Невыдуманная история Бессарабии.1918 год.

Чтоб ограничить до предела внутреннее потребление пшеницы и белой пшеничной муки, обеспечивая, таким образом, необходимый объём её вывоза в Румынию, военный диктатор в приказном порядке навязал всему населению края «свою» рецептуру выпечки хлеба из отрубей и примеси муки, которая раньше шла на производство комбикормов для скота.

(продолжение)

IV. Генеральный грабитель Бессарабии

­Постоянные воровские налёты на крестьянские хозяйства, совершаемые военными реквизиторами румынских войск в зонах их дислокации, как уже отметили в предыдущем разделе, создавали невыносимую обстановку для молдавских крестьян. И всё же, по масштабам и степени тяжести они никоим образом не могут сравниться с планомерными опустошительными грабежами на общереспубликанском уровне, осуществляемыми по заданию румынского правительства военно-оккупационными властями во главе с генеральным комиссаром Бессарабии, корпусным генералом Артуром Вэйтояну.

Пока бухарестские идеологические «песняры» голосили возвышенные дифирамбы в стиле solemne pompozo об «unire» как «о реализации золотой мечты румын de pretutindeni», румынские генералы, о том же явлении, на том же румынском языке, по-военному, чётко и по-деловому говорили о захвате силой оружия Бессарабии, как о мере «по расширению продовольственного ареала» (lărgire a spațiului de hrană) для своей армии и страны.

Трудно поверить, что из нашей республики, в которой и по тем временам основными отраслями сельскохозяйственного производства являлись садоводство, виноградарство и овощеводство, можно было «выкачать» (пусть даже силой оружия!) столь огромный объём зерна злаковых культур.

Ведь не шутка ли: только обязательства Румынии по договору о перемирии с Германией предусматривали поставки в эту страну в качестве военных контрибуций 10 тысяч вагонов зерна. И Румыния погасила весь этот долг до последнего зёрнышка за счёт поставок из Бессарабии.

Более того, по данным одного из самых компетентных молдавских учёных-исследователей указанного исторического периода И.Левита, со ссылкой на дневниковые записи тогдашнего премьер-министра Румынии А.Маргиломана, румыны поставили Германии на 2.5 тысячи вагонов бессарабского зерна сверх указанной нормы, дабы смягчить бремя реквизиций немецкой армии на территории самой Румынии.

Таким образом, только в Германию вывезено 12.5 тысяч вагонов молдавского зерна. Это вам не пуды, не центнеры и даже не тонны. Поистине астрономическая цифра!

И это ещё не всё…

По указанию румынских правителей, из южных уездов Бессарабии было реквизировано дополнительно 11 тысяч тонн зерна и отправлено прямым сообщением другому военному противнику румын -- Болгарии, чтоб обменять шило на мыло: молдавское зерно на 30 тысяч румын, томящихся в болгарских лагерях для военнопленных.

А потом… Потом ещё тьма-тьмущая стихийных мигрантов, прискакавших из-за Прута в нашу страну, чтоб приобщиться к бессарабскому дармовому корыту. Они также сели на шею того же молдавского крестьянина. Своим мощным потоком они умножили в разы паразитическую прослойку общества, совместно с военной администрацией вернули в край прежние эксплуататорские порядки.

Румынских халявщиков было так много, что в Кишинёве и других городах возник острейший кризис с размещением этой огромной массы непрошенных гостей.

Генеральный комиссар Бессарабии вынужден издать грозный приказ (№50 от 20 ноября 1918г.), которым ввел строжайший учёт каждого квадратного метра жилой площади не только у домовладельцев, но и у квартиросъёмщиков. Специальные комиссии перепроверяли представленные гражданами отчётные сведения и под угрозой огромных штрафных санкций (6 тысяч леев) и даже тюремного заключения, принуждали местных жителей принимать румынских квартирантов за условную плату, а иногда и за реквизиционный бонус -- простая бумажка, которая не годилась даже для определённых гигиенических нужд.

Поводом для издания такого приказа, как сказано и в его преамбуле, послужили «трудности, которые встречают румынские военнослужащие и частные наниматели при найме необходимых помещений»… и « явный отказ» местных жителей принимать на квартиру «государственных чиновников и лиц, командированных со специальными поручениями в Бессарабию».

* * *

Открывая том с архивной документацией о деятельности генерального комиссариата Бессарабии, по правде сказать, нас буквально заедало любопытство узнать какими заботами жила эта наднациональная верховная структура власти в захваченной стране, какие проблемные вопросы жизненной важности для молдавского народа она решала в тот смутный и тяжелейший период нашей истории. Ведь в условиях декретированного военного положения на территории Молдавской Республики этот орган практически пользовался неограниченными правами и полномочиями. Если учесть, что в странах с парламентской формой правления президент подконтролен высшему законодательному органу, то в данном случае генеральный комиссар Бессарабии был нечто выше президента. Одним словом, царь и бог в оккупированной республике. В действительности так оно и было. Вспомним имевший место случай, подтверждённый и агентурными данными сигуранцы: 23 ноября 1918г. генерал Вэйтояну пригласил (вызвал) к себе домой депутатский корпус Сфатул Цэрий (за исключением оппозиционных фракций) и, угостив послушных депутатов чаем и вином, «озадачил» их в вопросе «упразднения автономии Бессарабии по примеру Буковины и Трансильвании» (sic!)

Через 4 дня, 27 ноября 1918г., глубокой ночью в 2 часа 30 минут, на заседании Сфатул Цэрий, депутаты-унионисты, жульническим образом (при полном отсутствии кворума! ), «затвердили» указание «бессарабского президента», приняв решение о ликвидации статуса автономии Бессарабии и безоговорочном её присоединении к Румынии.

Чем румынский генерал не президент?

Неограниченные полномочия, которыми обладала эта верховная властная структура, с одной стороны, и дремучая некомпетентность в управлении государственными и общественными делами, проявленная её чиновничьим аппаратом и самим генералом Вэйтояну-- с другой, производят удручающее впечатление.

Военный диктатор на публику почти не выходил, а общался с населением порабощённой республики исключительно посредством своих приказов, которые, также как и указы президента, имели силу закона.

Общество буквально кипело от множества накопившихся социальных и всякого рода других проблем, а генерального комиссара волновали совсем другие вопросы, издавая приказ за приказом по второстепенным и третьестепенным вопросам, занимаясь, как принято говорить у военных людей, пальбой гаубичными фугасами по воробьям.

Такими являются, например, приказы верховного начальника Бессарабии о закрытии рынка для домашнего скота в пос. Единцы, о регистрации извозчиков, занимающихся платными перевозками; о запрете профсоюзной организации учителей; о борьбе с вредителями телеграфно-телефонной связи, об ограничении времени работы ресторанов и ночных заведений и т.д. и т.п.

«Принимая во внимание, что ныне существующие в Бессарабии секции Всеобщей конфедерации учителей на своих собраниях обсуждают не только вопрос национализации школ, но и другие проблемы политического характера, принимая враждебные румынскому государству решения…

ПРИКАЗЫВАЮ:

1) Секции Всеобщей конфедерации учителей и преподавателей – распустить.

2) Собрания учителей и профессорского состава - запретить…

(Из Приказа генерального комиссара А. Вэйтояну, №6 от 30 июня 1918 г.)

О руководстве ниже рангом из военной оккупационной администрации и говорить не приходится…

«Мы проинформированы, что на собрании еврейских учителей, состоявшегося с разрешения комиссара полиции III сектора, 29 июля с.г. (1918г. – прим. наше) присутствующим на нём офицером полиции было разрешено выступающим говорить на иврите и местном жаргоне.

Просим Вас провести расследование и сообщить нам, если этот факт действительно подтверждается, а также указать имя офицера, который присутствовал на собрании.

Начальник Генерального штаба

Полковник - подпись.

«Мерзавца», разрешившего еврейским учителям говорить на своём родном языке, негодующее начальство, конечно, установило очень быстро и тут же вышвырнуло с треском его с занимаемой должности. И, наверняка, за потерю «политической бдительности». Однако сам факт, что этот «инцидент» буквально потряс руководство такого уровня, просто шокирует!

А вот другой красноречивый пример, как один из руководителей крупного звена «президентского» правления Бессарабии (начальник сигуранцы), вместе с другим, ещё более крупным руководителем из румынской военной администрации решают «судьбоносные» для молдавского народа проблемы…

1 февраля 1918г.

Господин начальник,

Имею честь направить вместе с этим письмом никелевые часы с цепочкой (также из никеля), один кожаный кошелёк, 4 медные и три серебряные монеты, которые были изъяты при обыске у капитана Дурасова.

Начальник службы

Директор -- Дрэгуцеску

И таких примеров -- масса.

Ещё во II веке до нашей эры древнеримский писатель и политический деятель Катон Старший (Марк Порций) давал мудрый совет патрициям, занимающим государственные посты: «Кто пустым делам придаёт важность, тот в важных делах окажется пустым человеком»

Но румынским патрициям XX века в Бессарабии некому было давать мудрые советы. По правде сказать, они и не нуждались в этом. Огромный аппарат чиновников как мощный бульдозер прихватывал всё подряд: и крупные булыжники, и гравий, и мелкие песчинки, позволяя румынской военной администрации и самому генеральному комиссару количеством и силой расчищать путь к заветной цели- «Marea Unire» - по известному принципу: сила есть, ума не надо.

Префектура Полиции г.Кишинёва 23/VII -918

Служба Сигуранцы

Спец. агенты №394 и №395

Донесение

Сообщаем, что сегодня имели случайную встречу с одним господином, бессарабским румыном, в возрасте 27-28 лет… В беседе, представившись директором префектуры г.Кахул, он нам говорил, что организационная структура нынешней администрации в Бессарабии намного хуже чем она была при Временном правительстве и во многом уступает даже той, что была при царизме.

По его словам, только здесь, в Кишинёве, имеются 2 бригады румынской сигуранцы, а число административного аппарата составляет 1100 человек, которые не выполняют свои обязанности из-за негодного руководства.

В сёлах упразднили земства, хотя они были лучше.

Он также сказал, что запрутские румыны хотят всё изменить, чтоб административная структура была точь-в-точь как в Старом Королевстве. Поэтому не найдёте бессарабского румына, который смотрел бы хорошими глазами на административных чиновников, пришедших из-за Прута…»

Справедливости ради, отметим, что в решении отдельных задач тот же Вэйтояну проявлял недюжинные организаторские способности и поистине полководческий талант.

Такой явилась сваленная румынским правительством на его широкие генеральские плечи огромная задача заготовки бессарабского зерна и другого продовольствия, спасения армии и страны от угрозы голода. Другими словами, задача военной реквизиции сельхозпродукции, или проще говоря, ограбления Бессарабии. В этом деле его хозяйская жилка, настойчивость и врождённая немецкая педантичность проявились сполна (Вэйтояну – немец по национальности, родился в семье немецкого переселенца в г. Измаиле).

Летом 1918г., едва начала колоситься пшеница на молдавских нивах, а румынский генерал, по-отечески, уже заботится о новом урожае: организует его охрану, инспектирует исправность вагонов, заготавливает мешки…

Когда один из подчинённых, ответственный за отгрузку зерна, дрожащим, растерянным голосом доложил Вэйтояну о том, что в провинции Бессарабии катастрофически не хватает мешков, генерал, вместо взбучки, усмехнулся, иронически и невозмутимо бросил тому в ответ реплику: «Ты уже совсем не похож на румына!» В таком же тоне попросил своего подопечного записать себе на лбу и запомнить раз и навсегда, что для румын в Бессарабии неразрешимых проблем не существует!

Правда, один из башковитых помошников генерала не сомкнул глаз в ту ночь. Но зато на второй день во всех официальных публикациях, на столбах театральных афиш и досках объявлений красовался один из самых экзотических шедевров румынской законотворческой мысли, напечатанный сразу в трёх языковых вариантах: на румынском, на молдавском (на кириллице) и на русском языках.

«ВсѢ мѢшки, находящiеся въ складахъ, какъ коммерсантовъ, такъ и частныхъ лицъ, объявляются съ сегодняшнего дня имобилизованными у ихъ собственниковъ и владѢльцевъ, которые не въ правѢ продать или занять ихъ кому-либо, безъ разрѢшенiя генеральнаго Комиссара.» -Так начинался очередной приказ генерала Вэйтояну, №26 от 31 июля 1918г. Далее в приказе генерал обязал всех жителей республики в двухнедельный срок представить в управу или волость отчёт в двух экземплярах о наличии и количестве в их хозяйствах мешков, новых и старых, ещё раз повторив категорический запрет на их перемещение, транспортировку и вообще до них дотрагиваться … За невыполнение приказа, или представление ложных сведений нарушителей ждала суровая кара -- штраф в размере 6 тысяч леев, или тюрьма.

Одновременно самозваный военный диктатор сыпет на голову жителей республики множество других приказов, запрещающих труженикам молдавской земли пользоваться урожаем, выращенным своими же руками.

Приказом №36 от 5 сентября 1918г. генерал Вэйтояну обязал «всех крупных и мелких земледельцев, а также владельцев всякого рода зерна и прочих сельскохозяйственных продуктов заявить официальным органам о количестве указанной продукции, полученной от нового или старого урожая, или приобретённой каким-либо иным путём»…

В приказе особо подчёркивается что «все укрыватели зерна и прочих сельскохозяйственных продуктов во всякого рода потаённых складах и ямах подвергаются штрафу от 1000 до 20.000 лей, или тюремному заключению до 1 года, а зерно реквизируется…»

О том, что молдавские крестьяне закапывают в ямах запасы продовольствия, чтоб уберечь их от реквизиторов, главари сигуранцы узнали от своих ушлых информаторов и немедленно ориентировали кишинёвских секуристов.

Министерство внутренних дел №14619

Генеральное управление полиции и сигуранцы От 31 июля 1918г.

Господину начальнику Кишинёвской Секретно. Лично.

бригады сигуранцы

Господин начальник,

Направляем Вам прилагаемую копию информационного сообщения, полученного нашим управлением и просим принять меры по проверке изложенных в нём данных и о результатах информировать Генерального комиссара и нас.

Директор----

Нач. бюро----

Приложение:

Сообщение (копия)

Д.К.Кирицеску, коммерсант, беженец из Бухареста, по своим коммерческим делам был в Бессарабии и рассказал, что бессарабские крестьяне настолько враждебно настроены к нам, что не позволят отобрать у них хлеб.

Посовещавшись между собой, они решили убранный с полей урожай сразу закопать в земле, а если и там найдут, собраться всем вместе и силой воспрепятствовать реквизиции, или сжечь всё зерно.

Украинские пропагандисты советуют им уже сейчас поджигать и уничтожать прямо на полях выращенный урожай зерновых, обещая, в случае нужды, помочь зерном из Украины.

Копия верна: подпись

* * *

Кишинёвская сигуранца через свою агентуру перепроверила указанную информацию. Вот что пишет агент M.N. в своём сообщении по этому поводу:

Служба сигуранцы 9/X-918

г. Кишинёв

Аг. M.N.

Сообщение

В беседе, которую я имел 6 октября с Марией Лозановски, прибывшей сюда из Оргеева, она рассказала мне, что в сёлах Оргеевского уезда наблюдаются большие волнения среди населения из-за того, что румынская военная администрация забирает у крестьян зерно, оставляя им мизерную долю, которой явно не хватает для содержания их семей.

Она также отметила, что крестьяне копают ямы и прячут в них все продовольствие от румынских властей.

* * *

Вершиной самоуправства военно-деспотической румынской администрации явился приказ генерального комиссара Бессарабии №38 от 5 сентября 1918года. Этим нормативным актом генерал Вэйтояну, по существу, вызвал искусственно голод в порабощённой Бессарабии. Чтоб ограничить до предела внутреннее потребление пшеницы и белой пшеничной муки, обеспечивая, таким образом, необходимый объём её вывоза в Румынию, военный диктатор в приказном порядке навязал всему населению края «свою» рецептуру выпечки хлеба из отрубей и примеси муки, которая раньше шла на производство комбикормов для скота.

Вот выдержка из названного приказа.

Приказываю:

Ст. I. Ежедневный рацiонъ на душу опредѣляется не болѣе, чѣмъ въ 400 граммъ хлѣба, выпеченного изъ смѣси пшеницы, ржи, гороха и ячменя или 500 граммовъ кукурузы.

Три раза на недѣлѣ выдается обязательно только кукуруза. Хлѣбъ выпекается изъ муки розового помола съ вышеуказанными примѣсями въ пропорцiи, чередующейся въ связи съ отпускающимися количествами муки.

Подъ мукой розового помола разумѣется мука съ 12% отрубей и 3% разсыпки.

Ст. 2. Также по вышеуказаннымъ мотивамъ воспрещается производство для продажи изъ бѣлой муки хлѣба, сдобныхъ рогаликовъ, пирожныхъ, всякого рода и всякихъ прочихъ издѣлiй.

Ст. 3. Неподчинившiеся распореженiямъ настоящаго приказа подвергаются штрафу въ 2000 лей, который въ случаѣ несостоятельности, замѣняется тюремнымъ заключенiемъ.

Кромѣ того, у упомянутыхъ во 2 статьѣ лицъ конфискуется бѣлая мука.

Данъ въ Кишиневѣ, 5 Октября 1918г.

Генеральный комиссаръ Бессарабiи, генерал ВЭЙТОЯНУ.

Опустошительные реквизиции коснулись и других отраслей сельского хозяйства республики, особенно, животноводства и виноделия. Чтоб избежать реквизиции, крестьяне в массовом порядке стали забивать домашний скот на мясо. Однако полиция строго отслеживала подобные случаи, конфискуя всё мясо, а «виновных» подвергала огромным штрафным санкциям.

В приграничных сёлах население пыталось спасти поголовье скота, перегоняя его целыми стадами через Днестр.

«В селе Кицкань арестован примар, который пойман в момент, когда пытался переправить через Днестр стадо коров, согнанных крестьянами из окрестных сёл» (Из Информационного бюллетеня Бендерского разведцентра, №22 от 14 февраля 1918г.)

* * *

В начале июля 1918г. генеральный комиссар подписывает очередной приказ №13, в котором со ссылкой на некие «нужды страны» и «последние решения центрального правительства»(не уточняя какие), приказал:

«1. Единственные покупатели овечьей шерсти являются экономические отделы и военные миссии в Бессарабии, которые направляют товар согласно указаниям экономического управления г.Ясс.

2. Синдикат фабрик по производству сукна приостанавливает свою деятельность».

De iure и de facto -- явно преступный приказ. При живом молдавском правительстве, генерал Вэйтояну, одним росчерком пера, ликвидировал целую отрасль промышленности, лишив рабочих работы, а крестьян -- возможности продавать ценнейшее сырьё по нормальным ценам на свободном рынке.

Своим же приказом, незаметно для неопытного глаза, румынский генерал сделал себя монополистом в экспорте молдавской шерсти. Поскольку упомянутые в приказе военные миссии и экономические отделы как единственные покупатели шерсти -- это его подвластные звенья (военную миссию олицетворял он сам, а экономические секции – периферийные щупальца созданной им же экономической комиссии при генеральном комиссариате).

Сколько миллионов положил Вэйтояну себе в карман от этой преступной аферы -- никто не считал. Известно только из многочисленных жалоб крестьян о том, как, и по каким ценам реквизиторы Вэйтояну «покупали» у них шерсть.

А вот ещё один шедевр законотворческого наследия генерального грабителя Бессарабии Артура Вэйтояну:

ПРИКАЗЪ №51

Принимая во вниманiе, что виноградники по всей Бессарабiи дали въ настоящемъ году исключительно богатый урожай и что дѣйствующими законами какъ выдѣлка, такъ и продажа винограднаго вина подчиняются извѣстнымъ правиламъ;

Принимая во вниманiе, что эти правила изданныя согласно закона установлены столько же для производителей вина, сколько и для продавцовъ его;

Принимая во вниманiе также правила дѣйствующаго нынѣ закона относительно винограднаго вина, установленнаго какъ закономъ отъ 9 февраля 1918года, такъ и Высочайшимъ Королевскимъ Декретомъ 5 ноября 1918 года

ПОСТАНОВЛЯЮ:

1) Всѣ жители Бессарабiи по селамъ, мѣстечкамъ и городамъ обязаны подать письменное заявленiе, лично или по довѣренности (законно утверждённой), въ течение 10 дней отъ настоящего числа, о количествѣ винограднаго вина, молодого или урожая прошлыхъ лѣтъ (стараго), которое у нихъ окажется въ домахъ, магазинахъ, погребахъ и дворахъ, или въ пути.

2) Заявленiя должны быть написаны разборчиво и согласно дѣйствительности, съ указанiемъ количества ведеръ и числа бочекъ, а также съ подраздѣленiемъ на вино собственнаго производства и купленное и у кого именно.

3) Кто имѣетъ также другiе крѣпкiе напитки долженъ заявить о нихъ по сортам и количествамъ въ томъ-же заявленiи.

4) Собственники домовъ, магазиновъ, погребовъ и дворовъ должны заявить о винахъ, которыя у нихъ помѣщены, и въ случаѣ неисполненiя этого приказа будутъ отвѣчать наравнѣ съ владѣльцами винограднаго вина.

5) Надлежаще составленныя заявленiя должны быть доставлены въ срокъ, указанный въ п.1, въ г.Кишинёвѣ и другихъ уѣздныхъ городахъ въ Администрацiю Финансовъ, а въ мѣстечкахъ и селахъ въ управленiе казенныхъ сборщиковъ, или на посты жандармовъ.

О принятiи заявленiй будутъ выдаваться установленныя удостовѣренiя.

6) Кто подастъ заявленiе неполное, тотъ будетъ наказанъ конфискованiемъ у него крѣпкихъ напитковъ, оказавшихся на лицо въ излишкѣ противъ того, что заявлено. Въ тѣхъ случаяхъ, гдѣ будетъ установлено, что заявленiя составлены неправильно со злым умысломъ, а также если кто вовсе не подастъ заявленiя, то въ такихъ случаяхъ, сверхъ конфискацiи напитковъ, будет примѣнено денежное взысканiе до 6000 лей или тюремное заключенiе до 3-хъ мѣсяцевъ согласно 23ст. правительстеннаго распоряженiя согласованнаго съ 19 ст. правилъ этого закона.

7) Провѣрка заявленiй будетъ произведена на мѣстахъ казёнными агентами, которые пройдут изъ дома въ домъ для посѣщенiя всѣхъ хранилищъ, а протоколы, составленные о нарушенiяхъ будутъ представлены въ Директориатъ Финансовъ

8) Директору Финансовъ поручается привести въ исполненiе настоящiй приказъ.

Данъ в Кишиневѣ 24 ноября 1918г.

Генеральный Комиссаръ Бессарабiи

Генералъ Корпуса Армiи ВОЙТОЯНУ.

Продолжение следует

Герасим Гидирим

Экстпертный клуб

«Молдова-655»

Обсудить