Политические клоны – главный тренд сезона

В преддверии парламентских выборов политическое поле РМ активно засевается партиями-клонами. Технология создания политических двойников по-молдавски чрезвычайно проста: берется название “старой” партии, к которой прибавляется слово “реформаторская”.

Свой клон уже год, как имеется у либералов. Это Либерально-реформаторская партия Иона Хадыркэ. Сейчас партии власти активно работают над созданием двойника Партии коммунистов.

Свой политический клон мог появиться и у ЛДПМ: в конце 2013 года в минюст обратилась инициативная группа граждан с просьбой зарегистрировать Либерально-демократическую реформаторскую партию. Но, благодаря тому, что по алгоритму минюст достался либерал-демократам, они от потенциального двойника отбились.

ПКРМ: атака клонов


Мотивируя свой отказ, министерство юстиции сослалось на положения Гражданского кодекса (юридическое лицо не может быть зарегистрировано в случае, если его название совпадает с названием другого ранее зарегистрированного юридического лица) и на Закон о политических партиях. Согласно его ст. 4, полное наименование, сокращенное наименование и символика политической партии должны отличаться от наименования и символики других партий, ранее зарегистрированных в РМ.

В ПКРМ собираются отбиваться от клона в лице Партии коммунистов-реформаторов с помощью этих же положений действующего законодательства. Более того, серп и молот зарегистрированы “истинными” коммунистами в AGEPI и являются торговой маркой. Однако в экспертных кругах практически не сомневаются, что ПКРМ-2 (Партию коммунистов-реформаторов Молдовы) минюст все-таки зарегистрирует и даже может разрешить ей использовать ту же символику, что и у настоящей ПКРМ.

Не исключено, что на выборах партии власти и Центризбирком сделают так, чтобы при регистрации электоральных конкурентов ПКРМ-2 стояла в бюллетене для голосования выше, чем ПКРМ-1.

На это вся возня с альтернативной коммунистической партией и рассчитана – чтобы ввести в заблуждение избирателей, считают политологи. Названия партий похожи, символы практически идентичны: кто будет разбираться, у какой из ПКРМ в символике наряду с серпом и молотом присутствует книга, а у какой нет. Для того и используется технология двойников: создать политическую структуру, которая во всем бы копировала "политического соперника", но при этом критиковала бы его отход от “принципов”. Все это делается с одной-единственной целью: клон должен оттянуть на себя часть голосов избирателей.

Организатором и идейным вдохновителем Партии коммунистов-реформаторов является бывший активист Гражданского конгресса Руслан Попа, в особой любви к коммунистическим идеалам до сих пор не замеченный и в ПКРМ не состоявший. Еще пару лет назад “идейный” коммунист Попа о коммунизме и не помышлял, и собирался создать партию под названием “Конгресс народов Молдовы” социал-демократической направленности.

“На политическом поле Молдовы должны появиться новые лидеры и новая партия социал-демократического толка”, – говорил он тогда. Теперь Руслан Попа говорит, что хоть при создании Партии коммунистов-реформаторов и будет применен реформаторский подход, однако все основы коммунистической идеологии будут сохранены. В том числе символика и название.

Кроме проблемы насильственного клонирования, ПКРМ в предвыборный период сталкивается еще и с сильным внешним прессингом. Против главного идеолога партии Марка Ткачука и его людей устроена настоящая охота с уголовными делами и “громкими” разоблачениями в прессе.

Утверждается, что фактический лидер Демпартии Владимир Плахотнюк контролирует 10-12 депутатов Партии коммунистов и часть актива ПКРМ, постепенно усиливая свое влияние в ней. Однако ему в этом очень мешает Ткачук. Поэтому следующим шагом Плахотнюка может стать активное вмешательство в формирование предвыборного списка ПКРМ: он попытается поместить подконтрольных коммунистов в первую двадцатку списка, а Ткачука и его сторонников задвинуть куда-нибудь в третий десяток.

А когда после выборов Партия коммунистов займется реформированием (Владимир Воронин может занять должность почетного председателя), Плахотнюк будет стараться поставить во главе ПКРМ своего человека. И это будет явно не исполнительный секретарь ЦК Партии коммунистов Юрий Мунтян, который еще совсем недавно считался наиболее вероятным преемником Воронина. В таких условиях, предполагает наш источник, Марк Ткачук со своей группой может отколоться от Партии коммунистов.

Сами коммунисты все эти прогнозы и сценарии называют “откровенной чушью” и “сознательным искажением действительности”, преследующей единственную цель – дискредитировать ПКРМ накануне выборов. То, что после избирательной кампании Владимир Воронин может уйти в почетную отставку, в Партии коммунистов не исключают, но говорят, что кандидатура будущего лидера партии, скорее всего, будет определена путем общереспубликанского голосования всех членов ПКРМ и ее территориальных подразделений.

ЛДПМ: Кризис лидерства

Пару недель назад журналисты обратили внимание на то, что при обсуждении очередного вотума недоверия правительству Юрия Лянкэ, депутаты от ЛДПМ не слишком спешили приходить на помощь премьер-министру, когда оппозиция заваливала его каверзными и неудобными вопросами.

Говорят, что такое поручение своим парламентским коллегам дал председатель партии Владимир Филат, весьма встревоженный ростом личного рейтинга премьер-министра и по совместительству первого вице-председателя ЛДПМ Лянкэ. Юрий Лянкэ был назван самым влиятельным политиком 2013 года. Лидирует он и в социально-политических опросах-2014. Опрос Magenta Consulting (проводился в январе-марте) показал, что личный рейтинг Юрия Лянкэ составил 41%, в то время как рейтинг Владимира Филата, занявшего четвертую строчку, – только 29%. А согласно совсем свежему “Барометру общественного мнения” рейтинг доверия Лянкэ составляет 49%, у Филата – 28%.

Как утверждает наш источник, между Филатом и Лянкэ идет негласная борьба за власть. Якобы, после назначения Лянкэ премьер-министром, Филат пытался диктовать ему свою волю, но новый премьер очень быстро эту практику пресек.

Еще одним камнем преткновения между бывшим и нынешним премьер-министрами является кадровый вопрос. Как утверждала в последние недели пресса, ссылаясь на свои источники в коалиции, Юрий Лянкэ вроде как не слишком доволен работой ряда министров (в том числе, ставленников ЛДПМ) и требует провести кадровые перестановки. Возможными кандидатами на вылет называли министра внутренних дел Дорина Речана, руководителя Налоговой инспекции Иона Присэкару (оба – выдвиженцы ЛДПМ), министра информационных технологий и связи Павла Филипа (назначенец ДПМ) и министра окружающей среды Георге Шалару (назначен по квоте либерал-реформаторов).

Как писала газета “Коммерсант”, недавно 23 члена ЛДПМ обратились к Владимиру Филату с письменной просьбой уволить Дорина Речана. Однако получили категорический отказ, вызвавший глухое раздражение у однопартийцев.

Если слухи не врут, часть партактива ЛДПМ хотела бы, чтобы на выборы Либерально-демократическая партия пошла под председательством Юрия Лянкэ – главного локомотива процесса евроинтеграции. Владимир Филат, создавший ЛДПМ с нуля, делает все, чтобы этого не допустить. Поэтому сейчас он так активно челночит по стране и за рубежом, дает оценки практически всем затрагивающим РМ международным событиям, часто забывая, что давно уже не является премьер-министром; а также регулярно участвует во встречах зарубежных гостей, давая понять электорату и коллегам по партии, кто в ЛДПМ истинный хозяин.

ДПМ: Технология плетения паутины

Если Владимир Филат для закрепления позиций активно пиарится, то фактический лидер Демократической партии Владимир Плахотнюк ушел в тень, откуда пристально следит и направляет развитие политических процессов.

Утверждается, что кроме контроля почти над третью фракции ПКРМ, под его колпаком давно уже находится и часть фракции ЛДПМ: у одного из либерал-демократов крупный кредит в “Victoriabank”, другим за лояльность “позволяется вести бизнес”. Так что в случае необходимости Владимир Плахотнюк может спровоцировать раскол в Либерально-демократической партии или попытаться сместить Владимира Филата.

При этом, в самой Демпартии положение дел тоже далеко от идеального. Ни для кого не секрет, что в составе ДПМ действуют две крупные группы: “старая гвардия” Дмитрия Дьякова и “неофиты” Владимира Плахотнюка. По слухам, Дмитрий Дьяков уже не раз пожалел, что впустил Плахотнюка в свое политформирование: и потому что ДПМ всегда тяготела к левоцентристским позициям, а сейчас от ее левоцентризма остались одни воспоминания. И потому что “неофиты” целенаправленно затирают “старогвардейцев”.

Борис Фокша, бывший министр культуры и человек Дьякова, был снят с занимаемой должности, а его место заняла Моника Бабук – личная советница Владимира Плахотнюка в его бытность первым вице-спикером парламента. Другой министр из команды Дьякова – труда и социальной защиты Валентина Булига – постоянно балансирует на грани отставки. Самого Дмитрия Дьякова лишили должности председателя фракции Демпартии, отдав ее Мариану Лупу.

Сейчас в парламенте активно продвигается Концепция реформирования прокуратуры, предусматривающая ликвидацию муниципальной прокуратуры, а также максимальное ограничение полномочий прокуроров-руководителей. А брат Дмитрия Дьякова – Ион Дьяков, – как известно, уже много лет занимает должность кишиневского прокурора.

Когда полтора месяца назад разразился скандал вокруг т.н. дела о подкупе депутатов, в прессе стал активно муссироваться слух, что подкупить с целью выхода из правящей коалиции пытались и двух демократов – Олега Цулю и Стеллу Жантуан. Оба являются представителями команды Дьякова.

По мнению одного из политологов, слухи о Цуле и Жантуан могли быть специально запущены политтехнологами Владимира Плахотнюка – для дискредитации “старогвардейцев” Дьякова и подготовки почвы для их последующего не включения в предвыборные списки Демократической партии.
То есть, история с подкупом ряда депутатов имела место быть, но Владимир Плахотнюк воспользовался ею, чтобы переиграть ситуацию в свою пользу. Во-первых, выставил Вячеслава Платона политическим и экономическим рейдером №1. Во-вторых, дискредитировал людей Дьякова.

ПСРМ: Болезнь роста

Партия социалистов на сегодняшний день – самое быстрорастущее политформирование страны. В рейтинговом плане. Всего за год рейтинг ПСРМ вырос почти на 400%. Magenta Consultingв своем опросе дала социалистам 3,8%, Ассоциация социологов и демографов – 6,7%, “Fondul Opiniei Publice” – 5,1%. Правда, последний “Барометр общественного мнения” дает социалистам только 1,1% (1,8% вместе с не определившимися). Внутренние опросы ПСРМ показывают цифру в 4-5%.

Политологи объясняют столь стремительный рост тем, что Партия социалистов на данный момент является единственным молдавским политическим формированием, твердо продвигающим идею присоединения РМ к Таможенному союзу и отказа от европейской интеграции.

Коммунисты, еще совсем недавно требовавшие срочного вступления Молдовы в ТС, уже не столь категоричны. После политического кризиса на Украине, ПКРМ стала более осторожной в своих призывах.

Как заявил Владимир Воронин, “мы не хотим разделить общество так, как оно разделено сегодня в Украине. Мы не хотим, чтобы выборы в парламент, стали выборами курса страны, мы не хотим, чтобы выборщики делились на тех, кто за ЕС и тех, кто за ТС. На выборах в парламент люди должны будут думать в первую очередь о вопросах социального характера, о вложениях и инвестициях, росте рабочих мест, повышении зарплат, стипендий и т.д.”.

Несмотря на стремительный рост политического рейтинга, Партия социалистов по данным соцопросов либо не дотягивает, либо балансирует на грани прохождения в парламент.

По словам председателя ПСРМ Игоря Додона, ряд партий левого толка уже выходили на социалистов с целью предвыборного сотрудничества. Что это были за партии, лидер социалистов конкретизировать не стал, но подчеркнул, что если и будет вестись конкретный диалог о предвыборном сотрудничестве, то только на основе совместных списков под эгидой Партии социалистов. Во-первых, у нее и рейтинг выше, чем у остальных политформирований левого фланга (за исключением, естественно, ПКРМ). Во-вторых, создавать предвыборные блоки не имеет смысла: проходной порог для избирательных блоков из двух партий составляет 9%, для трех и более – 11%.

Политический центр: Попытка консолидации

Определенные центростремительные процессы сейчас происходят и в политическом центре. Переговоры об объединении ведутся между “Народной силой” Николая Киртоакэ, «Народной партией» Александра Олейника и “Новой силой” Валерия Плешки.

Правда, говорить о создании нового центристского политического объединения еще преждевременно: пока речь идет не о конкретных договоренностях, а о диалоге на тему объединения. К тому же в конце мая у Народной партии состоится очередной съезд и сейчас руководство НПРМ занято укреплением территориальных структур и подготовкой к съезду.

Лидеры “Народной силы”, «Народной партии» и “Новой силы” говорят, что общество уже давно ждет альтернативы коммунистам и трем партиям “Коалиции проевропейского правления” и новое центристское объединение такой альтернативой может стать.

“Наша партия”: альтернативна или альтернатива?

Самый громкий политический проект этой весны – партия скандального предпринимателя Ренато Усатого.

Начать политическую карьеру в Молдове с чистого листа у него не получилось. Помешал минюст, затормозивший процедуру регистрации под предлогом резервирования названия “Partidul Victoriei” (“Партия Победы”). Как утверждает сам предприниматель – по прямому указанию Владимира Филата.
Поэтому Ренато Усатый пошел другим путем: присоединился к уже существующей партии – Народно-республиканской Николая Андроника и возглавил ее.

Каким образом, версии расходятся. По одной, Усатый просто выкупил НРП. В качестве доказательства сторонники этой версии указывают на то, что после съезда 13 апреля бывший председатель партии Николай Андроник сложил с себя полномочия и заявил об уходе из политики. По другой версии, предложение об избрании Ренато Усатого председателем Народно-республиканской партии поступило от самого Николая Андроника, который заявил, что не претендует на очередной мандат руководителя и хотел бы видеть в этой должности “сильного, харизматичного человека, личность, которая смогла бы, как это делал он сам, бороться за идею”.

Так, или иначе, на съезде 13 апреля Ренато Усатый был избран председателем Народно-республиканской партии, которая тут же была переименована в “Нашу Партию” (“Partidul Nostru”), сменила эмблему и юридический адрес.

Сам Ренато Усатый и часть электората, симпатизирующая острому на язык и щедрому на пожертвования “молдавскому гастарбайтеру”, позиционируют “Нашу партию”, как пресловутую третью силу и альтернативу нынешнему политическому классу.

Но есть и другое мнение. Некоторые политические аналитики называют партию Усатого политическим проектом Владимира Плахотнюка. И утверждают, что Плахотнюк негласно курирует и спонсирует “Нашу партию”, предпочитая не афишировать свое участие в данном политическом проекте.

В качестве доказательства приводятся следующие аргументы: Ренато Усатый долгое время проживал в пятизвездочном отеле “Нобил”, принадлежащем Владимиру Плахотнюку, где регулярно встречался с первым вице-председателем ДПМ. Его критика власти сосредоточена исключительно на жесткой критике Владимира Филата. Политический проект Ренато Усатого активно освещается телеканалами медиа-холдинга Владимира Плахотнюка. Плюс – в окружении Усатого есть люди Плахотнюка.

Сам Ренато Усатый говорит, что это дезинформация. В “Нобиле” он прятался от агентов СИБа. Он не виноват, что “это лучшая гостиница в городе”. С Плахотнюком стоит “по разные стороны баррикад”. Что же касается освещения его политического проекта в СМИ, то “сайты пишут все это для того, чтобы свалить меня с дистанции. Ведь связав имя любого начинающего политика с именем Плахотнюка, с его антирейтингом, значит обеспечить ему такой же антирейтинг в 95%”.

Правый фланг: Гимпу и сейчас живее всех живых

Судя по данным социологических опросов, политический проект под названием “Либерально-реформаторская партия” Иона Хадыркэ благополучно почил в бозе.

В опросе “Fondul Opiniei Publice” ЛРП получила 1,1%, в то время, как “истинные” либералы Михая Гимпу – 10% (третья позиция после коммунистов и либерал-демократов). По данным “Барометра общественного мнения”, у ЛРП – 1,3%, а у Либеральной партии – 7,8% (четвертая позиция).

Таким образом, если Михай Гимпу и его партия, несмотря на раскол, проходят в будущий парламент, у либералов-реформаторов не вырисовывается никаких политических перспектив.

Бывший премьер-министр Ион Стурза, которого прочили в новые лидеры Либерально-реформаторской партии, не спешит становиться у ее руля. А один из главных ньюсмейкеров ЛРП, сопредседатель партии Анна Гуцу пытается продолжить свою политическую карьеру за рубежом, баллотируясь в Европарламент по спискам Национал-либеральной партии Румынии и занимая в предвыборном списке НЛПР 19 место.

Таким образом, за 7 месяцев до предполагаемой даты выборов политические партии Молдовы уже группируются и готовятся к жестокой борьбе за место на политическом Олимпе. Очевидно, что основная линия фронта будет проходить между правящими партиями и партией коммунистов, которую уже готовятся совместными усилиями занять «подросшие» партии левого толка. Или как минимум, оторвать часть электората. Но и правящим партиям не приходится дремать, так как их также ждет борьба за правый и центристский электорат.

Особенностью этого политического сезона станет также использование новых методов устранения политических соперников путем подмены символов, названий и различных «относительно честных» манипуляций. Можно не сомневаться, что свой вклад внесут западные партнеры власти, которые приложат максимум усилий для того, чтобы помочь своим «местным единомышленникам» сохранить власть. В этих условиях избирателям придется очень постараться, чтобы разобраться в разросшейся политической паутине и сделать правильный выбор.

Ксения Флоря

Источник: NOI.MD

Обсудить