Нахлынуло

Победа над Гитлером стала «основным мифом» русского народа.

В соотнесении себя с этим великим событием формируется русская идентичность. 9 мая - это главный национальный символ. Вокруг его осмысления постоянно ведутся идеологические сражения. Как и положено в циклическом времени мифа, они достигают апогея в «страстную неделю» начала мая.

Среди множества интерпретаций смысла Второй мировой войны существуют две, с которыми я не могу согласиться.

Первая сводится к тому, что война началась сговором двух людоедов, продолжилась их поединком и окончилась победой одного из них. Такая интерпретация популярна в ряде стран Восточной Европы, в том числе и на моей родине - в Молдавии. В молдавских учебниках нет упоминания Мюнхенских соглашений 1938. Но много говорится о пакте Молотова-Риббентропа 1939. Такой смысловой сдвиг потребен для осуждения послевоенной советской оккупации, которая подается, как величайшая трагедия в истории стран - межвоенных «лимитрофов».

В России этот внешнеполитический вывод дополняется внутренним итогом «войны двух людоедов»: Победа над Гитлером усилила режим Сталина и позволила продлить на десятилетия коммунистическое иго.

Подобную точку зрения в частности высказывал Булат Окуджава: «Я <…> в 17 лет добровольцем ушел на войну. Лет 15 назад моя приятельница, профессор из Америки <…> спросила: "А почему ты ушел на фронт?" Я удивился - как это почему? Конечно, воевать с фашизмом. Она посмотрела на меня как-то странно, я долго не мог понять этого взгляда. А потом понял, что мы и сами были не лучше фашистов. У нас был такой же фашистский режим. Но тогда я этого не понимал» (http://magazines.russ.ru/bereg/2004/6/ok11.html).

Считаю концепцию войны двух «экзистенциальных зол» лживой. Сталин при всех совершенных им преступлениях не ставил задачу «окончательного решения» еврейского вопроса. Не было у него и цели разрушения русского народа. А у Гитлера такие античеловеческие цели были. Если бы нацисты победили, они бы обязательно приступили к реализации чего-либо подобного плану «Ост». Об этом свидетельствует разница в обращении с советскими пленными и пленными из других стран, а также различное отношение к мирным гражданам оккупированных территорий Европы и СССР.

Если бы в 1941 в Германии был режим, аналогичный кайзеровскому образца 1914, то можно было бы «альтернативноисторически» допустить, что замордованные Сталиным крестьяне сопротивлялись бы захватчикам не столь упорно. Но поскольку режим страны, напавшей на СССР, был нацистским, то у советских солдат был единственный способ сохранить свой род и народ от гибели - победить захватчиков ценой собственной жизни. 9 мая меньшее сталинское зло победило абсолютное зло - Гитлера. К сожалению, в нашей грешной жизни морально «безупречные» варианты воплощения общественного блага пока не предусмотрены. Поэтому праздник Дня победы над нацизмом - это символ торжества сил добра.

Вторая неприемлемая для меня концепция, представление сталинского режима не меньшим злом, но абсолютным благом. Откровенно она высказывается только политическими трикстерами вроде Зюганова и Жириновского. Но прикровенно ее придерживаются многие представители нынешней российской власти. В том числе и составители недавно принятого мемориального закона. Согласно его расплывчатым формулировкам, при желании к уголовной ответственности можно привлечь тех, кто будет, в частности, критиковать распоряжения верховного главнокомандующего, приведшие к трагическим последствиям в начале войны.

«Сталинизация» победы переформатирует «основной миф» в самодержавном духе, согласно которому русский народ может эффективно действовать, только делегируя свою волю «национальному лидеру». Образ народа, покорного власти, готового по первой команде броситься на ее врагов, льстит нынешнему режиму. Его агенты внедряют такое представление в общественное сознание, стремясь «приватизировать» День победы, также как ранее они приватизировали богатства нашей страны. День внутренней скорби и молчаливой гордости превращен в самодовольный языческий триумф. В этом апофеозе власти, где все напоказ, опошляются наши святые чувства. Георгиевская ленточка из символа памяти о войне превращается в опознавательный знак лояльности.

Можно ли отмечать 9 мая иначе? Считаю, что можно. Побудьте с памятью о войне. Вспомните о родных и близких. Расскажите детям. Я сегодня всю ночь вспоминал своих ветеранов. Нахлынуло…

С днем Победы!

Обсудить