Александр Невзоров: 1.Глядящие в пенис. 2.Об украино-российской войне и пути к миру

Нет сомнения, что депутат ГД, публично произносящий особо сочную глупость, испытывает острейшее наслаждение. Наверное, такое же, как эксгибиционист, которому удалось показать свои сизые гениталии большой толпе пенсионерок, детей и мамаш. У депутата, конечно, аудитория побольше, чем у извращенца в скверике, но, вероятно, и удовлетворение посильнее.

Вообще эксгибиционизм нынче в моде. Помимо депутатов им балуются и министры.

Всех, конечно, превзошел Рогозин, показавший прессе «всего себя» в мундире.

Мединский застенчиво явил стране отжатую у итальянского университета мантию. Своей улыбкой (в этот момент) он был явно обязан той самой «лишней хромосоме», о которой сам министр любит упомянуть как об особом благе.

Изборский клуб принял решение проводить заседания «спасителей Руси» исключительно в кокошниках. Будем справедливы: большей части черносотенцев они очень идут, освежая сиянием жемчугов их глобальные физиономии.

Главы думских фракций, чиновники и попы открыто показывают в телевизоре свои лица.

Конечно, это не вполне обычный эксгибиционизм. Но это тоже сладострастная и торжествующая демонстрация того, что следует тщательно скрывать от всех, кроме врача и полового партнера.

Прилюдное обнажение самого постыдного и тупого становится в России лучшим проявлением благонадежности. И символом единения с госаппаратом.

Исключением является только Аполлон на сторублевой купюре. Его маленький пенис, недавно повредивший рассудок Думы и большую часть духовных скреп России, будет, по всей вероятности, запрещен. Уже сейчас церковь рекомендует монахиням, прихожанкам, девственницам, а в особенности благочестивым блудницам при пересчете заработанных купюр использовать варежки (во избежание греховного касания).

Разумеется, новая революция в России необходима. Причем не столько для смены власти, сколько для смены народа. Только революции под силу изменить людскую массу и вернуть ее из шовинистических грез в реальность. Революция (как мы помним) работает не очень эстетично, но результативно. А степень болезненности, с которой она хирургирует общество, напрямую зависит от уровня неадекватности последнего.

В этом смысле сегодня Россия вне конкуренции. Раскаленная «праведной злобой» на весь мир, избравшая изоляцию и дремучесть, воодушевленная черносотенством и душительскими амбициями, она, конечно же, является пациентом №1. Это заметил даже подслеповатый Кремль. И принял меры.

Отгрызть у грядущей революции руки доверили зверю «имперской идеи». Но выведенный из сурковских подвалов на публику, зверь оказался шелудив, безобразно худ и слаб. Попытка подкормить зверя «крымнашем» и мясом молодых украинцев сил ему не прибавила. А лишь привела бедолагу к диарее, причем настолько мощной, что брызги разлетелись по всему миру. Кремлю их досталось больше всего.

В итоге затея оказалась не просто дурацкой, но и на редкость зловонной. Теперь надо как-то отстирывать первых лиц государства (включая добрейшего Шойгу). А как это сделать, никто не знает.

Различные политтехнологические мыслишки по этому поводу, конечно присутствуют. Лидирует идея почтеннейшего Кургиняна, предложившего сделать зловоние нормой, а обычный воздух запретить на всей территории РФ.

Разумеется, Россия, воспитанная в отвращении ко всякой революции, ее, что называется, «не хочет».Но ее никто и не спрашивает. Революция вообще не имеет привычки интересоваться мнением страны, которую намерена «навестить».Если страна не хочет развиваться, не хочет добром адаптироваться к изменившемуся миру, то революция заставит ее это сделать через боль и хаос. Военно-патриотическая риторика, истерики царей и заклинания попов ей совершенно безразличны.

Эволюция ведь тоже не посчиталась с желаниями ящеров, которым наверняка хотелось бы навсегда сохранить свои огромные размеры, количество зубов и завоеванный «кровью дедов» статус.Но эволюция безжалостна. Заканчивается мезозой — заканчивается статус. Изменения неизбежны.

Россия, кажется, пока не поняла, что ее родной «мезозой» закончился и надо кардинально меняться. В современном пейзаже динозавры не очень уместны.

Конечно, это нелегко, особенно когда национальная идея до сих пор истерично диктует «убить, взорвать, намотать кишки на гусеницы, сбить, выпороть, затоптать и посадить». Но «не просто так», а во имя торжества духовности, сохранения территориальной огромности и какого-то там «особого пути» (куда — никто не знает).

Пока Россия следует своему динозаврскому идеалу, у мира и не будет к ней никаких чувств, кроме омерзения и желания разделаться тем или иным способом. Нужна новая национальная идея, следование которой коренным образом помогло бы стране не только измениться, но и дать ей подлинное величие. В этой идее должно быть столько энергии, дерзости, красоты и силы, что одно стремление к ней уже поменяло бы статус государства и навсегда перечеркнуло бы кишконаматывательные бредни о «русском мире».

Красивые национальные идеи валяются под ногами, но их не принято замечать. Они скучны, так как в них нет места «затоптать, намотать, запретить, посадить».

«Тупая», по выражению какого-то сатирика, Америка — это страна 360 лауреатов Нобелевской премии. «Растленная» Европа породила 364 лауреата. А Великая Россия (в основном СССР) дала их миру… лишь 23.

В сопоставлении этих цифр, увы, содержится отражение реального вклада нации в цивилизацию и развитие человека. Соотношение, конечно, позорное. Понятно, что для России догнать и перегнать даже «тупую» Америку по числу нобелевских лауреатов малореально. Хотя для этого рывка у России всегда было и есть всё.

Но она очень занята. Она опять наматывает чьи-то кишки на гусеницы, лижет руки попам, а украдкой разглядывает знаменитую сторублевку.
snob.ru

Об украино-российской войне и пути к миру

Тележурналист, режиссер и публицист, ведущий некогда культовой программы "600 секунд" Александр Невзоров — об украино-российской войне и пути к миру

- Решится ли Путин на масштабное вторжение в Украину? Речь не о нынешнем скрытом вторжении в Донбасс, а большой войне.

- Не могу сказать, на что решится Путин. Это было бы пределом безответственности — предсказывать действия человека, особенно в столь щекотливой ситуации. Я сторонник того, чтобы российские войска были введены на территорию Украины, но только для того, чтобы объединиться с силами АТО и удавить войну в лице террористов. Это был бы блестящий наполеоновский шаг. Этот шаг мог бы примирить Россию и Украину и позволил бы забыть многие существенные огрехи последнего времени, обезоружил не привыкших к нестандартным ходам европейцев. Я не знаю, рассматривается ли такой вариант и вообще, думает ли о нем кто-нибудь в России, кроме меня одного. С моей точки зрения, это единственный ход, который вообще остался у Кремля. Честно говоря, не думаю, что у российского руководства хватит ума на это. Этого просто не позволит клиническое черносотенное имперское лобби, которое имеет колоссальную значимость в кремлевских стенах.

А ведь таким образом — если бы совместно с силами АТО Украины покончили с террористами — можно было бы на несколько десятков лет убрать вопрос Крыма, потому что украинская сторона в этом случае оказалась бы со связанными руками — дружественность требует некоего вознаграждения. Вопрос Крыма остался бы болезненным и колючим — никуда бы оскорбленность украинцев не пропала, но, тем не менее, он перестал бы быть таким воспаленным.

- Высказывая предложение, чтобы российская армия пошла против террористов Донбасса, вы отрицаете, что эти самые террористы поддерживаются Россией?

— Не важно, кто с кем связан и кем поддерживается. Бывает ситуация, когда Боливар не выносит двоих. Здесь не до игр и не до былых привязанностей — слишком много стоит на карте и слишком велика опасность полномасштабной войны, которую никогда не выдержит Россия. Террористов нужно сдать и уничтожить, выступив в альянсе с Украиной.

Мы уже воевали с маленькой Чечней и знаем, чем это закончилось — Россия, проиграв войну в чистую, платит гигантскую дань: и моральную, и финансовую, и все прочие. Спасибо, что Кадыров изобрел какую-то такую особо почтительную форму, при которой он не напоминает нам об этом, и даже всерьез изображает из себя первейшего слугу и сторонника Путина. Но мы все знаем, что при этом в уголках глаз мерцает его улыбка. Это такая восточная мудрость.

Чем обернется для России открытая война с огромной Украиной, я даже не говорю, так как был свидетелем того, как украинцы умеют драться. Я встречался с украинцами во время чеченской войны — они воевали за Чечню. Украинские солдаты не хуже чеченцев, а чеченцы — лучшие солдаты в мире.

- Согласно последним данным соцопросов, российское общество более чем на 80% поддерживает агрессию против Украины. Означает ли это, что пропаганда настолько разогрела россиян, что у Путина нет шансов отступить — его не поймет собственный народ?

- Будем откровенны — да, это так. Я вам это скажу без всяких социологических служб. Потому что шоу сорвалось с поводка и оказалось, что… знаете, я приведу вам один пример: недавно несколько свободомыслящих русских мальчишек на радиостанции в Петербурге попытались как-то проявить свою позицию и выразить сочувствие Украине. Максимум, на что они решились — это поставить в эфир радиостанции песню "Хотят ли русские войны?". На втором куплете им позвонили и сказали, чтобы они прекратили эту провокацию. Тем самым ответ оказался утвердительным — "хотят".

Не надо винить одного Путина во всем, что происходит в Украине. Любой правитель детерминирован тем обществом, которым он управляет — он всего лишь верхняя точка этого общества.

- Но он-то и поджигает бикфордов шнур.

- Понятное дело, да. Потому что российское общество постоянно требует шоу. Набор шоу невелик, и последнее, которое попытались перед ним разыграть, называлось "Великая Россия" — но шоу сорвалось с поводка. Кремль оказался слишком неопытен в таких операциях. Неопытен, потому что Россия — очень молодая страна — ей всего 23 года, вне зависимости от того, какие бредни не придумывают черносотенцы и всякие там адепты русской духовности. Мы очень молодая, неопытная, горячая и авантюрная страна.

- Вы вспомнили вопрос Крыма. В связи с этим, простой вопрос: Крым — украинский или российский?

- Он принадлежал Украине, потом произошла крайне некрасивая ситуация: лежала окровавленная Украина без чувств, а из сумочки у нее торчал Крым. Россия его забрала. Это называется мародерство. Основная проблема любого мародерства в том, что обмародеренные люди рано или поздно приходят за своим добром. Вследствие мародерского отнятия Крыма 40 миллионов украинцев почувствовали себя оскорбленными и обворованными.

Украинцы — эмоциональные, храбрые и сильные люди, и у них есть большая вероятность стать очень сильным государством, очень развитым и передовым, в том числе и за счет всех сегодняшних несчастий. У Украины есть все шансы стать "сыном полка Европы", пусть даже кому-то покажется неуважительным такое сравнение.

- Более менее рациональная часть путинского окружения убеждает остальной мир, что контролирующий ситуацию в России Путин — единственная альтернатива абсолютно непредсказуемой черносотенной нечисти, которая может прийти ему на смену. Говорят, что именно потому Западу нет смысла и даже опасно пытаться свергать Путина. Иначе на его место придет какой-нибудь Бабай. Вы разделяете эту точку зрения?

- Конечно, не Бабай. Это все абсолютная мелкотня. Эту публику я бы назвал даже не "псами войны", а "йоркширскими терьерами войны".

А если абстрактно говорить о каком-то парне из стана черносотенцев, как альтернативу Путину — тоже нет. Просто потому, что среди черносотенцев и махровых имперцев-шовинистов нет той фигуры, которая могла бы быть всенародно увлекательной. Как ни странно.

- Как вы лично относитесь к этой публике?

- Я в принципе согласен с вашей формулировкой "нечисть", но должен отметить, что многие из них, включая тех, кто поехал воевать против украинской армии в Донбасс — неплохие ребята. Я ведь многих из тех, кто сейчас бандитничает в Украине знаю лично — и наемников, и руководителей и спецов. Я их помню по Чечне и Приднестровью. Но они до такой степени одурманены собственными безумными идеями и шовинистическим бредом пропаганды, что уже не способны адекватно воспринимать действительность.

- Можете назвать кого-то конкретно?

- С учетом того, как они там любят друг друга расстреливать, мы просто подставим этих людей, называя их имена.

Так вот, не эти бандиты и террористы Донбасса являются идеологами и поджигателями сегодняшней войны. Они всего-навсего команда авантюристов, конкистадоров, которая ринулась на поиски безумного шизофренического приключения. Идеологов же, напрямую призывающих громить и крушить, которые в первую очередь несут ответственность за войну, в Донбассе нет.

- Назовите идеологов.

— Они известны — это все наши местные имперцы. Я плохо помню их фамилии... кажется — Дунин, Холмодуров, Пропанов, Хурхинян.

Давайте вспомним хотя бы, как велико было влияние РПЦ (Русская православная церковь — ред.) в России в последние годы. Говорю "было", потому что московский патриархат очень подставил Путина, именно потому Гундяев (патриарх РПЦ Кирилл — ред.) сейчас тихо сидит и его практически не слышно. РПЦ до последнего дурила Кремлю голову тем, что православие — это тот клей, который никогда не даст Украине даже помыслить о выходе из-под российского влияния.

- Путин тоже идеолог?

- Нет, он абсолютно не идеолог. Но при этом лидер страны-агрессора.

- "Не идеолога" Путина россияне способны в принципе поменять демократическим путем? Или его правление закончится только с окончанием отведенных ему биологических часов?

— Я не знаю. Знаю, что для России существует страшный пример Майдана. Майдан доказал, что свобода, храбрость, воля и серьезность способны смести любой режим. Противостояние идее Майдана в России изначально было принято за основу только по этой причине.

Выборы Путину не страшны — любые выборы, которые пройдут в нынешней России, будут заранее срежиссированы и предсказуемы. На них, безусловно, надежды нет.

- Тогда Майдан?

- Россия нуждается в революции, поскольку страна должна эволюционировать, а в сегодняшнем состоянии она эволюционировать не будет и не может. Если страна упорно не хочет эволюционировать, то за дело должен взяться хирург по имени Революция. И в России, конечно, есть люди, которые способны эту страну очень быстро поставить на уши. Я не буду их называть.

- Почему они этого не делают?

- Потому что Путин, как достаточно тонкий, сложный и талантливый политик, с этими людьми не поссорился. Он ничем их не раздражает.

- Для вас очевидно, кто сбил малазийский Боинг в небе над Донбассом?

— По своему опыту войн и по тем знаниям, которые у меня есть, о работе различных террористических организаций скажу, что террористы любят стрелять вообще из всего, что попадет в руки. У меня нет никаких сомнений в том, что самолет сбили террористы. Я даже не понимаю, какие тут могут быть сомнения.

- Как быть с точкой зрения, что сбить самолет на высоте 10 тысяч метров без специальной подготовки невозможно, потому это могла сделать только армия?

- Та бросьте вы, не надо драматизировать. Вы даже не представляете, до какой степени это просто. Я понимаю, что СМИ нужно производить какой-то информационный товар, в том числе и на тему версий о сбитом Боинге, но это все очень просто. Непосредственного участия армии РФ в этой трагедии не было — там настолько дебилов нет.

- Но эти террористы так или иначе пророссийские. Есть ли в российском обществе хоть какое-то чувство вины за сбитый Боинг и десятки погибших?

— Нет, потому что в России очень мощно работает пропаганда. Не стоит вам так заботиться о том, что думает и чувствует большая часть российского общества. Большинство ничего не значит, потому что ровно это же большинство завтра будет думать иначе — так, как ему скажут по телевизору. Не надо на этой теме зацикливаться. Большинство на то и есть, чтобы быть лишенным собственного мнения, быть абсолютно управляемым и легко подверженным пропаганде. Какая разница, что они думают?

- Я объясню, почему вспоминаю общественное мнение России. Дело в том, что при принятии решений руководство РФ ссылается на это мнение, тщательно подготовленное пропагандой. Таким образом, легитимизируется все, что угодно.

- Это абсолютная формальность. На большинство и его мнение можно спокойно махнуть рукой.

- Сегодня российские грады и пушки убивают украинских солдат на границе, солдаты-срочники РФ хвастают в соцсетях стрельбой по Украине. Нас постоянно шантажируют вторжением, десятки тысяч семей в Украине получили повестки из военкоматов. Судя по российскому ТВ, Украина — злейший враг РФ. Вы понимаете, как мы, два когда-то близких народа, будем выбираться из всего этого и сколько на это понадобится времени?

- Если российским руководством не будет в ближайшее время принято уже упомянутое мной нетривиальное и единственно верное решение совместно с силами АТО Украины разбить террористов Донбасса, на восстановление отношений Украины и России может понадобиться пара сотен лет.

- Выходит, от Украины и ее руководства в стратегическом отношении ситуация не зависит, мяч на стороне России и только Кремль решает, как наши народы будут жить ближайшие 200 лет?

— Я же не знаю ситуации изнутри, и могу весьма поверхностно о ней судить, высказывая свою точку зрения. Об украинской власти и ее планах мне судить еще труднее, чем о российской. Но Порошенко, например, мне нравится.

- Чем именно?

- Он производит впечатление человека, не делающего и не говорящего чудовищных глупостей, он какой-то такой достаточно уютный. При всех ярлыках, типа "олигарх" и тому подобное. Порошенко не авантюрный, аккуратный, расчетливый и, вместе с тем, не смотря на маску хладнокровия, видно, что изнутри он совершенно разрываемый рыданиями за свою страну человек. Это уже очень дорогого стоит.

- Вы лично знакомы с Порошенко?

— Нет, никогда лично не видел. Даже не ел его конфет.

- Вопрос о том, с кого все началось: кто такой Янукович в России сегодня? Что он там делает и зачем он нужен Путину?

— Украинцы как-то умудрились поиметь в качестве президента человека, который не мог бы руководить даже булочной. Я подозреваю, что в истории с Януковичем Путину просто жалко дурака.

О нынешней войне еще хочу сказать украинцам: Ребята, успокойтесь, вы все равно победите.

- Но ценой скольких жизней? Родственникам погибших трудно будет радоваться победе. Им вообще трудно будет что-то объяснить.
— Объяснить будет трудно, это правда. И вообще, готовьтесь к худшему. Но в результате вы победите.

Роман Чернышев

liga.net

Обсудить