Ко Дню Независимости. Кто делает революцию наполовину…

Лозунги революции 90-х: независимость, суверенитет, унире, молдовень, нейтралитет почти вымерли. Сегодня Молдове грозит опасность failed state, а также несостоятельность молдаван как нации. Многие патриоты, которые мёрзли на митингах на главной площади Кишинёва, делали революцию, недоумевают: за что боролись?

«Кто делает революцию наполовину, тот

роет себе могилу».

Сен-Жюст, политический деятель Великой Французской Революции, один из создателей Конституции

На днях давний знакомый, «ветеран народного фронта», в приватной беседе, посетовал: «Разве мы независимое государство? Это бред! Где наш голос, наше гражданское достоинство? Смотрите, как себя держат прибалтийцы! По степени холопства наши политики не имеют себе равных. Никакого человеческого достоинства, гордости за свою страну. Вот какие у нас «патриоты»…».

Вообщем, этот «ветеран революции» в полном смысле разгневался, а в конце нашего разговора спросил: «Назовите страну, где «пятая колонна» открыто выступает против государственности, против идентичности народа, который дал название этому государству, а власть смотрит на это сквозь пальцы»?

На эти «каверзные вопросы», я ответил ему такой же монетой: ты заслужил такую власть, за которую голосуешь на выборах. А насчёт предательства идеалов «революции 90-х» напомнил ему классику: революцию делают романтики, а её плодами пользуются негодяи. Здесь мы и поставили точку в нашей беседе.

Мне очень не хотелось добавлять «ложку дёгтя» накануне праздника, но и быть равнодушным к тому, что происходит, не могу. Эти заметки будут не в унисон с праздничными фанфарами, которые прозвучат в День Независимости, но такое «состояние души» не только у тех, кто ходил на митинги, победил тоталитарный режим, но и у тех, кто родился после революции.

Итак, независимость – только теоретическое понятие, или и практическое. Читаем в Википедии: «независимость – это самостоятельность, отсутствие подчинённости, суверенитет. С политической точки зрения, независимость характеризует различные принципы и институты конституционного права: суверенитет, разделение властей, правовой статус личности, статус судей».

Что мы имеем в реальной жизни? Независимость по-молдавски – это теоретическое понятие. То есть теоретическое понятие есть, а реальный смысл скрыт под личиной политики правящего режима. Глядя на повадки нашей элиты, с её поклонами перед очередными «старшими братьями», признаться, порой испытываешь чувство стыда и жалости за наши «независимость и достоинство».

Не припоминаю я что-то, чтобы за 23 года независимости руководство страны задумалось о строительстве молдавской государственности, о вызовах её безопасности. Словно нам ничего не грозит. А все попытки политических сил, сторонников государственности и защитников нашей идентичности бить в набат, открывать глаза правителям на опасности независимости страны оказываются безуспешными. Не припоминаются активные и решительные действия со стороны парламента против тех, кому не по душе наш суверенитет, а наше законодательство не защищает страну от антигосударственных сил.

Объективности ради, надо отметить, что у нас есть парламентские партии, которые ратуют за нашу государственность. Но сказать, что они активно проявляют себя на этом поприще, это значит, ничего не сказать. При правлении ПКРМ звучала в основном риторика, а кардинальных мер по обеспечению государственной безопасности так и не было. А ведь за 8 лет их правления можно было закрепить независимость вотумом всего народа на референдуме. Молдова – единственная страна на постсоветском пространстве, которая голосовала за независимость на митинге, затем и в парламенте. Но время ещё не упущено.

Очень мало достижений и у Демократической партии, лидеры которой красиво говорят, а мало что делают по защите нашей государственности.

«Новые европейцы», к которым относится и ДПМ, не скрывают симпатии к «молдавской модели демократии» против государства. Впервые за годы независимости на выборах-2014 «пятая колонна» открыто будет вести пропаганду за развал государства. Такую «демократию» вряд ли мы найдём ещё где-то в Европе, кроме Молдовы. Либеральный режим готов на любые уступки ради удержания власти. Даже на уступки, касающиеся нашего нейтралитета. Как выразился мыслитель, они смотрят на Родину чужими глазами.

Невольно возникает вопрос: по какой причине Молдове грозит опасность failed state, несостоявшегося государства? Да потому, что за 23 года независимости у партийных лидеров были совсем другие заботы. Законов об усилении защиты безопасности нашей государственности принято не было. За то антигосударственные силы и их покровители чувствуют себя как рыба в воде. Особенно сегодня, при либерально-олигархическом режиме. По их задумке наша идентичность должна тихо исчезнуть, надеются и на помощь последней переписи населения, потом и суверенитет сам по себе отомрёт.

Пора определиться с легитимностью власти

Молдова застыла между революцией и распадом. Элиты уже проели советский ресурс, создавая взамен ресурс бедности и несправедливости. А олигархи продолжают приватизировать государство. Более того, в стране идёт бескровная война по отречению молдавского народа от своей героической истории, от побед своих предков по защите этого куска земли. Молдофобия становится предметом большой политики. У наших либералов от слова «молдаванин» начинается изжога. Идёт война против всего молдавского.

Перефразируя известного киноактёра и политика Арнольда Шварценнегера – политика за безопасность государства – это «как фильм ужасов». Какое мы независимое и нейтральное государство, когда у нас сепаратистское государство, на территории которого расположены иностранные войска, а соседнее государство имеет территориальные претензии и не прочь проглотить это «нейтральное государство»? Молдова так и не стала единой политической нацией, ответственной за свою страну, а разбилась на регионы со своими этносами, живущими в ожидании своей судьбы.

Неслучайно Молдова как суверенное государство выглядит как велосипед без одного колеса. А потерянное колесо - это последствия качества власти. Она не имела и по сей день не имеет ни национальной, ни государственной идеологии, ни планов государственного строительства. На этом поприще власть не умеет и не хочет работать во имя своей Родины, так как погрязла в собственных заботах о собственном обогащении. Идёт жёсткая и непримиримая конкуренция внутри властного клана.

Что же может ждать Молдову после парламентских выборов в случае победы той или иной политической силы? Вероятно, что в случае победы либеральных антигосударственных сил Молдову ждёт усиление всех сегодняшних тенденций в сторону развала страны. Но в любом случае, какого бы цвета ни была власть, она должна раз и навсегда осознать, что проблема государственности, её защиты является главным вопросом легитимности власти. Если такая власть выступает против идентичности народа, который дал имя стране, скрытно выступает против нашей государственности – её надо считать не легитимной. Эта «аксиома власти» никак не усваивается нашей элитой. А раз так, может, есть смысл такое положение закрепить в Конституции? Нужно определиться и с легитимностью «пятой колонны» на территории Молдовы.

Другими словами, на этих выборах нас ждёт или победа здравых сил, истинных патриотов этой земли, или предательство кучки политиков с большими деньгами, которые не представляют весь народ, а лишь его небольшую часть. Нам, избирателям, пора осознать, что возможная историческая альтернатива Молдовы может носить отрицательный знак: утрата национальной идентичности, распад государства посредством поглощения. Сущность сегодняшней внутриполитической обстановки в Молдове определяется именно этим вызовом. А выход только один: не дать революции 90-х годов по национальному возрождению застрять в хроническом застое, не дать антигосударственным силам «вырыть могилу» суверенной Республике Молдова. И это под силу лишь гражданскому обществу.

Увы, но день рождения нашей независимости – действительно грустный праздник. Но фанфары и «патриотическая риторика», конечно, будут. Это так, для народа. А что у либералов в уме они уже не скрывают.

А в завершение этой непраздничной заметки расскажу анекдот. Встречаются два друга:

- Сколько лет нашей независимости?

- 23 года.

- А сколько лет нам лгут, что мы независимы?

- Ну, я же сказал…

Обсудить