономически невыгодно, так как после подписания Молдовой Договора о Зоне свободной торговли ЕС, к ней со стороны ТС будут применены высоки ввозные таможенные пошлины. Ответить на вопрос, где молдавские производители в таком случае смогут заработать средства для внедрения европейских стандартов, повышения качества и конкурентоспособности своей продукции, внедрения более 20 европейских директив по маркировке своей продукции, коалиционая кишиневская власть не может. Не могут подсказать ей ответ на этот жизненно важный вопрос и зачастившие в Кишинёв высокопоставленные гости из США и ЕС.

Как сообщил директор румынского Центра европейской политики Кристиан Гиня, Республика Молдова получает от ЕС на душу населения всего около 40 евро ежегодно. Но население в Молдове эти европейские деньги не видит, так как они предназначены для «систематических реформ». Тех самых реформ, которые молдавские граждане также и не видят, и не ощущают.

У «идущей по пути евроинтеграции» Республики Молдова объем торговли с ЕС составляет 2,1 миллиарда евро при отрицательном сальдо более чем в миллиард евро. В Молдову приходят, в основном, лишь те европейские компании, цель которых — не производить что-то на экспорт, а «высосать» из страны деньги, которые она получает от молдавских гастарбайтеров, две трети которых работают в России.

Таким образом, «евроинтеграционные устремления» уже сегодня привели Республику Молдову к расколу в обществе, радикализации настроений, краху экономики и финансовой системы. А что будет в том случае, когда проблема подписания или неподписания экономической части Соглашения об ассоциации РМ с ЕС, как это случилось в соседней Украине, приведёт к такому же взрыву общественных протестов, когда противники и сторонники «евроинтеграции» и «евразийской» интеграции сойдутся между собой «стенка на стенку»?

Раскол в молдавском обществе, радикализация настроений, крах экономики и финансовой системы - вот каков результат евроистерии и евроэйфории, насаждаемых сегодня в Молдове коалиционной властью, «евроинтеграционная политика» которой является источником опасных конфликтов, противостояний и агрессии, могущих взорвать и окончательно разрушить Молдовское государство.

Культивируя бесплодные мифы об «евроинтеграции», как чудесной панацее от всех политических, экономических и социальных болезней Молдовы, вначале ПКРМ, а затем Коалиция проевропейского правления бездарно потеряли драгоценное время, которое нужно было, развивая и укрепляя отношения стратегического партнерства с Россией, вступив в Таможенный союз, использовать с их помощью на реальное реформирование экономики, решение социальных и политических проблем.

За годы своего правления ПКРМ и КПП так и не нашли объединяющий фактор для Молдовы, для её граждан с обоих берегов Днестра. Что же, спрашивается, все эти годы делали молдавские политики, так много обещавшие народу на выборах?

Вместо всего этого вначале ПКРМ, находившаяся у власти целых восемь лет, а затем сменившая её Коалиция проевропейского правления, ставшая политической марионеткой США и ЕС, превратили Молдову из стабильного и мирного государства в горячую точку на карте Европы, сделав её заложницей большой политической игры, которую ведут в этом регионе Европы Великие Державы.

Горькой издевкой над здравым смыслом кажется в этой ситуации предложение лидера одной из партий, входящих в правящую коалицию, обязать всех молдавских граждан иметь дома … флаги Европейского союза, чтобы вывешивать их по праздничным дням.

Такой оказалась цена красивых, но бесплодных мифов, которыми правящая политическая элита Молдовы «кормила» и продолжает «кормить» молдавский народ. Цена эта очень высока. Не окажется ли она вообще чрезмерной в том случае, если Молдову постигнет судьба соседней Украины, народ которой стал жертвой таких же мифов?

Обсудить