Россия-Украина-Молдавия: путь к сближению через диалог

После того, как Европейский союз подписал Соглашение об Ассоциации с Украиной, Молдавией, Грузией стал вопрос: как России строить дальнейшие отношения с ними. Негативные экономические последствия для двухстороннего сотрудничества достаточно много обсуждали политики и экономисты ранее. А вот вопросы гуманитарного взаимодействия после подписания Соглашения отодвигались на второй план.

Между тем, Запад вел беспрерывную кампанию по продвижению так называемых «европейских ценностей». Например, в прозападных украинских СМИ (телеканалы «5-й канал», «1+1», Интернет-издание «Украинская правда», информационный портал «ukr.net» и др.) целые информационные блоки были посвящены агрессивной пропаганде «западных ценностей». Делали это на протяжении 20 с лишним лет последовательно и беспрерывно.

Та же картина наблюдалась все эти годы в Грузии (особенно с приходом Михаила Саакашвили). По признанию участников прошедшего 4 июля 2014 года в международном мультимедийном пресс-центре МИА «Россия сегодня» видеомоста, в Молдавии проходили те же процессы.

Россия в последние годы также уделяла внимание вопросам популяризации идей и ценностей, объединяющих наши народы. В 2007 году министерства иностранных дел и образования РФ создали фонд «Русский мир». Цель – популяризация русского языка и культуры, идей Русского мира за рубежом. Реализацией гуманитарных проектов занимается Федеральное агентство по делам СНГ, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству (Россотрудничество).

Тем не менее, как мы видим сегодня, этого оказалось недостаточно, чтобы противостоять мощной и агрессивной информационно-пропагандистской машине Запада. Кроме того, Вашингтон использует ментальные отличия, различия в трактовке исторических событий и т.д. для того, чтобы вбивать клин между странами, разрывать их на части.

О том, что еще можно предпринять для сохранения общих ценностей между нашими народами свое мнение высказали молдавские и украинские участники видеомоста.

Прозвучало немало интересных и своевременных предложений:
- молдавский экономический аналитик Михаил Пойсик обратил внимание на то, что Запад использует «торговые войны» между Россией и постсоветскими странами для дискредитации Москвы и разрушения торгово-экономических связей на евразийском пространстве. Он призвал подходить более гибко: искать новые сектора экономики для расширения хозяйственных отношений, сближая тем самым наши страны;
- Депутат Константин Старыш обратил внимание, что Вашингтон для достижения своих целей использует «мягкую силу». Запад поставил под свой контроль политические элиты. Поэтому Россия добьется успеха, если будет работать не с продажными чиновниками или олигархами, а станет расширять сеть структур гражданского общества, работать с молодежью;
- Дипломат Валерий Осталеп напомнил, насколько неповоротливы, бюрократизированы международные организации, в том числе СНГ, в рамках которых Россия пыталась ранее реализовывать свою внешнюю политику на постсоветском пространстве. В то же время Вашингтон не связывает себя какими-либо формальностями, и благодаря этому быстрее реагирует на те или иные процессы. Российская внешняя политика выиграет, если также станет более гибкой;
- украинский социолог Евгений Копатько отметил, что Запад все время совершенствует свою аргументационную базу в ходе информационных кампаний на постсоветском пространстве. России тоже необходимо использовать новые подходы. Необходимо постоянно использовать новые аргументы, идеи, создавать новые ценности, способные объединить наши народы.

В некоторых высказываниях можно было заметить недоумение: почему Москва до сих пор не реализовала эти идеи?

Между тем, вопрос не в отсутствии конкретных шагов, а в сложностях, которые связаны с их осуществлением. Возьмем принципы народной дипломатии и использование новой аргументации в продвижении гуманитарных ценностей.
Министр иностранных дел Сергей Лавров в конце мая 2014 года заявил на заседании Попечительского совета Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, что внешнеполитическим приоритетом для России и концепцией ее внешней политики является всемерная поддержка «русского мира». Особое внимание будет уделяться финансированию «подготовки правозащитников, общественных и молодежных движений и объединений», а также русскоязычных СМИ. До конца августа 2014 года МИД и Россотрудничество предоставят руководству страны проект комплексной стратегии расширения гуманитарного влияния России в мире.

Т.е. сказать, что российская власть не понимает важность вопросов гуманитарного сближения наших стран и не занимается эти нельзя.

Другой вопрос в том, что сама идея Русского мира до сих пор еще теоретически недостаточно проработана. До сих пор для многих она ассоциируется с некоей русской идеей или образом самой России. Между тем речь должна идти об объединяющей в первую очередь постсоветское пространство общности, связанной русским языком и культурой. Символом последней являются не только русские Александр Пушкин или Петр Чайковский, но и украинец Тарас Шевченко, писавший на русском свою прозу и дневники, и выдающийся молдавский государственный деятель Дмитрий Кантемир, и София Ротару, и Надежда Чепрага, и многие другие.

Термин «англо-сакский мир» часто применяют, когда речь об культурной, ментальной близости Великобритании, США, Канады (кроме Квебека), Австралии, Новой Зеландии. Есть концепция «Китайского мира», Франкофонии (франкоязычные страны и Квебек), Лузофонии (португалоязычная общность). А вот, содержательное наполнение идеи «Русский мир» еще недостаточно, чтобы говорить о конкретной идеологии (системе объединяющих ценностей). Соответственно сложности с ее популяризацией.

Относительно высказывания Константина Осталепа о необходимости использования принципа «мягкой силы», необходимо напомнить, что глава российского внешнеполитического ведомства еще в 2007 году поставил перед дипломатами подобную задачу. При этом говоря о «мягкой силе» традиционно ссылаются на пример Запада. Противники ее использования напоминают, что отнюдь не при помощи light power США и ЕС реализуют свои геополитические задачи. Ирак, Ливия, Сирия, теперь Украина – здесь мы видим силовой сценарий переворотов, а не «мягкую силу». И вот тут для Москвы возникает дилемма: или применять «мягкость», рискуя оказаться в позиции беспомощного пацифиста перед лицом циничного агрессора, или действовать жестко, что в итоге вызовет справедливые нарекания соседей.

Очевидно одно – сегодня России ищет новые подходы в своей информационной и внешней политике со странами СНГ, Грузией, Прибалтикой. Но вот какой она должна быть – этот вопрос требует серьезной интеллектуальной многосторонней работы. И тут важно участие не только политиков, политологов, экономистов, социологов наших стран, но и общественных деятелей, молодежных лидеров, правозащитников, представителей СМИ.

Юрий Городненко

http://ria.ru/moscow/

14.07.2014

Обсудить