Какие схемы и чьи интересы скрываются за ответственностью правительства

Политики и эксперты продолжают спорить о том, в чьих интересах действовало правительство, взяв на себя на прошлой неделе политическую ответственность сразу за 11 законопроектов. Кабмин объясняет свои действия важностью проектов, которые депутаты не успели принять перед уходом в отпуск. Парламентская оппозиция считает, что это «предвыборный трюк правящей коалиции и способ узурпировать власть». С неожиданной версией выступил депутат ЛДПМ и по совместительству председатель парламентской комиссии по экономике, бюджету и финансам Вячеслав Ионицэ, заявивший, что меры правительства – это «клоунада», которая приведет к хищению миллиардов леев из госказны. Портал Noi.md выяснил, о чем идет речь в скандальных законопроектах.

Конституция (статья 106/1) позволяет правительству принять на себя ответственность перед парламентом за программу, заявление общеполитического характера или проект закона. У депутатов, если они не согласны, есть 72 часа, чтобы выдвинуть правительству вотум недоверия и отправить его в отставку. Для этого требуется 26 депутатских подписей и голоса парламентского большинства. Срок давно истек, но ни оппозиция, ни другие парламентские группы не опротестовали пакет из 11 законопроектов. В итоге они были подписаны спикером парламента, промульгированы президентом и опубликованы в спецвыпуске «Официального монитора».

Масштабный блок поправок касается фондов обязательного медицинского страхования, бюджета государственного социального страхования, госбюджета и других государственных финансов. Законы предусматривают повышение заработных плат на 20-40% почти 170 тыс. бюджетников, в том числе в области образования, а также компенсации на 20 млн леев для сельхозпроизводителей, пострадавших от российского эмбарго. Споры же развернулись вокруг других законодательных изменений.

Так, массу вопросов вызывают поправки в Закон об административном суде и Закон о предотвращении и борьбе с отмыванием денег и финансированием терроризма. Их суть сводится к наделению суда правом блокировать исполнение решения Службы по предотвращению и борьбе с отмыванием денег, которым приостановлена сомнительная деятельность или операция. Для этого решение должно быть обжаловано истцом с выполнением ряда условий, в том числе с указанием «приемлемых и обоснованных причин». Заявление о приостановлении решения Службы рассматривается в течение не более 5 дней от даты подачи. Тем самым у заинтересованных лиц появляется способ вывести из-под контроля «антиотмывочных» органов практически любую денежную сумму, вне зависимости от ее происхождения.

Весьма странно выглядят изменения в Налоговый кодекс и законодательство о залоге. Часть 6 статьи 102 Налогового кодекса дополнена следующей фразой: «Если после продажи заложенного имущества залогодержателем или назначенным им лицом залогодатель не выдает налоговую накладную в течение 15 дней после продажи, субъект налогообложения имеет право получить сумму НДС, уплаченную или которая должна быть уплачена, на основании договора продажи заложенного имущества».

Именно здесь, по словам Вячеслава Ионицэ, закладывается схема крупных хищений из бюджета. Депутат полагает, что в результате изменений восстанавливается механизм фирм-фантомов, которые уже из бюджета 2014 г. незаконно получат более 500 млн леев. В будущем году потери могут быть еще больше. Опрошенные нашим порталом эксперты подтверждают высокий риск воровства НДС и легализации средств через фирмы-фантомы.

Противоправной деятельности поспособствует и новая редакция законодательства о залоге, в которой присутствуют схемы изъятия денег из госбюджета под видом залоговых обязательств. Как пояснил в этот четверг на пресс-конференции депутат-коммунист Олег Рейдман, «закон распространяется не только на банковские залоги. Речь идет о схемах, по которым банки или другие залогодержатели будут отдавать свои залоги на реализацию, например фирмам-фантомам, которые с бюджетом не дружат. Они, в свою очередь, продают залог, выписывают накладную, и деньги из бюджета идут этому покупателю».

По словам Олега Рейдмана, создается и другая схема: «В Молдове, где основная отрасль экономики это сельское хозяйство, при отсутствии должной поддержки государства, выстраиваются отношения между экспортерами и сельхозпроизводителями или между переработчиками и производителями. Переработчики кредитуют производителей всякими оборотными средствами и требуют обеспечения в виде залога будущего урожая. И те, и другие являются плательщиками НДС. Нередки ситуации, когда аграрии не согласны с ценой залога или ценой изымаемой части урожая, а потому не отписывают документы. После чего судебный исполнитель изымает залог, никаких документов и фискальных накладных нет, но переработчики берут себе через 15 дней объем НДС и не выплачивают деньги в бюджет – фактически берут себе бюджетные деньги».

Несколько принятых правительством инициатив касаются реформы правового сектора. Новый Закон о дисциплинарной ответственности судей входил в прошлогодний пакет антикоррупционных мер, однако был отправлен на доработку, что вызвало недовольство европейских институтов. Возмутилось и гражданское общество: зарплаты служителям Фемиды взлетели, а ответственность осталась на прежнем уровне. В закон включен расширенный перечень дисциплинарных нарушений: от грубых ошибок до неуважительного отношения к сторонам и использования неадекватных выражений. Срок давности увеличен до 2 лет, в качестве одной из мер воздействия впервые допускается снижение зарплаты до 30% и отстранение от руководящей должности.

Важность нового закона неоспорима, однако не в полной мере понятна спешка правительства: в любом случае в нынешнем году все жалобы на судей будут рассматриваться по действующей дисциплинарной процедуре. Закон начнет работать с 1 января 2015 г. и вполне мог быть рассмотрен парламентом на будущей сессии. Как и другой законопроект, который упраздняет Бендерскую апелляционную палату.

За последнее время к этой инстанции высказывалось много претензий в связи с вынесением незаконных решений. Но логику реформаторов сложно понять, поскольку судьи и персонал упраздненной апелляционной палаты продолжат работу в других судах. Вместе с тем расширена компетенция Апелляционной палаты Кишинева: все неоконченные дела поступят сюда для последующего рассмотрения, несмотря на то, что эта инстанция также неоднократно фигурировала в скандалах, связанных с коррупцией и вынесением необоснованных вердиктов.

Поправки в Закон о статусе судьи и Закон о Высшем совете магистратуры (ВСМ) еще более ограничивают неприкосновенность служителей Фемиды, усиливая позиции и независимость органов прокуратуры. ВСМ обязан незамедлительно ответить на предложение Генпрокуратуры о начале уголовного преследования судьи, его задержании, аресте или обыске. При этом ВСМ рассматривает только соблюдение процессуальных правил, он не вправе давать оценку качеству и достоверности собранных прокурорами материалов.

Иммунитет не поможет судьям, если речь идет о подозрениях в совершении таких преступлений как пассивная коррупция, извлечение выгоды из влияния, отмывание денег и незаконное обогащение. В таких случаях общие правила не действуют, и судья может быть задержан, подвергнут приводу и обыску без согласия Высшего совета магистратуры. Достаточно разрешения генерального прокурора или его заместителей. В случае подтверждения вины к подсудимому применяется расширенная конфискация имущества. Ряд изменений касается случаев совершения судьями административных правонарушений.

Объемный пакет поправок внесен в законы о финансовых учреждениях, о рынке капитала, о страховании, а также в Кодекс о правонарушениях и Уголовный кодекс. Один из законов связан с утверждением комбинированной товарной номенклатуры, при помощи которой учет внешнеторгового оборота приводится в соответствие с международными стандартами. Новые правила в этой сфере начнут работать с 1 января 2015 г.

Еще один новый закон вводит в Молдове с июля 2015 г. Единую национальную службу экстренных вызовов 112. В его основу легла совместная директива Европарламента и Совета Европы об универсальной услуге. Для внедрения единого номера будет разработана специальная национальная программа, пройдет серия информационных кампаний. Первое время существующие номера служб экстренного реагирования (901, 902, 903) будут работать параллельно с номером 112.

Как подчеркивают эксперты, никакой срочности или чрезвычайности в большинстве нововведений не было, в том числе в части фискальных и залоговых правил. По некоторым вопросам европейские партнеры ждали решения с прошлого года, и потеря еще одного-двух месяцев не стала бы камнем преткновения. Как стало известно после развернувшегося скандала, вопрос о принятии правительством ответственности обсуждался в правящей коалиции, однако политические игроки не пришли к общему знаменателю. Поначалу было принято решение отложить дискуссии на осень, но в последний момент был дан старт другому сценарию. Этим, по всей видимости, и объясняется вынос мусора из избы, последовавший вслед за опубликованием новых законов.

По заверениям спикера Игоря Кормана, если подтвердиться, что отдельные законы из этого пакета допускают определенный произвол, тогда их пересмотрят. Правда, к тому времени заинтересованные лица уже могут осуществить вывод средств из бюджета, направив их в оффшорные зоны при помощи подконтрольных банковских учреждений. Тем более что Служба по предотвращению и борьбе с отмыванием денег фактически лишена эффективных рычагов воздействия – любое ее решение может быть заблокировано в судебном порядке.

Свою лепту в пересмотр правил игры может внести Конституционный суд. Как считают эксперты, некоторые статьи Закона о дисциплинарной ответственности судей, принятого правительством, выходят за конституционные рамки и могут быть аннулированы. Этой же позиции придерживается вице-спикер Сергей Сырбу, который уверен, что вскоре спорные положения будут опротестованы заинтересованными лицами в Конституционном суде.

Последний раз правительство Молдовы обращалось к статье 106/1 Конституции в августе 2011 г., взяв на себя ответственность за законопроект об изменениях в исполнительной системе и на рынке ценных бумаг. Поправки получили название «антирейдерский пакет», поскольку тогдашний премьер Влад Филат мотивировал необходимость их принятия серией рейдерских атак на молдавские банки и крупные компании. Они, в частности, ввели обязательное предварительное письменное разрешение Национального банка при банковском переводе акционерного капитала, а также возможность передачи права собственности на ценные бумаги только на основании окончательного судебного решения. Несмотря на последовавшие скандальные разоблачения, правительству также удалось избежать отставки. Однако многие нововведения впоследствии были отменены парламентом или пересмотрены по воле Конституционного суда.

1 августа 2014,

Виктор Суружиу

ИСТОЧНИК: http://www.noi.md/ru

Обсудить