Лепрозорий для Ткачука

Лепрозо́рий (от позднелат. leprosus прокажённый, от др.-греч. λεπρη – проказа) – специализированное лечебно-профилактическое учреждение, занимающееся активным выявлением, изоляцией и лечением больныхлепрой (проказой). Лепрозорий также организационно-методический центр по борьбе с проказой.

И снова о Ткачуке. В своей уже прошлой активной околополитической и псевдодемократической сваре Марк свет Евгеньевич никогда в выражениях не стеснялся. Его практически всегда «несло». Было в нем при этом нечто демоническое, мефистофелевское, когда он дорывался до камеры и микрофона или погружался в недра социальных сетей. Тут весь его «талант» расцветал пышным красно-багровым (как лицо Марика в этот момент) цветом. Это как у поэта революции – «агитатора, горлана-главаря», у Ткачука прорезался грозный «рык». Особенно, когда речь шла о Демпартии Молдовы.

Как-то, войдя в состояние практически невменяемое, Ткачук в Фэйсбуке пообещал: «сделаю все возможное, чтобы Демократическая партия исчезла с политической карты Молдовы. Торжественно клянусь!… Политический карантин! Никаких соприкосновений с этой политической проказой! Изловить их, и в лепрозорий, в лепрозорий!". Круто! Припечатал, так припечатал политического соперника. Наповал!

Так казалось многим в январе 2014, когда эти угрозы Ткачука стали достоянием широкой общественности. Почему нет? Во всесилие «серого кардинала» ПКРМ верили также многие. Ведь смог он интригами и деморализацией выдавить из компартии все видные фигуры, конкурентов по доступу к телу Вождя-Воронина. Об этой раскольнической роли Ткачука при выходе из ПКРМ заявляли и Лупу, и Додон и многие другие «хлопнувшие дверью».

А что за картина сейчас? Где и кто ныне Ткачук? Если непредвзято – то уже НИКТО и НИГДЕ. Это реальность. Рядовой член ПКРМ с прошлой неподавленной амбицией на полноту власти в партии. Именно эта «политическая проказа», а именно – жажда власти и стремление повелевать, давно уже поразила «племенного революционера и большевика» Марка Ткачука. И жрет его эта неизлечимая болезнь давно. И стала она заразной для его ближайшего окружения в ПКРМ, и прежде всего для Петренко и Мунтяна, и заболели они ею, как и Ткачук.

И Воронин, как это делает опытный врач, смог разглядеть опасность этой заразы для всей партии. И предпринял необходимые санитарные меры – изолировал эту антипартийную троицу от руководства партией. Практически поместил их в «политический лепрозорий». Им стало все молдавское политическое пространство. Не смогут больше эти сторонники экстремизма и борьбы на баррикадах выводить доверчивых людей на улицы и площади и звать к революциям и бардаку в стране.

Ну а самой «закрытой и изолированной зоной» такого политического лепрозория» для этой троицы стала сама ПКРМ. На пленуме этих «политических прокаженных» встретили шиканием и возмущенными возгласами и проголосовали за лишение этой, фактически «антипартийной группы», всех властных полномочий в партии.

И могут эти «оппортунисты и сектанты» сколь угодно сейчас кричать о предательстве светлых коммунистических идеалов, о продажности партии и лидера, о неверности партийной тактики и стратегии – это будет «Vox clamantis in deserto» (Глас вопиющего в пустыне). И понятно. До сих пор от прокаженных шарахаются здоровые люди. Никому неохота в лепрозорий. Даже если это политический лепрозорий.

Игорь Севостьянов

Обсудить