Игорь Корман о себе и особенностях молдавской политики

Гостем очередной «встречи без галстуков» в Международном пресс-клубе «Социальный резонанс» Артура Ефремова, состоявшейся 7-го мая 2014 года стал 2-ой по своему государственному статусу человек во властной триаде Республики Молдова – видный член Демократической партии, председатель Парламента РМ Игорь Корман.

Игорь Корман Игорь родился 17 декабря 1969 года в селе Чулукань, Телнештского района, Молдавской ССР. По специальности - историк, дипломат, доктор исторических наук. Владеет, кроме родного языка, русским, английским и немецким языками. В 1990 году окончил исторический факультет Государственного университета Молдовы, в 1992 году – исторический факультет университета имени Александру Иона Куза в Яссах (Румыния).

В 1995 – 1997 г.г. Игорь Корман работал в МИД РМ (Управление политического анализа и планирования). В 1997 – 2001 г.г. трудился на разлиных должностях в Посольстве Республики Молдова в Германии. С 2001 года – снова на службе в МИД РМ (директор Управления по Европе и Северной Америке). С декабря 2003 по апрель 2009 г.г. – Посол Республики Молдова в Германии и Дании.

В июле 2009 и ноябре 2010 г.г. Игорь Корман был избран депутатом Парламента Республики Молдова (фракция ДПМ). С 2011 года – председатель парламентской Комиссии по внешней политике и европейской интеграции, заместитель председателя ДПМ.

30 мая 2013 года Игорь Корман был избран 10-ым по счёту (с момента образования РМ) председателем (спикером) Парламента Республики Молдова.

В 2006 году Игорь Корман был награждён медалью Республики Молдова «Meritul Civic» («За гражданские заслуги»), в 2009 году – орденом Федеративной Республики Германии «За заслуги перед ФРГ». Игорь Корман женат, имеет двоих детей.

Встреча молдавских журналистов с Игорем Корманом (приятно удивившим членов Клуба тем, что, в отличие от большинства своих коллег - высокопоставленных чиновников, постоянно опаздывающих «по причине очень большой занятости», пришёл на неё в точно назначенное время), как всегда, началась с трёх традиционных вопросов, которые ему последовательно задал, вначале представив высокого гостя её участникам, модератор Артур Ефремов.

Встреча эта, надо честно признать, очень быстро превратилась в довольно горячую, заинтересованную и откровенную дискуссию, в ходе которой члены Междуародного клуба «Социальный резонанс» – бывалые, в большинстве своём, журналисты, политологи и эксперты, ничуть не смущаясь высоким положением гостя, нередко ставили его в весьма затруднительное положение своими вопросами. Правда, надо также признать и то, что и сам гость – Игорь Корман – продемонстрировал завидное умение держать удар и, как истинный дипломат, осторожно и деликатно обходить «острые углы».

Поразмыслив над тем, как интереснее и объективнее рассказать о самом важном и значимом, что было на этой встрече, как точнее передать весь её динамизм и напряжённость, я, в конце концов, решил, что лучше всего это можно сделать, воспроизведя её ход и содержание в виде своеобразного стенографического отчёта.

Итак, вот что было на этой встрече:

Открывая заседание Международного клуба, его председатель и модератор встречи Артур Ефремов сказал: «Игорь Михайлович Корман – уже восьмой представитель Демократической партии, ставший гостем Международного клуба журналистов «Социальный резонанс» за полтора года его существования.

Хотелось бы, конечно, видеть и слышать на наших заседаниях также и представителей других молдавских партий. Но это не моя и не ваша, уважаемые коллеги, вина, что наш Клуб включили в свой «чёрный список» две политические партии Республики Молдова. Это Партия коммунистов (ПКРМ) и Либеральная партия (ЛП).

Игорь Корман гостит в нашем Пресс-клубе впервые. Пользуясь своим служебным положением, хочу задать Вам, Игорь Михайлович, следуя установившейся у нас в клубе традиции, три вопроса.Вопросы непростые. Может быть, в какой-то степени даже провокационные, но таков уж стиль и такова уж редакционная политика Международного клуба журналистов «Социальный резонанс».

Я очень редко за прошедшие полтора года делал комплименты нашим гостям, но сейчас я искренне хочу сделать Игорю Корману комплимент – и как журналист, и как гражданин этого государства. Господин Корман накануне дал очень интересное интервью нашим коллегам из газеты «Молдавские ведомости». Процитирую два высказывания спикера из этого интервью.

Вот что сказал спикер молдавского Парламента Игорь Корман: «Без Дня Победы не было бы Дня Европы» и «Торжества на площади Великого Национального собрания в Кишиневе 9-го Мая должны начаться песней «День Победы» и закончиться Гимном Евросоюза».

В связи с этим задаю Игорю Корману два коротких вопроса.

Первый вопрос: Что мы будем отмечать послезавтра (9-го Мая)? Ваша личная позиция как политика, председателя Парламента, гражданина этого государства? Это всё же День Победы в Великой Отечественной войне или это День Европы?»

Спикер молдавского Парламента Игорь Корман: «Я говорил об этом публично, причём не только в упомянутом Вами интервью. То, что я сказал, это моё личное убеждение. Мне так кажется, что эта дилемма у нас искусственная, причём не только по поводу 9-го Мая. У нас можно найти много таких примеров, когда подобные моменты политизируются. Это делаюют, в основном, политики, чтобы как-то получать политические дивиденды. Особенно в этом предвыборном году.

Так что, относительно того, что я сказал, я действительно так и думаю. Для того, чтобы всем нам в этой стране как-то находить общий язык, нам надо искать и находить то, что нас объединяет, а не то, что разъединяет. Это очень важно. И вот как раз праздник 9-е Мая именно тот случай.

Когда я работал в Германии, в молдавском Посольстве, в этот день всегда участвовал во всех торжественых мероприятиях, которые там имели место. В Берлине есть несколько памятников – мемориалов советским солдатам. Я всегда видел на этих мероприятиях представителей местных немецких властей, которые принимали в них участие. Поэтому я не могу понять, почему у нас, в Молдове, в последнее время есть такие странные высказывания.

Тем более, что, говоря об окончании Второй мировой войны, никто не может поставить под сомнение важность этого момента –того, что 9-го Мая 1945 года был принесен мир народам всей Европы, что без этой Победы не было бы и той Европы, которую мы все сегодня знаем.

Я думаю, что было бы очень хорошо, если бы мы дошли до этого, чтобы в следующие годы смогли все вместе праздновать 9-е Мая и как День Победы, и как День Европы. Потому что это совпадение, что 9-го Мая 1950 года была принята Декларация Шумана, министра иностранных дел Франции, которая положила основу современного Европейского Союза. В этом году нам это не удастся по причине наличия тех реалий, которые всем вам хорошо известны.

Поэтому мы правильно решили, что в этом году будем 9-го Мая праздновать День Победы, а 10-го мая – День Европы. Всё государственное руководство Республики Молдова, в том числе и я лично, будем участвовать в мероприятиях на Мемориале «Вечность» утром 9-го Мая. Кроме того, различные партии организуют свои отдельные мероприятия 9-го Мая. Демократическая партия в центре Кишинева проводит свою отдельную акцию.

Тут есть некоторые нюансы, потому что и примэрия города Кишинёва играет здесь свою роль. Они хотели организовать концерт, посвященный Дню Европы после обеда 9-го Мая. Я не знаю, какое окончательное решение они приняли, но я слышал, что примар Дорин Киртоакэ в конце-концов согласился не путать два этих события в этом году, чтобы не было никаких осложнений ситуации. Я очень надеюсь, что он так и сделает. И тогда 10-го мая нам удатся вместе с делегацией Евросоюза провести празднование Дня Европы. Это разумное решение в этом году.

Но, повторюсь, я был бы очень рад, если мы дойдём то такого состояния, когда сможем одновременно праздновать и День Победы, и День Европы, не противопоставляя их друг другу. Когда мы начнём наш общий праздник песней День Победы, а закончим его Гимном Европы. Это моё видение того, как я хотел бы отмечать эти праздники».

Модератор встречи Артур Ефремов: «Ну, тогда пункт «б» в первом вопросе Вам, как профессиональному историку. Вот сейчас, в эти дни, в России идёт очень интересный общефедеральный, общегосударственный конкурс под названием «Имя Победы».

Граждане Российской Федерации должны выбрать, с их точки зрения, самого великого, самого легендарного полководца Руси, Российской империи, Советского Союза. Вилка там большая. Чаще всего называют Александра Невского, Дмитрия Донского, маршала Георгия Константиновича Жукова...

А вот если бы Вам такая возможность предоставилась, Вы бы кого выбрали? Самого лучшего полководца дружественного нам государства?»

Спикер молдавского Парламента Игорь Корман: «Я не скажу вам Штефан че Маре... Потому что он намного раньше родился и жил в другое время... И в другой стране...

Спасибо, что вы напомнили, что я когда-то изучал историю...Но я всё-таки не могу забыть о том, что я сегодня являюсь политиком. Поэтому я хотел бы, чтобы на такие темы больше рассуждали историки. И даже если у нас сегодня дружественная, открытая встреча, я всё же не хотел бы, чтобы здесь назывались какие-то особенные личности мира. Я об этом не думал и скажу вам честно, что не готов ответить на этот вопрос. Может быть, это не тот ответ, который вы от меня ожидали...»

Модератор встречи Артур Ефремов: «Спасибо! Ответ неожиданный, но зато правдивый.

Тема номер два. К сожалению, не могу пройти мимо тех печальных, трагических событий, которые развиваются буквально в 100 километрах от Кишинёва, в Украине. Я имею в виду события в Одессе. Здесь также два вопроса. Они будут короткими. Я так понимаю, что Ваш ответ будет и не простым, и не коротким.

Думаю, уже всем понятно, что Украина и Одесса, в частности, прежними, такими, какими они были до сих пор, уже не будут.

Вопрос «а»: Украина станет или же, напротив, не станет федеративным государством?

Вопрос «б»: Верите ли Вы в то, что Донецк, Луганск, Славянск, Одесса и Одесская область станут «вторым Крымом»?

Спикер молдавского Парламента Игорь Корман: «Спасибо за такой «лёгкий» вопрос... Если бы я был, минимум, Нострадамусом, я бы, наверное, лучше вам объяснил, что будет. Но, если говорить начистоту, наверное все мы никак не можем предсказать, что произойдёт в Украине на следующей неделе, в следуюющем месяце, в этом году.

Это очень сложный вопрос. Я до сих по старой привычке смотрю, что говорят в других европейских странах. Если у меня есть немного свободного времени, я включаю телевизор. Ну, немцы – это на первом месте. Но смотрю и передачи из других стран... И там везде такие же нелегкие дискуссии.

Вот в Германии, например, я заметил в последнее время такую тенденцию... Они действительно начинают задаваться вопросом, а что же всё-таки происходит в Украине? И это не только аналитики и политические наблюдатели. Это и видные политические деятели, эксперты по внешней политике, которые действительно понимают

Почему я говорю о Германии? Потому, что я смотрю эти каналы, я работал в Германии и знаю, что они играют там важную роль вот в этом контексте... Ангела Меркель лично находится на связи с Владимиром Путиным... Разговаривает с ним на эту тему. Германия, как федеративное государство, ставит знаки вопроса.

Почему нельзя говорить на эту тему на примере Украины? Ну, естественно, сравнивать федеральное устройство Германии и других стран... У каждой страны свои традиции...Это не так легко...Я вам скажу так... Это моё личное мнение: то, что случилось в Крыму... Когда уже всё пошло, когда этот механизм был запущен...

Потому что эти геополитические идеи были написаны намного раньше... Я помню, ещё в начале девяностых годов писали, что Украина такая особенная страна, что такие сценарии вообще-то возможны, так как там есть Западная Украина, есть Восточная Украина...

Об этом писали, теоретически рассуждали... Но когда этот механизм был запущен, тогда всем, наверно, стало ясно, что Крым всё-таки отдельный случай и что, в конце концов, это уже никто не сможет изменить...»

Модератор встречи Артур Ефремов: «То есть, всё! Крым ушёл?»

Спикер молдавского Парламента Игорь Корман: «То есть, всё. По-моему, это все понимают. Я не будут тут говорить об истории, как, что и когда случилось, откуда этот Крым взялся... От Екатерины и Потемкина ещё...

Ну, а что дальше произойдёт в этой стране, это для нас действительно очень важно... Тем более, что на прошлой неделе, в пятницу, мы уже видели, какие события были в Одессе, к сожалению. Мы не можем об этом не говорить...

Есть вопросы к официальным властям Украины. В состоянии ли они стабилизировать ситуацию? Я так думаю, это моё личное мнение, что очень многое зависит от того, как пойдёт дальше диалог между основными игроками. Мы должны понимать, что Молдова не может повлиять на ситуацию в Украине. Мы можем только ждать и надеяться...»

Модератор встречи Артур Ефремов: «Основные игроки – это триада Москва-Брюссель-Вашингтон?»

Спикер молдавского Парламента Игорь Корман: «Да, это Россия, это Соединенные Штаты, это Евросоюз. Говорят, правда что и Великобритания играет там особую роль, потому что они в 1994 году заключили в Будапеште Меморандум и поэтому выступают как гаранты территориальной целостности Украины... Но сейчас, это видно... Это Вашингтон, Москва... Ну, и Брюссель.

Хотя, как все знают, в Брюсселе нет единого номера телефона. Там тоже разные взгляды. Абсолютно. И в этом контексте, я думаю, очень сложно ещё и потому, что выборы президента Украины будут 25-го мая... А в другой части Украины собираются проводить референдум... 11-го мая... В воскресенье.

По-моему, в таких условиях очень трудно рассуждать хладнокровно, какой сценарий самый хороший для этой страны, чтобы усилия этих важных игроков пошли в нужную сторону. По-моему, это очень сложно сейчас, определить, в какой степени возможно, чтобы в Украине при этих условиях, которые мы сечас видим, был найден какой-то компромисс, чтобы все стороны были с этим согласны.

Федерация... Позвольте мне очень коротко рассказать, что я думаю по этому поводу, потому что об этом и у нас тоже ведутся разговоры... У нас есть Приднестровье, у нас есть Гагаузия...Я думаю, тут не так важно, что такое федерация по названию. Надо посмотреть, что это такое по своей сути. Потому что есть автономии намного шире, чем субъекты федерации. Разные страны, разные примеры.

Что тут главное? Для того, чтобы эти автономии действительно развивались нормально, чтобы они имели те права, которые они должны иметь, или просто говорить о названии...Вот, если говорить о нашем случае, в отношении Приднестровья, то если речь зайдёт о том, что есть предпосылки для того, чтобы говорить о возможности политического решения этого конфликта, тогда можно будет говорить, при каких условиях и как эту конструкцию называть. А ставить сейчас вопрос, не зная, как всё пойдёт и какая суть будет, я думаю, что это в корне неправильно.

Так, я думаю, и в случае с Украиной. Какая федерация? Какая модель? Есть Российская Федерация, есть федеральная система в Германии, Бельгии... По-моему, сейчас не время заниматься такого рода теоретическими вопросами.

Сейчас самое главное - стабилизировать ситуацию в Украине и чтобы и те, и другие пришли к выводу, что надо остановиться, надо говорить, надо хотеть говорить, надо иметь политическую волю и в России, и в Соединенных Штатах и в Евросоюзе, и потому уже начинать обсуждать, что надо сделать для тех или иных регионов, чтобы они успокоились и чтобы они увидели своё будущее в составе Украины. Может быть, я не очень чётко ответил на ваш вопрос...»

Модератор встречи Артур Ефремов: «Нет, почему же, очень чёткая точка зрения... Вы знаете, я в качестве третьего вопроса намеревался спросить Вас о внутренней кухне Демократической партии, которую Вы имеете честь представлять. Но я не стану его сейчас задавать. Возможно, в дальнейшем его поднимут коллеги-журналисты...

Я Вас сейчас слушал, и мне в голову пришла совершенно другая идея... Как говорят в определенных кругах, конкретный мужской вопрос. Буду очень признателен, если Вы на него ответите.

Вот, представьте себе, что Вы поставили перед собой бутылку хорошей русской водки, кувшин хорошего молдавского вина, хорошую молдавскую закуску, мамалыгу и огурцы... и посадили перед собой господина Путина.

Вот, скажите мне, Вы могли бы вот так, по-мужски, объяснить росийскому лидеру, без лишней философии и политологических диспутов, что всем нам, простым гражданам Республики Молдова, и нашим приднестровским коллегам, которые сидят за соседним столом даст Соглашение об ассоциации с Евросоюзом, которое мы должны вроде бы вскоре подписать и которое обросло неимоверными слухами, неимоверными ляпами, неимоверными конспирологическими трюками, от которых у всех уже раскалывается голова.Что бы Вы сказали господину Путину, чтобы его успокоить?»

Спикер молдавского Парламента Игорь Корман: «Спасибо! Очень оригинальный вопрос. Но с господином Путиным, наверное, мне скоро не придется сидеть за водкой, за стаканом молдавского вина...

Однако, в ноябре прошлого года, и сейчас ... в конце марта... я находился в Санкт-Петербурге и говорил там с господином Нарышкиным. Водку мы с ним не пили. Но говорили, я думаю, очень открыто и откровенно.

А с госпожой Матвиенко после встречи у нас был протокольный вечер. Мы выпили хорошего вина, только, к сожалению, не молдавского, а французского. Я по этому поводу заметил, что было бы очень хорошо, если бы мы молдавское вино пили. Я ничего не имею против французского вина, но наше молдавское вино не хуже. И мне даже пообещали, что на следующей, 41-ой по счёту, Межпарламентской ассамблее СНГ будем пить молдавское вино.

Сейчас, по сути вопроса. Я действительно думаю, что очень важно общаться, что есть такие клише и в Москве, они как-то по-другому видят. Может быть, и мы недостаточно активны в том, чтобы представить наши аргументы, объяснить нашу позицию. Как я объяснил господину Нарышкину? Я расскажу вам вкратце, как мы обсуждали с ним.

Это Соглашение об ассоциации и Договор о зоне свободной торговли с Евросоюзом, который мы собираемся подписать в этом году... Тут, я думаю, слишком много политизации вокруг этого вопроса. Тут больше политика играет, геополитическое соревнование, которое сегодня происходит.

Когда была запущена инициатива «Восточное партнерство», в мае 2009 года в Праге, тогда ещё не говорили о другой модели интеграции, евразийской. Потом, уже много позже повился другой, евразийский проект. И сейчас идёт конкуренция.

Ну, естественно, в мире глобализации такие инициативы, я думаю, хороши и нормальны, но при условии, что каждая страна должна выбирать для себя подходящую модель.

Я им объяснил, что, во-первых, я не вижу, почему эти Соглашение и Договор могут негативно повлиять на наши отношения с Российской Федерацией, на наши экономические и торговые отношения. Потому что у нас есть такой же Договор о свободной торговле со всеми странами СНГ, в том числе и с Россией, до сих пор у нас есть торговые преференции с Евросоюзом.

И я ещё в ноябре предложил и рад, что это случилось, в конце концов. Я предложил, чтобы мы начали тут же консультации по тексту этого Соглашения с Российской Федерацией, чтобы мы не оказались в той ситуации, в какой оказалась Украина, когда перед самым подписанием они вдруг посмотрели на экономические расчёты, увидели, что они теряют, поняли, что ситуация сложная...

Некрасиво, конечно, критиковать других, тем более бывших президентов, но я думаю, что Виктор Янукович сыграл негативную роль. Он бегал с одной стороны на другую и, в конце концов, все мы теперь видим, что там из всего этого вышло.

Так что, я думаю, эти наши консультации необходимы. Их первый раунд уже имел место. Парафированный нами документ был представлен в рамках СНГ, в том числе российским коллегам. Потом наши представители из Министерства экономики провели первый раунд консультаций в Москве с российскими коллегами. Мы сказали, что открыты к ведению консультаций по всем секторам.

Вот, посмотрите, если отставить политику в сторону, что может помешать нашим торговым отношениям? Я не думаю, что мы там что-то найдём. Потому что говорят только о том, что все эти европейские товары якобы хлынут на молдавский рынок и потом из Молдовы переберутся на российский рынок. Но это невозможно! Есть же проверки. Есть сертификаты происхождения. И мы готовы вместе с российскими коллегами сделать так, чтобы вообще никаких рисков не было для России. Да их и быть не может!

Кроме того, я им объяснил, что и безвизовый режим с Евросоюзом не может негативно повлиять на нас и на Россию. Но они говорят, что граждане Евросоюза смогут тогда попасть на территорию России без виз. Я никак эту логику не могут понять...

У россиян постоянно такая позиция: Это ваше молдавское право, решайте, как хотите, для нас важно, чтобы вы сохранили свою государственность, не присоединились к Румынии...

Поэтому я им объяснил, что как раз безвизовый режим с Евросоюзом помогает нам усилить нашу молдавскую государственность, потому что теперь наши граждане не будут бегать за румынским граданством, за гражданством других стран, чтобы иметь возможность вызжать в стране Евросоюза. Сейчас они получили возможность делать это на основании своих молдавских паспортов. Это как раз консолидирует нашу молдавскую государственность.

Я им ещё прямым текстом постарался объяснить, что Республика Молдова – это дружественная страна по отношению к России. Вы посмотрите на все эти опросы общественного мнения, и увидите, что большинство молдаван за нормальные партнерские отношения с Россией.

И вот такими действиями, если россияне попытаются, скажем, летом, как-то сделать так, чтобы мы не могли экспортировать наши вина... Если такие же меры будут предприняты в отношении других наших товаров, фруктов, овощей... Это очень важно для нас. Потому что где-то 80% этих товаров мы экспортируем на российский рынок.

Я думаю, что такими действиями Россия повлияет негативно на ту доброжелательность по отношению к себе со стороны Молдовы, которая есть сегодня. Я уверен, что не в интересах России так поступать.

Я им также объяснил, что мы понимаем, что все мы когда-то были в одной большой стране – в Советском Союзе, но за двадцать с лишним лет, которые прошли после его распада, ситуация поменялась, разные страны СНГ имеют разную специфику. Молдова тоже имеет эту специфику. Мы сейчас уже вместе с Евросоюзом и для нас важно, чтобы мы имели Договор о зоне свободной торговли с ЕС.

Но мы намерены и дальше использовать платформу СНГ и на правительственном, и на парламентском уровне. Мы видим в этом свой интерес. Давайте и вы тоже посмотрите на Молдову как на такую специфическуюю страну, в чьих интересах дружить и с Западом, и с Востоком. Этого требует и наше общество. И вот это очень помогло бы нам объединить наше общество.

Если будет такой подход к этому и не будут нас тянуть то в одну, то в другую сторону. Я думаю, что это для Молдовы самый плохой вариант, принять решение или ответить на вопрос – или с Западом, или с Востоком. Это неправильная постановка вопроса по отношению к Молдове».

Модератор встречи Артур Ефремов: «Перед тем, как передать микрофон в зал и дать право коллегам на вопросы, позвольте закрыть эту тему.

Все мы знаем, что очень непростой и очень эпатажный российский политик, которого зовут Дмитрий Олегович Рогозин, послезавтра, в пятицу, 9-го Мая намерен прилететь в Кишинев и из Кишинева выехать затем в Тирасполь.

Скажите, как человек, который входит в тройку людей, управляющих этим государством, вот, по состоянию на 18.00 среды, 7-го мая, господин Рогозин принял решение о встрече с кем-нибудь из ваших коллег – молдавских политиков или государственных менеджеров»?

Спикер молдавского Парламента Игорь Корман: «Да, я знаю очень хорошо этот вопрос... Ну, здесь есть некоторые нюансы, которые, по понятным причинам, я не могу здесь раскрыть. Поэтому я постараюсь деликатно ответить на ваш вопрос.

Да, об этом нам известно. Есть контакт с Российским Посольством. Очень правильно, что нас поставили в известность о том, что есть такое решение. Это частный визит. Они сами нам сказали, что это будет частный визит. Но, тем не менее, был сделан такой запрос, чтобы организовать ему встречу в Кишиневе.

Господин Рогозин, как известно, является председателем Межправительственной комиссии по экономическим отношениям, а с нашей стороны это господин Лазэр, которого в данный момент нет в Молдове, он в отпуске. По этой причине я не могу сказать, будет ли у господина Рогозина какая-то другая встреча здесь в Кишиневе. Тем более, что если это частный визит.

Понятно, что он в Тирасполе будет принимать участие в мероприятиях там. Из СМИ мне известно, что там собирают какие-то подписи. Знаем, почему. Какой смысл в этих подписях?

Что я могу ещё по этому поводу сказать? Это, конечно, не радует, что есть такие нюансы. Мы были бы рады, чтобы такие визиты носили иной характер. Но помешать таким визитам мы не можем, да в этом и нет никакого смысла. Вот моя точка зрения. Я её высказал моим коллегам. Он имеет право совершить частный визит в Молдову».

Модератор встречи Артур Ефремов: «Коллеги! Прошу задавать нашему гостю вопросы. Перед первым вопросом хочу сделать Вам, господин Корман, один подарок. Дело в том, что политик Юрий Рошка просил передать Вам свою книгу, на обороте обложки которой написал своё личное посвящение...

Ну, что, начинаем? Елена Ройтбурт, специальный корреспондент издания «Московский комсомолец в Молдове» задаёт первый вопрос...»

Журналист Елена Ройтбурт задала вопрос, касающийся ситуации в соседней Украине: «Если судить по Вашему, совместному с господами Тимофти и Лянкэ, заявлению, то можно сделать вывод о том, что Вы считаете действия украинского Правительства, когда регулярная армия направляется на борьбу с инакомыслящими гражданами страны, когда поощряется фашизм, правильными, что Вы выражаете уверенность, что это приведёт к стабилизации обстановки.

Я бы хотела услышать Ваше личное мнение, не политика, не официального лица, а просто человека, отца семейства. Вы действительно так считаете»?

Спикер молдавского Парламента Игорь Корман: «Ну, во-первых, при всём моём уважении, но я хочу заметить, что в этом заявлении ничего такого не было сказано...»

Журналист Елена Ройтбурт: «Было сказано, действия, предпринимаемые руководством Украины...»

Спикер молдавского Парламента Игорь Корман: «Там было сказано, что Молдова поддерживает территориальную целостность соседней страны, Украины, и все действия, которые направлены на стабилизацию обстановки в этой стране...»

Журналист Елена Ройтбурт: «Так что, Вы считаете, что эти действия направлены на стабилизацию»?

Спикер молдавского Парламента Игорь Корман (тяжело вздыхая и тщательно подбирая слова): «Вы что, хотите, чтобы я Вам сказал моё личное мнение?

Естественно, что мне, как человеку, тоже не нравится многое, что там происходит... с этим «Правым сектором» и так далее... Я думаю, что это вообще никому не нравится. Я замечу, я думаю, что это не нравится и нынешнему Правительству. Я так считаю, что ситуация там такого характера, что есть такие действия, которые не контролирует Киев.

Как это сделать, тем более, что вот есть сейчас приоритет для Украины, это то, что происходит в Восточной её части, в Луганске, Славянске... И как этим властям быстро разоружить и распустить эти формирования, которые там есть... Я слышал, что есть какие-то комитеты там на Майдане, которые решают, кого пропускать к премьер-министру, а кого не пропускать... Есть и такое. Они не контролируют ситуацию. Это самая большая проблема...»

Журналист Елена Ройтбурт: «Не считаете ли Вы, что политика правящей коалиции по отношению к национальным меньшинствам является дискриминирующей, потому что их нет в органах государственных. Демократическая партия в этом плане является единственным политическим формированием в правящем большинстве, где есть, по крайней мере, два представителя национальных меньшинств.

Но ни в одном органе исполнительной власти, не то, что на уровне первых лиц, но даже и вторых, пятых, десятых руководителей нет ни одного представителя национальных меньшинств.

Насколько такая практика соответствует европейским принципам? Если по итогам предстоящих парламентских выборов Демократическая партия окажется снова в составе правящего большинства, вы намерены как-то решать этот вопрос? Или вы считаете, что так всё и должно продолжаться»?

Спикер молдавского Парламента Игорь Корман: «Это, кстати, очень хороший вопрос. Я Вам скажу открыто своё мнение и убеждение по этому поводу. Я сам вот тоже задался вопросом за эти четыре с лишним года, после возвращения с работы в Германии, стараясь понять, что из себя представляет молдавская политика...Я тоже задался этим вопросом.

Есть же такой потенциал, свыше 30% русского и русскоговорящего населения... Но создаётся такое впечатление, что у нас в стране существуют параллельные миры... Я слышал, что такая же ситуация есть и в Латвии... Там тоже русскоязычное население существует отдельно, латыши - отдельно... И у нас тоже как-то примерно то же самое...

Так вот, почему такой большой потенциал не участвует ни в правительстве, ни в государственных учреждениях? Это, я думаю, большая проблема, когда такой потенциал не используется. Демократическая партия стремится к тому, чтобы все слои общества, в том числе национальные меньшинства, чувствовали себя конфортно в Молдове. Я думаю, что тогда у нас будет спокойствие в обществе и в стране в целом

Над этим мы будем очень хорошо думать на предстоящих выборах, в процессе подготовки к этим выборам.

Сегодня мы входим в правящую коалицию с другими партиями. Ну, с либералами очень сложно находиться в одном альянсе... Я даже запутался, с кем из них сложнее иметь дело, с Михаем Гимпу или Дорином Киртоакэ, или теперь с либералами-реформаторами.

Там очень трудно понять, с кем надо говорить. Раньше хотя бы знал, с кем можно говорить, хотя и трудно, но всё-таки можно. Это примерно как звонить в Брюссель, где нет единого номера телефона, так и с либералами-реформаторами, где тоже нет его...

Да, в наших избирательных списках мало представителей национальных меньшинств. Я думаю, что это наша большая проблема. Если мы действительно хотим решить эту проблему, чтобы за нашими месседжами стояли конкретные люди, то я думаю, что тогда потенциал Демократической партии будет намного выше...»

Модератор встречи Артур Ефремов: «Кстати, в связи с этим... Я понимаю, что это вопрос на грани фола... Скажите, пожалуйста, а вот Демократическая партия Молдовы, которую Вы имеете честь представлять и как политик, и как председатель высшего законодательного органа страны... Если будут предложены достойные кандидаты, имеющие молдавское гражданство, из Приднестровского региона, вы включите их в свой избирательный список»?

Спикер молдавского Парламента Игорь Корман: «Это конкретное предложение? У Вас есть такие люди? Или...»

Модератор встречи Артур Ефремов: «Ну, это пока чисто теоретический вопрос...»

Спикер молдавского Парламента Игорь Корман: «Ну, я не могу вам сейчас сказать, что мы поставим перед собой такую цель... Всё зависит от людей, кандидатов...»

Модератор встречи Артур Ефремов: «Следующий вопрос. Наталья Узун, журналист, авторская телепередача «Давайте разберёмся»...

Журналист Наталья Узун: «Если уж пошёл такой откровенный разговор, то скажите, как случилось, что правящий альянс вдруг так резко перешел от внутренних споров к внутреннему миру?

Кто первый в альянсе сказал «баста, амигос!» и предложил зарыть «топор войны» и раскурить «трубку мира»? Кто выступил первый с этим предложением? Ваша Демократическая партия? Либерал-демократы? Или просто отсечение от альянса определенных людей позволило придти к нынешнему коалиционному миру и сотрудничеству? После яростных распрей достичь консенсуса? Как это получилось»?

Спикер молдавского Парламента Игорь Корман: «Спасибо за вопрос. Я почему-то вспомнил, что у меня есть один дядя. Он живёт в Тирасполе. Бывший военный. У него есть присказка: «За что я себя люблю, так это за красоту, ум и скромность».

Поэтому я не скажу, что из-за того, что Корман и Лянкэ, бывшие дипломаты, часто общаются, в коалиции наступили мир и спокойствие. Это не самый главный аргумент. Хотя, конечно, от людей тоже зависит.

Вы помните, как было раньше, я не стану об этом здесь говорить. Самый важный аргумент – это то, что все поняли свою ошибку, какую глупость они сделали раньше, когда каждый вечер появлялись на экранах телевизоров, орали друг на друга, на партнеров по коалиции. Когда, наконец, они поняли, как упал уровень доверия к ним со стороны граждан, как говорится, абсолютно ниже плинтуса, в самый последний момент удалось всё-таки остановиться и спасти эту конструкцию.

Мы были ведь тогда на краю пропасти. Только дурак пошёл бы в той ситуации на новые досрочные выборы. Лучше бы уже тогда без выборов передать власть коммунистам, сказав им, рулите дальше, потому что сами мы уже не в состоянии этим заниматься. Это просто осознание реалий, когда все поняли, что дальше так нельзя, что надо круто менять всё своё прежнее поведение...»

Журналист Наталья Узун: «А концепцию о выборах, стратегию, тактику участия в выборах, вы тоже совместно разрабатываете»?

Спикер молдавского Парламента Игорь Корман: «Вы знаете... В коалициях, причём не только в Молдове, есть различная практика... Но у нас просто нет никакого опыта.

Поэтому и случилось раньше то, что случилось. Нет никакого опыта. То, что было в 1999 году, забыли, наверное, уже все, как сложно тогда было. Но это нелегко не только в Молдове. В других государствах, европейских, цивилизованных, то же самое.

Помню «коалицию мечты» в Германии между либералами и христианскими демократами.. Когда они пришли власти, у них тоже такое случалось. Намного лучше в большой коалиции сейчас, которая управляет страной вместе с социал-демократами.

В 2010 году я побывал в Берлине и один там знакомый мой по прежней деятельности, когда я работал там раньше, спросил меня: «Ну, ты понимаешь теперь, что такое политика»?

Я ему ответил, что стараюсь понять. Он мне тогда говорит: «А самое главное ты понял»? Я спрашиваю, а что же он считает самым главным? И он мне сказал: «Понимаешь, вот есть друзья, вот есть враги, есть смертельные враги. Но есть кое-что похуже – это партнеры по коалиции... Ну, а ещё хуже, это товарищ по партии».

И поэтому не надо ожидать, что коалиция у нас – это действительно «одна семья» и мы пойдём дальше вместе уже навеки веков, потому что у разных партий имеются разные видения проблем и задач, целей и перспектив.

Вот мы тут уже говорили о том, что между Демократической партией и Либерал – реформатской партией есть большие различия. Но по другому нельзя было, вот мы и очутились в этой конструкции, хотя мы считаем Демократическую партию социал-демократическим политическим формированием.

Надо посмотреть и налево. Я не имею в виду геополитически, потому что у нас люди смотрят на партии геополитически. Левые партии – это с Россией, правые партии – это с Румынией и Евросоюзом.

Но, чтобы продвигать эту доктрину социал-демократическую, социальные вопросы и так далее, я не буду вам здесь сейчас объяснять, так как вы и сами всё прекрасно понимаете, в этой конструкции нам достаточно сложно.

Мы многое поэтому теряем. Вот у коммунистов, социалистов этот левый, так называемый, электорат, где мы также должны комфортабельно находиться и развивать дальше нашу партию. Поэтому у нас сейчас сложности. Так как мы сегодня в коалиции с этими правыми партиями. Поэтому я не думаю, что у нас будет такая общая стратегия на выборах. Такого, вероятно, не будет.

Но в том, что касается европейского меседжа, мы все будет отчитываться перед нашими гражданами, что мы делали, когда были у власти. И если кто-то постарается сказать, что всё хорошее в этом плане сделали мы, а вот наши партнеры по коалиции сделали только плохое, то это будет большой глупостью, потому что нашим гражданам такой подход больше не нравится. Они говорят, что все вы вместе были у власти и все вы перед нами одинаково ответственны.

Я думаю, очень важно будет объяснять людям, с чем мы идём дальше. И тут будут различия. Тут, я думаю, иметь единую стратегию невозможно. Потому что даже в этой ситуации, когда мы говорим о европейском векторе, как о приоритете, тут тоже есть разные видения, есть различные подходы. Поэтому я думаю, что у Демократической партии будет отдельная стратегия».

Модератор встречи Артур Ефремов: «Теперь вопрос нашему гостю может задать Игорь Мироник, телеканал «Молдова- 1»...

Игорь Мироник: «Господин спикер! Возвращаясь к событиям в Украине и молдавским выборам осенью, хочу сказать, что граждане Молдовы переживают и беспокоятся о том, чтобы события в соседней стране не перешли бы и к нам, чтобы не случилось у нас никаких военных действий. Мы это уже проходили ... Как, на ваш взгляд, спикера нашего Парламента, можно предотвратить подобное развитие ситуации, в том числе, несмотря на итоги этих наших выборов»?

Спикер молдавского Парламента Игорь Корман: «Я думаю, что это очень важный вопрос. В этом году это вообще основной политический вопрос. В ситуации перед выборами это самый главный вопрос.

Я думаю, что самый большой риск сейчас для Молдовы, это не то, что Путин пойдёт танками на Молдову. Мы все прекрасно понимаем, что такого не будет. Не может этого быть. И в Украине тоже, наверное, такого не будет.

Самый большой риск, это то, что некоторые молдавские политические партии переступят границы нормального поведения... Определенные тенденции в контексе того, что происходит в Украине, уже есть.

Некоторые партии организуют демонстрации, шествия по улицам, собирают толпы людей... Вот в таком контексе, что было 7-го апреля 2009 года? Кто-то бросил там что-то, и потом иди – ищи, кто всё это начал, и гадай, к чему всё это приведёт.

Я думаю, что это действительно самый большой риск для Молдовы. И я очень надеюсь, что лидеры основных наших партий должны это понять. Если такое у нас случится, никто не выиграет. Мы все вместе потеряем тогда страну.

Пора уже всем нам повзрослеть и показать, что мы можем действовать и по-другому. Политическая борьба есть и будет, это вполне нормально, будут выборы. Но всё-таки давайте цивилизованным способом постараемся объяснить людям, что из себя представляют наши партии, попытаемся получить больше голосов избирателей на этих выборов без того, чтобы спровоцировать такие события.

Тем более, что и логически, если посмотрим на результаты опросов общественного мнения, то увидим, что они показывают, что основные политические партии не имеют такого интереса, так как могут нормально, цивилизованно пойти на выборы, имея солидный электорат, и пусть сами граждане решают на демократических выборах, с кем они.

И после этого посмотрим, какая властная конструкция будет потом в Молдове, кто будет руководить этой страной. Я думаю, что если все мы это поймём, тогда мы сможем избежать того, что происходит сегодня в соседней стране».

Модератор встречи Артур Ефремов: «Вопрос задаёт Юлия Семёнова, главный редактор издания eNews.md...»

Юлия Семёнова: «У меня один вопрос и одно маленькое замечание. Очень странно, что Демократическая партия ни разу, не на уровне фракции парламентской, а именно на уровне партии, не вступилась за национальные меньшинства.

Например, даже тогда, когда госпожа Анна Гуцу, которая вообще непонятно почему представляет Молдову в ПАСЕ, требовала перевести русские школы на платное обучение, нападала на русский язык и...»

Модератор встречи Артур Ефремов: «Я думаю, не следует дальше цитировать госпожу Гуцу...»

Юлия Семёнова: «Это просто маленькое замечание. Мне непонятно, почему так повела себя Демократическая партия...»

Спикер молдавского Парламента Игорь Корман: «Вы имеете в виду, почему Демократическая партия не ответила на эти заявления»?

Юлия Семёнова: «Да, именно так... В продолжение вашего предыдущего ответа ... По всем опросам, как Вы только что сказали, в Парламент по итогам предстоящих выборов проходят примерно одни и те же партии и там, вероятно, будет такой же, как сегодня, расклад сил... Ну, там где-то больше, где-то меньше, и так далее...

Понятно, что в таком случае снова будет коалиционное Правительство. Скажите, с кем войдёт в новый альянс после выборов Демократическая партия»?

Спикер молдавского Парламента Игорь Корман: «Вопрос, как говорится, на миллион... Сначала по первому вашему замечанию.

Хочу заметить, что и господин Нарышкин, и госпожа Матвиенко тоже очень интересовались, кто она такая, наш депутат, госпожа Гуцу... Почему она в ПАСЕ и почему такие высказывания с её стороны там... Я лучше не буду комментировать поведение этого человека.

Теперь о том, почему не отреагировала Демократическая партия? Я, как спикер Парламента, всё-таки стараюсь, чтобы нормально, нейтрально вести его заседания. И я даже не имею права... Если я начну... Я иногда пытаюсь, если это касается дисциплины, регламента, чтобы держать на уровне температуру в зале...

Я уверен, что если даже мы в одной коалиции... Вы знаете... Либерал-реформаторы, без оглядки на коалицию, выходят перед прессой, проводят свои брифинги и пресс-конференции, говорят там всё, что хотят, без того, чтобы спрашивать наше мнение.

Мы должны обсуждать такие вопросы в коалиции, чтобы снова не случилось то, что было раньше. Мы, демократы, ведём себя правильно... Но я понимаю, что этот вопрос, который Вы мне задали, он немножко ... Знак вопроса, исходя из той оптики, о которой мы говорили раньше...О национальных меньшинствах.

Второй вопрос... Я постараюсь ответить на него очень коротко. Я думаю, что сейчас вообще преждевременно об этом говорить. Сейчас важно в нормальной ситуации дожить до осени, когда будет дан старт предвыборной кампании. Естественно, мы говорим, что будем искать партнеров и вступать в союз с теми партиями, которые будут здоровыми политическими силами...

А кто они такие, эти здоровые силы? Это другой вопрос. Я всё-таки вам скажу, что было бы здорово, если бы Демократическая партия в новом Парламенте имела минимум 51 мандат. Тогда нам было бы намного легче, потому что мы считаем, что у нас позиция правильная и по внешней политике, с Евросоюзом, с Российской Федерацией.

Мы думаем, что это как раз именно то, что надо для Молдовы. Но, наверное, к сожалению, этого не будет. Мы будем исходить из того, что надо дружить с другими. Вот с кем будем дружить, надо будет посмотреть, какие будут результаты по итогам выборов, а потом будем принимать решение».

Модератор встречи Артур Ефремов: «Микрофон у Сергея Колонеделя, председателя Союза гагаузов Приднестровья... Ваш вопрос...»

Сергей Колонеделя: «Хочу сообщить Вам, что в Приднестровье закончился сбор подписей граждан... О признании Приднестровья... Списки будут представлены Дмитрию Рогозину, который 9-го Мая посетит Приднестровье...

Это уже третий шаг в данном направлении. Первый шаг был в 2006 году, когда провели Референдум. Второй шаг был в апреле, когда наши парламентарии поехали в Госдуму и рассматривали этот вопрос. Теперь это наш третий шаг...

Уважаемый Игорь Михайлович! Вы, как дипломат, имеете какую-то форму решения Приднестровского вопроса? И, второй вопрос, не считаете ли Вы нужным и должным вначале извиниться за геноцид своего народа в 1992 году, а потом уже начинать с нами по-новому диалог»?

Модератор встречи Артур Ефремов: «Господин Корман должен извиняться? Или официальный Кишинёв»?

Сергей Колонеделя: «Официальные власти Кишинёва...»

Спикер молдавского Парламента Игорь Корман: «Ну, я бы не сказал, что был геноцид.. Был конфликт, погибли, к сожалению, люди с обеих сторон. Почему они погибли?

Я не могу ответить на этот ваш вопрос. Я тогда, в 1992 году, был ещё студентом в Ясском университете. Помню, приехал в Кишинёв, здесь всех собирали на войну... Я ещё тогда не мог понять, зачем надо воевать, почему нельзя найти общий язык и решать проблему...

О том, что было, какой смысл говорить сегодня? Об этом уже все всё знают, что было. Но у меня встречный вопрос. Как Вы думаете развивать ваш регион дальше? Вы собрали эти подписи, вы хотитет стать частью Российской Федерации? Вторым Калининградом?

Сергей Колонеделя: «Мы хотим быть независимым государством...»

Спикер молдавского Парламента Игорь Корман: «Если говорить начистоту, то вы уже много лет, де-факто, правите там у себя как независимые. Власти Молдовы не контролируют там вообще ситуацию. Я знаю только одно, что силой этот вопрос никто никогда не сможет решить. Я знаю, что если в этом году...Вот, вы говорите...

Мы ведём переговоры в формате «5+2»...Но мы прекрасно понимаем, что в этом региональном контексте, что творится вокруг нас, говорить реально о каких-то прогрессах в нахождении политического решения, это нереально. Этого не будет. Мы посмотрим, как дальше будут развиваться события, что будет у нас в Молдове после выборов, что будет в Украине.

Вы знаете, что Российская Федерация не изменила свою позицию в этом вопросе по отношению к Молдове, в контексте урегулирования Приднестровской проблемы. Я понимаю, почему, и думаю, что это вообще-то правильно.

Какие у вас там, в Приднестровье сейчас тенденции, мы это тоже понимаем. Я думаю, что сейчас самое важное и самое главное – избежать любых возможных провокаций, сохранить тот статус кво, который существует сейчас.

Вы знаете, даже если Российская Федерация изменит свою официальную позицию... Впрочем, я думаю, что Москва этого не сделает, ей такая дополнительная проблема сейчас не нужна.

Но даже в том случае, если это случилось бы, то международное сообщество не станет признавать независимость Приднестровского региона, международное право... Но я всё-таки не исключаю, что в следующем году, если будет политическая воля с обеих сторон, надо будет сесть за стол и переговорить ...

Я не исключаю такой вариант. Такой компромисс, по моему мнению, возможен. Если будут разумные люди и в Кишинёве, и в Тирасполе. Чтобы поговорить, посмотреть, что мы все выиграем и что мы теряем.

Если у нас будет такое понимание, что для нас самое важное, чтобы мы жили в нормальной, цивилизованной стране, чтобы наши люди жили лучше, и что мы должны для этого сделать, то я не исключаю, что можно будет придти к такой нормальной конструкции, чтобы мы жили и чтобы мы не искали другие пути развития. Потому что второй Калининград, я не думаю, что это для Приднестровья идеальная модель развития. Я думаю, что всё может измениться. Но только мирным путём, при наличии согласия с обеих сторон».

Модератор встречи Артур Ефремов: «Вопрос господину Корману задаёт Светлана Деревщикова, представитель Российского Центра науки и культуры в Республике Молдова...»

Светлана Деревщикова: «Здесь присутствует много людей, которые в разные периоды времени были парламентскими корреспондентами. Очень хорошо помню, что прежде журналисты имели в Парламенте свою ложу для прессы. Они свободно брали интервью у депутатов. Так было при «тоталитарных» коммунистах. Почему при демократичных демократах сейчас в Парламенте такой свободы для прессы нет»?

Спикер молдавского Парламента Игорь Корман: «Скажите, а что мешает сегодня журналистам, корреспондентам работать в Парламенте нормально? Я вам скажу, что ничего не мешает. Почему? Потому что единственный вопрос, который есть, это физическое присутствие камер в Парламенте. Только камер.

У нас есть ложа для посетителей, и я с самого начала сказал, если журналист хочет сидеть в зале, следить за заседанием Парламента, он получит там место, это возможно. Вся эта проблема, весь этот скандал из-за того, что все эти 30 – 35 камер не присутствуют теперь в зале. После того, как мы перешли из Дворца Республики, где было очень много места. Ну, вы знаете, какие там были условия...

Там они сидели и никому не мешали. Но сейчас в этом зале в Парламенте, если мы снова это допустим, там будет полный беспорядок... Да и места там нет. Я вам скажу, во всех странах европейских такого нет. Тем более, что у нас эта система есть, мы будем её улучшать, и все записи каждый журналист может взять от начала и до конца.

Мы дали им доступ везде. Они и по холлам там ходят, и по корридорам, встречают депутатов. Депутат не может выйти там из зала заседаний, чтобы не встретиться при этом журналистами. Всё есть, кроме камер в зале, потому что у нас есть свои камеры и мы даём свой сигнал.

Так что, это тоже искусственная проблема. Я за транпорентность, за хорошее сотрудничество со СМИ. Но это явно политизированный вопрос. И по этому поводу кричат сейчас и либералы, и коммунисты... Скажите мне, что мешает работе журналистов, и я готов решить эту проблему».

Модератор встречи Артур Ефремов: «Очередь задать вопрос нашему гостю подошла к Борису Шаповалову, председателю Фонда «Содружество»...

Борис Шаповалов: «Мы все хорошо понимаем, что заявления Президента господина Николая Тимофти не всегда надо всерьёз воспринимать и они не всегда согласованы со всеми членами правящей коалиции, но последнее его заявление о том, что он хотел бы видеть Молдову в НАТО...»

Спикер молдавского Парламента Игорь Корман: «Было такое заявление? Когда он его сделал? Где?»

Борис Шаповалов: «Да. Было. В интервью радиостанции «Свободная Европа». В Праге. И потом говорил об этом уже в Кишинёве. Об этом сообщали СМИ. А Вы не читали? Странно. Там было сказано именно это. Казалось бы, гарант Конституции должен был знать о нейтральном статусе Молдовы...»

Спикер молдавского Парламента Игорь Корман: «Я не верю, что он так сказал...Я сразу же после нашей встречи посмотрю... Но давайте я вам скажу... Иногда то, о чём сообщают СМИ, не всегда и не совсем соответствует действительности. Я в Санкт-Петербурге тоже объяснял господину Нарышкину, что то, что лежит у него на столе относительно заявления нашего представителя в ООН, это неправда.

У нас есть запись, мы всё проверили, мы объяснили МИД-у России тогда. А вот у него информации по этому поводу ещё не было. И пришлось мне ещё раз объяснить, что это неправильно. Иногда журналисты не улавливают нюансы.

А то, о чём Вы сказали... Ну, мы стараемся быть в тесном контакте... Мы часто встречаемся, премьер-министр, председатель Парламента и Президент страны. У нас, может быть, больше опыта в вопросах внешней политики, как у дипломатов.

Нас радует, что Президент прислушивается к нам, он понимает нас и в последнее время у нас хорошее сотрудничество по этому поводу, чтобы не получались такие заявления, которые потом понимают бурю или волну нежелательную».

Борис Шаповалов: «Но какова Ваша точка зрения по НАТО и нейтралитету Молдовы? Это же связано с отношениями с Российской Федерацией...»

Спикер молдавского Парламента Игорь Корман: «Ну, тут, я думаю, всем понятно, что в Конституции у нас закреплено, что Молдова – нейтральная страна. Это раз.

Этот вопрос никто сейчас не затрагивает, и не может, и не надо. Я вам скажу больше... Что даже если бы кто-то у нас начал дискуссии по этому поводу, то его не услышали бы в НАТО, не услышали бы в странах Евросоюза. Все дискуссии, которые я имел в НАТО...

На следующей неделе в Кишиневе будет второй человек в НАТО... Они, наши европейские и американские партнеры, даже советуют нам, что нейтральный статус для Молдовы самый хороший. Для них самих неинтересно говорить по поводу возможного членства Молдовы в НАТО. А кто у нас затрагивает эту тему? Некоторые правые партии... Но они опять-таки делают это из-за политических дивидендов.

Отношение к членству в НАТО в Молдове все мы знаем. Все опросы показывают. Тем более, если мы действительно надеемся в дальнейшем придти к решению Приднестровской проблемы, то нейтралитет и в этом контексте очень важен. Он важен и в контексте наших отношений с Российской Федерацией.

Потому что Москва всегда говорит, что дня неё это важно. Россияне нам говорят, что мы потеряем Приднестровье в двух случаях: если откажемся от нейтралитета, или если присоединимся к Румынии. Вот два момента. А для государственности Молдовы это тоже важно. Так что у нас здесь общие интересы...»

Модератор встречи Артур Ефремов: «Пора дать слово Александру Стукалову, председателю общественной организации «Гражданская позиция», Бендеры...»

Александр Стукалов: «У меня вопрос такого характера, Игорь Михайлович... Вы в ответе на вопрос моего коллеги упомянули о формате «5+2», в котором ведутся переговоры, и том политическом аспекте, на который есть уклон... Насколько я знаю, приднестровская сторона, Нина Штански, в частности, придерживается...старается придерживаться... экономического аспекта...

И вот буквально недавно мы собирались под крышей «Общественной палаты» Приднестровской Молдавской Республики, где поднимался вопрос о необходимости выхода приднестровской стороны из формата «5+2» по той причине, что молдавская сторона не выполняет ранее достигнутые договоренности, и объяснили – почему.

Так как очень много экономических вопросов не принято, не пущено в ход и буквально СМИ уже на следующий день это подтвердили, что по одному из них молдавский Парламент опять не принял положительного решения.

Как Вы можете прокомментировать эту ситуацию, которая складывается в настоящее время, причём не в пользу взаимопонимания в плане развития наших государств и обустройства в будущем общего государства»?

Спикер молдавского Парламента Игорь Корман: «Ну, во-первых, я госпожу Штански только один раз видел, в неформальной обстановке. Я не завидую господину Карпову... Он знает лучше ситуацию в Приднестровье. Понимаю, что там есть нюансы на местном уровне ... Но я вам скажу так.

Во-первых, это тоже политизация.. Я думаю, что со стороны Кишинёва в последнее время по отношению к Тирасполю имеют место только жесты доброй воли.

Вот, смотрите, мы в конце прошлого года решили все проблемы, которые касаются свободного передвижения граждан, проживающих в этом регионе. Эти санкции мы устранили, которые раньше были, относительно регистрации тех граждан, которые имели другие паспорта или не имели молдавское гражданство... Тут, я думаю, никто не может сказать, что это не шаг навстречу, не жест доброй воли. Это в наших интересах, чтобы ничто не мешало свободе передвижения.

Во-вторых, история с этими акцизами. Глупо, конечно, получилось в конце года, что допустили ошибку. Вынужден признаться в этом вам сейчас. Но потом и эту проблему с акцизами на импорт в Приднестровском регионе мы тоже решили.

Сейчас вот говорят, что есть блокада Приднестровья со стороны Молдовы. Об этом говорят и в Москве. Но какая блокада со стороны официальных властей Молдовы? Никакой блокады нет!

И в контексте этого Договора о свободной торговле с Евросоюзом... Вы знаете, что представители Приднестровья принимало участие в этих переговорах. Они имели статус наблюдателей. В конце концов они не подписались под этим договором. Но они имеют торговые преференции. Автономные. С Евросоюзом. И они счастливы при таком режиме.

Статистические данные Приднестровья показывают, что в этом году у них есть большой рост экспорта в европейские страны, в Молдову. Так о какой блокаде идёт речь?

Мы всё-таки решили, что если даже сейчас Приднестровье не хочет работать в рамках этого Договора о свободной торговли, с 1-го января 2016 года они имеют такой же режим этих преференций. Мы решили не блокировать их. И дальше будем с ними разговаривать.

И с Европейским союзом мы разговариваем на эту тему, потому что самое главное – это сертификаты происхождения продукции. Я думаю, что предприятия Приднестровья уже работают в некоторых областях по критериям, которые подпадают под этот Договор о свободной торговле.

Я думаю, что мы можем тут найти общее понимание. Никакой блокады нет и не будет. Это наша позиция. Это и позиция Евросоюза. Они проявляют очень конструктивный подход к этому вопросу. Не в наших интересах блокировать Приднестровье.. В наших интересах, чтобы мы вместе интегрировались в Евросоюз, потому что экономика, торговля, всё это важно и для Приднестровского региона, и для страны в целом».

Модератор встречи Артур Ефремов: «Вопрос от Роберта Западинского, главного редактора еженедельника «Коммерсант ПЛЮС»...

Роберт Западинский: «У меня вопрос чисто риторический... Вы, господин Корман, верите, что в ноябре этого года в Молдове состоятся парламентские выборы? Я задаю Вам этот вопрос потому, что сегодня есть такое мнение, что сразе же после летней сессии, когда Парламент будет распущен, в стране будет введено чрезвычайное положение и на два года будут отложены выборы, чтобы поставить окончательно точку в вопросе об оппозиции...»

Спикер молдавского Парламента Игорь Корман: «Спасибо за вопрос. Знаете, когда обсуждался проект Закона о местных финансах... Мы хотели, чтобы с 1-го января этого года этот закон уже действовал...

Потом разные были дискуссии, разные интересы и, чтобы не сделать ошибку, мы решили запустить четыре пилотных проекта по Молдове в этом году, а уже с 1-го января следующего года по всей стране должен будет работать этот закон. Вот в этом контексте я пошутил на заседании коалиции, сказав, что, может быть, мы и выборы так проведем? Сделаем несколько пилот-проектов и запустим по районам, а потом посмотрим, какие будут результаты.

Если серьёзно, то выборы обязательно будут. Более того, моё мнение, что нам надо не использовать закон, чтобы два месяца перед датой выбора,чтобы Парламент принял решение ... Я думаю, и я об этом уже говорил с моими коллегами, чтобы мы ещё раньше, до конца этой сессии определили дату выборов. Я думаю, что это всё успокоится в стране. Вот, чтобы такого рода вопросов не было. И будет у всех цель. Пускай партии там думают о стратегии. Будет понятно, когда выборы. И чтобы такие вопросы не возникали...

Вы знаете, по закону мандат нынешнего Парламента до 28 ноября ... И в течение трех месяцев должны иметь место выборы. Самая поздняя дата выборов получается 28 февраля следующего года. Но у кого охота в декабре, под Новый год, или в январе, после Нового года, когда мы празднуем Старый Новый год... бегать в это время по селам ...

Политикам более интересно проводить выборы тогда, когда в бочках уже молодое вино... Когда всё нормально... Когда ещё не пришли эти счета на газ ...Я думаю, вы понимаете, какие доводы могут победить в дискуссии насчёт даты выборов... Мы не будем долго тянуть. Первая возможная дата выборов – это 30 ноября сего года. Это первое воскресенье после 28 ноября... Посмотрим...Уже как будет.... Но я так чувствую, что не будем тянуть...»

Модератор встречи Артур Ефремов: «Вопрос задаёт Эрнест Варданян, журналист, политолог, председатель Армянской общины Республики Молдова...»

Эрнест Варданян: « У меня вопрос тоже по внутренней политике... Недавно в Молдове прошёл съезд некой Партии коммунистов реформаторов... То есть, у этой партии похожее название и одинаковая абревиатура с Партией коммунистов – ПКРМ. Практически одинаковая символика – Серп и Молот, только у ПКРМ Владимира Воронина над ними Книжка, а у ПКРМ-2 – Звезда... По-моему, если эту партию зарегистрируют, это будет нарушением Закона, так как нельзя регистрировать две партии с одинаковыми названием, абревиатурой, символикой.

Как Вы воспримете, если эту партию всё-таки зарегистрируют в Минюсте, с нарушением Закона?

И второй вопрос. Вы говорили о честных выборах, о честной борьбе на них между партиями. Как вообще можно воспринимать наличие партии-спойлера в контексте разговора о честных выборах?»

Спикер молдавского Парламента Игорь Корман: «Во-первых, наверное, будет всё интереснее и интереснее в этом году... Сегодня кто-то подошел к Министерству юстиции на самосвале, по-моему... Ренато Усатый... Наверное, можно было подойти к зданию Минюста нормально, зайти, сказать «Добрый день! Я хочу поменять название моей партии»... Но вы видите... Тысячи людей... Маршем... Событие...

Наверное, такие моменты будут ещё в этом году. Но главное, чтобы всё это проходило мирно. Это самое главное. Если делается всё по закону... И тут то же самое. Скажу вам прямо, что я даже не интересовался, как законодательство определяет... Какие там лишние буквы... Символика... Я только слышал, что вместо Книжки там Звезда... Это, наверное, социалисты? Звезда у социалистов? Они что, взяли Звезду от Додона? Не знаю, как определено законом, но всё должно быть по закону.

Я думаю, тут будет всё транспарентно. Каждый может обратиться в суд, если не согласен. Главное, чтобы закон работал. Но.. Оригинально... Оригинально, потому что, наверное, будет нелегко в некоторых селах, когда люди пойдут к урнам... Разбираться, кто есть кто в бюллетене для голосования... Но всё должно быть по закону...»

Модератор встречи Артур Ефремов: «Вопрос задаёт Руслан Шевченко, доктор исторических наук, писатель...»

Руслан Шевченко: «Пользуясь тем, что Вы сегодня много говорили об открытости и откровенности, памятуя о том, что есть у нас ещё много моментов, которые до сих пор не до конца понятны, в том числе и момент, связанный с вашим назначением на пост председателя Парламента...»

Спикер молдавского Парламента Игорь Корман: «Мне самому непонятно... Как вы можете понять, если я сам это не понимаю...»

Руслан Шевченко: «Вот я поэтому и хотел бы спросить Вас, как получилось, как произошло, что Демпартия внезапно отказалась от кандидатуры господина Мариана Лупу на пост председателя Парламента? Наша пресса как-то мутно осветила эту тему, непонятно. И как получилось, что действительно видный член Деморатической партии Игорь Корман был выдвинут ею на пост председателя Парламента? Это интересная тема, но недостаточно освещенная нашей прессой...»

Спикер молдавского Парламента Игорь Корман: «Да. Спасибо. Но мы все прекрасно понимаем, что случилось, начиная с этой охоты в Пэдуря Домняскэ, и что произошло до мая месяца. Ну, я уже напомню и о решении Конституционного суда, и о том, что председатель Либерально-Демократической партии Влад Филат не мог быть дальше премьер-министром, и на переговорах, которые мы имели, думали, как создать, возможно ли создать эту коалицию, чтобы и дальше, до новых выборов, управлять этой страной, этот вопрос о председателе Парламента был «на десерт».

Но потом мы поняли, что либерал-демократы ни на каких условиях не пойдут на то, чтобы Мариан Лупу оставался дальше председателем Парламента. Из-за этого, как говорится, на паритетных началах: нет Филата, нет Лупу.

Ну, естественно, мы, Демократическая партия, не могли идти до конца, ставить вопрос ребром: или Мариан Лупу – председатель Парламента, или мы идём на досрочные парламентские выборы! Потому что нас тогда все обвинили бы в том, что мы виновны в том, что надо проводить внеочередные выборы со всеми вытекающими последствиями. И решение принял сам Мариан Лупу.

Он сказал: «Нет! Останавливаемся, находим другого кандидата». Уже пошли дискуссии в нашей партии. И моим коллегам почему-то показалось, что лучше попробовать мне. На это короткое время. Попробовать руководить Парламентом. Очень просто всё вышло. И тут никаких других объяснений нет.

Это было коллегиальное решение. Мы приняли его в тот же день, утром. Но слухи уже пошли. Я краем уха слышал, что... Утром – заседание фракции ДПМ, представители партии, Бюро партии, мою кандидатуру предложил Мариан Лупу. Все коллеги были «за», ни одного против».

Модератор встречи Артур Ефремов: «А, позвольте полюбопытствовать, в продолжение вопроса Руслана Шевченко.

Среди кишиневских журналистов последние месяца три-четыре ходят упорные слухи, говорят, что их инспирируют Посольство США и Миссия Евросоюза, что европейские и американские дипломаты настоятельно рекомендуют нынешним лидерам Либерально-Демократической партии и Демократической партии покинуть их должности и потом делегировать во главу ДПМ Игоря Кормана, а во главу ЛДПМ делегировать Юрия Лянкэ, с расчётом на то, что ушедшие из большой политики, из большой игры Влад Филат и Владимир Плахотнюк помогут своим партийным собратьям получить большее количество депутатских мандатов и избавить общество от неких прокоммунистических фобий и возможного реванша коммунистов осенью 2014 года. Насколько эти слухи обоснованы и верите ли Вы лично в них?»

Спикер молдавского Парламента Игорь Корман: «Я стараюсь не слушать такие слухи. И я не буду комментировать, что происходит в других партиях. Это их личное дело, разобраться. Каждая партия сама принимает для себя решение. Хочу сказать о Демократической партии.

Когда в 2009 году я вернулся из Германии, то даже не думал заниматься политикой. Не думал стать председателем Парламента. Не знаю, хорошо это, или плохо, но у меня таких амбиций карьерных никогда не было. Я всегда стараюсь воспринимать жизнь такой, какая она есть, иду прямо. Иногда даже выбора нет, просто надо.

Я и послом так стал, когда мне было 33 года. У меня был опыт первой миссии. Другого человека, лучше меня, они не нашли, который уже там работал. Я был начальником управления в МИД-е. И просто предложил президент Воронин. Со мной поговорил и сказал: «Давай, иди!»

Когда я в 2009 году вернулся, в мае, вы помните, что тогда было после известных событий в апреле, после первых разговоров, которые я имел с представителями новой команды, которые пришли в Демократическую партию, с Марианом Лупу, он лично мне предложил... Это было как-то неожиданно, но я не стал долго думать и решился попробовать, что такое политика, что такое предвыборная кампания.

У нас в партии есть командный подход ... У нас нет такой ситуации, как в других партиях, когда вот сказал один человек, и все остальные боятся возразить, а то не попадут в списки или вообще никуда не попадут...

У нас в партии действительно всё коллегиально решается. Верите вы в это, или нет, но вот тогда, в то сложное время в ноябре 2010 года мы собрали наш Национальный совет и поставили на голосование ... Хотя мы знали, какое там отношение... Но всё-таки проверили ещё раз.

Все те важные моменты, которые у нас есть, у нас есть группа людей, которые собираются в случае необходимости и все слушают друг друга, даже если кто-то приходит с другим мнением, но после обсуждения мы приходим к общему консенсусу. Мы принимаем решение и в дальнейшем придерживаемся его. Вот такой подход у нас в партии. Я думаю, что и на следующих выборах мы тоже пойдём командой. Я думаю, что не так важно для представителей партии, в каких позициях они там будут, какие будут у них функции.

Если у партии хороший результат, то партия решает, кто, где, чем занимается. Для меня лично это имеет такой комфорт, что я нахожусь на своём месте, что люди согласны с тем, что я делаю, что я предлагаю. Поэтому я думаю, что мы пойдём на выборы командой, и для нас самое главное, чтобы Демпартия имела хороший результат. Думаю, что это важно и для Демпартии, и для страны. Наша позиция, думаю, такая, что мы можем за это бороться. Вот мой такой, очень честный, ответ на ваш вопрос».

В дальнейшем ходе встречи с вопросами к спикеру Парламента Республики Молдова Игорю Корману также обратились:

Андрей Доника, правозащитник, назвавший «геноцидом» социальную политику нынешней молдавской власти, вследствие которой свыше 200 тысяч граждан Республики Молдова живут за чертой бедности.

Ответ Игоря Кормана состоял в том, что эта социальная проблема не может быть решена в данный момент по причине отсутствия у Молдавского государства достаточных средств, однако она неизбежно решится по мере продвижения страны по пути европейской интеграции.

Михаил Пойсик, экономический эксперт, поинтереовавшийся, почему в Молдове борьба с коррупцией носит сугубо декларативный характер, а также почему до сих пор не принят Закон о налоге на богатых?

Александр Гуркин, продюссер «Журнал-ТВ», также озадачил господина Кормана вопросом об отсутствии в Молдове реальных результатов в борьбе с коррупцией и поинтересовался причинами этого пагубного явления.

Отвечая на этот вопрос, господин Игорь Корман вволю подосадствовал по поводу того, что в Молдове никакие строгие законы, в том числе и самые новые, соответствующие «духу и букве» европейских принципов, не помогают пока одолеть коррупцию, и выразил надежду на то, что справиться с ней, вероятно, нашей стране помогут другие страны – члены Евросоюза, уже после подписания Соглашения об ассоциации РМ с ЕС и внедрения «европейских ценностей».

Андрей Гион, главный редактор издания allmoldova.com, спросивший, почему правящая в Молдове коалиция приняла решение о парафировании и подписании Соглашения об ассоциации РМ с ЕС и Договоре о зоне свободной торговли без совета с народом, игнорировала требования общественности о проведедении Республиканского референдума по этому вопросу?

Отвечая на этот вопрос, Игорь Корман сказал, что, по его мнению, своего рода референдумом, который покажет, поддерживает ли молдавское общество Соглашение об ассоциации РМ с ЕС, станут намеченные на ноябрь с.г. парламентские выборы. Если граждане проголосуют на них за партии, входящие в Коалициюю проевропейского правления, это будет означать, что они поддерживают курс европейской интеграции. И наоборот.

Мне лично очень хотелось бы надеяться на то, что после встречи с молдавскими журналистами, нередко ставившими его своими острыми вопросами в затруднительное положение, но в целом воспринявшим его весьма благожелательно и позитивно, молодой молдавский политик-демократ Игорь Корман сделает много полезных выводов для себя, который пойдут на пользу и ему лично, и, что особенно важно, тому делу, которому он себя посвятил.

Обсудить