Влад Филат: Сближение с Европой и укрепление отношений с Россией – вот наша главная цель!

Лидер Либерально-демократической партии Молдовы, экс-премьер Влад Филат в эксклюзивном интервью «Комсомолке» рассказал, почему не хочет, чтобы Молдова была золушкой в Европе и как наладить отношения с Тирасполем.

О том, что значит безвизовый режим для Молдовы

– В понедельник первые граждане Молдовы отправились в европейские страны без виз.

– Около тысячи шестисот человек пересекли границы Молдовы в этот день с биометрическими паспортами.

– Что это означает в целом для нашей страны? Ведь многие, еще не уехавшие в Европу граждане жалуются, что все равно на границе будет сложно...

– А куда сейчас пускают легко? Идет борьба с терроризмом, идет борьба с нелегальной миграцией, и наши граждане должны понимать, что есть правила и их нужно выполнять. Мы ж не заходим в чужой дом обутыми. Да, в некоторые дома можно зайти в обуви, но есть же определенные порядки той страны, куда едет человек.

– Политические оппоненты говорят о том, что безвизовый режим для молдавских граждан – это некий пиар.

– Меня часто смущают (а иногда даже смешат) подходы к очень серьезным проблемам. Безвизовый режим для Молдовы – это результат кропотливой работы. Некоторые говорят, что это бонус. Неправда! Молдова выполнила все требования, для того чтобы соответствовать критериям безвизового режима. Свобода передвижения – это вообще цель для многих стран, в том числе для восточных партнеров и России. Мы продолжаем работать над тем, чтобы был установлен безвизовый режим у Молдовы с Турцией. Мы подписали это соглашение.

– Два года назад оно было подписано. И молдавский парламент ратифицировал. Но пока ждем?

– Да, осталась ратификация в турецком парламенте. В начале мая в Молдову приедет турецкий спикер с официальным визитом, и, думаю, можно будет назвать дату, когда и в Турцию граждане Молдовы смогут ездить без виз. До середины июня у нас будет безвизовый режим с Израилем. Также наша цель, чтобы без виз молдавские граждане ездили в США.

О честности с Россией

– Еще про политических оппонентов. Они часто говорят о том, что, сближаясь с Европой, мы можем испортить отношения на Востоке. Это так?

– Давайте вместе полистаем страницы истории, что происходило в Молдове последние четыре с половиной года. Мы открыто говорили о цели, более того – правящий альянс так и называется – «За европейскую интеграцию». Мы всегда были корректными со всеми партнерами. Не было такого, чтобы мы говорили одно в Москве, другое в Вашингтоне, третье в Брюсселе и так далее. И ни в коем случае наш европейский интеграционный путь не должен восприниматься как противостояние и ухудшение отношений с нашими восточными партнерами. В частности, с Россией.

– Но почему-то именно так некоторые политики это преподносят.

– Если еще больше это перелистать страницы истории и посмотреть, а какие отношения у нас были до этого с Россией. Я вам скажу – они были откровенно плохими. Страна была изолирована. И когда мы пришли к власти и двигались по пути европейской интеграции, нам приходилось одновременно решать проблемы, которые накопились и с Россией, и с Украиной. Мы долго готовили подписание Соглашения об ассоциации и свободной торговой зоне, и мы подпишем их, но не надо забывать, что в то же время мы вели переговоры и подписали договор о свободной торговой зоне с СНГ. Извините за нескромность, но я лично подписал этот договор с остальными премьер-министрами стран СНГ. Кроме того, если смотреть по встречам и тем вопросам, которые мы решили, мы активно общались с Россией. У нас была очень насыщенная программа внешних связей с этой страной. Я уже даже точно не помню, сколько раз я встречался и с Путиным, и с Медведевым. Мы говорили о проблемах между странами. И мы решали их. Подчеркну: нельзя противопоставлять наш европейский процесс с хорошими отношениями с нашими восточными партнерами и Россией.

– Очень это, думаю, многим нашим гражданам хочется...

– К сожалению, у нас есть в стране люди, которые хотят показать себя как политики, а на деле являются самыми обыкновенными спекулянтами. Они в этом сложном (не только региональном, но и мировом) контексте пытаются заполучить голоса. Голоса на проблемах людей. А ведь нужно, во-первых, решать проблемы людей. А не создавать им проблемы, и потом на их основе показаться симпатичным. Это в корне неправильно! Эти вредители создают много проблем с Россией. Нам не надо дружить с кем-то и враждовать с другими. Для Молдовы – единственный правильный путь. Это полноценный европейский интеграционный процесс и укрепление отношений с нашими восточными партнерами. И как бы сложно не было, мы будем это делать.

– Вы испытываете какое-то чувство досады, может, зависть со стороны своих оппонентов – что власти удалось договориться о безвизовом режиме?

– И зависть – это ничто. Важнее – что у людей появилась свобода. Да, это большое достижение. И это только начало. Важно не уходить головой в облака и не сбавлять темп. Чтобы мы жили хорошо в нашей собственной стране. Меня спрашивали 28 апреля, что я почувствовал. Физически я был там, а сам в другом измерении, перед глазами проносилась та история, которая продолжалась четыре года. Были разные ситуации, люди, процессы, иногда очень сложные моменты. Но в конечном итоге я испытал гордость за то, что я гражданин Молдовы. Я не хочу, чтобы в будущем в аэропортах наши люди прятали свои паспорта. Я хочу, чтобы мы все воспрянули и гордились тем, что являемся гражданами Молдовы. Ценность нашего паспорта выросла, и не в материальном выражении. Это дает мне тот прилив энергии, чтобы идти дальше.

О том, что будет дальше с Молдовой

– А что будет дальше? Я где-то читала, что в 2016 году Молдова может получить статус страны-кандидата ЕС...

– Молдова будет членом ЕС, когда будет готова к этому. Молдова была готова к безвизовому режиму, Молдова его получила. И четыре года назад мало кто в это верил. Мы должны верить, что мы многое можем. И должны при этом много работать. Я не хочу, чтобы Молдова была золушкой в Европе. У нас должно быть сильное государство, законы должны работать. У нас должна быть инфраструктура европейская, должна быть сильная экономика. Следующий этап – это подписание Договора об ассоциации, договора о свободной торговле, ратификация их и работа над тем, чтобы мы получили в 2016 году статус страны-кандидата в членство с ЕС.

- А какая сейчас царит атмосфера в альянсе? Воодушевление?

– Ситуация непростая. Мы же не живем в отдельно взятом государстве, зависим от того, что происходит в регионе. Должны отчетливо это понимать, головокружение от успехов я не видел. Хотя, нет, конечно, видел. Но не критично. У нас этот год – электоральный, мы обязаны организовать выборы, чтобы граждане осознано проголосовали и определили будущее страны.

– Какой будет эта предвыборная гонка?

– Жесткой. Это еще мягко говоря! Не будет конкуренции только между партиями, будет много провокаций, власть должна готовиться к тому, чтобы обеспечить верховенство закона. Мы должны гарантировать условия, чтобы граждане имели право выбора. Это будет не борьба между партиями, это будет борьба геополитического толка между образом жизни, пути движения, модели развития страны.

Коммунисты уже который раз меняют свои предпочтения – то они идут на Восток, то сделали разворот на Запад, сейчас снова на Восток... Это цинично. И ничего не имеет общего с интересами граждан Молдовы.

– А вообще когда выборы?

– 30 ноября. Это первая дата возможных выборов, когда у нас по закону можно провести парламентские выборы. Потом они выпадают уже на декабрь. Я считаю, что чем раньше мы их проведем, тем лучше. В новый год страна должна войти со сформированным правительством и работающими органами власти. Чтобы люди отмечали Новый год и знали, как они будут жить ближайшие четыре года.

– Думали о том, какие будут коалиции? Или так далеко не загадывали?

– Почему же? Я знаю, что Молдова продолжит свой евроинтеграционный путь. А результат в конечном итоге определит его величество молдавский народ.

– Народ, кстати, по последним опросам Барометра общественного мнения, жалуется на жизнь, но при этом отчего-то падает доверие к ПКРМ. Парадокс.

– Нет парадокса, комментировать опросы я не буду. Мы делаем собственный опрос — он показывает тенденцию, как люди реагируют на изменения в обществе. То, что они критикуют, это правильно. Нигде реформы не являются популярными у народа. Люди по своей натуре консервативны. Надо объяснять людям суть реформ. Какую уверенность могут дать коммунисты, когда они ерзают с одного стула на другой? Мы являемся суверенным независимым государством, мы должны это укреплять. Нельзя только злостью и чувством реванша обеспечить себе власть. Мы должны всегда получать позитивный прессинг на власть, чтобы власть работала лучше и больше делала для народа. Мы удвоили госбюджет, это означает, что экономика стала работать. Это результат? Да. Этого достаточно? Нет, конечно. Но это будет катастрофа для страны, если мы остановимся.

И когда мы говорим о повышении зарплат – это не электоральный прием, а реальная возможность, подкрепленная доходами. В этом году и пенсии будет повышены (не индексированы, а именно повышены!). У нас в этом году выросли зарплаты у полицейских, в июне планируется рост зарплат у медицинских работников, у учителей. Но если подвести черту и спросить людей, все ли их устраивает, люди скажут – недовольны. Потому что надо еще больше! И это правильно. Нам важно не просто выиграть выборы, главная задача — чтобы страна развивалась, чтобы системы не лопались.

О том, что нужно стране в первую очередь

– Я много езжу, за год посетил более чем 500 населенных пунктов, за этот период времени спрашивал у жителей, что вам надо для села, слышал ответ – то больница, дорога, водоснабжение. Спустя какое-то время я снова наведывался в села, вижу, что там закончили, то сделали, но люди радуются этому ровно пять минут, так как сразу начинаются разговоры о том, что надо сделать еще дом культуры, капремонт школы и так далее. Образование в целом – это для меня вопрос духовного и личного развития. Понимаю, что без хорошего образования у нас нет шансов сделать настоящий прорыв. Я всегда говорил, что у нас самые умные, самые красивые и самые послушные дети. И для них мы многое обязаны сделать!

Об отношениях с Тирасполем

– Когда вы были премьером, у Кишинева с Тирасполем были хорошие, доверительные отношения. Почему сейчас они стали прохладными?

– Конечно, ситуация в регионе сейчас другая, подходы другие. Но в моем понимании то, что нет диалога – это плохо. Хочу отметить, что мы начали общение не с Шевчуком, а со Смирновым. Когда вообще около шести лет Тирасполь и Кишинев не общались. Тот, кто будучи на ответственных должностях ищет комфорта, не достигнет результата. Никогда не было легко, но я понимал, что этот диалог между Кишинев и Тирасполем нужен. Даже пусть в рамках стратегии маленьких шагов – когда не получается идти к цели большими шагами, иди маленькими – все равно это укорачивает расстояние до цели. Не важно, какая это дипломатия. Надо общаться. Только через общение ты можешь прийти к консенсусу, то же самое надо делать в и отношении Гагаузии.

– Но стало сложнее общаться, особенно когда недавно Евгений Шевчук предложил Кишиневу «цивилизованный развод»?

– Это ж в не первый раз происходит. До первой встречи со Смирновым было ровно шесть лет, в течение которых не было вообще никакого контакта с Тирасполем. Там прошел референдум, его результаты все знают, это не меняет задачу – надо все время общаться. Садиться за стол переговоров – формальных, неформальных.

– А лично вы сохранили контакты с Тирасполем?

– Я стараюсь их не терять, но давно в Приднестровье не был. Но думаю, что скоро буду.

О работе и личном

– Вы уже больше года не занимаете должность премьер-министра, скажите, оглядываясь назад, есть вещи, которые можно было бы сделать лучше?

– Рано подводить итоги, книги и мемуары буду писать позже. Сейчас надо много и ответственно работать. Вообще это очень важно для человека – работать для достижения цели и получать тот заряд энергии, который толкает тебя вперед, это то состояние, которое делает сильным.

– А что вас делает счастливым?

– Я счастлив, что мне скоро будет 45 лет, и я к этому юному возрасту понял и научился ценить жизнь. Я рад, что у меня есть возможность делать важные дела и участвовать в серьезных процессах, это делает меня счастливым. А если чисто по-человечески, для меня счастье – это семья и дети. У меня есть прекрасные сын и дочь, скоро еще будет один ребенок. Именно они делают меня по-настоящему счастливыми.

Дарья ЗИМБЕЛЬСКАЯ

http://www.kp.md/

Обсудить