Великое румынское нашествие

1. Обострение синдрома румынской национальной неполноценности

Парадокс нашего времени (один из многих) состоит в том, что чем меньше достоверных фактов для обоснования/мотивации какого-либо явления (политической акции, объявленного события, теоретической предпосылки), тем мощнее его информационно-идеологическое раздувание или, как модно писать сегодня, его распиаривание. Красноречивыми примерами тому являются декларации президента Румынии Т.Бэсеску, решение румынского парламента о всемирных параметрах румынства: объявление всего многонационального населения Молдовы, вообще всех восточных романцев ‒ болгарских, сербских влахов ‒ «румынами». Ши пунктум!

По данным переписи 2004 г. все население Республики Молдова составляло 3 383 332 человека (без молдавских районов Левобережья Днестра). Из них 2 564 849 считают себя молдаванами (75,8%); 282 406 (8,4%) ‒ украинцами; 201 218 (5,9%) ‒ русскими; 147 500 (4,4%) ‒ гагаузами; 65 662 (1,9%) ‒ болгарами... 73 276 (2,2%) граждан Республики Молдова почувствовали себя румынами. Как говорится: на здоровье!

Однако эта данность потрясла до основания правящий класс Румынии и особенно ее президента, болезненно страдающих от давнего синдрома румынской национальной неполноценности. Стремясь хоть как-то смягчить обострение этого недуга ‒ национальной неполноценности, президент Румынии Т.Бэсеску, очень озабоченный судьбой Республики Молдова, заявил в интервью румынской программе Realitatea tv: «În Republica Moldova avem cîteva milioane de romîni acolo... Patru milioane şi jumătate. Da.» (Timpul, 14.01.2005).

По великорумынскому счетчику Т.Бэсеску в Республике Молдова проживают 4,5 миллиона румын! На миллион больше, чем всё многонациональное население Молдовы! (Любопытно: как реагировал бы Т.Бэсеску, если бы гагаузы, болгары, русские, евреи, но прежде всего, молдаване объявили всех румын ‒ цыганами?!).

В последующем проследим: откуда есть пошло великое румынское нашествие. Выясним: существовала ли «Румыния», существовали ли вообще «румыны» в южнокарпатской зоне до XIX в.?

2. Страна с заимствованным названием

Объединенные Княжества Молдова и Валахия стали независимыми благодаря России: после подписания Сан-Стефанского русско-турецкого договора от 19.02.1878 г. В июне того же 1878 г. Берлинский международный Конгресс подтвердил самостоятельность этого государства и, с согласия Османской Порты, разрешил ему называться «Румынией». До этого южнокарпатская страна в течение 532-х лет, по меньшей мере до 1862 г., в своих актах официально называлась Басарабска, Трансалпиния, Угровлахия, Влашкя, Валахия, Мунтения... Нравится это или нет румынским историкам, политикам, публицистам и учителям, но южнокарпатская страна несколько веков подряд пользовалась заимствованным, придуманным иностранцами, названием: «Угровлахия».

Еще в 1993 г. авторитетный румынский историк П.Панаитеску доказал, что южнокарпатская страна «в славянских актах ‒ с XIV по XVII вв. (на самом деле, до конца XVIII в. ‒ В.С.) ‒ называлась по-славянски «Угровлахия», а, короче, в терминах внутри текстов ‒ «Влашкя Земля»... Это название ‒ «Угровлахия» ‒ было дано греческой Константинопольской Патриархией. Когда, в 1359 г., была образована митрополия в Арджеше, глава Византийской Православной Церкви, которому была известна другая Влахия, на Балканском полуострове, обозначил новую епархию, с целью четкого различия: «Угровлахия», то есть «Влахия в стороне Венгрии». Доказательством тому, что это именно так, является тот факт, что, когда Патриархия образовала еще одну митрополию ‒ в Сучаве, обозначила ее вначале «Русовлахия», то есть «Влахия в стороне русских» (Юго-Западной Руси ‒ В.С.). Но это название не устоялось, потому что Карпатско-Днестровское Княжество имело свое имя, которое не допускало никакой путаницы: Молдова, тогда как южнокарпатскую страну с названием «Влахия» могли спутать с остальными «Влахиями» (P.Panaitescu. Numele neamului şi al ţării noastre//Interpretări romîneşti, 1994. P. 77).

Таким образом, нравится это или нет румынским историкам, политикам, публицистам, учителям, их страна несколько веков пользовалась заимствованным, придуманным иностранцами названием. С 1359 г. «от церкви, от митрополии, название «Угровлахия», придуманное Константинопольской Патриархией, было перенесено в славянскую канцелярию как обозначение государства» (Idem. P. 78). Эту действительность лишний раз подтверждает заключение современного румынского историка Лучиана Боя: «Независимо от их (нео)латинского происхождения, румыны (корректно: басарабы/трансалпины/угровлахи/валахиВ.С.) развиваются к 1600 г. (фактически до конца XIX в. ‒ В.С.) в культурно господствующей славянской среде» (L.Boia. Istorie şi mit... 2011. P. 145).

3. Басарабы/угровлахи, которые не знали, что они «румыны»

Поразительно: ко второй половине XIX в. все соседние государства имели древние, много веков устоявшиеся и признанные названия: Болгария, Молдова, Венгрия (Австро-Венгрия), только южнокарпатская так и не додумалась: как же себя назвать? Басарабэ? Угровлахэ? Трансалпинэ? Валахия? Мунтения?

Поразительно: все умеющие читать порядочные люди знают об этом, только румынские историки, политики, публицисты и очень румынские учителя тупо не видят эти очевидности!

Слово «Румýния» впервые появляется в 1816 г. в книге грека Д.Филиппиде на древнегреческом языке, вышедшей в Лейпциге. Румыны узнали об этом лишь в 1873 г. от Б.П.Хашдэу (Istoria critică... vol. I).

Прилагательное «румыняскэ» документируется «лишь в начале XVI в.», в 1521 г., в частном письме (E.Stănescu. «Romîn ‒ romînesc» în textele romîneşti din veacurile XV ‒ XVII. Mărturii interne. 1964. P. 969 ‒ 970). Следовательно, 200 лет (1330 ‒ 1521 гг.) правители и население южнокарпатской страны (басарабы, трансалпины...) понятия не имели о каких-то таинственных «румынах» и о какой-то «румыняскэ».

Следующее случайное упоминание прилагательного «румыняскэ» отмечено столетием позже, в начале XVII в., в 1602 г., также в частном письме. Таким образом, вся «румынскость» южнокарпатской страны и ее населения базируется лишь на двух случайных упоминаниях из двух разных, столетием отдаленных друг от друга, частных писем.

Как известно, одна ласточка ‒ или даже две! ‒ весны не делают!

Общий анализ ‒ исторический, лингвистический, этнический ‒ известных в настоящее время письменных источников, неопровержимо свидетельствует, что вся «румынскость» южнокарпатской страны и ее населения на протяжении почти 400 лет, до 1716 г. (Istoria Ţării rumîneşti К.Кантакузино) опирается лишь на два частных письма от 1521 г. и 1602 г.

Академик Е.Стэнеску, плодовитый исследователь вопроса, был вынужден признать: «Собственно история терминов «ромын, ромынеск», основанная на румынских источниках, относительно нова; фактически она возникает одновременно с началом письменности на румынском (?) языке» (E.Stănescu. Op. cit. P. 971).

Следовательно, о возникновении «румынскости», как предтечи экспансионистской доктрины повсеместного и всегдашнего румынизма, можно говорить лишь со второго десятилетия XVIII в.! Точнее: со второй половины XIX в.!

Н.Йорга подчеркивал в 1912 г.: «Румынии в 1812 г. не существовало!.. И никто, даже в бреду, не полагал, что какая-то «румыния» была бы возможна...». Как напоминал Л.Боя в 2002 г.: «Не существовало даже слова «румыния»...».

Вопреки этим очевидным и общеизвестным историческим и этническим реалиям, многие очень румынские историки выдумывают и навязывают обществу небылицы о том, что некие мистические «румыны» возникли в начале второго тысячелетия, сразу после 1000-го года!

Румынский историк В.Спиней в толстой книге с планетарным заглавием Universa valachica. Romînii în contextul politic internaţional de la începutul mileniului al II-lea (Chişinău, 2006) заявил: «Румыны самоназвались именем, производным от «romanus»... Румыны ‒ единственный неолатинский народ, который выжил до наших дней и сохранил имя предков с Апеннинского полуострова...».

Вопреки тому, что никому не известно о существовании каких-либо мистических «румын» и о какой-либо «царэ румыняскэ» до начала XVIII в., академик Е.Стэнеску учуял «Постоянный рост частотности употребления терминов «ромын ‒ ромынеск» в XV ‒ XVII вв.» (E.Stănescu. Premisele medievale ale conştiinţei naţionale romîneşti. Mărturii interne. 1964. P. 777). Если исключим, ради объективности исследования, упоминания из текстов, напечатанных за рубежом (в Венгрии), декларация Е.Стэнеску о, якобы, «росте частотности употребления терминов «ромын ‒ ромынеск» становится, увы, смехотворной.

Положение триады, частотность употребления «ромын ‒ ромынеск ‒ Ромыния», наличие терминов «ромын», «ромынеск», «Ромыния» в официальных внутренних актах южнокарпатской страны (DRH B. I. 1247 ‒ 1500) вызывает жалость, сожаление и сочувствие авторам, которые сделали себе карьеру на прославлении этого отсутствия...

Из 354 названий южнокарпатской страны, фиксированных в академическом сборнике исторических актов DRH B. I. Ţara romînească (12471500), нет ни одного «romînească»! В 293 случаях эта страна официально названа «Угровлахийская», «Угровлашская»...

Разные обозначения южнокарпатской страны с безымянным населением (См. DRH B. I.) доказывают, что заглавие Ţara romînească не подтверждается никаким документом! А потому, это заглавиефальшивое. Очередное румынское академическое шмекерие (мошенничество).

Искусственный термин Цара ромыняскэ ‒ это выдумка XVIII ‒ XIX вв. для сокрытия отсутствия всякой «румынскости» этой зоны. Исходя из этнической и политико-географической реальностей, отраженных в угровлашских актах до 1500 г. и позже, южнокарпатская страна должна называться Угровлахия, то есть Влахия Угорская/Венгерская.

4. Имя Молдова известно с XI в.

Для сравнения напомним:

‒ топоним Moldavia (Moldauia), «ограниченная территория, провинция», фиксирован в 1086 г. в актах богемского короля Вратислава (См. Е.Паскарь. Неизвестная Молдавия. 2014 г.);

Молдавия, «страна», в форме Молдовлахия отмечена в 1245 г. в грамоте влахоболгарского царя Иоана Кэлимана Асана (Там же);

‒ Civitas Moldaviae, «крепость, столица Молдавии», известна с 1334 г.;

Terra Moldaviae комментируется в актах венгерского короля 1360, 1365 гг. и позже; а также в венгерских хрониках 1360 г.;

Terra Moldavie фиксирована в первом сохранившемся акте (1384 г.) Молдавской канцелярии, подписанном Петром I Мушатом (и в других латиноязычных молдавских документах);

Земля Молдавская отмечена с 1392 г. в грамоте Романа воеводы и в абсолютном большинстве грамот до начала XVIII в.;

Цара Молдовей, Молдова отмечается во всех актах Молдовы на молдавском языке, в том числе в грамотах господаря Ал.И.Куза (1859 ‒ 1862);

Земля Молдавская увековечена во всех молдавско-славянских летописях XV ‒ XVI вв.;

Цара Молдовей, Молдова описывается, комментируется во всех историях Молдовы на молдавском языке от Еустратия Логофэта (1630 г.), Гр.Уреке (1635 г.) до Манолаке Дрэгич: История Молдовей в 2-х томах (Яссы, 1857 г.)...

5. Как холопы стали ромынами

Особенно драматична и печальна эволюция многострадального слова «румын»...

Внутренние акты из первого тома DRH B. Ţara romînească (12471500), как было указано, не раскрывают этническое имя ее жителей. Ни один из официальных актов до 1500 г., выпущенных канцелярией Страны басарабов/Трансалпинии/Угровлахии, ни разу, ни в одной грамоте даже не намекают о каком-нибудь понятии с основой ром‒, ни о чем-то «румыняскэ», ни о неких «румынах», этнических.

Более того, значительное количество актов, подписанных правителями южнокарпатской страны, анонимны: подписанты не знают или скрывают, или, быть может, стыдятся имени страны, в которой правят: не указывают ее название. Подписанты ‒ это воеводы, «господины» неизвестно какой страны, с безымянным населением! Вероятно, потому что жители южнокарпатской страны еще не сформировались ‒ к началу XVI в.! ‒ в коллективность, сознающей себя как этническая общность.

До конца XVIII в. слово румын употреблялось лишь со значением «холоп, крепостной (крестьянин)». Об этом свидетельствуют документы угровлашской канцелярии, особенно М.Витязу (1593 ‒ 1601 гг.), Матея Басараба (1632 ‒ 1654 гг.) и других басарабских/угровлашских правителей. Румынам («крепостным, холопам») и румынии («крепостничество») посвятил свои исследования академик К.К.Джуреску... Значения термина румын («холоп, крепостной») и его производных аттестованы в румынских словарях Л.Шэйняну (1896 г.), И.-А.Кандря (1930 г.), DEX (1998)...

Реминисценции семантической реальности румын ‒ «крепостной (крестьянин), холоп», румыние ‒ «крепостничество», а румыни ‒ «поработить, обратить в крепостничество», «привязать крестьянина к хозяину» отмечены и в произведениях молдавских классиков: «румын ый царанул. Еу сынт боер молдован!».

Мужественный молдавский антиунионист Николай Истрати еще в 1856 г. напоминал, что «несколько лет назад название «румын» было оскорбительным для самих румын»...(A.Cioflâncă, 2001).

В поисках «голубой (римской) крови», в тщетных попытках обосновать «знатное (римское) происхождение», опьяненные иллюзией «Де ла Рым не тражем» («От Рима происходим»), некоторые мунтянские хронисты (XVII ‒ XVIII вв.), позже отдельные валахи, трансильванцы, молдаване, посетившие в первой половине XIX в. французские, польские учебные заведения, развернули кампанию по латинизации всего и вся, прежде всего языка. Одной из первых жертв романомании стал термин румын («холоп, крепостной»): началась его форсированная роман-изация. Книжным, пропагандистским, искусственным путем отсталые, маргинализированные румыны («холопы, крепостные») были переделаны в ромынь, возомнившие себя «прямыми потомками римлян». Как всегда у румын: начали с языка. Как доказал румынский лингвист В.Арвинте, «в 1838 г. в Валахии появляется выражение «лимба рóмыняскэ», но сохраняется и другая форма ‒ «румыняскэ»... (V.Arvinte. Romîn, romînesc, Romînia. 1983. P. 38).

Об отсутствии названия «Ромыния» и этнонима ромынь, о позднем, во второй половине XIX в., превращении румынь («холопы, крепостные») в ромынь, якобы, «единственные прямые потомки римлян» писали Ал.Руссо, М.Когэлничану, В.Александри, Н.Истрати, П.Панаитеску, Н.Йорга, К.Тальявини, В.Арвинте, М.Садовяну...

Даже президент Румынии И.Илиеску, после многих оскорбительных для молдаван заявлений, вынужден был признать многовековое существование в истории молдаван, молдавской нации. Выступая 13.01.2004 г. в Васлуе, И.Илиеску заявил: «В средние века государственная организация давала название соответствующему народу: молдовень (восточнокарпатцам), валахь (южнокарпатцам). Заявление настолько высокомерно, насколько и безграмотно. Во-первых, «в средние века» южнокарпатцы назывались басарабь, трансалпинь, но, главным образом, угровлахь. Во-вторых, заявление И.Илиеску о том, что «использовать сегодня, в начале III-го тысячелетия, подобные названия ‒ это анахронизм» ‒ поразительно безграмотно для деятеля такого ранга. По великорумынской логике И.Илиеску, австрийцы, англичане, болгары, греки (эллины), молдаване, поляки, португальцы, египтяне, французы и многие другие народы бестолковы, ибо пребывают в дремучем анахронизме, используя свои древнейшие названия. А вот искусственно, пропагандистски созданные во второй половине XIX в. румыны ‒ это наисовременнейший, светлейший, просвещеннейший народ во главе с не менее светлейшими умами: И.Антонеску, Н.Чаушеску, И.Илиеску, Т.Бэсеску...

6. Молдаване всегда были молдаванами!

Но есть и в Румынии здравомыслящие, подлинные историки. Известный румынский историк Лучиан Боя подчеркивает в наши дни: «Молдаване преотлично знали, что говорят примерно как мунтяне, но это не мешало им на протяжении многих веков называться молдаванами, а не «румынами». Термин «румын» прогрессивно распространяется в первой половине XIX в., но даже во второй половине этого века он не смог (в Румынии! ‒ В.С.) отодвинуть на второй план этноним молдаван» (L.Boia. Istorie şi mit... 2011).

Этноним молдаван прогрессивно распространяется и утверждается с XIII в.: в молдавской народной балладе Миорица (XIII в.) подчеркивается: уну-й молдован...

С 1359 г., 1360 г. этноним молдаван письменно документируется в актах венгерской канцелярии и в венгерских хрониках; в 1392 г. в грамоте молдавского господаря Романа воеводы, затем во всех документах молдавских правителей, в том числе и Александра И.Куза (1859 ‒ 1862 гг.).

Молдаване упоминаются во всех молдавско-славянских летописях; молдаване являются главными героями всех молдавских историй на молдавском языке от Еустратия Логофэта (1630 г.), Григоре Уреке (1635 г.) до двухтомной Истории Молдовы Манолаке Дрэгич (1857 г.)...

То есть, молдаване, основатели Молдовы, являются творцами написанных ими же десятков исторических трудов, в том числе Описание Молдавии Д.Кантемира (1716 г.), в то время, когда басарабы/угровлахи не написали ни одной.

О молдаванах и о Молдавии писали и опубликовалиуже в XVI веке! ‒ отдельные работы польский историк Леонхард Горецкий (1578 г.), венгерский дипломат Георг Рейсхердорфер (1541 г.). И это в ту пору, когда на юге Карпат, да и в Европе, о «румынах» никто понятия не имел. При всем этом, появившиеся где-то во второй половине XIX в. какие-то «румыны», как только научились кое-как писать и читать, начали отрицать существование молдаван, известных и утвердившихся в истории с XIII века!

7. «Имеем дело с особым молдавским народом»

Мунтенизация ‒ маргинализация, дискредитация молдавских культурно-исторических ценностей, молдавского языка, национального самосознания молдаван началась в 1862 г., после того как Валахия/Мунтения закабалила административно и идеологически Молдавское Княжество. Особенно нагло развернулась эта всеобщая антимолдавская кампания после мая 1866 г., когда войска из Бухареста потопили в крови Молдавское сепаратистское движение ‒ за выход Молдовы из Объединенных Княжеств.

Первую попытку насаждения румынизма в Восточную Молдову сделал К.Стере, который в 1906 г. начал печатать в Кишиневе румынизаторскую газету Basarabia. Безуспешно...

Форсированное насаждение румынско-националистической идеологии, насильственная румынизация Восточной Молдовы развернулась в 1918 г. после того, как 8 румынских дивизий оккупировали Молдавскую Республику и установили здесь осадное положение на 22 года. Голодная, оборванная, безграмотная румынская солдатня, помимо грабежей, избиений и истязаний, «начала пропаганду..., в этой работе по румынизации особую помощь армии оказывала группа мобилизованных (из королевства) преподавателей и учителей» (P.Cazacu, 1924). Но тщетны были эти потуги. Как убедился один из мобилизованных учителей-румынизаторов, Л.Мрежеру, «большинство молдаван из Бессарабии смотрят на нас как на чужаков и даже враждебными глазами» (I.Ţurcanu. Unirea Basarabiei. 1998).

О полном провале операции по румынизации Бессарабии доложил и румынский политический агент О.Гибу: «В Бессарабии (панрумынская) национальная идея не существовала во всех слоях населения: крестьянства, духовенства, боярства». На восьмом году румынской военной оккупации, тотальной насильственной румынизации он был вынужден признать: «В Бессарабии мы всё больше имеем дело с особым молдавским народом».

Убедившись в тщетности усилий по искоренению многовекового национального самосознания молдаван, румынский оккупационный режим «превратил» молдаван в «румын» административным путем: в ходе переписи 1930 г. объявил всех молдаван «румынами». Şi punctum!

Но даже после этой самоуправной националистической акции, после 3-х лет румыно-фашистской оккупации (1941 ‒ 1944 гг.) молдаване убежденно сохранили свое национальное самосознание и презрение к оккупантам-румынизаторам. Вицедиректор департамента пропаганды «Бессарабского губернаторства» Д.Мыцулеску в 1942 г. заключил: «Бессарабский крестьянин всегда считал себя молдаванином и смотрел на пришедших из «старого королевства» румын с явным презрением...».

8. Очередная румынская шмекерия: перепись 1930 г.

Молдавия изначально была многонациональной. Совместно с государствообразующей нацией ‒ молдаванами, здесь постоянно, на протяжении многих веков, жили русины (поляки, украинцы), венгры, болгары, цыгане, евреи, татары, греки, армяне... С течением времени отдельные этнические группы покидали наш край (татары в 1807 г.), другие пребывали (русские в XVIII в., гагаузы, болгары в XIX в.)...

Примечательно, в Восточно-Прутской Молдове никогда не были замечены «румыны». (Дилетантские заметки отдельных русских авторов, заинтересованных в забвении имени Молдова, западных публицистов, повторяющих великорумынские пропагандистские клише, как и румынская шмекерия (мошенничество) во время переписи 1930 г. ‒ не достойны внимания порядочных комментаторов).

Все этнодемографические исследования, например, П.Кеппена (1852 г.), А.Защука (1862 г.), официальные переписи населения с 1897 г. по 2004 г. удостоверяют, что молдаване всегда составляли и составляют абсолютное большинство Восточной Молдовы, Республики Молдова, не менее 64% всего населения. Примечательно, что до 1959 г. никто не посчитал себя «румыном». Для пущей убедительности, сопоставим количество молдаван и румын в Республике Молдова в 1959, 1989, 2004 гг.:

1959 г. молдаван ‒ 1 886 566 (65,4%); румын ‒ 1 663 (0,06%);

1989 г. молдаван ‒ 2 794 749 (64,5%); румын ‒ 2 447 (0,06%);

2004 г. молдаван ‒ 2 564 849 (75,8%); румын ‒ 73 276 (2,2%).

На этом исторически сложившемся, в течение 700 лет, этнодемографическом фундаменте, президент Румынии Т.Бэсеску в январе 2005 г. аннулировал, как и нацисты в 1933 ‒ 1944 гг., существование 3 000 000 молдаван и совместно проживающих с ними болгар, гагаузов, евреев, русских, украинцев, обозвав их «румынами». Пытаясь приглушить острое чувство унизительного комплекса румынской национальной неполноценности, Парламент Румынии своим решением в 2013 г. объявил болгарских, сербских влахов «румынами».

В эти постыдные времена любой пришибленный румынский политик может возомнить себя Геббельсом или Ионом Антонеску. Это их личное дело, для собственного диагноза.

9. Помочь Божественному правосудию сместить правящих румынонаци!

Однако, невообразимо: кишиневские последователи этих румынонаци с румынскими паспортами, захватив все высшие структуры власти и судебной системы, уже десятый год нагло ‒ в открытую! ‒ подрывают национальную основу Молдавского Государства: административно денационализируют государствообразующую нацию, фабрикуют нон-стоп новых румынчиков, сеют враждебность между совместно проживающими народами Молдовы.

Именно румынские неонаци раскололи Республику Молдова, довели ее до позорной нищеты и безграмотности, рассорили ее с историческими партнерами, нахраписто подготавливая новое «унире»...

За эти преступления они непременно ответят. История не терпит насилия, ни вооруженного, ни идейного. Наци всех времен были уничтожены, как и румынонаци периода легионеров или режима И.Антонеску. Такая же участь неминуемо ждет и современных кишиневских правящих румынонаци.

От нас требуется лишь захотеть помочь Божественному правосудию.

Обсудить