Языковая проблема и политические интересы

К очередному празднику «Наш румынский язык» молдавское общество подошло на тех же позициях, что и в прошлом годy, да и впрочем как и во все предыдущие годы. В этом смысле я не имею в виду, что были приняты какие-либо решения или нет (к примеру, было принято постановление Конституционного суда, закрепившее, что правильным названием языка является занесенное в Декларацию о независимости, то есть румынский), я не имею в виду ни активность, которую отечественные партии проявляли в течение года на «языковом поприще», а то, что на уровне политического класса, а также нашего общества в целом, продолжает сильно ощущается отсутствие консенсуса по столь важному вопросу, как вопрос языка.

На сегодняшний день по языковому вопросу политический класс Республики Молдова делится на три отдельных лагеря. Такие формирования, как Либерал-демократическая партия Молдовы, Либеральная партия, Национал-либеральная партия, Либеральная реформаторская партия и другие, заявляют, что правильным названием языка является румынский и именно так его следует называть на всех уровнях. Партия коммунистов, Партия социалистов, Партия «Патриоты Молдовы», Социал-демократическая партия и другие настаивают на том, что язык называется молдавским и требуют соблюдать Конституцию, где государственный язык называется молдавским. Третья категория, в которую входят Партия регионов, Социалистическая партия, Партия «Renaştere-Возрождение» и другие, также уверены, что правильное название языка – молдавский. Однако в отличие от партий из второй категории они обращают внимание еще на один аспект языковой проблемы: насчет других языков на территории Республики Молдова, особенно насчет статуса русского языка. Эти формирования настаивают на пересмотре действующих правовых рамок относительно функционирования языков, в частности, на предоставлении русскому языку статуса второго государственного языка. В качестве довода они приводят тот факт, что этот язык служит для общения между представителями различных национальных меньшинств.

По сути, эти три категории партий делают не что иное, как отражают настроения общества в данной сфере. Они неплохо сообразовались с ожиданиями различных категорий граждан Республики Молдова и сполна спекулируют этой темой, которая стала для них достаточно действенным инструментом продвижения собственных политических интересов. По сути, совокупный электоральный результат партий из каждой категории отлично отражает удельный вес каждого «лингвистического предпочтения» в нашем обществе.

Языковая проблема (и нужно признать, что это, действительно, проблема) не возникла в одночасье: она зрела десятилетиями, а может и веками, а каждый исторический этап на пространстве между Прутом и Днестром наложили на нее свой отпечаток. Свое веское слово сказали все политические и геополитические ситуации, характеризовавшие развитие пространства, которое занимает в настоящее время Республика Молдова. Этническая и лингвистическая структура нашего общества со временем укрепились, они стали результатом масштабных процессов, происходивших на этой территории, а Республика Молдова – после провозглашения своей независимости – столкнулась с проблемой, которую надо было урегулировать исходя из необходимости сохранять равновесие, пусть даже хрупкое, в сфере, которая напоминала и еще напоминает бомбу замедленного действия.

Политики первыми обнаружили эту серьезную проблему. Они же узрели в ней и множество возможностей. Вот почему, вместо того, чтобы попытаться найти консенсус, который упрочил бы то равновесие, о котором я упоминал выше, они начали изо всех сил спекулировать языковым вопросом и, надо признать, во многих случаях они извлекли из этого серьезные политические дивиденды. Они и теперь еще продолжают спекулировать на этот счет, коварно играют на искренних чувствах различных категорий граждан Республики Молдова. И, по всей видимости, они будут продолжать эту опасную игру до тех пор, пока у них будет уверенность в политической и электоральной выгоде, которую они смогут извлечь из этого.

Сегодня решение языковому вопросу следует искать не только в сфере политики, но в гораздо более широких социальных рамках, охватывающих деятелей науки, лидеров гражданского общества, представителей различных социальных категорий. Политикам также необходимо участвовать в определении консенсуса, они однако ни в коем случае не должны быть единственными, кто принимает решения в этой крайне чувствительной сфере, ведь, как я уже отмечал выше, у них есть собственные интересы, которые не обязательно совпадают с интересами простых людей. Политикам надлежит взять на себя только роль участников этого масштабного социального процесса и, в конечном счете, быть теми, кто узаконит достигнутый национальный консенсус. Ведь если этот консенсус не узаконить, то он может быть нарушен в любой момент. И тогда мы сможем вновь оказаться в таком же положении, как и в настоящее время.

Итак, остается начать социальный процесс для достижения консенсуса по языковому вопросу. А инициатива на этот счет должна исходить не из политической сферы. Вопрос в том, есть ли в нашем обществе сила, ядро, обладающее достаточной мощью и мотивацией, чтобы приступить к этому важному процессу? Однако этот вопрос, разумеется, выходит за рамки настоящего комментария.

Думитру Спэтару

30 August 2014

http://tribuna.md/

Обсудить