Ни эмбарго, ни торговой войны с Молдовой не будет

На этой неделе в Кишиневе состоялись консультации российских и молдавских экспертов накануне подписания Молдовой Соглашения о зоне свободной торговли ЕС. Это уже вторая встреча специалистов двух стран, первая прошла в Москве в конце апреля. К сожалению, пока стороны пришли к единственному компромиссу – о том, что переговоры необходимо продолжать. Эксперты представили свое видение рисков, которые могут возникнуть в экономических отношениях между странами после подписания соглашения, однако пока возможности предотвращения этих рисков видят в разных решениях. О позиции Министерства экономического развития России в этих переговорах в интервью Ирине Астаховой рассказал директор Департамента взаимодействия с органами Таможенного Союза и экономического сотрудничества со странами СНГ Минэкономразвития РФ Александр Цыбульский.

Александр Витальевич, какие вопросы обсуждались во время прошедших на этой неделе консультаций?

– Консультации, по сути, были посвящены одному вопросу – предстоящему 28 июня подписанию Молдовой Соглашения об ассоциации с ЕС. Этот вопрос уже давно находится на повестке дня, потому что, по нашим ощущениям, подписание такого документа не может не повлиять на российско-молдавские отношения.

Нам часто говорят: что такого страшного произойдет, ведь доля Молдовы в общем товарообороте России всего 0,2 процента – если эта доля исчезнет, вы даже не заметите. Наверное, правда, не заметили бы, если бы это было важно только с точки зрения этих двух десятых процента. Но мы же прекрасно понимаем, что речь идет также об уже о налаженных связях.

На протяжении многих десятилетий мы выстраиваем интеграционные связи с нашими соседями. И, конечно, в данном случае ЕС для нас является если не соперником, то, как минимум, конкурентом в этой работе. Несмотря на то, что в целом все мы движемся к одной цели, и она была не раз обозначена – это единое пространство, зона свободной торговли от Владивостока до Лиссабона, - мы идем туда с разных сторон.

Мы строим отношения в рамках СНГ, недавно подписали новое соглашение о зоне свободной торговли, в соответствии с которым действуют единые нормы регулирования, сертификации, таможенного администрирования. Уже пройден большой путь. И сегодня, по сути, на том этапе, когда можно было бы подсчитывать результаты, один из наших партнеров, пусть не самый большой, разворачивается и говорит, что хочет идти в другую сторону. Конечно, мы будем сотрудничать и дальше, но мы понимаем, что какая-то реакция за этим может последовать, в том числе и определенное ухудшение наших экономических отношений.

Какие риски видят российские эксперты?

– Сегодня встреча была больше техническая, мы обсуждали детали. Мы озвучили нашим молдавским партнерам те риски, которые видим. Во-первых, открытие молдавского рынка для европейских продуктов, причем уже не на основе системы автономных преференций, которая сейчас временно действуют, а на постоянной основе. Во-вторых, перевод системы технического регулирования в Молдове на новые правила ЕС, которые отличаются от норм регулирования в странах СНГ, и сейчас ТС. Теперь здесь будут другие требования к сертификации, маркировке продукции. Молдавские партнеры пока пытаются нас убедить в том, что они смогут жить в двойной системе координат. Так не получится, потому что в Соглашении об ассоциации все очень жестко прописано.

Но Россия тоже стремится увеличивать товарооборот с ЕС, сближать стандарты. Чем тогда Молдова выходит за рамки? В чем противоречие?

– Противоречие в том, что Россия, конечно, движется к сближению подходов с ЕС, но она не принимает безусловно нормы регулирования и другие требования ЕС, а участвует в переговорах как равный партнер. И во многом ЕС принимает требования России, если хочет иметь отношения с российским рынком. А российский рынок сегодня – это более 140 млн человек с довольно высокой способностью к платежам. Это привлекательный рынок для всех стран.
В рамках СНГ Молдова также выступает равноправным партнером. В то же время в переговорах с Евросоюзом Молдова не просто участвует, она принимает на себя обязательства, которые ей диктует ЕС. И дальше она будет участвовать в переговорах с Россией уже не самостоятельно, а со стороны Евросоюза.

Если говорить о противоречиях, то у нас есть, допустим, санитарные требования или требования к качеству продукции. И по некоторым позициям, допустим, по мясу, говядине, российские требования намного жестче, чем европейские. Например, по содержанию гормона роста в говядине – европейские и американские нормы его не запрещают. Мы считаем, что его присутствие неприемлемо. Но если Молдова принимает такие нормы для своей продукции, – а таких примеров много, в том числе по содержанию тяжелых металлов, химических веществ, – то ее требования к качеству продукции будут намного мягче, чем российские.
Поскольку у Молдовы есть договор о зоне свободной торговли СНГ, то такая продукция – с содержанием не приемлемых для России веществ - очень легко через территорию Молдовы будет проникать в Россию. А мы не можем этого допустить, потому что речь идет о здоровье нашего населения. И это абсолютно обоснованно.

Поэтому, естественно, что мы будем выдвигать другие требования к контролю на границе, к администрированию таможенных процедур, и совершенно другие требования к сертификации продукции. Это создаст определенные сложности для работы экономических агентов, так как в результате будут увеличены стоимость и срок прохождения процедур.
Далее (и об этом много раз говорилось на примере других стран), если открывается молдавский рынок, то он легко заполняется европейскими продуктами. Сельскохозяйственное производство там субсидированное, то есть вне конкуренции с молдавскими производителями. И не надо забывать про Турцию, с которой также подписывается соглашение о зоне свободной торговли. Товары из европейских стран и Турции в Молдову будут перетекать совершенно свободно, без дополнительной оплаты таможенных платежей.

И мы видим большой риск, во-первых, в том, что они будут выдавливать национальную молдавскую продукцию с рынка, потому что она станет неконкурентной. И потом она будет перетекать в Россию, но не будет соответствовать российским стандартам качества. Причем, объемы мы сегодня не можем спрогнозировать. Вполне возможно, что эти объемы будут угрожать российским производителям. Мы тоже имеем свой рынок, мы должны его защищать.
И в этом случае мы можем пойти на применение шестого приложения к договору о свободной торговле и установить режим наибольшего благоприятствования в торговле с Молдовой. Это означает, что может быть введен единый таможенный тариф на импортную продукцию из Молдовы, что увеличит ее стоимость, и она станет неконкурентной в России. В любом случае, это бремя, которое ляжет на бизнес, который за все будет платить.

Вы говорите о рисках. Но ведь их можно избежать? Есть ли выход?

– Поэтому мы сегодня и обсуждаем разные рабочие варианты. С молдавскими партнерами мы договорились «играть с открытым забралом» и честно предупредить о возможных рисках. Это не ущемление, а нормальные цивилизованные отношения – такие же, какие выстраиваются с любой другой страной ЕС. Если наши партнеры говорят нам, что им неинтересно больше действовать в рамках зоны свободной торговли СНГ, в рамках интеграционных процессов ТС, что они хотят быть на стороне наших конкурентов, – то мы говорим: это ваше право, Молдова свободная, самодостаточная страна. Но вы должны быть готовы к тому, что Россия будет общаться с Молдовой так же, как с Францией, Польшей и другими европейскими странами. Такие правила.

Кстати, я хотел бы отметить, что в России очень хорошо помнят, что такое молдавская продукция. Ведь исторически она на рынке СНГ хорошо известна. Когда я уезжал в командировку, из самолета позвонил своей маме. Она говорит: привези мне что-нибудь из Молдавии, там такие замечательные фрукты, овощи, вина. И, кстати, здесь у меня изменилось отношение к молдавским винам, в моем лице они нашли преданного поклонника. И я абсолютно убежден, что перспектива для молдавских вин есть только на российском рынке и на рынке ТС. Я не поверю, что в Старом Свете молдавские вина могут быть серьезными конкурентами – не потому что они плохие, а потому что там совершенно другая культура потребления вина, привычки, которые формировались столетиями.

Однако во время этих консультаций компромисс так и не был найден?

– Мы не пытались друг друга запугать тем, какое несветлое будущее нас ждет. Мы просто продолжили экспертные консультации на эту тему. Мы с партнерами договорились, что будем искать возможные пути выхода из сложившейся ситуации, но я не могу сказать, что мы сегодня нащупали эти возможности. Тем не менее, мы в любом случае договорились продолжать диалог, ни в коем случае не будем закрывать друг для друга двери. Хотя оптимизм у нас в этом вопросе немного разный. Мы не настолько оптимистично настроены, как наши молдавские партнеры. По нашим ощущениям, соглашение об ассоциации очень сильно связывает руки молдавской стороне в поиске компромисса.

Молдова уже приняла решение и с высокой вероятностью соглашение с ЕС будет подписано через две недели. Ждать ли молдавскому бизнесу торговой войны с Россией?

– Речь не идет о торговой войне, мы, по крайней мере, такой сценарий не рассматриваем. Но, как я уже говорил, сейчас идет речь об определенной системе координат в наших взаимоотношениях. И существуют риски, которые мы уже не раз перечисляли. Мы их видим и думаем, как на них реагировать. Мы прекрасно понимаем, что для всех стран рынок ТС сегодня является очень привлекательным, и если мы почувствуем, что молдавский импорт в Россию начал превышать безопасные объемы, мы будем вынуждены на это реагировать. Но речь не идет ни о каком эмбарго или войне.

Источник: NOI.MD

Обсудить