Если не они, то кто?

Если бы человек мог наблюдать движения материков, видеть своими глазами как распался древнейший сверхконтинент - легендарная Пангея, как из нее сформировались затем новые, современные материки и континенты, наверное, это было бы крайне увлекательное и уникальное зрелище. Но, увы – нам это не дано.

Однако мы, те кто себя относит к «племени» политологов и политтехнологов, можем наблюдать, хотя и менее масштабные, но, тем не менее, весьма интересные и захватывающие процессы – партийную жизнь современной демократической Молдовы. Вот это нам дано. И что же мы видели и видим?

На наших глазах из одной партии - КПСС, ее республиканского отряда – Коммунистической партии Молдавии, - которая выступила своеобразной политической Пангеей, из материи которой в последние 23 года в независимой Республике Молдова зародились десятки других больших и малых партий. Эти новые партии с разными знаменами и разными политическими ориентациями создавались прежде всего бывшими членами КПСС. Оно и понятно. Это было как в песенном шлягере : «я тебя слепила из того, что было».

Как ученый - биолог следит за жизнью природы, так и мы можем наблюдать процессы рождения новых партий, их эволюцию и инволюцию, рост и упадок. Эти процессы, шедшие то легко и быстро, то с большим трудом, зачастую приводили к тому, что некоторые новые партии часто не имели никакого сходства с родителями. Другие напоминали политических клонов, которые сразу после рождения, как телята, твердо становились на ноги.

Мы видим, как партии вступают в союзы, то родственные, то межвидовые, и иногда даже полигамные и гомосексуальные. Видим, как партии женятся и разводятся, дают потомство, иногда почти здоровое, иногда хилое и нежизнеспособное. И наконец, на наших глазах некоторые партии просто умирают, а другие переходят в коматозный режим существования.

Действительно, крайне интересное и познавательное зрелище, скажу я вам. Так специалист по жукам и козявкам, с восторгом, забыв обо всем, наблюдает за жизнью редкого жука. Так и молдавские политологи и политтехнологи наблюдают за жизнью наших «политических насекомых».

Хотелось бы поделиться некоторыми своими последними наблюдениями, которые думается, будут интересны тем, кто интересуется политической жизнью Молдовы.

Прежде всего, на чем можно остановиться и заострить ваше внимание, это появление в Молдове в этом году значительного числа партий, которые определились в своих программных документах в векторе движения Молдовы, т.е со своей идеологией развития.

Ранее, в Молдове у ПКРМ вроде бы была прокоммунистическая идеология о которой заявлял идеолог партии Марк Ткачук. Но так путано и псевдонаучно, что мало кому даже из членов партии было понятно чего добивается партия – социализма или капитализма. Хотя все видели, что ничего «коммунистического» в неолиберальной политике ПКРМ не было.

Была у Народного фронта, позже ХДНП , ясная унионистская идеология, которую разделяло около 10 процентов общества.

Остальные партии создавались на базе расплывчатых общедемократических и общелиберальных постулатов, закрепленных в Программах и Уставах. Эти партии создавались не для реализации каких-либо векторов развития страны, а для банальной борьбы за власть и извлечения из этого преференций для своих руководителей.

Напомним о таких политформированиях громко о себе заявивших и канувших в «Лету»: Партия возрождения и согласия Молдовы; Альянс «Наша Молдова; Партия демократических сил; Социал-либеральная партия;. Партия социальной демократии; Партия «Plai natal»; Центристский союз Молдовы и многие другие.

Как ни парадоксально, но правым и либеральным партиям, ратующим, за евроинтеграцию, действующим сегодня на политической арене Молдовы помог никто иной, как Владимир Воронин. Именно его стараниями были катастрофически испорчены отношения с Россией, и единственным спасением для Молдовы стало броситься в объятия Запада. Но чтобы это не рассматривалось как предательство идеи дружбы с Россией, идеологи ПКРМ попытались найти этому идеологическое обоснование. Это стало называться евромодернизацией и строительством европейской Молдовы. Суть этой идеи проста. Мы часть Европы, мы идем в ЕС. Правда, надо признать, что европейцы почему-то, не смотря на все старания Воронина и Ткачука, так и не захотели в коммунистах увидеть «своих».

Когда Воронину это стало окончательно ясно, он вспомнил об увлечениях политической молодости и вновь заговорил о дружбе с Россией, о необходимости вступления Молдовы в Таможенный союз. Сейчас коммунисты вновь «модернизировали» свой политический вектор. Теперь они хотят идти в Европу через ворота Спасской башни Кремля.

Но идея евроинтеграции не пропала. Её подхватили другие партии. Зерно упало на благодатную почву.

В результате мы имеем уже не просто набор партий с достаточно абстрактными для Молдовы аббревиатурами-названиям. Теперь эти названия наполнены смыслом – Евроинтеграция. Идея оказалась настолько привлекательной, что стала основной для многих - от левоцентристской Демократической партии до правоцентристской Либерал-демократической партии.

Хорошо это или плохо? Без сомнения хорошо. И даже не с точки зрения сторонников европейского вектора. Сейчас речь не об этом. Это хорошо тем, что партии приобретая свою идеологию развития, так сказать, свое лицо, которое выражается в определенных положениях, закрепленных программах, вынуждены волей-неволей проявлять ответственность перед своими избирателями. Если избиратель голосует за партию декларирующую продвижение европейских ценностей, это значит, что и после выборов и на следующих выборах, он ожидает увидеть свою партию продолжающей идти выбранным путем.

Но, пока европейская идея приобретала конкретные очертания и лицо, главная левая партия – ПКРМ явно лицо свое потеряла. Ультра пророссийская в конце 90-х, ультра антироссийская в середине нулевых, и наконец, идущая в Евросоюз через Таможенный союз в наши дни. Такие небывалые акробатические номера смогли выдержать далеко не все избиратели ПКРМ.

И вот здесь мы подходим к интересному феномену политической жизни Молдовы, который можно условно назвать – «Если не они, то кто».

Если говорить о коммунистах, то эта фраза «Если не ПКРМ, то кто?» стала основным девизом прокоммунистического электората. Внимательно анализируя комментарии на форумах и в социальных сетях, мы обнаружили, что подавляющий процент ярых сторонников ПКРМ, рано или поздно говорят примерно следующее: после того как противник ПКРМ вспоминает о всех многочисленных сменах векторов ПКРМ, о зажравшейся партийной верхушке и сверхбогатстве Воронина, о сомнительных политических авантюрах, в ответ почти всегда звучит примерно следующее – «я тоже не верю ПКРМ, и считаю что у них ошибок больше чем хороших дел, но если не они, то кто, не за Альянс же голосовать». Вот оно сакральное – Если не они, то кто?

Правда, видимо в этой малоизученной химическо-политической формуле, предполагается определенный срок существования элемента. И рано или поздно на вопрос «Если не они, то кто?» должен был раздаться самоуверенный крик – Мы! И он раздался. Прямо как у Ленина, который в 1917 году так ответил меньшевику Церетели на то, что тот сказал, что нет такой партии, которая готова взять власть: «Есть такая партия!». Об этом должен бы знать некто Марк Ткачук. Ведь он себя позиционирует как большевик-ленинец. Да и «свято место пусто не бывает».

Несмотря на все старания ПКРМ затоптать конкурентов на левом фланге, они все настойчивее подают голос. Особенно важную роль сыграли в этом события в Украине. Сегодня практически не осталось тех, кто верит одновременно в два вектора внешнего развития Молдовы, в Таможенный Союз и Евросоюз. Здесь, подчеркну, речь не идет о намеренном разрыве отношений, а именно о стратегическом выборе. Коммунисты хотят быть своими для ЕС, в страны, которой так любит летать на отдых и лечение лидер партии, и как говорят, где хранятся его капиталы, но и хотят одновременно быть «рукой Москвы», прекрасно понимая, что их основной электорат ждет от них именно этого. Отсюда и одновременные заявления и за и против ЕС, озвучиваемые различными лидерами партии.

В результате такая невнятная позиция приводит к тому, что традиционный коммунистический электорат, ищет кого-то, кто им четко, не виляя может сказать – идем на Восток, вступаем в Таможенный союз. Баста! Это наш стратегический выбор. Этим «кто-то», как и следовало ожидать, стал Игорь Додон. И если, я лично, еще месяц назад давал им не больше 5% голосов в новом парламенте, то множество прямых и косвенных признаков говорит о том, что Кремль сделал свою ставку на социалистов, и на ПКРМ там больше не рассчитывают. А это означает, что вся поддержка России, весь личный рейтинг Путина среди граждан Молдовы будет работать на ПСРМ. В итоге, коммунисты больше не могут рассчитывать на то, что их избиратели будут далее утверждать: если не ПКРМ, то кто.

Появилась партия, которая более последовательно, более активно, более настойчиво продвигает восточный вектор. И самое главное, в отличие от коммунистов, не виляет, не придумывает маршруты в Брюссель через Москву.

Вернемся к проевропейским силам Молдовы. Что же приобрели ЛДПМ и ДПМ, сделав ставку на проевропейский вектор? Вместе с обретением идеологии развития по европейским стандартам, они смогли спроецировать на себя то, о чем мы говорили выше – если не мы, то кто? Совершенно очевидно, что европейский вектор стал той броней, о которую разбиваются любые нападки на Коалицию Проевропейского правления.

Сегодня многие, и я в том числе, считают, что Коалиция работает недостаточно эффективно, что реформы, которые должны были уйти далеко вперед, по многим направлениям буксуют. Но, как несколько лет назад коммунисты могли сказать пророссийскому электорату о своей незаменимости перед лицом «враждебных» унионистов, так и сегодня Коалиция может сказать – Если не мы, то кто?

При всем желании критиковать Коалицию, лично меня постоянно останавливает мысль, что критикуя их, я работаю против европейского будущего Молдовы. Потому что сегодня мы должны взвесить, что для нас важнее – не всегда эффективная работа правительства, личные грешки некоторых из членов коалиционной власти, или общее направление Молдовы к цивилизации, развитию, изменения к лучшему? В конечном итоге, это движение, возможно даже вопреки желаниям некоторых участников Коалиции, сделает власть более прозрачной, нанесет удар по коррупции, заставит провести нужные реформы во всех сферах. Так было в Польше, в Эстонии, в других европейских странах, так обязательно будет в Молдове.

Выходит, что как сторонники ПКРМ были готовы простить своей партии и ее лидерам абсолютно все – полный отход от ленинских доктрин, олигархизацию партийной верхушки, метания на Восток и на Запад, так и сторонники Евроинтеграци будут голосовать за «свои» партии, хоть и в их деятельности много ошибок и недоработок, чтобы не дать шанс партиям, пропагандирующим антиевропейскую идеологию, отрывающих нас от ЕС.

Остается только пожелать, чтобы также как у Партии Коммунистов появилась альтернатива – Партия Социалистов, так чтобы и у проевропейских партий Молдовы со временем появились здоровые конкуренты, для того чтобы гарантировать ротацию в политическом поле, Иначе образуется политический застой, а застой приводит к диктатуре, а значит к неминуемому движению в прошлое. Чего очень бы не хотелось.

Обсудить