Кто на ком «стоит» в Партии коммунистов?

Говорят, что умные люди всегда согласны друг с другом, но лишь при условии, если они понимают, о чём идёт спор. Вполне возможно, что это, в большинстве случаев, именно так и есть, однако во время встречи 15 августа 2014 года в Международном пресс-клубе «Социальный резонанс» в Кишинёве с членом депутатской фракции Партии коммунистов Республики Молдова Григорием Петренко у меня лично по этому поводу появились некоторые смутные сомнения.

Надо отметить, что, несмотря на летний «отпускной сезон», встреча с Григорием Петренко собрала весьма обширную аудиторию желающих «вживую» увидеть и послушать человека, который «кинул вызов» самому Владимиру Николаевичу Воронину, третьему президенту РМ, отцу-основателю и бессменному лидеру Партии коммунистов.

Предполагалось, что в дискуссии с ним будут затронуты следующие наиболее актуальные, интересующие молдавскую общественность темы: остался ли Григорий Петренко «человеком Марка Ткачука», или, по крайней мере, членом команды «младореформаторов» Партии коммунистов; каково будущее Марка Ткачука, Юрия Мунтяна и Александра Петкова; на какие внутренние и внешние силы и факторы рассчитывает Григорий Петренко, требуя смещения Владимира Воронина с должности председателя ПКРМ; к кому присоединится Григорий Петренко, если его всё-таки исключат из ПКРМ - к Игорю Додону, Ренато Усатому, Виктору Шелину или Вадиму Мишину; почему Григорий Петренко очень зол на вице-председателя ДПМ Владимира Георгиевича Плахотнюка?

Руководство ПКРМ, как известно, в своём спецсообщении для прессы однозначно отметило, что требования Григория Петренко соответствует всем его действиям в последнее время, цель которых состоит в компрометации Партии коммунистов перед парламентскими выборами. Свою позицию по поводу подобных действий ЦК ПКРМ высказал на пленарном заседании от 7 июня 2014 года. Пленум ЦК ПКРМ исключил тогда большинством голосов Марка Ткачука, Юрия Мунтяна и Григория Петренко из руководящих органов партии.

Однако, уже 09 июля 2014 года Григорий Петренко в рамках специально созванного брифинга снова обратился к председателю Партии коммунистов Владимиру Воронину с настоятельным требованием добровольно покинуть свой пост, а также созвать внеочередной Съезд ПКРМ, на котором избрать нового лидера этого политического формирования. По словам Григория Петренко, «Владимир Воронин продал партию Плахотнюку и выбрал роль лояльной оппозиции».

Конфликт между Григорием Петренко и Владимиром Ворониным стал очевидным после ратификации Соглашения об Ассоциации РМ с ЕС, когда Григорий Петренко оказался единственным депутатом - коммунистом, который остался в зале заседаний Парламента и проголосовал против, после чего Владимир Воронин заявил, что Петренко больше не является частью ПКРМ и должен освободить свою должность. За Соглашение об ассоциации Молдовы с Европейским союзом 2 июля 2014 года проголосовали 59 депутатов от правящей коалиции и Либеральной партии. Против проголосовали четверо – Григорий Петренко (ПКРМ), Игорь Додон, Ион Чебан, Зинаида Гречаная (ПСРМ). Фракция Партии коммунистов не участвовала в заседании.

Кто же он всё-таки такой, этот Петренко Григорий Владимирович - «возмутитель спокойствия», посмевший себе «замахнуться на святое» - на единоличное право лидера Партии коммунистов Владимира Воронина «повелевать, править и решать за всю партию», заставивший сегодня говорить о себе не только в Кишинёве, но и в Москве, и в Киеве, и в Брюсселе, и в Бухаресте, и в других европейских столицах? Каковы же истинные мотивы его неординарных поступков и громких заявлений? С кем и за что он на самом деле борется?

Биографические источники сообщают, что Григорий Петренко родился 17 января 1980 года в Кишинёве. По образованию экономист. Вступил в Партию коммунистов Республики Молдова, был избран первым секретарём Коммунистического Союза Молодёжи Молдовы и членом Политического исполкома ЦК ПКРМ. На парламентских выборах 2005 года избран депутатом Парламента по спискам Партии Коммунистов Республики Молдова и председателем Парламентской комиссии по внешней политике и европейской интеграции. С 12 мая по 28 августа 2009 года Григорий Петренко занимал должность заместителя Председателя Парламента Республики Молдова.

С 16 апреля 2007 года - представитель Республики Молдова в Парламентской Ассамблеи Совета Европы. Владеет английским, молдавским и русским языками. Является членом Исполнительного бюро Партии Европейских Левых (коммунистическое большинство), в котором был избран на II-ом съезде в Праге 24 ноября 2007 года. В 2007 году, Григорий Петренко внёс свой вклад в создание «Молдавских общин в Румынии». 26 июня 2008 года он представил Комитету Министерств Иностранных Дел Европейского союза доклад (№ 551) об «отказе румынских властей признавать право молдаван на национальую идентичность».

Григорий Петренко женат с 28 июня 2003 года. Его жена - Лилия, родилась 12 ноября 1982 года, является представителем в Молдове «Make-up Atelier Paris» - мастерской, объединяющей лучших визажистов мира. Григорий и Лилия воспитывают двух сыновей – Артура и Давида.

В общем, из приведённых выше данных следует, что всей своей политической карьерой Григорий Петренко обязан Партии коммунистов, в которую он вступил в 2000 году. По его словам, вступил он в ПКРМ не из карьерных, а из политических соображений, поскольку Партия коммунистов в то время была ещё в оппозиции. В 1999 году он с группой друзей-студентов учредил Ассоциацию студентов, которая проводила много различных общественно-политических мероприятий, хотя в ректорате им угрожали отчислением, ругали их за то, что они приглашали на свои собрания представителей Партии коммунистов. Лидер ПКРМ Владимир Воронин ещё совсем недавно похвально высказывался о Григории Петренко, называя его, наравне с Марком Ткачуком и Юрием Мунтяном, «гордостью партии», её «молодой гвардией», уверенно идущей на смену старшему поколению коммунистических лидеров, и пророча всем им большое политическое будущее. Не жалели добрых слов по адресу своего «вождя и учителя» Воронина и сами Петренко, Мунтян и Ткачук, грудью встававшие на защиту его чести и достоинства всякий раз, когда кто-либо из оппозиции позволял себе резкие критические замечания и выпады по его адресу.

Поэтому Марк Ткачук, Юрий Мунтян и Григорий Петренко до самого недавнего времени считались верными сторонниками Владимира Воронина и бескомпромиссными противниками Коалиции проевропейского правления. Именно с их подачи ПКРМ стала выступать за Таможенный союз. Именно они начали в 2013 году продвигать идею о необходимости организации в Молдове «бархатной революции», чтобы вернуть «захваченное олигархами государство», и стали готовить партию к уличной борьбе. Вокруг этой тройки постепенно образовалась группа их сторонников, активно выступавших за решительные действия. Среди них депутаты Александр Петков, Константин Старыш, Михаил Полянский, Зураб Тодуа.

И вдруг вся прежняя внутрипартийная идиллия «нерушимого единства и сплочения рядов» в ПКРМ разом кончилась. Крупнейшая оппозиционная сила — Партия коммунистов Республики Молдова (ПКРМ) — вступает сегодня в предвыборную гонку ослабленной, как никогда ранее. От руководства ПКРМ отстранены наиболее жесткие и последовательные критики власти — Марк Ткачук, Юрий Мунтян и Григорий Петренко, а лидер ПКРМ Владимир Воронин вдруг так смягчил прежнюю антиевропейскую риторику, что окончательно запутал и друзей, и врагов своими постоянными и непредсказуемыми метаниями между Европейским и Таможенным союзами. Более того, из Партии коммунистов начали выгонять именно самых активных её членов.

Первым из ПКРМ исключили Павла Григорчука, активиста движения «Антифа», созданного, кстати, по инициативе Григория Петренко. Это произошло вскоре после громкого внутрипартийного конфликта, когда из Политисполкома ЦК ПКРМ были выведены главный идеолог и политтехнолог партии Марк Ткачук, исполнительный секретарь Юрий Мунтян и Григорий Петренко, курировавший в ПКРМ международные связи.

Владимир Воронин вначале сказал, что все трое были уволены из партийного руководства по собственному желанию. Правда, несколько позже он высказался совсем иначе: «Нашлись три умника, которые посчитали, что другие члены ЦК — глупцы, и решили обострить обстановку в партии. Так делать нельзя! Если армейский строй идет в ногу, а один солдат решил пойти иначе, то все остальные должны поправить его, а не следовать его примеру».

В ответ на эту реплику своего партийного лидера Григорий Петренко написал: «Конечно, когда командир «армейского строя, где все идут в ногу» вдруг решил записаться в подтанцовку к всем известному конферансье, ему хочется, чтобы все вокруг из строя выплясывали тоже по-плахотнюковски. Тем же, кто не хочет, указывают на дверь».

Вокруг лидера ПКРМ Владимира Воронина сплотилась другая группа, в которую вошли депутаты Олег Рейдман, Владимир Витюк, Анатолий Загородный, Мария Постойко, Артур Решетников.

Главным эпизодом противостояния в Партии коммунистов, вбившим клин в отношения между группой Воронина и группой Ткачука стала известная история с «бархатной революцией», когда группа Ткачука рассчитывала в канун саммита «Восточного партнерства» в Вильнюсе, где Молдова парафировала Соглашение об ассоциации с ЕС, провести многотысячный марш на Кишинев, который должен был закончиться масштабным «бессрочным митингом» на площади перед зданием Правительства и привести к смене власти.

Но против того, чтобы народный протест пошел по жесткому сценарию, выступили сам лидер ПКРМ Владимир Воронин, а также поддерживающие его Рейдман, Витюк, Загородный, Решетников, Постойко. Их аргументы сводились к тому, что радикализация акции протеста поставит под удар Партию коммунистов, которую власть может попросту запретить. Датой проведения марша и митинга определили 23 ноября 2013 года (за неделю до саммита в Вильнюсе). Митинг получился многотысячным (полиция насчитала свыше 15 тысяч человек, сама ПКРМ – свыше 40 тысяч). Выступавшие решительно призывали покончить с олигархией и коррумпированным Правительством. Однако все кончилось тем, что колонны протестующих пару раз обошли здание Правительства по кругу, после чего Владимир Воронин спел со сцены куплет из песни «Вставай, страна огромная», а затем акцию свернули и попросили всех разойтись, хотя было вполне достаточно ресурсов для начала акции «нон-стоп». Именно благодаря Владимиру Воронину в ноябре прошлого года протест не пошел по радикальному сценарию.

После всех этих скандальных и не всегда понятных непосвященным в «таинства двора» Владимира Воронина внутрипартийных стычек ПКРМ потеряла свою прежнюю политическую идентичность. К её хронической «идеологической невменяемости» добавился также печальный факт явного и тайного сотрудничества с правящей коалицией. Коммунисты, не согласные с линией своего лидера, его позицию трактуют сегодня как абсолютно проигрышную: «Воронин сам пошел на отдых и партию отправил на каникулы».

Что им делать в этой ситуации, они, однако, не знают, но в ближайшее время собираются начать публично оппонировать Воронину, чем, конечно же, не добавят популярности ПКРМ, которая фактически перестала претендовать на роль главного борца с правящим режимом и, по сути, больше не является проводником альтернативной внешнеполитической повестки в виде евразийской интеграции. С таким багажом ПКРМ будет очень сложно претендовать на такое представительство в будущем Парламенте, которое позволило бы ей эффективно влиять на процесс принятия внешнеполитических решений.

Вот на таком мутном, как стоячая вода в болоте, политическом фоне и проходила упомянутая выше встреча членов и гостей Международного пресс-клуба «Социальный резонанс» с «молодым и рьяным» внутренним оппозиционером в рядах Партии коммунистов Григорием Петренко, которая, как многие, в том числе и автор этих строк, наделись, хотя бы немного прояснит становящуююся всё более странной и непонятной ситуацию в ПКРМ и вокруг неё и позволит понять, с кем же именно и за что конкретно борются сегодня и сам Григорий Петренко, и остальные «младокоммунисты».

Увы, надеждам этим не суждено было сбыться. Нет, нет, Григорий Петренко не отмалчивался, не отказывался отвечать. Напротив он был весьма говорлив и всем своим видом пытался показать, что готов дать честный и откровенный ответ на любой вопрос, касающийся текущей ситуации в Партии коммунистов и вероятных сценариев её дальнейшего развития. Но вот в чём беда: чем больше и дольше Григорий Петренко говорил, тем больше и больше запутывался сам и запутывал даже те вопросы, которые участникам дискуссии ещё пару часов тому назад казались вполне ясными и совершенно понятными.

Впрочем, чтобы каждый читатель этого моего очерка мог самостоятельно составить представление по данной проблеме, приведу ниже наиболее значимые места из состоявшей дискуссии между Григорием Петренко и членами Международного пресс-клуба «Социальный резонанс».

Вопрос: 2001 год, ПКРМ у власти, у Воронина бешеный авторитет, огромная харизма. Бизнесмены шли к нему на поклон. Воров в законе разогнали, посадили, убили. И вот за 10 лет происходит странная и чудовищная метаморфоза. Владимир Николаевич сдулся, спекся, сломался, произошла усталость металла? Что случилось с «царем всея Молдовы», как его тогда называли? Что на него повлияло?

Григорий Петренко: Честно говоря, я не хотел бы начинать нашу встречу обсуждением личности Владимира Николаевича Воронина. Мы и так все его так или иначе знаем. Все политики – публичые лица, они живут и работают как за стеклом, поэтому все мы прекрасно знаем, видели все достижения Воронин и Партии коммунистов под его руководством. Разные были периоды, когда мы были в оппозиции, потом во власти, потом опять в оппозиции. Воронин на самом деле очень многое сделал для страны и для партии. Он основатель партии. Поэтому я не хочу, чтобы наша встреча начиналась сегодня с обсуждения его личности. Я свою позицию обозначил на позапрошлой пресс-конференци, которая состоялась через месяц после всем известного Пленума ЦК ПКРМ, когда были устранены целый ряд лиц из руководства партии. Могу повторить. То, что произошло 7 июня, это была спланированная акция по устранению тех лиц, которые создавали определенные препятствия для будущих договоренностей с олигархом Плахотнюком. Почему это произошло – это другой вопрос.

Уверен, что Воронин сделал это всё осознанно, это его решение. Это предательство избирателей, предательство партии, потому что любой лидер партии должен вести её к победе. А сегодня у всех складывается впечатление, что Партия коммунистов не идёт к победе, а идёт к запрограммированному поражению. Вот с этим, я посчитал, не следует мириться. Я уверен, что эту позицию поддерживает большая часть партии и наших избирателей, которые считают, что Партия коммунистов должна побеждать. Но, к сожалению, эта победа ПКРМ сегодня возможна только в том случае, если партией не будет больше руководить Воронин.

Вопрос: Давайте всё-таки расставим все точки над «i» в отношениях между Григорием Петренко и Владимиром Ворониным. Я очень люблю слухи, я очень люблю кривотолки, поэтому неспроста задаю вам свои вопросы. Как складываются ваши личные и политические отношения с тремя коллегами по Партии коммунистов – Марком Ткачуком, Юрием Мунтяном и Александром Петковым? Вы ещё остаетесь друзьями? Компаньонами? Я слышал такую чудную версию, что Ткачук, Мунтян и Петков остались в ПКРМ, сделали вид, что сдались на милость победителей, но на самом деле это хитроумный план под названием «Троянский конь», чтобы довести задуманное до конца – лишить Владимира Воронина должности председателя ПКРМ.

Григорий Петренко: Никто никуда не выходил и не собирается выходить. О себе лично могу сказать, что у меня нормальные дружественные отношения со всеми этими тремя, с Ткачуком, Мунтяном и Петковым. У нас могут быть какие-то разногласия по отдельным вопросам, могут быть различия в подходах к их решению, но «черная кошка» между нами не пробегала. Насчёт «Троянского коня», думаю, что это не совсем так. Ну, понимаете, у каждого своя история, своё видение того, что произошло, но... Я посчитал нужным высказать свою позицию, и она была высказана. Марк Ткачук буквально за день до Пленума ЦК ПКРМ также заявил, что осуществляется попытка захвата руководства партией людьми Плахотнюка. После этого Пленума ЦК нас все спрашивали, что же всё-таки произошло, почему вы молчите, почему вы не говорите, выйдите на люди и скажите, что вы дальше собираетесь делать!?

Я посчитал необходимым высказать свою позицию через четыре недели после Пленума ЦК. Если бы мы её не высказали... Если бы я её не высказал, было бы ещё больше кривотолков, всяких интерпретаций. Более того, я считаю, что ситуацию в партии надо менять, её надо менять изнутри. Любой кризис в той или иной партии преодолевается её съездом. Съезд ПКРМ в 2012 году дал руководству партии мандат до следущего съезда. Поэтому я предложил преодолеть этот кризис, который сформировался, именно проведением съезда. Не надо бояться этого. Так как съезд – это самый результативный орган в партии. Тем более, перед выборами вполне логично провести съезд ПКРМ для мобилизации сил, для того, чтобы четко и ясно ответить нашим избирателям, какова наша позиция по целому ряду вопросов. В том числе, по вопросу о внешней политике, по вопросу об отношении к ассоциации Молдовы с ЕС, по вопросу о Референдуме, и так далее. Также и по вопросу об отношении партии к олигархам и к будущей коалиции в Парламенте.

Если бы мы на съезде приняли решение о том, что ПКРМ, придя к власти, обязуется провести Референдум по вопросу о внешнеполитическом векторе развития страны, что Партия коммунистов выступает за денонсацию Соглашения об ассоциации РМ с ЕС, тогда не было бы никаких заявлений со стороны наших оппонентов о том, что мы сидим на двух стульях, что мы что-то там ещё не так делаем. Если бы мы четко и ясно на съезде заявили, что Партия коммунистов после выборов не собирается создавать коалиции или альянсы с нынешними партиями власти, ни с Плахотнюком, ни с Филатом, тогда бы всё и всем было бы понятно. Сегодня не надо бояться съезда. Съезд, в принципе, может только помочь партии. Пускай нас сами члены партии рассудят, если создалась конфликтная ситуация. Съезд партии должен поставить в этом конфликте точку.

Вопрос: Какова вероятность созыва этого съезда ПКРМ? Ведь для того, чтобы провести съезд партии, необходимо решение по этому поводу ЦК ПКРМ. После этого объявляются выборы делегатов этого съезда и в течении определенных уставом сроков созывается съезд. Но, как мы видим, этот процесс в ПКРМ сейчас полностью застопорился. То есть, ему на даётся ход. Пленум ЦК постоянно переносится. Сейчас стало известно, что Пленум ЦК ПКРМ будет только в сентябре, да и то по совсем другой теме. Насколько я понимаю, внеочередной съезд может быть как до выборов, так и после выборов. Но я всё-таки думаю, что съезд обязательно будет, и я думаю, что это будет съезд внеочередной.

Теперь вопрос. Каков ваш прогноз насчёт результатов парламентских выборов? С чем мы все проснёмся после них в первых числах декабря? Все мы понимаем, что многие политики, политологи, журналисты считают, что результат уже известен, что в Парламенте будут четыре партии – ПКРМ, ЛДПМ, ДПМ и ЛП. Вопрос только в том, проходят или не проходят и сколько мандатов получает Партия социалистов Игоря Додона. Вы можете к этому что-то добавить? Вы не ждёте каких-то сюрпризов от выборов?

Григорий Петренко: Ну, я тут не соглашусь с вами, потому что я считаю, что как раз ситуация сегодня абсолютно непредсказуемая. По целому ряду причин. Во-первых, после того, что произошло внутри Партии коммунистов, где произошел захват руководства группой людей из команды Плахотнюка и очень многие из членов нашей партии и наших избирателей демотивированы. А с другой стороны, появляются проблемы на правом фланге, в том числе и у ЛДПМ, и у либералов-реформаторов, которые вряд ли наберут хотя бы один процент. Сегодня, я думаю, есть шансы попасть в Парламент, причём высокие шансы, у ПКРМ, наверняка попадёт ЛДПМ, попадут либералы Михая Гимпу, но, я думаю, под вопросом попадание в Парламент Демократической партии, как бы это ни казалось сегодня многим странным.

В то же время существует, по моему мнению, высокая вероятность попадания в Парламент блока партий, создаваемого Ренато Усатым, и Партии социалистов. То есть, сегодня, на данный момент, шанс пройти в Парламент имеют шесть партий. Ситуация за последние полтора месяца серьёзно изменилась. Я знаю, что несколько западных дипломатов в разговоре между собой начали высказывать определенные опасения. Если раньше для них всё было предсказуемо в вопросе о том, кто проходит в будущий Парламент, то сегодня всё уже далеко не так однозначно. Осталось меньше четырёх месяцев до выборов и они сейчас больше всего переживают за результат Демпартии.

Вопрос: Вы, единственный из депутатов фракции ПКРМ, голосовали, причём вместе с парламентской группой Партии социалистов, против ратификации Парламентом Соглашения об ассоциациии РМ с ЕС. Есть ли у вас какие-либо принципиальные разногласия с позицией Партии социалистов, с их программой? Возможно ли ваше сотрудничество с этой партией в дальнейшем?

Григорий Петренко: Честно говоря, для меня было сюрпризом то, как в последний момент, практически единолично, Владимиром Ворониным было принято решение относительно поведения фракции ПКРМ во время дебатов по этому вопросу. Изначально не планировалось, что фракция ПКРМ будет молчать, не станет задавать вопросы Юрию Лянкэ. Все депутаты фракции подготовили свои вопросы. Вопросы были готовы. Фракция готовилась к дебатам. Готовилась дать бой, задавать вопросы Лянкэ, выступать с центральной трибуны Парламента.

Но буквально за несколько секунд до начала заседания Парламента председателем партии Ворониным было дано указание, что мы молчим, не задаём вопросы, от фракции выступает только один человек, и после его выступления все мы выходим из зала. Этот вопрос не обсуждался ЦК ПКРМ, это было личное решение Воронина. Я знаю, что подавляющее большинство членов фракции ПКРМ с удовольствием проголосовали бы против этой ратификации, и это было бы правильно. Но произошло то, что произошло. Это дало повод интепретировать наши действия как то, что в вопросе об евроинтеграции Молдовы мы оставили дверь приоткрытой, что мы сидим на двух стульях, и с Европой, и против Европы, и за Соглашение об ассоциации РМ с ЕС, и за Таможенный союз. То есть, полная каша получилась в восприятии позиции ПКРМ нашим электоратом и всем молдавским обществом вообще.

В тот момент, я знаю, нескольких моих коллег не было в зале. Они, уверен, если бы присутствовали в зале, тоже остались бы вместе со мной. Кто-то, возможно, не придал всему этому особого значения. Но я для себя лично посчитал необходимым остаться в зале и проголосовать против ратификации этого Соглашения, потому что я и мои коллеги по партии эту позицию отстаивали каждый день, везде, на протяжении многих месяцев, и на встречах с избирателями, и в СМИ. Если бы фракция ПКРМ осталась в зале заседаний Парламента, если бы к трибуне вышел её председатель Владимир Воронин и сказал, что фракция ПКРМ категорически против, наверное, в политическом плане это прибавило бы Партии коммунистов авторитета в глазах избирателей.

А сейчас, в предвыборной кампании, один из основных вопросов к ПКРМ будет звучать так: Почему вы ушли из зала? Уже задают этот вопрос. Поэтому я считаю, что это была ошибка Владимира Воронина и он должен её признать. Но за эти ошибки надо нести ответственность. Не надо бояться слова «ответственность». Решение об отношении ПКРМ к ассоциации Молдовы с ЕС было принято на Съезде партии в 2012 году. Тогда мы приряли решение о том, что ПКРМ выступает за интеграцию Молдовы в Таможенный союз. Это решение на Съезде партии было принято единогласно. Это решение высшего органа ПКРМ не имеют права единолично менять ни Петренко, ни Мунтян, ни председатель партии Воронин. Для того, чтобы его изменить, надо созвать новый Съезд ПКРМ и принять на нём новое решение по этому вопросу.

А сейчас получилось, что мы уже не за линию, принятую на Съезде в 2012 году, а где-то посередине. Если бы по итогам голосования в Парламенте был результат: 59 – «за», 38 – «против», это выглядело бы уже совсем иначе, чем сейчас, когда 59 – «за» и только 4 – «против». Потому что получается, что все те депутаты фракции ПКРМ, которые ушли из зала, просто «воздержались». Относительно того, что вместе со мной голосовала «против» также парламентская группа Партии социалистов... Ну, так бывает, что по ряду вопросов совпадает позиция коммунистов с социалистами, и наоборот. У наших партий вообще по многим вопросам позиции совпадают. Поэтому я не вижу здесь ничего особенного... Жаль, что не получился результат 59 на 38. Чтобы было всем видно, в том числе и за рубежом, что отношение в Молдове относительно ассоциации с ЕС не столь однозначно, как кое-кому хотелось бы это представить.

Вопрос: Вот вызовет снова американский посол вашего Воронина «на ковер» и прикажет не денонсировать Соглашение об ассоциации РМ с ЕС, и как он поступит? Так же, как поступил, когда отказался подписать Меморандум Козака в 2003 году, упустив уникальный шанс объединить Молдову?

Григорий Петренко: Могу сказать, что Партия коммунистов, имея большинство в Парламенте, имея в 2001-2005 годах конституционное большинство, а в 2005 - 2009 годах простое большинство, была, по сравнению с нынешними партиями власти, в совершенно другой ситуации. Она была более суверенной в принятии решений, нежели сегодняшняя Коалиция проевропейского правления. У входящих в КПП партий есть целый ряд взаимных обязательств. У них есть свои программы, своё видение ситуации, свои избиратели. Но у них нет особых разногласий относительно внешнего вектора развития Молдовы. Они все за вступление в обозримой перспективе в Европейский союз. За исключением, может быть, либералов и либералов-реформаторов, которые видят Молдову в будущем частью Румынии. Но они всегда об этом открыто говорят.

У нас же, коммунистов, была совсем другая ситуация. У нас было большинство и, в принципе, мы могли решать все вопросы самостоятельно. То есть, я считаю, что мы были тогда совершенно суверенной партией. Я себе не представляю, чтобы какое-то принципиально важное решение было принято тогда без вынесения его на рассмотрение ЦК ПКРМ. Поэтому и решение относительно отказа от Меморандума Козака также было принято ЦК. Я сейчас не говорю, правильное оно или неправильное. Я сейчас не хочу давать ему оценку, ошибка это была или не ошибка. Оно было, конечно, принято в последний момент, после обсуждения в каком-то узком круге лиц. Но это решение, по крайней мере, обсуждалось постфактум ЦК ПКРМ и было им поддержано.

Вопрос: Как, по вашему мнению, должно было поступить руководство Молдовы по отношению к попытке государственнного переворота 7-го апреля 2009 года? Так, как оно поступило, амнестировав виновников и спустив дело на тормозах, или как-то иначе?

Григорий Петренко: Хороший вопрос. Иногда надо признавать ошибки. Я думаю, что в тот момент было сложно решить, как правильно поступить, но принятые тога решения были и неправильными, и правильными. Сегодня, когда прошло уже столько лет, когда происходят известные события на Украине, наверное, вы обратили внимание на то, что Янукович после беспорядков в центре Киеве также пошёл на амнистию.

В середине февраля, после первых событий на Майдане, после первых жертв массовых беспорядков, мне довелось побывать в Киеве, в Верховной Раде, на Майдане и «Антимайдане» и удалось встретиться с Януковичем в небольшой компании из 5 депутатов Европарламента и представителей Совета Европы. Вместо запланированных 45 минут мы с ним разговаривали 1 час 45 минут. Я очень рад, что у меня была возможность тогда сказать Януковичу, что вот всё то, что происходит сейчас в Киеве на Майдане, мы в Кишинёве пережили 7-9 апреля 2009 года, поэтому учтите наш опыт, не делайте те же самые ошибки, так как всё то, что происходит у вас сейчас, у нас происходило пять лет тому назад.

Это такая же самая попытка государственного переворота, за ней стоят такие же самые политические силы и люди. Поэтому надо действовать решительно, но не чрезмерно жестко. К сожалению, Янукович постоянно повторял, что он не хочет крови. Я думаю, что он говорил это не только нам, но и всем вообще иностранным визитерам, в том числе и американцам. Но ему именно то, чего он хотел избежать, ему и устроили. Поэтому я думаю, что у нас в Кишинёве в апреле 2009 года не надо было всех арестовывать и сажать за решетку, но, однозначно, целый ряд политиков, которые стояли за спиной участников попытки государственного переворота надо было задержать хотя бы на 72 часа, так как все видели, как они себя вели.

Вопрос: Скажите, вы не считаете, с высоты прожитых лет, что председатель ПКРМ Владимир Воронин, являясь Президентом Республики Молдова, 7-го апреля 2009 года просто сдал полицейских, карабинеров, спецназ, офицером СИБ-а?

Григорий Петренко: Нет! Я так не думаю.

Вопрос: Вы сказали, что ПКРМ пройдёт в будущий Парламент. Наверняка, у вас есть прогноз и в отошении себя лично, и в отношении остальных оказавшихся сегодня в опале своих товарищей. Что вы будете делать? Будете ли вы выходить из партии в том случае, если новая фракция ПКРМ «посыплется» или объединится, сольётся с другими фракциями?

Григорий Петренко: Я считаю, что надо бороться. Все годы нахождения в оппозиции мы не боялись выступать против олигархов и того беспредела, который они устроили в нашей стране, всегда называли вещи своими именами, не страшась никаких последствий этой своей позиции. Поэтому, когда руководство нашей партией захватила группа людей Плахотнюка, у нас, естественно, нет никакого желания опускать руки и сдаваться, обидеться, хлопнуть дверью и уйти, чтобы заниматься чем-то другим. Именно поэтому я со своей стороны вышел на пресс-конференцию, объявил о своей позиции и считаю, что ситуацию в ПКРМ можно и нужно менять. Менять изнутри.

Большая часть рядовых членов Партии коммунистов, в принципе, придерживаются такой же позиции. Они все прекрасно понимают, что и почему произошло. Мозаика сложилась. Никто не хочет больше с этим мириться. Нам предстоит ещё в ближайшее время Пленум ЦК, как минимум – один. На нем будут подведены итоги обсуждения предвыборной платформы ПКРМ в партийных организациях и будет оглашена эта предвыборная платформа на предстоящих парламентских выборах.

Затем, возможно, должен быть ещё один Пленум ЦК, непосредственно перед началом избирательной кампании, на котором будет утверждаться список кандидатов ПКРМ в депутаты Парламента. Этому будут предшествовать соответствующие собрания в партийных организациях, пленумы райкомов ПКРМ, на которых будут выдвигаться кандидаты. У нас настоящая партия, у нас всё по уставу. Воронин не имеет права единолично решать, кто будет, а кто не будет в списках. В предыдущие годы списки кандидатов утверждал Пленум ЦК ПКРМ. Поэтому заявление Владимира Воронина о том, кому быть, а кому не быть в избирательных списках ПКРМ, это, однозначно, фальстарт с его стороны. Это нарушение Устава ПКРМ, так как такие решения принимаются в партии коллегиально, а не единолично. Поэтому предстоит немало работы внутри партии, и эта работа уже ведется. Поэтому пока преждевременно рассуждать о том, что и как там будет после выборов.

Вопрос: А что это за «группа Плахотнюка», которая захватила власть в Партии коммунистов? Можно назвать этих людей поименно?

Григорий Петренко: Я назову три фамилии, потому что эта группа сегодня в меньшинстве в нашей партии. Это Олег Рейдман. Это Владимир Витюк. И это Артур Решетников. Я бы сейчас не стал говорить о том, сколько их ещё на самом деле.

Теперь о Пленуме ЦК от 7-го июня 2014 года. У нас, как правило, к Пленумам ЦК все заранее готовятся. Поэтому на Пленумы ЦК выносятся предварительно подготовленные решения, при принятии которых был достигнут консенсус. Все дискуссии завершаются до начала Пленума ЦК. Но на Пленуме ЦК ПКРМ 7-го июня 2014 года Владимир Воронин решил протолкнуть принятие его решения своим авторитетом. За исключение Марка Ткачука из состава ЦК, на чём настаивал лично Воронин, из 102 присутствовавших проголосовали 60 человек. Часть членов ЦК вообще не приехали на Пленум, зная, какие вопросы на нём будут подниматься. Таким образом, из 126 членов ЦК ПКРМ за решение по Ткачуку проголосовали только 60, то есть меньше половины. Таков был результат, при всём давлении со стороны Воронина, который даже не дал слова Ткачуку, не позволил ему изложить на Пленуме ЦК свою личную позицию.

Членам ЦК, которые вернулись к себе домой после Пленума, просто нечего было сказать рядовым коммунистам о том, что и почему произошло. Поэтому эта группа людей Плахотнюка находится сегодня в меньшинстве. Всё тайное становится явным. У «плахотнююковцев» нет большинства в ЦК. Просто некоторые его члены либо испугались Воронина, либо поверили ему, но такого голосования в ЦК ПКРМ ещё никогда ранее не было. Поэтому я и говорю, что нынешнюю кризисную ситуацию в партии можно выправить только на Съезде ПКРМ, но отнюдь не на Пленуме ЦК.

Вопрос: Согласны ли вы с тем, что в событиях 7-го апреля 2009 года виновата провальная кадровая политика ПКРМ? Вернее сказать, у Воронина и его команды была не кадровая политика, а был некий «кадровый экспромт», в результате которого на ответственных должностях оказывались случайные, неподходящие по своим личным и профессиональным качествам люди. Например, министром внутренних дел был назначен Папук, являвшийся скрытым, подпольным банкиром, финансистом. Не имевший ранее никакого отношения к деятельности силовых структур. Ему присваивают генеральское звание. Вот вы и проморгали 7-е апреля, так как во главе МВД находился человек, который сегодня открыл своё истинное лицо и возглавил Совет одного из банков. Вот и оцените с сегодняшней своей позиции кадровую политику Партии коммунистов в годы её пребывания во власти...

Григорий Петренко: Я согласен с тем, что в кадровой политике ПКРМ было немало промахов и ошибок. Но это, к сожалению, неизбежно для любой партии власти. Нет идеальных решений, особенно в области кадровой политики. Поэтому я бы ещё больше увеличил список неудачных кадровых решений нашей партии. Но любая партия, которая оказалась бы на нашем месте, наделала бы не меньше ошибок.

Вопрос: Скажите, Вячеслав Платон продолжает финансировать движение «Антифа» и поддерживает ли он сейчас опальных коммунистов?

Григорий Петренко: Я понимаю, откуда появился этот вопрос, потому что как только появилась эта неформальная группа антифашистов, 9-го Мая этого года, сразу же во многих приближенных к власти СМИ появилось огромное количество дезинформации. Был массовый вброс всяких небылиц.

Любой коммунист – это антифашист, даже если он не входит в «Антифа». Но если появилась такая неформальная группа, то это же хорошо, потому что сама политическая ситуация в Молдове, где фашистская угроза реально существует, вызвала её к жизни. Но проправительственные СМИ тут же принялись представлять в глазах общественности антифашистов какими-то экстремистами, сепаратистами. Посыпались запросы на заседаниях Парламента, в Прокуратуру и СИБ. И всё это обрастало всякими «платонами» и прочими якобы спонсорами «Антифа». Вот и всё.

Поэтому вы спокойно можете заменить фамилию Платона на любую другую, ибо всё это мифы и небылицы, не имеющие ничего общего с действительностью. С Вячеславом Платоном я лично знаком. Он ведь был депутатом Парламента, я вместе с ним участвовал в различных дебатах в СМИ перед выборами, когда он баллотировался от Блока «Наша Молдова». Я думаю, что вообще все депутаты Парламента так или иначе знают и Платона, и многих других...

«Антифа» никто не финансирует, это движение существует на чистом энтузиазме его создателей и участников. Это неформальная группа. У неё нет офиса, сотрудников. «Антифа» существует по всему миру. Но в Молдове, после того давления, которому подверглась «Антифа», после вмешательства силовых структур, после нападок провластных СМИ и, к моему великому сожалению, со стороны председателя ПКРМ Владимира Воронина, который поставил перед коммунистами «вопрос ребром» - либо вы в партии, либо вы в «Антифа», ситуация в этом плане сложилась более чем странная.

У меня лично всё это просто не укладывается в голове. Как может быть Партия коммунистов против организации антифашистов? Мы работаем со многими общественными организациями, с формальными и неформальными, с Союзом офицеров, с афганцами, с женщинами социалистической ориентации, с комсомолом. Так почему в наших рядах не могут быть члены «Антифа»?

Я думаю, что вначале молдавских антифашистов испугались сами лидеры партий Коалиции проевропейского правления, а затем они начали пугать и всех остальных. Испугали и Воронина, который начал говорить, что если члены ПКРМ будет состоять в «Антифа», то это может дать повод её противникам обвинить партию в экстремизме и запретить её в Молдове. Страшилки подобного рода используются правящей коалицией для давления на Воронина все пять лет нахождения ПКРМ в оппозиции.

Что касается акции «Антифа» перед Посольством Украины в Кишинёве, которую попытались представить как «экстремизм», то она носила антивоенный характер. Никто не бросал петард, не зажигал дымовых шашек перед Посольством Украины. На асфальте написали «Долой войну!» и повязали георгиевские ленточки на ограду Посольства Украины. Вот и всё. Это вполне нормальные действия для любой нормальной европейской страны. Но не для Молдовы, где эту акцию попытались представить как «терроризм и экстремизм». Это лишнее доказательство того, что у нынешней власти слишком велик страх перед любыми общественными формированиями, не разделяющими её политические взгляды и пристрастия.

Вопрос: Из того, товарищ Петренко, что вы говорите, можно понять, что у вас и ваших коллег, ставших в оппозицию к Воронину, благородные цели и помыслы. Поскольку и вы лично, и Марк Ткачук,и остальные хорошо знакомы с теорией и практикой политической борьбы, то разве вы не понимали, что, внося смуту накануне боя в партию, вы фактически подрубаете её шансы на победу на выборах? А ведь от её победы зависит будущее Молдовы. То есть ответственность была огромная. Согласны ли вы с тем, что своими действиями фактически ослабили предвыборные позиции ПКРМ?

Григорий Петренко: Не согласен, и объясню, почему. Я согласен с тем, что позиции Партии коммунистов действительно ослабли. Но вопрос о том, кто вносил в партию смуту. Не мы уходили куда-то, не мы писали заявления об уходе, не мы принимали решение...Это всё такой... Даже не знаю, как всё это назвать.

Приоткрою немного кое-какие подробности... До Пленума ЦК 7-го июня были три заседания Политисполкома... Были разговоры тет-а-тет с Владимиром Ворониным. Он индивидуально каждого из нас заставлял написать заявление. Но мы не написали. Поэтому нет у Воронина наших заявлений. Когда показывают издалека какую-то бумажку и говорят, что это моё или Ткачука заявление, вот тут и подпись есть, это всё неправда. То, что выдают за моё заявление, это на самом деле моё обращение в адрес членов ЦК относительно вненеполитического курса ПКРМ, в котором я призываю всех коммунистов придерживаться решения, принятого на Съезде партии в 2012 году. Это письмо я зачитал на заседании Политисполкома. Там есть и призыв, адресованный Владимиру Воронину, чтобы он также придерживался этого решения Съезда ПКРМ. Естественно, это обращение мною подписано, там проставлена дата. Но это не заявление о моём выходе из состава ЦК, а тем более, не заявление о выходе из Партии коммунистов. Никто из нас никуда не выходил, не уходил и не собирается уходить. Может быть, этого кое-кому очень бы хотелось, но мы не собираемся сдаваться.

Кто ослабил ПКРМ? Я лично убеждал Владимира Воронина до начала Пленума ЦК в личной беседе, говорил ему: «Владимир Николаевич! Давайте мы мобилизуем все силы на подготовку к выборам! Нам не нужны сейчас какие-то кадровые разборки, внутренние распри. Мы это не объясним никому. Давайте мы все эти вопросы перенесем на период после выборов».

Он всё это знает, но, наверное, не подтвердит этот разговор. Но, к сожалению, произошло то, что произошло, и это в очередной раз убедило меня в том, что всё это было заранее подготовлено, время было выбрано не случайно. Я абсолютно уверен в том, что это была часть плана действий, согласованного с Плахотнюком, у которого мы все эти годы были «костью в горле». Но в том, кем является Плахотнюк сегодня в общественном сознании, уверен, есть наша большая заслуга. Мы говорили о нём открыто, боролись с ним открыто. По этой причине и было принято решение устранить тех, кто мешал Плахотнююку. Выбрали нас...

Реплика из зала: Но вы повесили на Воронина сейчас Плахотнюка и под этим грузом ваша партия пошла на дно...

Григорий Петренко: Мы повесили на Воронина Плахотнюка. К сожалению. Это сложно осознать, но у нас не было иного выбора...

Вопрос: По поводу акции ПКРМ 23 ноября 2013 года. Комментируя эту акцию в социальных сетях, вы написали, что руководство парти было недостаточно решительным, что надо было захватывать здание Правительства, оно было совершено пустое и этим надо было воспользоваться, чтобы показать, что партия действительно является реальной силой.

Я поддерживаю вашу антиолигархическую линию против Филата и Плахотнюка, но я думаю, что если бы события развивались по тому сценарию, которые вы описали, то нынешняя коалиция воспользовалась бы этим и обратилась бы на Запад, чтобы принять меры в отношении партии, которая совершает государственное преступление. Поэтому мне лично интересно знать, понимаете ли вы, что это могло бы ещё тогда привести к запрету ПКРМ и, таким образом, к реализации плана Филата и Плахотнюка об исключении её из политической жизни Молдовы?

Григорий Петренко: Всё то, что вы здесь сказали, это нечто из области гипотетических допущений и представлений. Это просто очередная страшилка из числа тех, которыми нас постоянно пугают. Даже в случае с «Антифа» ту же самую страшилку используют. А сейчас вот идут акции фермеров, аграриев на севере Молдовы. Почему коммунисты не вышли к этим людям, не поддержали их? Отдельные коммунисты там были. Но Партия коммунистов, как таковая, никак их не поддержала. Почему? Потому, что продолжают нас пугать, что это провокация. Причитают, что будет, если они пойдут на Кишинёв. Фермеров заблокировали. В Уголовный кодекс внесли поправки, усиливающие ответственность за экстремизм.

Всё! Запричитали, что если ПКРМ вмешается, то её запретят перед самыми выборами. И что делать? Опустить руки? Это есть политическая борьба! Смотрите, что предшествовало событиям 23 ноября 2013 года. Мы, коммунисты, на протяжении последних двух лет говорили народу, что страна фактически захвачена, что нынешний правящий режим узурпировал государственную власть в Молдове, поделил между собой дмократические институты, что недопустимо в правовом государстве. Мы призывали к проведению досрочных парламентских выборов, потому что неоднократно была нарушена Конституция, незаконно был избран Президентом РМ Николай Тимофти.

Поэтому накануне 23 ноября 2013 года молдавское общество кипело возмущением. ПКРМ поддерживали многие другие партии и организации. И вот на этом фоне мы организовали «марш на Кишинев», чтобы заставить эту власть уйти. В мировой политической практике имеется немало примеров того, когда власть в той или иной стране под давлением общественных протестов была вынуждена уйти. Для этого нам не надо было занимать здание Правительства. Мы настраивали людей на то, что будет «марш на Кишинев» и мы не уйдем с площади перед зданием Правительства до тех пор, пока эта власть не заявит о своей отставке.

Но этому нашему решению, к сожалению, оказывалось мощное противодействие изнутри самой ПКРМ, со стороны группы людей Плахотнюка в нашей партии. Они, эти люди, которых я ранее назвал, решительно выступали против любых действий ПКРМ против действующей власти, против «марша на Кишинев» 23 ноября. Они пугали Воронина, что нашу партию запретят. Они говорили, что во время марша будут провокации, какие-то провокаторы будут бросать бутылки с зажигательной смесью, а обвинят потом во всём Партию коммунистов. Поэтом долго тянули с этим маршем, не объявляли его дату. В конечном итоге это всё превратилось в то, во что превратилось. Марш на Кишинев не удался только благодаря группе людей Плахотнюка в ПКРМ. Это нужно сегодня честно признать.

Меня спрашивают, а где у меня доказательства того, что за этим стоит Плахотнюк? Это уже столько было элементов за последние несколько лет, что для меня лично картина очевидна. И не только для меня. Не бывает столько случайностей. Например, когда запрещали эмблему партии Серп и Молот. Правящее большинство в Парламенте по инициативе Михая Гимпу запретило символику ПКРМ, признав её тоталитарной. Ввели уголовное наказание за её использование. После этого на Пленуму ЦК названные мною лица и ещё кое-кто поднимаются и начинают стращать, призывать отказаться от эблемы Серп и Молот, а то, дескать, партию просто запретят. Но у них тогда ничего не получилось. Нам удалось принять другое решение на Пленуме ЦК, так как большинство его членов выступили против предложения группы людей Плахотнюка. Мы не подчинились этому решению Парламента и через Конституционный суд добились его отмены...

Вот что хотели услышать участники дискуссии от Григория Петренко. И вот что он им говорил в ответ. Не знаю, к какому выводу придут сами читатели этого моего очерка, но лично я, несколько раз прослушав запись этой дискуссии, смог лишь, невольно вторя профессору Филиппу Филипповичу Преображенскому из романа Михаила Булгакова «Собачье сердце», с недоумением воскликнуть: «Так кто на ком стоял в вашей партии, товарищ Петренко?» Увы, понять это из пространных, но постоянно уводящих от смысла заданных ему вопросов, речей Григория Петренко лично я не смог.

Обсудить

Другие материалы рубрики