Перспективы и социальные последствия экономического роста

Некоторое время назад я спрашивал себя, необходимы ли дальней­шее экономическое развитие, дальнейший рост валового внутренне­го продукта страны, если их плодами пользуется только ограниченная группа циничных и алчных людей, в то время как большинству насе­ления живется все хуже. Более того, я замечаю, что экономические эк­сперты всего мира не прекращают дискуссии относительно эффекта перспективы экономического роста на общепланетном уровне.

Наиболее серьезные разногласия воз­никают в связи с темпами экономическо­го развития. К примеру, Роберт Нортон из Северо-Западного университета США утверждает, что мы сможем радоваться, если в среднесрочной перспективе рост крупнейшей в мире экономики составит 0,5% на душу населения в год. Другие, в том числе и Деннис Родерик, прогнозиру­ют пессимистичный сценарий для стран с экономикой переходного периода, та­ких как Республика Молдова. Основной их довод – замедление технического про­гресса, которое произойдет как в разви­вающихся государствах, так и в странах с экономикой переходного периода.

Доходы могут сосредоточиться в руках все более узкой группы людей

Другой аспект, вызывающий обеспо­коенность экономистов, связан с распре­делением доходов. Как утверждает фран­цузский экономист Томас Пикетти, раз­витие экономики способствует неуклон­ному росту прибыли в качестве компо­нента глобального дохода при том, что норма чистой прибыли, полученной от капитала, превышает темпы экономи­ческого роста. Тем более что многие эко­номисты отметили, что раз капитал пря­мым образом подменяет любой труд, ра­зумеется, кроме квалифицированного, а образовательной системе необходимы длительные периоды для подготовки не­обходимого контингента новых квали­фицированных специалистов, то соотно­шение уровня оплаты высококвалифи­цированного труда и других категорий работников в обязательном порядке при­ведет к углублению неравенства. К при­меру, в стране с крупнейшей экономи­кой в мире предполагается, что на долю 5% населения, то есть владельцев банков, высококвалифицированных работников, успешных предпринимателей, будут при­ходиться 50% валового внутреннего про­дукта. Впрочем, такие же тенденции вы­рисовываются и во многих других госу­дарствах планеты.

В то же время тон задают «новые сто­ронники технологии». Они уверены, что человечество находится на пороге чет­вертой промышленной революции, для которой характерно использование на­стоящих «интеллектуальных машин», способных выполнять даже самые на­чальные, сложные технологические опе­рации. Эти роботы, которыми можно бу­дет управлять через Интернет, или кото­рые смогут работать на базе специальных программ, обеспечат резкий рост произ­водительности труда в таких сферах, как энергетическая эффективность, транс­порт, здравоохранение, сфера массового производства.

Разумеется, невозможно оставаться равнодушными к воздействию процес­са автоматизации на ситуацию рабочей силы. Как продемонстрировал опыт пре­дыдущих промышленных революций, люди избавляются от утомительного и скучного труда. Следовательно, можно предположить, что могут исчезнуть та­кие профессии как кассиры, телефонные операторы, кондукторы общественного транспорта. Будет необходимо меньше бухгалтеров, финансовых и туристичес­ких менеджеров, водителей и специалис­тов других отраслей. Если же выявится, что прогнозы приверженцев технологи­ческого прогресса оправдаются хотя бы на половину, то ВВП может существенно повысится.

25-30-часовая рабочая неделя, двухмесячный годовой отпуск

Тогда почему нас не радует перспекти­ва 25-30-часовой рабочей недели и двух­месячного годового отпуска, в условиях, когда машины будут выполнять практи­чески всю работу, которую сейчас дела­ет человек? Почему в условиях, когда но­вые технологии будут порождать неиз­бежный рост производительности тру­да, многие экономисты пытаются дока­зать, что для обеспечения уровня кон­курентоспособности экономики каждый человек должен работать больше и выхо­дить на пенсию в более пожилом возрас­те? Или же это касается только высокок­валифицированных специалистов, кото­рые должны работать больше, так как их мало? В такой ситуации, возможно, бо­лее пожилые специалисты должны выхо­дить раньше на пенсию, чтобы уступить дорогу молодым, подготовка которых со­ответствует требованиям времени. Если в таких условиях ВВП будет расти, то рас­пределение доходов государством позво­лит покрыть расходы на преждевремен­ный выход на пенсию, а пенсионный воз­раст станет более гибким.

Результаты экономического прогресса должны стать общим достоянием

Так как все эти проблемы составляют основные вопросы государственной по­литики, становится все яснее, что тра­диционная ориентация на развитие, ко­торая определяется как рост глобально­го ВВП и разрабатывается на основании национальных счетных систем столетней давности, все сложнее и сложнее приме­нять. Суть и методология расчета эконо­мического развития должны учитывать новые социальные отношения, что поз­волит обществу управлять техническим прогрессом таким образом, чтобы его ре­зультаты стали достоянием всех граж­дан. Работа, образование, отдых, здоро­вье и производительность должны стать неотъемлемым и постоянным элемен­том нашей повседневной жизни, а дейс­твия правителей должны быть ориенти­рованы только на задачи и цели, дости­жение которых способствует усилению реальных размеров благосостояния насе­ления.

Напротив, тенденции, которые ведут к росту неравенства, должны быть ликви­дированы путем применения различных инструментов, таких как налогообложе­ние, введение доступной, всеобъемлю­щей и пожизненной системы здравоох­ранения. Эти меры должны применять­ся, прежде всего, для обеспечения соци­ального равенства и мобильности, что в итоге позволит существенно повысить качество жизни, а ориентация на рост ВВП станет лишней.

Влад Логин
Vocea Poporului, 22.08.2014

http://vocea.md/ru/

Обсудить

Другие материалы рубрики

Апокалипсис завтра

Путин открыто заявляет Западу следующее: я собираюсь выиграть у вас гибридную войну и поставить вас на колени, несмотря на то, что я уступаю вам во всем. Потому что у меня есть перед вами одно решающее преимущество: в ходе моей агрессии я готов применить ядерное оружие, а вы для своей защиты нет. Я готов пожертвовать жизнями сотен тысяч, а может быть, и миллионов людей, а вы нет. Поэтому вы отступите и капитулируете.