Игорь Додон: "Отношения с Россией должны стать приоритетом для Молдовы".

Уважаемые коллеги, соратники, друзья,

На этой конференции много места будет отведено вопросу об экономических и социальных выгодах евразийской интеграции для нашей страны. Среди нас есть очень сильные экономисты, которые прекрасно владеют цифрами, понимают тенденции и умеют делать долгосрочные прогнозы. Я уверен, что все мы обогатимся ценными знаниями и сильнейшими аргументами в пользу восточного вектора развития нашей страны. Эти аргументы пригодятся и по партийной линии, для грамотной работы с гражданами, для просвещения избирателей.

Я и сам неоднократно выступал, на разных форумах, по поводу экономических перспектив вхождения в Таможенный союз. Но сегодня, поскольку экономическая тематика будет глубинно продискутирована другими участниками, я коснусь другого вопроса, на мой взгляд, очень тревожного – о рисках и перспективах в сохранении молдавского государства как такового. Иначе говоря, я хочу дать внутриполитическую оценку тому, что происходит в Молдове. И посмотреть именно через эту призму на идею вхождения в ТС.

Для начала, я позволю себе небольшой исторический экскурс, чтобы мы лучше поняли предпосылки тех бед, которые довлели над нами в недалеком прошлом и довлеют в настоящем. Приведенные примеры укажут на общие выводы, к которым мы будем вынуждены прийти.

Молдова уже более двадцати лет не является целостным государством. Практически с приобретения нашей независимости, мы потеряли территориальную полноценность. Много факторов способствовали этому. Но три из них нужно отметить особо.

Первый фактор, это курс Кишинева на румынизацию и унионизм. Вломившиеся во власть разные деятели истории и поэзии решили, что Молдова, первым делом, должна как можно быстрее подготовиться для объединения с соседней Румынией. Эти поэты, которые за ночь стали чиновниками, возомнили, что у них есть все основания решить за весь народ судьбу страны. Их устремления к унионизму были достаточно явными для того, чтобы большая часть населения начала возмущаться.

Уже много лет спустя стало известно, из мемуаров румынских должностных лиц, что в 1991 году первый президент Молдавской Республики, Мирчя Снегур, предложил румынскому президенту Иону Илиеску вступление Молдовы в состав Румынии. Цена торга тоже была названа – Снегур был готов отдать страну взамен должности вице-президента Румынии. И ничего что Молдова должна была превратиться в несколько маргинальных румынских уездов. Кишиневскую власть это не особо беспокоило. Только по каким-то геополитическим и внутриполитическим соображениям, Илиеску тогда отказался. Но это не меняет суть предложения со стороны официального Кишинева.

Второй фактор, это создание в Кишиневе этнократического правления и появления шовинистской идеологии. Политический и психологический настрои в обществе в те годы были отнюдь не дружественными. По столице пронеслась волна русофобской истерии. Начались столкновения по этническому и лингвистическому признаку. Людей попросту били на улицах. Побои имели место даже в парламенте, где досталось некоторым депутатам от левобережья Днестра. Все это не могло не отразиться в болезненной форме в целом на национальном уровне. Этнократия и ксенофобия очень быстро превратили некогда мирный и сплоченный молдавский народ в разрозненное, взаимно озлобленное и нетолерантное общество. Мы перестали быть единым народом.

И, наконец, третий фактор, который повлек за собой потерю нашей целостности, было неспособность Кишинева слушать и слышать регионы. Вместо солидных переговоров и взаимных уступок, в ход пошли брань, кулаки, а после и вовсе заговорили ружья. Кровавый поход на Гагаузию и война на Днестре полностью разломили нашу страну, и мы до сих пор не можем восстановиться после тех потерь.

Почему я привел все эти примеры более чем двадцатилетней давности? Потому что те события очень комплексно отражают системные ошибки со стороны властей, которые повторяются и сегодня. Более того, никогда еще за последние два десятилетия Молдова не была так близка к повторению тех событий.

Как и тогда, сегодняшние кишиневские власти взяли курс на румынизацию страны, позволили разным румынским структурам беспрепятственно вести пропаганду и другую спецработу на территории Молдовы. Даже недавняя перепись населения, в мае этого года, проводилась под мониторингом румынских служб, которые прямым образом повлияли на процесс регистрации людей.

В наших школах преподают «Историю румын». Возможно, некоторым нашим гостям на этой конференции данный факт покажется невообразимым или даже политической дикостью, однако это так. Мы растим поколения наших школьников по учебникам «Истории румын» написанных и даже изданных в Бухаресте. А недавно наш Конституционный суд решил, что официальное название языка «румынский». И это несмотря на то, что в Конституции, в главе 13-ой, четко прописано – молдавский язык.

Кстати, практически все члены Конституционного суда имеют румынское гражданство. Что это значит? Это значит, что при получении гражданства все они громко пели гимн Румынии и клялись служить интересам Румынии. Думаю, комментарии тут излишни.

Идем дальше. Как и тогда, в начале девяностых годов, сегодня официально ведется открытое подстрекательство русофобских настроений со стороны властей. Этнократия и оголтелый шовинизм властей снова в силе. Кишинев подписался под санкциями в адрес России весной этого года, молдавские должностные лица не участвуют на праздновании национального дня России в посольстве, молдавская про-правительственная пресса открыто демонизирует Российскую Федерацию. Практически, создается образ врага. Плюс ко всему этому, Кишинев участвует на тренировках сил НАТО направленных на противодействие России в Восточной Европе.

Но это еще не все. Как и в девяностые годы, Кишинев стремительно идет на чрезвычайное обострение отношений с Приднестровьем и Гагаузией. Но на этот раз может произойти полное и непоправимое отчуждение и отделение этих регионов.

Помимо того, что накопились противоречия по внутренней политике, происходит разрыв на внешнем, геополитическом уровне. Напомню, что с 2009 к власти в Кишиневе пришли евроунионисты, которые сделали целью своего правления курс на евроинтеграцию и вхождение Молдовы в Европейский союз. Все бы ничего. Любая политическая сила может высказаться как ей покажется нужным. Однако евроунионисты перешли от слов к конкретной реализации своих целей, вопреки сложной внутриполитической ситуации в стране.

Подгоняемые Бухарестом, Брюсселем и Вашингтоном, евроунионисты прошлой осенью парафировали в спешке Договор об ассоциации с ЕС, а 27 июня собираются его подписать. Чем это чревато? Это чревато революционной обстановкой в стране и исчезновением молдавской государственности. Обьясню почему.

Как и в девяностые годы, власть решила не консультироваться с народом на референдуме и не принимать во внимание настроение в регионах.

А настроение в регионах следующее. В сентябре 2006 года, более 97% жителей Приднестровья высказались на референдуме за независимость от Молдавии и за присоединение к России. Кишинев может не признавать законность того референдума, но это не отменяет политический настрой жителей Приднестровья. Повторные опросы и консультации организованные Тирасполем подтвердили желание жителей левобережья идти по восточному вектору развития, в частности, желание стать частью Таможенного союза.

В феврале этого года, уже в Гагаузии, прошел референдум, главной целью которого было выяснить, какой внешнеполитический курс выбирают жители автономии. В референдуме приняли участие свыше 70% избирателей. И за присоединение Республики Молдова к Таможенному Союзу высказались 94% избирателей, "против" - 1,3%. Оставшаяся часть голосов признана недействительной.

Если для кого-то в Кишиневе данные из регионов не аргумент, то отмечу, что по всему правобережью Молдовы, судя по разным опросам, за вступление нашей страны в Таможенный союз выступают более половины граждан. То есть большее число людей, чем за вступление в Европейский союз.

К результатам всех этих опросов власть должна была относиться без эмоций и с позиции здравого смысла. Однако этого не произошло. Референдум в Гагаузии был объявлен вне закона. Инициатива Партии социалистов об организации референдумов во всех районах тоже была грубо пресечена. Мы пошли другим путем и собрали на республиканском уровне сотни тысяч подписей в ходе партийной кампании, в поддержку вступления в Таможенный союз. Эти подписи имеют серьезную политическую силу, они выражают волю народа.

Властям все это нипочем. Ни воля жителей Приднестровья, ни воля жителей Гагаузии, высказанное на референдуме, ни мнение большинства граждан страны, выявленное опросами, ни наши сотни тысяч собранных подписей – ничто из всего этого не остановило самоубийственный курс Кишинева на евроинтеграцию любой ценой. А цена может огромной – полная потеря территориальной целостности страны, межэтнический раздор и социальные мятежи.

Это на руку и Бухаресту, и другим западным силам, которые теперь уже согласны с аннексией Молдовы к Румынии. И если в 1991 году Снегур хотел сдавать страну взамен должности вице-президента, то сегодня горе-правители из Кишинева сдадут страну не получив даже этого формального статуса. Они станут, в лучшем случае, местными баронами или гауляйтерами в переделанные в уездах Оргееве, Кишиневе, Кагуле, Унгенах, Хынчештах.

Этот сценарий не должен показаться оторванным от реальности. То что происходит на Украине доказало, что любые сценарии возможны. И геополитические землетрясения в этом регионе еще не закончились. Они только начинаются.

На Украине, к слову, огромной ошибкой Виктора Януковича было то, что он не проявил предусмотрительности и не организовал своевременно референдум по внешнему курсу страны, не подумал вовремя о необходимости обсуждения федеративного устройства государства. Его ошибку слепо и глупо повторяют нынешние киевские власти, которые стремятся поскорее подписать этот злополучный договор, опять без референдума и консультации с народом.

Мы видим, что происходит с Украиной. И мы не можем не замечать определенного сходства с ситуацией в Молдове. Тот же раздел в обществе, те же ошибки, те же предпосылки для отмежевания и вражды.

Исходя из всех этих данных, их всех уроков прошлого и настоящего, мы в обязательном порядке приходим к следующим основным выводам.

1. В Молдове, в срочном порядке, нужно провести общенациональный референдум по внешнеполитическому вектору страны.

2. Большинство жителей страны против интеграции в Евросоюз. В то же время, большинство людей за вступление Молдовы в Таможенный союз. Бескомпромиссный курс кишиневских властей на евроинтеграцию является и курсом к развалу страны.

3. Подписание 27 июня Договора об ассоциации с ЕС можно оценить как безответственный и даже преступный акт, который будет сделан вопреки воле народа и вопреки здравому смыслу.

4. Срочная приостановка интеграционных процессов, и тем более курс на вхождение в Таможенный союз являются лучшими гарантиями для сохранения стабильности в стране и, в особенности, для сохранения Приднестровья и Гагаузии в составе Республики Молдова.

5. Отношения с Россией должны стать приоритетом для Молдовы. В этом не только экономический и социальный резоны. В этом сама судьба нашего государства. Молдова либо будет целостным государством рядом с Россией, либо мы потеряем единство, и большая часть нашей территории окажется лакомым кусочком для Бухареста и экспериментальным военным полигоном для НАТО.

6. Если Молдова чудом не развалится еще до парламентских выборов этой осенью, то следующая власть, которая, мы надеемся, будет левого толка, должна будет в срочном порядке организовать общенациональный референдум, аннулировать Договор об ассоциации с ЕС, а впоследствии взять курс на вхождение Молдовы в Таможенный союз и в другие евразийский структуры.

Уважаемые участники конференции,

Для Молдовы, сближение с Россией и вхождение в Таможенный союз это не только экономика, не только развитие промышленности, не только экспорт, не только выгодные цены на газ, не только послабления для наших трудовых мигрантов.

Это и социальная и политическая стабильность. А главное, это обретение территориальной целостности. И гарантия для развития нашей молдавской государственности.

У меня есть посыл к нашим гостям с просторов СНГ, особенно из России. Я не раз говорил это, и повторю и сейчас. Мы – братские народы, обладающие длительной общей историей, общей культурой, верой, общими интересами на международной арене и в сфере экономики. Нас связывает друг с другом несравнимо больше, чем разъединяет. И нас не удастся разделить никакими границами, чужеземными договорами и оккультными сценариями.

Да, сегодня мы переживаем не самые светлые времена в наших отношениях. Но все это поправимо. Придет время, скорее рано чем поздно придет время, и мы поставим жирный крест на западнические процессы, которые перемалывают нашу страну.

Грядут большие перемены и появляются новые перспективы на евразийском пространстве, и я обещаю, что социалисты сделают все возможное, чтобы Молдова включилась во все эти процессы. Если не сегодня, то завтра.

Спасибо за внимание.

Выступление на международной конференции «Республика Молдова и её интеграционные перспективы: Таможенный Союз или Евросоюз».

(16 июня, Кишинев)

Обсудить