Европеизация Приднестровья. Заметки оптимиста

Означал бы такой сценарий, что с улиц Тирасполя исчезнут триколоры, с экранов телевизоров — "Кремлин беобахтер", из инвесторов местного бизнеса — владельцы кипрских долларо-рублей? Очевидно, нет. Но наряду с ними появятся и эмблематика Евросоюза, и телевидение "Евроньюз", и больше капитала из зоны евро. А следовательно, снизятся цены для жителей восточного берега, возрастет ценность общегосударственного паспорта, станет меньше людей в униформе и больше — детей в школах.

Классик заметил, что каждая несчастливая семья несчастлива по-своему. Современник добавит, что все региональные конфликты на постсоветском пространстве тоже несчастливы по-своему, но похожи тем, что попытки решить их силовым образом заканчиваются еще большей трагедией и для мирных граждан, и для стран-участниц.

Приднестровье — это наш, "родной" для украинцев конфликт. А с фактом оккупации Крыма и ведением необъявленной войны в восточных областях Украины он приобретает характер реальной угрозы национальной безопасности.

Нынешним летом Приднестровскому конфликту исполнится 24 года. Родившиеся летом 1990-го на обоих берегах Днестра граждане Молдовы успели вырасти, выучиться, найти работу или выехать в ее поисках за рубеж, жениться, завести свои семьи и родить детей. И все это в условиях "ни войны, ни мира", политической вражды, все более значительного экономического, правового и социального дистанцирования — если не пропасти, более глубокой, чем мелеющая днестровская вода.

Шли годы. В Украине, Молдове, странах Европейского Союза, в Российской Федерации создали переговорный процесс "5+2" с участием РФ, США, Украины, ОБСЕ и ЕС, вяло наблюдали за эволюцией, вздыхали, но не очень переживали. Однако агрессия Кремля прервала этот элегический процесс псевдоразвода. Приднестровье из спящей мины превратилось в мину с запущенным часовым механизмом. Вопросы простые: на который час и на какой из дней запланирован взрыв? Какой мощности? Сработает ли поржавевшее устройство, и существует ли возможность его обезвредить?

Начнем с банальной, но важной констатации: западный и восточный берега Днестра взаимозависимы. Причем второй зависит от первого больше. Большую часть своей экспортной продукции Тирасполь отправляет в страны Европейского Союза и Украину, значительно меньше — в РФ. От последней он, между прочим, зависит только в плане рабочих мест для приднестровцев, которые укладывают паркет и красят стены в жилых комплексах Москвы. С каждым днем, кстати, тоже все меньше, потому что обостряется конкуренция с приезжими из Центральной Азии, а также из-за кризиса российской экономики, обусловленного санкциями в связи с агрессией против Украины.

Восточный берег продает на западный и цемент из Рыбницы, и электроэнергию с Молдавской ГРЭС, и продукцию легкой промышленности. Но больше всего своих товаров он продает через Кишинев еще западнее, в Румынию, Болгарию, Германию и т.д. Через Кишинев, благодаря единому таможенному пространству, Тирасполь отправляет свой экспорт и в Украину, и в Российскую Федерацию. Граждане Молдовы с восточного берега путешествуют по миру в поисках работы (как в страны ЕС, так и в Украину) исключительно с паспортами, выданными в Кишиневе.

Ощущение зависимости от Кишинева раздражает и унижает приднестровцев. Воинственность и аррогантность Тирасполя подпитывается этими чувствами, на них воспитывается молодое поколение. Вездесущая российская пропаганда подогревает эти чувства и уверяет, что в случае "присоединения" к Москве с унижением и бедностью будет покончено. На этой волне в Приднестровье каждый раз проводятся референдумы и провозглашается то независимость, то зависимость от РФ, звучат то призывы, то угрозы.

Численность населения Приднестровья уменьшается быстрыми темпами из-за эмиграции и отрицательной демографии. Производственный сектор постепенно приходит в упадок из-за отсутствия инвестиций, неконкурентности местной продукции по сравнению с соседями. По данным экономического ведомства Приднестровья, объем экспорта с восточного берега составил в 2013-м только 586,6 млн долл. США, что на 16% меньше, чем в 2012 г.

Вместе с тем количество военных и военнообязанных, наоборот, увеличивается. Колоритные местные сайты сообщают о приезде новых сотен — не десятков! — тренированных парней из России. На торжественном военизированном параде в честь 9 Мая в Тирасполе прошли маршем 2 тыс. граждан в форме, т.е. полпроцента всего населения. Если бы такой же процент маршировал в тот день в Москве, это составило бы
700 тыс. человек! Складывается впечатление, что проблемную экономико-социальную ситуацию на восточном берегу пытаются приукрасить воинствующей риторикой, колоннами людей в униформе и новыми референдумами.

Активный исследователь ситуации в регионе Н.Попеску пару месяцев назад, после начала оккупации Крыма, писал: "Если Крым ничего не будет стоить России в экономической плоскости, то через 5–7 лет мы будем обсуждать интервенции Российской Федерации в Одессе, Северном Казахстане или Азербайджане". Наивный г-н Попеску (он говорит это из Лондона)! Интервенции в Одессе, Мариуполе, Луганске и Славянске уже происходят — Кремль не намерен ждать годы! Поэтому на фоне сообщений СМИ о наличии среди организаторов трагических событий в Одессе боевиков из Приднестровья у Киева, Брюсселя, Вашингтона возникают вопросы об истинных намерениях руководителей Тирасполя, а главное — их московских коноводов.

Успокоим исследователя Попеску. Крымская агрессия, после которой прошло только два месяца, уже обошлась Российской Федерации в 200 млрд долл. только в результате потери капиталов (есть и более высокие оценки). Расходы на собственно оккупацию Крыма невозможно подсчитать. Еще большие расходы — содержание войск в полубоевой готовности по всей западной границе РФ и терроризация восточных украинских областей.

Приднестровье как боевая единица ничего не стоит без финансовой, организационной, тыловой, военной помощи Кремля. Для последнего же агрессивная поддержка региона будет означать новые миллиарды, крайнюю враждебность ЕС и США и полную потерю влияния и энергетических перспектив в Юго-Восточной Европе. Президент Болгарии объявил на днях на конференции в Штутгарте, что в его стране сейчас воспринимают Россию как смертельную угрозу. Месяц назад это сказал президент Румынии, где создается мощная база НАТО и начались учения. Чуть мягче, но в том же тоне высказался и президент Турции. Толкнув Приднестровье на агрессию против Украины, которую поддерживает сейчас весь мир (кроме Беларуси, Армении, Зимбабве и Никарагуа), Кремль превращает Тирасполь во врага всего мира. С соответствующими военными, политическими, экономическими и социальными последствиями.

Прежде всего, приднестровцы наденут военную форму и будут вынуждены стрелять в людей. Соответственно, будут стрелять и в них. Учитывая триэтнический характер местного населения, в составе которого молдаван, русских и украинцев почти поровну, начнут стрелять и друг в друга. Село на село. Улица на улицу. Район на район. Оружие найдется для всех — только в складах около села Колбасная его на целую армию хватит.

Во-вторых, остановится экономика. Остановится частично по той причине, что работники наденут военную форму, но в первую очередь потому, что ее продукцию не будут покупать. Выше приводились цифры об объеме экспорта восточного берега, который кормит регион. Так вот, из него 40% приходится на западный берег, почти 8 — на Украину, 33,6 — на остальной мир и только 18,2% — на страны Таможенного союза. Вот эти упомянутые 18% для РФ, Беларуси и Казахстана, может, и останутся, если их туда как-нибудь довезут. Это касается и металлургического производства, и цемента из Рыбницы, и текстиля, и качественного коньяка.

Исчезнут и паспорта. Собственно, паспорта как бумага останутся, а как документ — будут упразднены. Житель восточного берега вряд ли переедет даже на западный в той виртуальной, ужасной реальности, к которой призывают некоторые голоса в сегодняшнем мирном Тирасполе. И главное — зачем совершать самоубийство, если есть другой, перспективный путь? На этот путь пытается сейчас встать Украина, и называется он — европейская интеграция.

Государственная власть Молдовы, как и Украины, подготовила Соглашение об ассоциации с Европейским Союзом, включая углубленную и всеобъемлющую зону свободной торговли, которое будет подписано через несколько недель. Действие его положений распространяется и на Приднестровье. При этом, осознавая отличие экономических и правовых систем на разных берегах Днестра, в Брюсселе пошли на создание особого режима автономных преференциальных сертификатов для приднестровских предприятий до конца 2015 г. В конце апреля заместитель председателя Тираспольского правительства Нина Штански беседовала об углублении взаимодействия в этой сфере с главным переговорщиком по вопросам ЗСТ для Молдовы от Еврокомиссии Люком Девином уже в третий раз. В пресс-релизе по результатам переговоров восточный берег подчеркнул свою "готовность к всестороннему диалогу о поиске особого механизма торгового сотрудничества с Европейским Союзом".

Указанное не означает, что европейцы предлагают приднестровцам отменить существующие торговые отношения с постсоветским пространством. Выступая на днях перед журналистами в Тирасполе, прибывший с визитом вице-премьер РФ пугал приднестровцев, что они "пострадают от интеграции". Кстати, подобные мифы широко распространены не только на восточном берегу, их нередко повторяют и в Украине. То, что сейчас гарантирует Украине и Молдове Брюссель, является, по сути, прежде всего сертификацией качества продукции по стандартам ЕС. А стандарты эти на сегодняшний день принимаются во всем мире. Выйдя на рынок ЕС, производитель получает знак качества для любого рынка. Разве это не выход для комбината "Тиротекс" из Тирасполя, или завода "Молдовакабель", или того же Молдавского металлургического завода, а следовательно, и для бюджета восточного берега в целом?

Если, разумеется, не будут мешать. Одно тираспольское издание, пусть и немного утрируя, как-то отметило, что, "несмотря на все политические разногласия, депутаты кишиневского парламента проявляют невиданное единство только в одном вопросе — как навредить Приднестровью". Похожий феномен видим порой сегодня и в Украине: в условиях агрессии отбрасываются даже полезные компромиссы, поскольку преобладает не ум, а эмоции. 24 года назад у Молдовы оттяпали 50% экономики и 15% территории. Разве можно сдержать в таких условиях эмоции?

Ситуация, складывающаяся сегодня на огромных пространствах Восточной Европы, требует новых, дальновидных и взвешенных подходов. Европейский интеграционный процесс, который иногда рассматривают под упрощенно-экономическим углом, в действительности является и правовым, и социальным объединительным явлением. В единой Европе живут под одним крышей с Мадридом и мирная холодно-автономная Каталония, и еще вчера горячая автономная Страна Басков. А посмотрим на европейскую столицу, Брюссель. По форме — вроде бы "фронтовой город" с отдельными национальными валлонскими и фламандским партиями, парламентами, средствами массовой информации, дискоклубами и стриптиз-барами. А на самом деле — чрезвычайно толерантная и космополитическая среда. В достаточно отличных экономических реалиях существуют отдельные административные единицы в приальпийской и южной Италии, серьезные этнические и цивилизационные вопросы годами пытаются решить в Румынии и Словакии венгры, в Хорватии — сербы, в Румынии — цыгане, в Британии — шотландцы, во Франции — корсиканцы и т.д.

Список — бесконечный. Но ведь и терпение, и здравый смысл неисчерпаемы! Есть с кого брать пример и восточному, и западному берегам. Есть над чем подумать законодателям в Кишиневе, которые сгоряча приняли в 2005 г. Закон "Об основных положениях правового статуса населенных пунктов левобережья Днестра (Приднестровья)". Этим актом они значительно затормозили ведение переговорного процесса о реальном статусе Тирасполя, а следовательно, и реинтеграцию в единое государство в целом. Возможно, следует откорректировать эмоциональное решение, и именно этот шаг откроет путь к отказу Приднестровья от безоглядных провозглашений "независимости"? А вместе с тем — и к интеграционным шагам, предложенным Брюсселем.

Означал бы такой сценарий, что с улиц Тирасполя исчезнут триколоры, с экранов телевизоров — "Кремлин беобахтер", из инвесторов местного бизнеса — владельцы кипрских долларо-рублей? Очевидно, нет. Но наряду с ними появятся и эмблематика Евросоюза, и телевидение "Евроньюз", и больше капитала из зоны евро. А следовательно, снизятся цены для жителей восточного берега, возрастет ценность общегосударственного паспорта, станет меньше людей в униформе и больше — детей в школах. Относительно российских военных, то они, очевидно, и дальше здесь будут служить. Но уже с меньшим риском для чужой и собственной жизни.

Приблизительно такой сценарий для двух оппонирующих берегов разрабатывают уже несколько лет в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе в Вене. Еще год назад он выглядел слишком смелым, но не фантастическим. Крым и Славянск поставили его под огромный вопросительный знак. Мировые политические и военные круги с тревогой интересуются: где остановится нашествие агрессии и сепаратизма, которое угрожает общеевропейской катастрофой?

Оно остановится там, где граждане решительно потребуют от власти навести конституционный порядок, а власть даст гражданам право самим наводить порядок в собственной жизни согласно европейским реалиям. Тирасполь, с помощью Кишинева, может сказать свое весомое слово в этой смертельной игре. Помочь реализовать мечту о другой Молдове. Помочь Восточной Европе не сползти в хаос гражданского взаимоуничтожения. И уберечься самому от такой черной перспективы.

gazeta.zn.ua
Обсудить