Лянкэ о коррупции, парламентских лобби, России и ПКРМ

Феномен коррупции глубоко проник в государственные учреждения. Сам премьер-министр признает это, и утверждает, что без борьбы с этим явлением Молдове не удается добиться устойчивого экономического роста.
Лянкэ заявил вчера вечером в ток-шоу Cabnetul din umbră на Jurnal TV, что повышение заработной платы судьям было не самым лучшим решением в рамках реформы системы юстиции. Премьер-министр заявил, что он проведет консультации с участием европейских экспертов, чтобы понять, почему процесс реформ приостановился.
В отношении работы парламента премьер-министр намекнул, что «интересы некоторых депутатов не совпадают с интересами государства».
Также Лянкэ заявил, что в отношениях с Россией Молдова проявит достоинство и потребует уважения со стороны властей Москвы.

В ходе ток-шоу Юрий Лянкэ отвечал на вопросы ведущего Вала Бутнару, а также на вопросы гостей студии, журналистов Константина Кеяну и Валентины Урсу и эксперта Центра анализа и предупреждения коррупции Марианы Калугиной.

Предлагаем вашему вниманию самые интересные заявления.

Проблема коррупции и визит Баррозу

Валентина Урсу: Баррозу прибыл с подготовленным уроком из Брюсселя, лучше, чем это сделал бы политический класс в Кишиневе. Баррозу затронул проблему коррупции неслучайно. От других европейских чиновников мы слышали, что эта проблема, дефект, подкидывает неприятностей нынешнему правительству, а также будущему. Как вы думаете, существует ли политическая воля, чтобы бороться до конца?

Лянкэ: Коррупция сильно проникла в наши учреждения, и мы стали коррумпированы на уровне привычек и мышления. Правительство не всесильно. Увеличение зарплаты судей было ошибкой. Такими решениями мы не искореним коррупцию. То, что мы говорим на одном языке с г-ном Баррозу, Ромпей и другими главами государств и правительств, означает, что по крайней мере мы похожи. Несколько лет назад никто не делал таких заявлений. Первый шаг заключается в признании того, что у нас серьезные проблемы в системе. Как сказал г-н Баррозу: сделать все возможное, чтобы способствовать независимости системы юстиции в стране. С этим я немного не согласен, потому что они действуют как государство в государстве, максимальная независимость и минимум ответственности. Я говорил г-ну Баррозу, что никто не угрожает независимости системе юстиции, но мы хотим другого отношения.

Константин Кеяну: У нас как бы два правительства: то, которым управляете вы, и судебная система, которая делает то, что хочет, а вы никак не реагируете. Диалога нет, они как будто стоят в стороне.

Лянкэ: Существует огромное сопротивление в проведении реформ, смена привычек. Это не очень просто. Иногда мне кажется, что почти невозможно изменить менталитет молдаван. Затем я проанализировал опыт других стран, к примеру Румынии. Меры, примененные в других странах, будут применены и у нас, и мы сможем преодолеть это сопротивление. Это непросто. Мы небольшая страна. В маленькой стране часто бывает трудно действовать в соответствии с правилами, а не в соответствии с родственными отношениями. С моей точки зрения, в связи с давлением общества и давлением внешних партнеров, мы приближаемся к критической точке, и понимаем, что не можем дальше так жить.

Константин Кеяну: Я не хочу, чтобы к власти пришел Воронин и ПКРМ. Несмотря на то, что он использовал деспотические методы, он отстранял судей. Я понимаю, что это не самый лучший метод, но есть альтернатива для этого. После выборов, я надеюсь, что к власти придет проевропейское правительство, но не думаю, что в ближайшие четыре года что-то изменится.

Лянкэ: Это не совсем так. Тот факт, что у нас есть обязательства, исходящие из соглашения об ассоциации и о свободной торговле, позволит Еврокомиссии применить другие рычаги, инструменты. Это соглашение означает доступные для нашей страны ресурсы. Для нас очень важно в предстоящие недели и месяцы сделать все, что в наших силах, чтобы начать снос этого нездорового фундамента.
Мы находимся в преддверии выборов, когда не следует ожидать серьезных изменений. Значительная часть госслужащих впадает в спячку и ждет, что произойдет дальше. Мы должны продолжить усилия по борьбе с коррупцией. Судья был приговорен к тюремному заключению за взяточничество, даже если сумма взятки была небольшой, а другой должен был быть осужден за что-то более серьезное, но был оправдан. Я знаю, что сейчас рассматриваются 9 дел о коррупции в отношении судей. Я надеюсь, что другие судьи преодолеют эту ложную солидарность со своими коллегами и примут гражданскую позицию.
Нет времени на отдых. За четыре с половиной года, с 2009 года, я считаю, что должны были появиться причины для более решительных действий. После выборов мы должны предъявить четкие концепции в отношении реформ, заработных плат. Но без борьбы с коррупцией, я более чем когда-либо убежден, что у нас не будет устойчивого развития.

Валентина Урсу: В судебной системе есть и честные люди. Они требуют навести порядок в политическом классе, где политическая коррупция распространяется и на другие учреждения. Если и в правительстве, и в парламенте будут примеры политиков, может, тогда самым коррумпированным больше не захочется красть.

Лянкэ: Я думаю, что это неправильный подход – они первые должны показать пример, которому мы последуем. Каждый должен навести порядок у себя дома. Судьи должны доказать, что могут принимать другие решения. Мы – в правительстве. И в парламенте должны продемонстрировать так называемый лобби, западную концепцию, которая у нас скрывает видимые интересы, у которых нет ничего общего с интересами государства.

Мариана Калугина: Качество политического класса имеет решающее значение. Проблема в том, что создаем его мы, те, кто голосуют. На мой взгляд, правительство не намерено идти до конца. В отношении пакета антикоррупционных законов, принятого в ноябре, один закон все-таки не был утвержден, относительно дисциплинарной ответственности судей. Тогда мы говорили, что такой подход является абсолютно неэффективным, система должна быть реформирована сбалансировано, и нельзя предоставить заработную плату в условиях безответственности системы. Тогда даже министр юстиции сказал, что это кардинальный проект. Правительство может себе позволить провести честный анализ, что позволит политикам изменить свое отношение и не быть настолько дерзкими в решении проблем.

Лянкэ: Я знаю, что этот проект обсуждается в парламенте. Были найдены решения почти для всех вопросов, в отношении которых возникли разногласия. Мне очень хочется, чтобы этот законопроект был утвержден, чтобы создать системный подход, и возложить ответственность на судей.

Мариана Калугин: Был закон о проверке на детекторе лжи кандидатов на должности прокуроров и судей. Молдова одна из немногих стран, в которых есть такой закон. С 2008 года этот закон не могут утвердить, потому что правительство должно сформировать комитет и установить правила. Когда решения носят заявительный характер, но нет условий для внедрения закона, как можно продолжать реформы.

Лянкэ: Мы ведем постоянный мониторинг. Мы должны провести анализ. Есть стратегия судебной реформы и деньги от Европейской комиссии. Необходимо сделать анализ и установить причины и область стагнации. Проверить резонансные дела. Я думаю, мы проведем заседание без прессы, с участием правительственных и европейских экспертов и представителей гражданского общества, чтобы провести анализ.

Константин Кеяну: Два года назад Баррозу был в Кишиневе и сказал почти то же самое, и сейчас он подчеркнул необходимость реформ судебной системы. Как будто мы вернулись в прошлое. Я не вижу прогресса, мы в стагнации. Как можно выйти из этого застоя?

Лянкэ: Для меня важно, что впервые был вынесен приговор. Это хороший знак. Если в каждом деле мы будем искать ошибки, мы останемся на том же месте. Я сожалею о том, что мы не смогли проверить и другие дела. По сравнению с тем, что было два года назад, у нас есть дела, возбужденные против прокуроров, судей, полицейских, таможенников. Проблема заключается в завершении этих дел. Расследования медленно продвигаются, но я не согласен, что ничего не произошло.
За эти четыре года мы сосредоточили внимание на гармонизации законодательства для учреждений через инструменты и кадры. О монополиях говорил г-н Баррозу. Я считаю, что ничего не делается в этом отношении. Приглашаю иностранных экспертов, и снова не вижу никакого эффекта. Конечно, мы должны реформировать политический класс.

Валентина Урсу: Что бы власти не говорили о том, что политизация учреждений прекратилась, я им не верю. Это видно невооруженным взглядом. Они служат определенным политическим фракциям.

Лянкэ: Главный прокурор, возможно, но вот прокуроров выбрали задолго до этого.
Я еще раз повторю: не то, что мы не можем бороться с этой болезнью, но переход будет долгим, мы можем потерять всех людей в этом процессе. Чтобы в дальнейшем не потерять всех, изменить наше отношение, мы должны пройти этот опыт, давление со стороны Европейской комиссии. Наше решение понятно - европейская интеграция. Это самое быстрое решение этих проблем в системе.

Гагаузия, отношения с Россией и визит Карасина

Лянкэ: Есть местные и внешние силы, которые пытаются направить нас на ложный путь. Я думаю, у нас есть достаточно поддержки извне, чтобы избежать этих ловушек. И дождаться 27 июня, чтобы подписать, а затем ратифицировать, победить на выборах и после выборов изменить наше правительство.
Что касается отношений с Россией, есть определенные реалии, которые могут нам нравиться или не нравиться. Если не учитывать и не искать долгосрочных решений, это может сильно повлиять на экономику, повседневную жизнь десятков тысяч сограждан.
Карасину я сказал и хорошие вещи и не очень. Это произошло в определенном формате, мы хорошо знаем друг друга, и я уважаю этого человека. Я по-прежнему буду настаивать на уважении нашей страны Российской Федерацией.

Отмывание денег

Валентина Урсу: В Молдове имеет место отмывание иностранных денег?

Лянкэ: Да, есть дела в этом отношении. Я созвал совещание в результате появившейся в СМИ информации о том, что в одном из банков РМ отмыли около 19 млрд долларов.

Отношения со СМИ

Лянкэ: Я всегда чувствую необходимость объективного анализа, критики о том, что мы делаем. Я часто вижу в СМИ свои ошибки: либо некоторые учреждения не выполняют свой долг, в результате чего дети страдают, или о некоторых судебных решениях я быстрее узнаю из СМИ, чем из других источников.

Заявление Лупу о том, что он не исключает коалиции ДПМ-ПКРМ

Лянкэ: Он опять сказал, что может пойти налево или направо? Это дежа вю, в которое я больше не верю. (...) Мы должны заняться тем, что важно для народа.

Ситуация в ПКРМ

Лянкэ: Отмечу лишь одно, с нетерпением жду того дня, когда из молдавской политики исчезнет название ПКРМ. Тогда мы поймем, что мы достигли такого уровня зрелости, которого хотели. Это мое желание, если я могу помочь им исчезнуть, мы должны убедить наших граждан, что коммунисты думают о прошлом, а не о будущем. Мы сделали много ошибок за 4 года, но надежда нас не покидает

http://jurnal.md/ru/start

Обсудить