ПКРМ: От раскола до распада

Мне кажется, что, в какой-то мере спасая Молдову от опасного гражданского конфликта, Владимир Воронин одновременно губит Партию коммунистов.

Оглавление:

1. Введение в тему

2. История болезни

3. Потери ПКРМ. Раскол в партии.

4. Ткачук или Воронин?

5. Марк Ткачук

6. Владимир Воронин

7. Что день грядущий готовит ПКРМ?

8. Конкуренты ПКРМ

1. Введение в тему

Сейчас важно понять только одно: прошла уже ПКРМ точку невозврата и процесс её распада стал необратимым, или же есть еще шансы его остановить?

Ответить на этот вопрос может только Внеочередной съезд Партии коммунистов. Но, судя по тому, как руководство ПКРМ всё время откладывает проведение Партийной конференции, о дате которой уже неоднократно объявлялось и которую так и не смогли (вернее сказать, не захотели?) провести, оно вовсе не горит желанием выносить накопившиеся в партии проблемы на её съезд.

Позиция бессменного лидера ПКРМ Владимира Воронина, в общем и целом, понятна. Он надеется в привычном ему «ручном режиме» урегулировать ситуацию в партии, круто «разобравшись» с молодыми бунтовщиками из «ястребиного крыла» партии.

Часто задают сегодня вопрос, неужели ситуация в Партии коммунистов настолько сложная, что ей грозит уже не только раскол, но и распад? Ну, что же, давайте общими усилиями попытаемся разобраться в этом вопросе.

2. История болезни

Политические аналитики знают, что проблемы в ПКРМ были всегда. И это, в принципе, вполне нормально. Любая партия – это живой организм, и поэтому ей трудно избежать «насморка» или «простуды». В 90-х годах прошлого века, в молодой тогда ещё ПКРМ, только идущей к власти, началась война между Владимиром Ворониным и ортодоксальными коммунистами. Какая-то часть партийцев даже хотела зарегистрировать новую – «истинную» -- Коммунистическую партию. Ими была предпринята попытка издания своей газеты «Правда». Однако Воронину сравнительно легко удалось подавить бунт на партийном корабле. Часть бунтовщиков были просто исключены из партии, другие повинились и поддержали Воронина.

Новый конфликт возник в ПКРМ уже после её прихода к власти в феврале 2001 года. Отказ Воронина от вступления Молдовы в Союз России и Белоруссии и срыв по его вине подписания «Меморандума Козака» вызвали недовольство у значительной части коммунистов.

Но открыто выступить против Воронина, не только лидера ПКРМ, но и Президента Молдовы, никто тогда открыто не решился. Все ещё хорошо помнили, как жёстко был подавлен им внутрипартийный бунт в 90-годы. Единственный, кто решился честно и прямо высказать своё несогласие с позицией Воронина, был старый коммунист Иван Петрович Калин, бывший председатель Совета министров МССР, пользующийся в партии громадным моральным авторитетом.

Протест Ивана Калина выразился в его письме к Воронину. Об этом письме долго и много говорили, пока оно не было опубликовано. После публикации же стало ясно, что это, увы, была лишь «буря в стакане воды». Но даже такого рода робкие протесты вызывали сильное недовольство у Воронина. Все это понимали, и поэтому молчали. Так ПКРМ превратилась в «партию молчальников».

ПКРМ промолчала, когда Воронин самостоятельно изменил внешнеполитический вектор развития страны, объявив главной и безальтернативной для Молдовы «европейскую интеграцию».

ПКРМ промолчала, когда Воронин отказался подписывать парафированный им накануне «Меморандум Козака».

ПКРМ промолчала, когда Воронин назначил известного фронтиста, яростного антикоммуниста Юрия Рошку вице-премьером коммунистического правительства.

ПКРМ промолчала, когда по инициативе Воронина Молдова фактически вышла из переговорного процесса с Приднестровьем.

ПКРМ промолчала, когда вместо российского лидера Владимира Путина в «новых друзьях» Воронина в 2005 году вдруг оказались румынский унионист Траян Бэсеску и грузинский русофоб Михаил Саакашвили.

Неудивительно, что многим в самой ПКРМ, не говоря уже о молдавской общественности, стало казаться, что это глухое молчание в Партии коммунистов установилось уже навсегда.

Но, недаром же говорят, что нет ничего вечного в нашем подлунном мире. Наступил роковой для ПКРМ 2009-ый год, когда она неожиданно оказалась в оппозиции. С этого времени часть членов ПКРМ и их соратников не захотели и дальше быть заложниками политики Владимира Воронина и его советника Марка Ткачука.

3. Потери ПКРМ. Раскол в партии.

Первой серьёзной потерей ПКРМ стал уход из команды Воронина его ближайших соратников - Виктора Степанюка и Владимира Цуркана.

Длительное время Виктор Степанюк был идеологом ПКРМ, возглавлял фракцию Партии коммунистов в Парламенте (2001-2005 гг.). Поэтому его разрыв с Ворониным сразу же породил множество слухов о том, что далеко не всё так благополучно в ПКРМ, как это пытаются показать Воронин и Ткачук.

Особая тема – уход Владимира Цуркана. Он не был членом Партии коммунистов, но всегда считался человеком, близким к Воронину. Именно под него был придуман Ворониным пост первого заместителя председателя Парламента, когда сам Воронин после апрельских выборов 2009 года был избран его председателем. К тому же, уход Цуркана – это еще и потеря ПКРМ высококвалицированного юриста.

После Цуркана партию покинули еще два хорошо подготовленных юриста – это Вадим Мишин и Сергей Сырбу. Практически, ПКРМ оказалась без юристов высокой квалификации. К этому надо добавить, что Виктор Степанюк и Вадим Мишин были ещё и хорошими организаторами.

Хорошими организаторами были также Зинаида Гречаная, Игорь Додон и Ион Чебан. Гречаная и Додон курировали регионы в период выборов (Север и Юг), а Чебан проявлял активность в протесных акциях. Их уход существенно ослабил организационный потенциал ПКРМ.

С именами эск-премьера РМ Зинаиды Гречаной и экс-первого вице-премьера Игоря Додона были связаны также прежние успехи ПКРМ в финансово-экономической сфере.

Если к этому добавить беспартийного Василия Тарлева, который семь лет возглавлял Правительство РМ, сформированное ПКРМ, порвавшего после своей отставки любые отношения с Партией коммунистов, то получается, что команду Воронина покинули именно те люди, которые добились ранее наибольшего успеха в экономике и социальной сфере. А ведь это именно то, что сегодня идеологи ПКРМ представляют в качестве главной заслуги партии.

Особая тема – это уход из партии Мариана Лупу. Можно утверждать, что именно его уход в значительной степени привёл к поражению ПКРМ на досрочных парламентских выборах в июле 2009 года.

С уходом Мариана Лупу, который имел около 13% персонального рейтинга, ПКРМ потеряла рейтингового политика, который был популярен среди интеллигенции и молодежи. Впоследствии коммунисты так и не нашли ему равноценной замены. В итоге ПКРМ потеряла значительную часть своих прежних избирателей из числа представителей интеллигенции и молодежи.

Таким образом, на сегодняшний день ПКРМ фактически лишилась своего юридического и финансово-экономического блока. Это самая болезненная потеря для ПКРМ. Поэтому непонятно, как без этих специалистов ПКРМ собирается реформировать судебную систему, правоохранительные органы, проводить экономическую модернизацию? Уверен, что на этот вопрос мы так и не получим ответа от нынешних лидеров ПКРМ.

К этому следует добавить, что, после ухода из Партии коммунистов Мариана Лупу и Игоря Додона, в ПКРМ, кроме Владимира Воронина, по большому счёту, не осталось больше рейтинговых политиков.

Однако, сегодня наметилась и новая линия раскола в партии. Бунт подняли на сей раз сами идеологи и пропагандисты ПКРМ.

4. Ткачук или Воронин?

Если бунтари прошлого просто уходили, не решаясь, в силу различных причин, объявить открытую войну Владимиру Воронину и Марку Ткачуку, то нынешняя ситуация совсем другая.

Сейчас идет открытая борьба за право определять политику партии, формировать её парламентский список для новых выборов. Эту борьбу начали коммунистические «ястребы» во главе с Марком Ткачуком. Борьбу они ведут уже персонально с самим Владимиром Ворониным. Цена победы для них – власть в партии.

Прежде, чем говорить о шансах на победу Марка Ткачука и Владимира Воронина, попытаемся понять, в чем различие между ними. Но вначале хочу сказать, что вывод М.Ткачука, Ю.Мунтяна и Г.Петренко из руководящих органов ПКРМ еще не ставит точку в истории этой борьбы.

5. Марк Ткачук

Марк Ткачук - сторонник радикальных действий. Если искать аналогию, то ближе всего ему большевики и, возможно, также и троцкисты. Период нахождения в оппозиции показал, что Ткачуку неинтересна парламентская борьба, дискуссии в парламенте. Он сторонник революционных действий, переноса политики на площади и улицы. Отсюда все его идеи «Социальных маршей» и «Бархатных революций».

Марк Ткачук понимает, что для победы на выборах необходимо мобилизовать партию. Лучшей формой мобилизации он считает активные, на грани фола, претесные акции. Важно было также определить идею для мобилизации масс.

С одной стороны, считает Ткачук, необходима идея «против». По его мнению, массы надо поднимать «против бандитской власти», «против олигархов у власти», против «погрязшей в грехах Европы». Эту идею Ткачук и его команда хорошо отработали и поэтому считают, что с ней можно выводить людей на площади и улицы.

Сложнее обстоит дело с идеей «за». В обществе произошел раскол по теме геополитического выбора Молдовы. Идея «евроинтеграции», длительное время развиваемая идеологами ПКРМ, была взята на вооружение правящими партиями. Особенно успешно она экспуатировалась Либерал-демократами Влада Филата. По сути, она стала идеологическим стержнем ЛДПМ.

В этой ситуации Ткачук понимал, что Боливар (избиратель) двоих не выдержит. Наивно было надеяться, что электорат, с одной стороны, воспримет критику «бандитской власти, которая тянет Молдову в ЕС», а с другой стороны, поддержку евроинтеграции Молдовы. Нужна была другая идея. Не уверен, что Марк Ткачук является искренним сторонником Таможенного союза. Но эта идея была альтернативой тому, что делает власть, и поэтому вполне подходила для идеи «за». Лозунг «За Таможенный союз» обещал ПКРМ хорошие электоральные сборы.

По-своему, Марк Ткачук был прав. Объединив идея «против» и «за», мобилизовав с их помощью массы, выведя их на площади и улицы, Партия коммунистов могла не только расшатать нынешнею власть, но и создать такую мощную волну народной поддержки, которая внесла бы коммунистов в Парламент со значительным количеством депутатских мандатов, дающим ПКРМ право снова стать правящей партией. Это была бы именно та победа, о которой мечтал и о которой постоянно говорил Марк Ткачук.

6. Владимир Воронин

Думаю, что на первоначальном этапе «план Ткачука» понравился Владимиру Воронину. Он не только поверил своему идеологу и политическому технологу, но с необычайным для его возраста задором и рвением окунулся в «ткачуковские революции».

Мы все видели его личное участие в «маршах протеста», в митингах. Он «глаголом жег сердца» сторонников ПКРМ, призывая их к революционным битвам.

Но, со временем, Воронин, по моему мнению, начал задумываться, а что же будет дальше? Он не мог не понимать, что подобная тактика, даже принося дивиденды ПКРМ, все же раскалывает общество, способствует дестабилизации ситуации в Молдове. Ещё в большей степени Воронина волновал вопрос о том, чем на эти действия ПКРМ ответит действующая власть, правящая коалиция, за спиной которой стоят ЕС и США?

Спокойно отдаст власть, или будет активно сопротивляться? Что будут делать сторонники ЕС, если к власти по результатам выборам придут приверженцы Таможенного союза? Сможет ли ПКРМ, опирающаяся на пенсионеров и русскоязычных граждан, устоять против восставших сторонников евроинтеграции, за которыми большинство молодежи, интеллигенция, значительная часть титульной нации? Не станет ли этот успех, о котором постоянно говорит Ткачук, «пирровой победой» и для ПКРМ, и для самого Воронина? Не станет ли эта победа, выстроенная по ткачуковским лекалам, прологом к гражданской войне в Молдове?

По различным причинам не устраивали Владимира Воронина в конструкциях Марка Ткачука не только формы и методы борьбы, но и сама его идея «за». В свое время Воронин, как известно, отказался от вхождения в Союз России и Белоруссии.

А ведь к 2001 году, когда ПКРМ пришла к власти, там уже, по сути, был создан Таможенный союз двух стран. Напомним, что тогда в Парламенте у партии Воронина было конституционное большинство. Но Воронин предпочёл «нажать на тормоза», и вместо обещанного перед выборами курса на Восток выбрал курс на Запад.

Не тянет Воронина в Таможенный союз и сейчас. Хотя, судя по всему, он понимает электоральную важность этой идеи. Не исключено, что он её ещё использует. Но я лично абсолютно не верю в то, что он будет её активно защищать после выборов. Как говорится, видели, проходили, так что хорошо поняли, на что он способен на словах, и как он поступает на деле.

В результате, выбирая между «победой по сценарию Ткачука», которая могла дать ПКРМ большинство в Парламенте, и более умеренной тактикой, подсказанной ему жизненным опытом, тактикой, которая, вполне возможно, снизит количество депутатов ПКРМ в новом Парламенте, Воронин выбрал последнюю.

Не исключено, впрочем, что этот его выбор предотвратил развитие ситуации в Молдове по трагичному «украинскому сценарию».

7. Что день грядущий готовит ПКРМ?

Мне кажется, что, в какой-то мере спасая Молдову от опасного гражданского конфликта, Владимир Воронин одновременно губит Партию коммунистов.

Умеренная тактика, отказ от идеи Таможенного союза – это ведь ничто иное, как «потеря лица» ПКРМ. В партии нет сегодня других привлекательных электоральных тем, которые могли бы заменить идею Таможенного и Евразийского союза на Востоке. Отказ от неё выхолащивает идеологическую платформу ПКРМ.

К этому надо добавить, что, кроме Воронина, у ПКРМ не осталось рейтинговых политиков такого веса. Но политический век 73-х летнего Воронина не безграничен.

Трудно, практически невозможно будет найти ПКРМ замену и Марку Ткачуку. Он был не только идеологом ПКРМ, её политтехнологом, но и своеобразным «мотором» этой партии. К тому же, он проявлял себя в партии как блестящий политический менеджер.

Вывод очевиден: возраст Воронина и исключение из руководства ПКРМ команды Ткачука делают неминуемым распад Партии коммунистов.

8. Конкуренты ПКРМ

В отличии от ПКРМ, тут ситуация обстоит значительно лучше.

ЛДПМ, благодаря Владу Филату, заняла нишу партии «евроинтеграторов». Эта тема станет основной в избирательной кампании либерал-демократов. Если к этому будет добавлена идеология «больше экономических свобод», «приоритета прав личности» и всё это будет дополнено интересными, долгосрочными проектами развития Молдовы, то ЛДПМ имеет все шансы не только хорошо выступить на предстоящих парламентских выборах, но и стать ведущей правоцентристской политической силой Молдовы на длительный период. А это примерно 30-35 процентов избирателей Молдовы.

Продолжает поиск своего политического лица ДПМ. Не знаю, на чем остановились идеологи этой партии, но, по моему мнению, ведущей темой партии демократов должна стать идея построения «Социального государства». Это, в перспективе, может привести к объединению этой партии с ПКРМ, при условии, что коммунисты не будут бороться против европейской интеграции Молдовы. Это левоцентристская политическая ниша, в которой можно также найти 30-35% голосов избирателей.

Свою электоральную нишу, судя по всему, нашли Игорь Додон и его Партия социалистов Республики Молдовы. Это партия, ориентирующая на близкие отношения с Россией, на вступление Молдовы в Таможенный союз, а впоследствии – в Евразийский экономический союз. На этих выборах она ставит задачу пройти в Парламент. Судя по всему, эту задачу она весьма успешно решает. Возможно, что на следующих выборах она уже сможет побороться за власть. Было бы вполне резонно, если бы ПКРМ объединилась с Партией социалистов. Но, по различным причинам, мне лично пока это не представляется возможным.

Никуда нам не деться и от унионистских партий. Неважно, кто там будет во главе, но свои проходные проценты в парламент они будет получать. Вместе с социалистами Додона и другими пророссийскими партиями они могут разделить на выборах примерно 30% голосов избирателей.

Возвращаясь к возможным союзам в новом Парламенте, замечу, что мне уже приходилось неоднократно писать на эту тему (например, в своей статье Какой может быть правящая коалиция в Молдове после выборов 30 ноября?).

Я писал о возможной коалиции в составе ЛДПМ, ПКРМ и ДПМ. Возможно, это единственный шанс избежать хаоса и дестабилизации в Молдове.

Впрочем, к теме выборов и будущих коалиций мы еще вернемся. Но уже осенью, ближе к дате парламентских выборов, назначенных на 30 ноября с.г.

Обсудить