Эксперт по борьбе с коррупцией: Независимость юстиции важна для страны

Лаура Штефан работает в НПО Expert Forum. Она принимала участие в проектах по борьбе с коррупцией и судебной реформы, а также в проектах, направленных в целом на порядочность в общественной жизни. Она также является региональным консультантом Всемирного банка, Европейской комиссии, различных международных организаций, направленных на проекты или проводящих мониторинг в странах Западных Балкан, Молдове, Украине.

– Какие изменения произошли в Румынии в области юстиции за последние 7 лет, с тех пор как Румыния стала членом Европейского Союза?

– Для Румыния вступление в ЕС открыло окно возможностей, особенно для реформистов, для тех, кто хотел устранить старые порядки и заменить их на новое законодательство, как принято в правовом государстве с нормальной демократией. С тех пор как мы присоединились к ЕС, самые важные изменения произошли в кодексах – гражданском, уголовном, гражданско-процессуальном, уголовно-процессуальном, и в особенности изменения в области борьбы с коррупцией, нашумевшие процессы близки к завершению, с вынесением окончательных приговоров. Еще вчера эти люди, казалось, были неприкасаемыми. Казалось невероятным, что в Румынии министр, депутат, примар привлекаются к ответственности за коррупцию. И вот сегодня эти вещи уже естественны, и любому правонарушителю грозит тюремный срок.

– Скажите, пожалуйста, сколько человек были осуждены?

– Более 10 бывших министров были осуждены за коррупцию. Более 20 депутатов были приговорены либо к тюремному сроку, либо отстраненsот должности. Самые важные люди румынского футбола находятся в тюрьме за мошенничества, связанные с переводом игроков и уклонением от уплаты налогов. Примары и председатели районных советов были осуждены за коррупцию, высокопоставленные чиновники, судьи, прокуроры, полицейские. В этой более широкой области и прошла борьба с коррупцией, и результаты не заставили себя ждать. Нам потребовались смелые прокуроры, честные судьи, чтобы выполнить положения законов, и отнестись ко всем одинаково.

– В чем секрет реализации судебной реформы по европейским стандартам?

– Это непростой рецепт или не очень удивительный секрет. Речь идет о реформистах, которые добились руководящих должностей, хороших законов, принятых под давлением вступления в Европейский Союз. Откровенно говоря, я не могу себе представить, чтобы парламент Румынии утвердил бы законопроект о создании Национального управления по борьбе с коррупцией, структуры юстиции, по борьбе с коррупцией на высоком уровне. Естественно, нужны были люди, которые хорошо выполняют свою работу.

– Чего не хватает Республике Молдова, чтобы провести судебную реформу?

– В первую очередь, нужна политическая воля. Нужно, чтобы власти страны понимали, что для модернизации необходимо провести реформирование судебного сектора. Независимость судебной власти жизненно важна для страны. Без юстиции страна не может быть правовым государством. Правосудие, в конечном счете, это то место, куда мы обращаемся, когда все рушится.

– Бывший вице-председатель молдавского парламента захватил всю судебную систему, имеет два удостоверения личности и не может быть привлечен к ответственности. Очевидно, что в данном случае не нужна политическая воля.

– В конце концов, политики обусловлены требованиями населения, потому как граждане выбирают их. Здоровый путь – это когда общество оказывает давление на некоторые политические партии, чтобы заставить провести реформы внутри своих партий. В противном случае, без этого взаимодействия, надежды на стабильные необратимые изменения практик Европы очень хрупки. Я думаю, что НПО играют очень важную роль. Они несут ответственность за передачу на доступном языке, важность независимой судебной системы в стране. В Румынии мы тоже сталкиваемся с хрупкими реформами и отсутствием сильного общественного сознания.

– Какие действия были предприняты в Румынии, чтобы коррумпированные люди были привлечены к ответственности?

– У нас есть очень хорошая структура по борьбе с коррупцией, которая собирает сотрудников полиции, прокуроров и специалистов, подчиняющихся одному руководителю. Мы заметили, что проблема подчинения является самой существенной. Если бы было 2-3 руководителя, у них могут быть разные интересы, поэтому лучше иметь одну структуру, работающую под одним командованием. Мы также создали Национальное антикоррупционное агентство, которое анализирует декларации о доходах государственных должностных лиц, и если выясняется, что они приобрели необоснованное имущество за период своего срока, то агентство может потребовать через суд конфискации этой части имущества. У нас был успех и в этой области. Это форма гражданской конфискации, которая не влечет за собой уголовного дела. Достаточно подтвердить, что за время нахождения на высокой должности имущество человека необъяснимо выросло. У нас были случаи в Румынии, когда парламент пытался отстранить из системы тех, кто мог быть привлечен к ответственности за коррупцию, депутатов, примаров и председателей районных советов. Мы заметили бурную реакцию со стороны гражданского общества и международных организаций, которые потребовали вернуться к реальности. Мы заметили бурную реакцию со стороны Верховной кассационной и судебной палаты, которая оспорила закон в Конституционном суде, по единогласному решению аннулировала решения парламента. Все возможно, если мы сконцентрируем свои усилия и проявим желание.

– Как вы думаете, это правильно, когда депутат, преследованный Интерполом и приговоренный Апелляционной палатой Бухареста, продолжает свою деятельность в парламенте определенный период времени?

– Здесь нечем гордиться, но могу сказать, что и у нас есть председатель районного совета, которого отпустили на лечение в США, а затем он исчез. Были случаи, когда высокопоставленные должностные лица бежали за границу и были насильно возвращены в страну.

– Через какое время после вступления в Европейский Союз реформы системы правосудия дали о себе знать?

– Борьба с коррупцией и судебная реформа начались задолго до вступления в ЕС. Все началось в 2004-2006 гг., и результаты мы видим только сейчас. Судебные процессы довольно продолжительны, и в основном то, что мы видим сегодня, это конечные решения по привлечению к ответственности людей в тот период. Это средний срок судебных дел в Румынии. Впервые юстиция сталкивается с такими сложными делами, и это естественная реакция судей на такие дела. Самое важное – это довести дела до окончательного приговора.

– Какое влияние оказывают на общество эти приговоры?

– Граждане считают коррупцию очень серьезной проблемой и поддерживают юстицию. Каждый день мы сталкиваемся с различными случаями коррупции среднего уровня. Также, если гражданин доверяет румынской юстиции в расследовании сложных дел, тогда они будут сообщать судебным органам, уголовным инстанциям или полиции о случаях взяточничества. Важно понять, что с исчезновением идеи о безнаказанности, укрепится доверие к государству.

http://jurnal.md/ru/start/

Обсудить