Российский экономист Межевич: Перспективы европейского будущего Молдовы

По приглашению Международного медиа-клуба «Формат А3» в Кишиневе, 22 мая 2014 года, перед молдавской общественностью выступил в ходе дискуссии на тему «Европейское будущее Молдовы: перспективы истинные и мнимые» российский учёный-экономист - доктор экономических наук, профессор кафедры европейских исследований Факультета международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета Николай Маратович Межевич.

Он более 25 лет занимается изучением отношений Российской Федерации с её европейскими соседями, в частности — с государствами Прибалтики, Украиной, Республикой Молдова, странами Восточной Европы, и является одним из экспертов в этой сфере.

Межевич автор более 290 научных работ, в том числе учебников, пособий, монографий. В Санкт-Петербургском университете под руководством Николая Межевича работает магистерская программа «Исследования Балтийских и Северных стран».

Николай Маратович Межевич в 1983 году окончил Географический факультет Ленинградского Государственного Педагогического института (Российский государственный педагогический университет). С 1991-го по 1998-ой год находился на государственной службе: работал в Комитете по внешним связям Мэрии Санкт-Петербурга в 1991-1992 гг.; в Ленинградском областном совете народных депутатов в 1992-1993 гг.; руководителем Миграционной службы Ленинградской области – Председателем комитета по делам миграции и национальным вопросам Правительства Ленинградской области; в 1991-1997 гг. - эксперт советской, а затем российских государственных делегаций, созданных для переговоров с Эстонской республикой.

В настоящее время Николай Маратович Межевич - директор Центра трансграничных исследований Факультета международных отношений Санкт-Петербургского государственного факультета, ведущий научный сотрудник Института проблем региональной экономики Российской Академии Наук (по совместительству). Действительный член Русского географического общества, Российской ассоциации исследователей международных отношений, Российской ассоциации политической науки, член редакционного совета научно - практического журнала «Управленческое консультирование» (Санкт-Петербург), член редакционной коллегии международного журнала «Балтийский курс» (Рига, Латвия)

На встречу с профессором Николаем Межевичем пришли журналисты многих печатных и электронных молдавских СМИ, Телевидения и Радио, известные политологи, экономисты, историки, общественные деятели, а также студенты и преподаватели факультетов журналистики, истории, политологии, экономических специальностей Республики Молдова.

Выступая перед собравшимися представителями молдавской общественности в ходе дискуссии на тему о мнимых и реальных перспективах Республики Молдова при продолжении ею внешнеполитического курса, нацеленного на углубление и расширение интеграции с Евросоюзом на Западе, Николай Межевич тщательно избегал какой-либо политизации данной проблемы, рассматривая её исключительно в экономическом аспекте.

Отвечая на вопросы участников дискуссии, профессор Николай Межевич прямо сказал, что, к сожалению, при обсуждении проблем той или иной страны, в том числе и Республики Молдова, зачастую присутствует избыточная их политизация, в то время, как для их правильного понимания, по его личному мнению, необходим, прежде всего, экономический анализ, поскольку именно экономические интересы оказывают определяющее влияние на политику любой страны мира.

Поэтому, пытаясь разобраться в вопросах, связанных с политическими решениями властей конкретной страны, определить причины и мотивы их действий, во главу угла следует ставить экономику, её состояние, её проблемы или достижения, и на этом основании делать выводы о том, какие конкретные экономические интересы эти власти пытаются защищать и продвигать, принимая те или иные политические решения.

«Возьмём, например, Британскую Энциклопедию, - сказал профессор Николай Межевич, - и вот в ней Карл Маркс представлен как величайший экономист XIX, как учёный исследователь, как человек, который вывел ряд важнейших экономических законов, которыми мы все пользуемся сегодня, а не как политик, идеолог революции, пролетарской диктатуры.

В этой связи следует вспомнить о том, что на сегодняшний день почти все государства на постсоветском пространстве реализуют или одну, или другую модель интеграции, причем обе эти модели достаточно четко прослеживаются, прежде всего, через их экономическую составляющую.

Давайте посмотрим, что происходит сегодня в Европе. Во-первых, Европа ещё далеко не в полной мере вышла из экономического кризиса. Экономический прирост в Объединённой Европе сегодня – это условные 0,8 – 0,09% в год. Конечно, у некоторых стран этот показатель существенно больше, но у многих он существенно хуже, а у некоторых даже со знаком минус. И эта ситуация в ЕС пока не улучшается.

Буквально вчера я имел встречу и беседу с польскими коллегами. В рамках ЕС эта страна – Польша - сумела добиться в последнее время внушительного результата в своём экономическом развитии. За 10 лет пребывания в Евросоюзе Польша увеличила свою экономику в 2 раза.

Но вот Венгрия, у которой десять лет тому назад экономика была намного более развитой, чем у Польши, за последнее время, то есть за те же самые 10 лет, значительно ухудшила своё экономическое положение и сейчас в экономическом плане находится примерно на уровне 1989 года. То есть, в политическом плане особых различий между Польшей и Венгрией, являющихся членами ЕС, воде бы и нет, но вот в экономическом плане они есть и они очень велики.

Дело в том, что Европа, Европейский Союз – это вовсе не «клуб любителей бабочек или пива», это вовсе не «клуб благотворителей», только и думающих о том, как облагодетельствовать другие страны, стремящиеся в него попасть. Рассчитывать на успех в ЕС могут только те страны, чья экономика способна выдержать идущую в нём непрерывно конкурентную борьбу.

Евросоюз - это максимально жёсткая, предельно прагматичная экономическая организация, где всё измеряется только одним важнейшим экономическим фактором – деньгами.

На сегодняшний день это главный индикатор состояния экономики любой страны. Её успешность в экономическом плане определяется не политической идеологией правящей команды, а умением зарабатывать деньги и пускать их в рост, инвестируя в экономически прибыльные проекты у себя дома и по всему миру, где только это выгодно. Это и умение и способность успешно бороться за рынок сбыта своей национальной продукции, конкуренция на котором всё время усиливается.

Поэтому всё то страшное и трагичное, что случилось сегодня на Украине, это результат не только и не столько политических, сколько разного рода экономических процессов, в том числе и прежде всего того, что Европа, приглашая Украину к ассоциации с ЕС, прямо сказала ей: «Мы особо приглашать вас не будем. Мы вас возьмём к себе на общих условиях».

А ведь формула «на общих условиях», как известно, переводится не иначе, как полная и безоговорочная капитуляция проигравшей стороны, в роли которой как раз и выступает Украина, согласная на любые условия интеграции с ЕС, в том числе и экономически ей предельно невыгодные. Точно такой же подход демонстрирует ЕС и по отношению к Республике Молдова, что вытекает из анализа текста Соглашения об ассоциации с ЕС, которое она намерена подписать. То есть, говорит ЕС, приходите к нам и живите, но только на наших условиях. Не сможете – это уже не наша забота.

Ассоциация с Европейским Союзом, конечно, очень привлекательна сегодня для молодежи в постсоветских странах, в том числе и в Республике Молдова, экономическое положение которой катастрофично, так как молодые люди, будучи невостребованными у себя дома, не имея шансов и перспектив реализовать себя, надеются получить престижную работу в богатых и развитых странах Евросоюза.

Но ведь в Соглашении об ассоциации с ЕС, которое намерена подписать Республика Молдова, именно эта возможность и не предусмотрена. А что такое «безвизовый режим» посещения Европы, предоставленный Молдове на днях Евросоюзом? Что такого особо важного и полезного для молдавских граждан в этом разрешении, что некоторые политики его так сегодня превозносят?

Во-первых, и ранее ведь практически все молдавские граждане, желающие поехать в Европу, без каких-то особых проблем получали визу.

Во-вторых, безвизовый режим значит, что молдавские граждане могут свободно поехать в Париж, Берлин, куда-то ещё в качестве туристов, чтобы посмотреть на тамошние достопримечательности, но вот права устроиться там на работу они не имеют. И вот это и есть самое главное.

То есть, в политическом плане это красивое решение, а в экономическом плане оно молдавским гражданам абсолютно ничего не даёт.

Как сказал недавно британский премьер-министр, «мы начали уставать от мигрантов из Восточной Европы». И не только британцы, но и многие другие европейские политики также говорят практически то же самое, поскольку этот ресурс – возможность трудоустройства и оседания на постоянное проживание в странах Западной Европы для трудовых мигрантов из Восточной Европы не бесконечен. Он уже практически, по мере торможения темпов экономического развития ЕС, исчерпан.

Никто не говорит, что трудовая миграция – это плохо. В Россию тоже приезжает множество трудовых мигрантов, причём, не только из стран бывшего СССР, в том числе из Молдовы, но также из стран Восточной Европы, да и вообще чуть ли не со всего мира.

Но, с другой стороны, массовый выезд людей из той или иной страны в поисках работы за рубежом, в других странах – это знаковый признак их экономического неблагополучия.

Например, за всю историю Литвы и Эстонии эти страны никогда, даже во время войны, не несли таких страшных демографических потерь, как после вступления в ЕС. Это уже свыше 15% их населения, которое покинуло родной дом и перебралось работать и постоянно жить в другие, более благополучные в экономическом плане страны.

Поэтому в их семьях дети знают сегодня английский, французский или немецкий язык, но совершенно не знают язык своих родителей. Да, конечно, это и литовцев, и эстонцев крайне огорчает, но они видят, что альтернативы у них нет, так как у себя дома, в Литве или Эстонии для них нет работы, а значит, здесь у них нет никаких шансов.

Европейский Союз – это великая организация, это уникальный проект, в основу которого положена «европейская идея», насчитывающая уже более пяти веков. На протяжении этих веков эта идея то умирала, то снова воскресала.

После чудовищной по своим последствия для Европы Второй мировой войны французы и немцы задали себе вопрос, что дальше – Третья мировой война? Поняв, что ещё одной такой войны ей не пережить, Европа от конфронтации перешла к наведению мостов между странами и народами, налаживанию сотрудничества, созданию условий для взаимодействия и мирного сосуществования. Так, в конечном счёте, сформировался Европейский Союз.

Но сегодня ЕС вышел далеко за рамки, очерченные его отцами-основателями. Великая «европейская идея» начала постепенно размываться и растворяться, как кусок сахара в горячем чае, поскольку была распространена на ряд стран, которые понимают и трактуют её совсем иначе, чем её понимают и трактуют в странах «старой Европы», являющихся основой Евросоюза.

Экономика этих стран – новичков в ЕС - находится в плачевном состоянии, а потому содержать их приходится ведущим странам, «локомотивам ЕС», экономические издержки которых становятся для них и для всего Евросоюза всё более обременительными. Отсюда и падение темпов роста ВВП, который на 2014 год заявлен для ЕС скромной цифрой 0,8%, что очень и очень мало.

За годы, прошедшие с момента распада СССР, каждая постсоветская страна прошла свой путь. Те же страны Прибалтики, которые в Советском Союзе были по темпам своего развития экономическими лидерами, в настоящее время, будучи членами ЕС, тоже вроде бы остаются лидерами по темпам, но вот вопрос - разве они обогнали страны «старой Европы»? Нет, не обогнали. Напротив, они не достигли их уровня и всё больше отстают от них.

Политическое решение этих стран об интеграции на Западе – с ЕС, разрушив прежние – предельно выгодные! – интеграционные экономические связи на Востоке, обернулось для них экономическим крахом и демографической катастрофой.

Или вот, например, сравним Украину и Белоруссию. Две совершенно разные политические и экономические модели.

Двадцать с лишним лет демократии на Украине, за что её постоянно хвалили на Западе, привели к тому, что эта страна оказалась сегодня по уровню своего экономического развития рядом со странами Африки.

А вот Республика Беларусь, при осуждаемом Европой жёстком авторитарном режиме, сохранила примерно тот же самый экономический уровень, какой имела в составе СССР.

А что касается Республики Казахстан с примерно таким же политическим режимом, то она не только сохранила свой советский уровень развития экономики, но и значительно его превысила, выйдя в лидеры экономического развития на постсоветском пространстве».

Отвечая на вопрос о том, насколько мнимы или истинны перспективы интеграции Молдовы с ЕС, Николай Межевич сказал, что в этом вопросе есть также политическая и экономическая составляющая: «Что сегодня Молдова производит и продаёт на экспорт? Кто является потенциальным покупателем её экспортной продукции? Если Россия, например, продаёт на экспорт газ и нефть, которые всем и всегда нужны, то Молдова может поставить на экспорт только продукцию своего сельского хозяйства.

Она, эта продукция хорошо известна и востребована, в основном, только на Восточном рынке, прежде всего, в России. На Западе, на рынке ЕС её сегодня в избытке. Там для неё нет свободной ниши. Поэтому лично я не вижу альтернативы для Молдовы Восточному вектору её экономической кооперации.

Западный вектор, объективно говоря, в этом плане альтернативой восточному ни при каких обстоятельствах, с точки зрения экономики, быть не может.

Что Молдова может продавать на Западе? Кого и как она сможет потеснить на Западном рынке для того, чтобы создать для себя там торговую нишу? Польшу, Венгрию или другие страны, которые там уже крепко обосновались и поделили его квоты между собой? Нет, конечно. Каждая страна ЕС будет яростно бороться за свой сектор западного рынка, поскольку это для неё вопрос экономической жизни или смерти».

По словам профессора Николая Межевича, «потери молдавской экономики могли бы быть намного меньше, если бы приоритеты в политике, а значит и экономике, были расставлены иначе. Сотрудничество с Россией могло бы стать конкурентным преимуществом Республики Молдова, той подушкой безопасности, которая могла бы смягчить последствия экономического и финансового кризиса, а также способствовать повышению благосостояния народа путем переориентации на большой Восточный рынок, с учетом перспектив и возможностей Евразийского Союза.

«Несмотря на усилия некоторых молдавских политиков -радикалов, - считает Николай Межевич, - версия о тотальной ответственности России буквально за всё плохое в стране, перестает работать. Торговля российской угрозой уже не является стопроцентно эффективным методом, как на внешнем политическом «рынке», так и на внутреннем.

Идет демографическое обновление электората, сейчас на выборах уже голосует молодежь 1991-1995 годов рождения, и для нее Россия как «империя зла» – это устаревшее клише. В Молдове идёт внутриполитическая и внешнеполитическая дискуссия о возможностях развития в качестве стыковочного логистического и транспортного узла работающего с товарными потоками на всем евразийском пространстве – от Китая до Лиссабона, однако сегодня реализовать эту идею труднее, чем было 20 лет назад».

«Реализует свои конкурентные преимущества Молдова только тогда, - сказал Николай Межевич, - когда сумеет отделить историю от политики и политику от экономики. Если признавать конфронтацию формой политических отношений, то молдо-российские отношения в настоящее время, осложняемые стараниями некоторых местных политиков, можно назвать самыми интенсивными в Европе, однако для экономического сотрудничества Молдовы и России это тяжелое испытание, и я не уверен в том, что совместный бизнес его выдержит.

Молдова теряет ежегодно сотни миллионов прибыли из-за отсутствия дружбы с Россией. Эта цифра может еще возрасти, если добавить ущерб из-за политического отказа Кишинёва от предложенных Россией крупных проектов, в том числе участия в Таможенном и Евразийском Союзе. Самый красноречивый и важный критерий оценки экономики - эмиграция. Молдова потеряла уже почти 1 миллион человек - почти треть своего населения».

Также Николай Межевич отметил, что Соглашение об ассоциации Республики Молдова с ЕС является ярким примером чисто политического проекта, под который нынешние молдавские власти тщетно пытаются подвести экономическое обоснование.

По мнению российского экономиста, за последние двадцать лет Республика Молдова, которая на словах провозглашала желание стать мостом между Западом и Востоком, на самом деле подрывала его опоры. Ведущие молдавские политики сделали выбор в пользу антироссийской риторики, дискредитирующей Россию как экономического партнера и оказывающей прямое влияние на властные элиты и общественное мнение Европы.

Молдовой был взят курс на маргинализацию связей с Россией и отказ от участия в крупных совместных проектах, неоднократно предлагавшихся Москвой. Это целиком и полностью вина молдавских политиков, которые сознательно вытеснили свою страну на периферию отношений России и Евросоюза. Система рекрутирования местных элит в Молдове такова, что одни и те же люди влияют на политику страны десятилетиями, извлекая из «страха перед Россией» свою политико-финансовую ренту. Такая линия поведения не может не вызывать ответной реакции России

То, что у Молдовы и России сложное общее прошлое, Николай Межевич не считает непреодолимым препятствием для сотрудничества, поскольку, например, нынешним отношениям вчерашних смертельных врагов - России и Германии - сейчас можно только позавидовать.

Общими усилиями они реализовали такой мегапроект, как газопровод Nord Stream. Развиваются контакты России и с Финляндией, а в последнее время и с Польшей. Налаживаются отношения с Латвией. Именно это стало для этих стран той «подушкой безопасности», которая помогла им удержаться на плаву в период мирового экономического кризиса. Политикам данных государств удалось отделить политику и историю от экономики. Хотя с поляками русские воевали веками, да и среди финнов живы воспоминания о той зимней войне.

«Что касается Соглашения об ассоциации Молдовы с Евросоюзом, сказал Николай Межевич, - то здесь высказаться как-то однозначно нельзя. Очевидно лишь, что никакой особой радости для Молдовы ассоциация с ЕС не принесет, по крайней мере, если она не предпримет определенных практических защитных шагов.

Европейский Союз, как мощнейшая экономическая организация, приблизился к молдавскому дому, но готова ли Молдова играть по его правилам, быть равноправным партнером ЕС? Пока, вероятнее всего, нет. Возможности, связанные с ЕС, это потенциальные возможности. Но воспользоваться этими потенциальными возможностями, как показывает опыт большинства стран Восточной Европы и Прибалтики, удалось лишь немногим из них.

Поэтому, если Молдова подпишет Соглашение об ассоциации с ЕС, она должна быть готова к тем самым тяжёлым проблемам, к которым привело осложнение торговли между Россией и Украиной.

Само по себе подписание Соглашения, предусматривающего создание Зоны свободной торговли с ЕС, если оно всё-таки состоится 27 июня с.г. на чрезвычайном саммите ЕС — Республика Молдова, не повлечет никаких ответных мер политического характера со стороны России, которая будет реагировать только на конкретные экономические последствия, к которым может привести проникновение европейских товаров на российский рынок и вытеснение с него каких-то национальных товаров.

Это же относится и к политике Таможенного Союза в целом. Россия и ТС будут анализировать все эти экономические последствия и определяться в соответствии со своей нормативной базой, как на них реагировать.

Уже ясно, что все эти последствия и опасения, которые были зафиксированы в отношении Украины, справедливы и для ситуации с Молдовой, хотя эти две экономики совершенно разные, их размер также разный, а потому и последствия могут быть менее существенными. Сейчас товарооборот России с Украиной уже существенно снизился и будет снижаться дальше. То же самое ожидает и Молдову, товарооборот которой с Россией уже сейчас имеет опасную тенденцию к снижению».

Как лишённую экономической и политической перспективы, охарактеризовал профессор Николай Межевич идею некоторых участников дискуссии о том, что Республика Молдова могла бы вообще никуда не вступать, ни в ЕС, ни в ТС, оставаясь нейтральным государством, поддерживающим выгодные ей отношения на Западе и на Востоке.

По его словам, в условиях продолжающейся глобализации и усиливающихся интеграционных тенденций даже крупные мировые державы стремятся кооперироваться, объединять свой экономический и политический потенциал для решения всё более сложных задач выживания в меняющемся мире.

Поэтому политика самоизоляции такого небольшого и экономически неблагополучного государства, как Республика Молдова, отказ его от участия в интеграционных процессах, это путь к катастрофе. Вряд ли стоит Республике Молдова пытаться повторить печальный опыт Северной Кореи, тем более, что политические и экономические условия этой страны и Молдовы весьма существенно различны.

«Что касается расширения НАТО, - считает профессор Николай Межевич, - то это, безусловно, процесс негативный. НАТО – военно-политический блок. И хотя сегодня в НАТО есть образовательные программы, программы по экологии, по спасению на море, это, прежде всего, военный блок. Изначально этот механизм предназначен для войны. Даже если исходить из того, что он нейтрален по отношению к России, то все равно возникает вопрос, в чем же причина расширения, почему к нашим границам, где предел этого расширения, не произойдет ли охвата страны с трех сторон? И пока никто не может дать ответа. Ни явно положительного, ни явно отрицательного…»

Обсудить